?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

За что русский народ наказывается - Из поучений Макария епископа Томского – 1906.

Русь Святая, что сталось съ тобою? Гдѣ твоя святость? Гдѣ теперь благочестіе предковъ нашихъ, которые за вѣру православную, за домъ Пречистой Богоматери, за царя самодержавнаго, за землю Русскую готовы были отдать все, не только имущество, но и самую жизнь? Тогда весь Русскй народъ, какъ  одинъ человѣкъ, — всѣ думали одну думу; всѣ сословія: и бояре, и земледѣльцы, и богатые, и бѣдные составляли какъ бы одну семью. Гдѣ земледѣлецъ, тамъ и бояринъ; гдѣ купецъ, тамъ и нищій. Настанетъ ли праздникъ Господень, и всѣ идутъ въ храмъ Божій: князь и бояринъ съ сумой для милостыни, и бѣднякъ въ лохмотьяхъ, и нищій съ протянутой рукой, и земледѣлецъ съ копѣйкой трудовой на свѣчку Богу, — всѣ идутъ въ храмъ Божій и для всѣхъ тамъ было мѣсто. А пьянства и грѣховныхъ увеселеній, отвлекающихъ нынѣ людей отъ праздничной Божіей службы, отнюдь не допускалось: всѣ питейные дома запирались съ субботы до понедѣльника; о зрѣлищахъ и увеселеніяхъ подъ праздники, какъ допускаютъ нынѣ, и помину не было.

Супружества были связаны неразрывными узами до гро­ба. Дѣти воспитывались въ страхѣ Божіемъ, въ повиновеніи родителямъ, въ почтеніи старшимъ. Немного было тогда мужей ученыхъ, но всѣ они были люди вѣрующіе, благочестивые. Про­стой народъ разнымъ наукамъ хотя и не учился, но хорошо зналъ ту науку, которую давала ему св. Церковь: отъ нея онъ учился по Псалтири, по прологамъ или толковымъ Евангеліямъ, по житіямъ Святыхъ, по "Златоусту" и другимъ учителямъ Церкви, которые читались въ храмахъ Божіихъ. Изъ этихъ книгъ народъ не только умудрялся во спасеніе, но и научался житейской мудрости. Нынѣ не то стало; все по­шло по иному, но только не по Божьему. Старое мы стали бросать, а новаго — добраго тоже не наживаемъ. Отъ добрыхъ старыхъ обычаевъ у насъ остались только клочки. Мы проживаемъ старое богатство, доставшееся намъ по наслѣдству отъ добрыхъ нашихъ предковъ, какъ проживалъ блудный сынъ наслѣдство своего добраго отца. Нужны ли примѣры для это­го? Вотъ, встарину и бояринъ, и купецъ, и ремесленникъ, и земледѣлецъ, — всѣ любили св. Церковь, какъ матерь свою. Нынѣ многіе стали чуждаться св. Церкви, стыдиться, какъ сты­дится иногда юноша своихъ простыхъ родителей, попавшій въ городъ по ихъ же милости и наслушавшійся насмѣшливыхъ разсказовъ недобрыхъ людей о простотѣ селянъ и мнимомъ превосходствѣ городскихъ жителей.

Встарину и князь, и бояринъ, и купецъ, и земледѣлецъ чтили праздники Господни; всѣ болѣе или менѣе любили посѣщать храмы Божіи; съ вечера шли къ вечернѣ; утромъ, вставая рано, шли къ утрени, а потомъ къ литургіи. Нынѣ не то! Посмотрите, кѣмъ нынѣ бываютъ наполнены наши городскіе храмы? Тамъ только простой народъ, да и тотъ да­леко не весь и не всегда. Все знатное и богатое тамъ отсут­ствуетъ; нѣтъ ихъ ни па вечерняхъ, ни на утреннемъ богослуженіи. Съ вечера одни изъ нихъ сидягь въ домахъ увеселеній, въ театрахъ; другіе дома занимаются увеселеніями или прогулками; иные сидятъ за картежными столами, а утромъ, когда бываетъ литургія, они еще спятъ послѣ вечернихъ и ночныхъ развлеченій.

Встарину весь Русскій народъ составлялъ одну семью, у которой была одна вѣра, одни обычаи. Нынѣ раздѣлился Русскій народъ. — Каждое сословіе избрало для себя какъ бы свою особую вѣру, свои обычаи. Верхнія сословія стали сты­диться вѣры своихъ отцовъ и остались совсѣмъ безъ вѣры, или же пошли за изобрѣтателями новыхъ вѣръ, сдѣлались послѣдователями новыхъ лжеучителей. Среднія сословія избрали еебѣ новыхъ боговъ: торговое стало поклоняться золотому тѣльцу, ко­торому приноситъ въ жертву всѣ свои труды, все время, ему отдаетъ и всѣ свои думы, и все свое сердце; ремесленникъ то занятъ своимъ дѣломъ, препятствующимъ ему служить Бо­гу, то отдается грѣховному отдыху въ видѣ разгула, попоекъ и разнаго рода увеселеній. И торговцы, и ремесленники живутъ также безъ вѣры и безъ церкви.

Только низшее сословіе держится пока унаслѣдованной оть предковъ вѣры и обычаевъ, но и то далеко не все. И среди него образовался злополучный раздѣлъ: значительная часть простого народа отпала оть Церкви, перешедши въ расколъ и сектанство съ ихъ многочисленными толками и раздѣленіями.

Такимъ образомъ, какъ бы весь Русскій иародъ пришелъ въ такое состояніе, въ какомъ нѣкогда находился Израиль, ко­торый, отпавши оть Бога и предавшись нечестію, за это под­вергался разнымъ наказаніямъ, а потомъ 70-лѣтнему плѣну. Чрезъ пророка сказано было объ этомъ народу: отъ подошвы ноги до темени головы нѣтъ у него здраваго мѣста, всюду язвы, пятна, гноящіяся раны (Ис. 1, 6).

Нѣчто подобное стало и съ Русскимъ народомъ. И онъ какъ бы обратился отъ ногъ до головы въ гнойный трупъ.

Въ верхнихъ слояхъ его отступленіе отъ Бога, отпаденіе отъ Церкви, возстаніе противъ Богоучрежденной власти, крамо­лы и убійства, подстрекательства къ бунту, убійства сановниковъ и другихъ вѣрныхъ царскихъ слугъ. Въ среднемъ сословіи — торговомъ и ремесленномъ — поклоненіе золотому тельцу съ забвеніемъ о Богѣ, о правдѣ и чести, о милости.

А о простомъ народѣ съ сожалѣніемъ должно сказать, что онъ спился и развратился. Онъ пропиваетъ свое достояніе, свои пожитки; онъ пьетъ съ горя, съ радости; всѣ сдѣлки у него со­вершаются не иначе, какъ съ выпивкой. Если онъ несетъ въ жертву Богу свою трудовую копѣйку, то въ винную лавку отдаетъ полный рубль. Онъ самъ пьетъ, и дѣти пьютъ; пьютъ и женщины. Пьянство приводить его къ разврату. Мужья оставляютъ женъ, жены покидаютъ мужей и идутъ за другими. Развращается и молодежь по примѣру старшихъ, усилилось нынѣ и воровство; одинъ обкрадываетъ казну, и не считаетъ это грѣхомъ; этотъ крадетъ святыню, обкрадываетъ церковь. Наемникъ обкрадываетъ хозяина, а хозяинъ не всегда отдаетъ должное наемнику. Обманъ и клятвопреступленіе также не стали считаться грѣхомъ. Кто только нынѣ не лжетъ, кто не обманываетъ? Нигдѣ не стало чест­ности и добросовѣстности. У самыхъ, повидимому, честныхъ лю­дей честность сохраняется только дотолѣ, пока ее одерживаетъ стыдъ и страхъ. У насъ прошли тѣ времена, когда можно было цѣнныя вещи оставлять на дворѣ безъ запора и караула. Трудно нынѣ найти человѣка, который самъ объявилъ бы потерянную кѣмъ-либо вещь и доставилъ ее хозяину ея.

Такъ мы растеряли то сокровище добра, которое скопили наши предки и передали намъ, какъ богатое наслѣдіе, съ которымъ соединялось Божіе благословеніе.

Не потому ли мы теперь терпимъ и неудачи? На окраинѣ нашего отечества насъ постигла война, столь несчастливая для насъ, что какъ будто Господь отступилъ отъ насъ и не ходитъ съ нами въ войскахъ нашихъ, предавши насъ позору предъ наро­дами земли. И при такомъ униженіи мы дерзнемъ-ли сказать: за что, Господи? Ибо знаемъ, что мы, будучи народомъ осчастливленнымъ Богомъ и удостоеннымъ милостей Его преимуществен­но предъ другими народами, обезславили имя Его нашею жизнію. Мы можемъ сказать только одно: "Тебѣ, Господи, правда, намъ же стыдѣніе лицъ!"

Несчастливые во внѣшней войнѣ, мы ведемъ и внутрен­нюю войну, которая едва ли не тяжелѣе внѣшней. Это - наша внутренняя смута, которая раздираетъ нашъ народъ, произ­водить застой въ работахъ. Намъ грозитъ опасность придти въ состояніе того царства, которое, по Евангелію, раздѣлившись само на себя, не устоитъ. Но при всемъ томъ, мы какъ бы не чувствуемъ ударовъ; ибо пришли въ состояніе безчувствія, подобно больноиу, пораженному параличемъ. Бѣдствіе родины, какъ чужое, не трогаегь насъ, и мы даже при тяжелыхъ ударахъ, говоримъ: не больно намъ! Не для того-ли Господь посылаетъ намъ, кромѣ общаго для всей страны бѣдствія, еще для каждаго города и области особыя несчастія: въ одномъ мѣстѣ у насъ повальныя болѣзни, въ другомъ — падежъ скота, въ третьемъ — неурожай хлѣба нѣсколько лѣтъ сряду, въ четвертомъ — волненія молодежи, волненія среди рабочихъ и дру­гiя смуты, грабежи, пожары. Несмотря и на это, мы все еще готовы говорить: "не больно намъ", и продолжаемъ ѣсть и объѣдаться, пить и пропиваться, играть и проигрываться. Попрежнему пустѣютъ наши храмы и наполняются театры и дома народныхъ увеселенiй любителями веселія.

О, Русь Святая! Вспомни свои добрыя былыя времена! Вспомни и тѣ лихолѣтья, въ которыя ты умѣла прибѣгать къ Богу съ молитвой и покаяніемъ и получала себѣ избавленіе! Вспомни забытаго тобою и помолись! Смѣхъ твой въ плачъ да обратится; принеси покаяніе и плоды, достойные покаянія.

Обрати насъ, Господи, и мы обратимся. А безъ Тебя мы и сего не можемъ сдѣлать.

Возстани, Господи, помози намъ и избави насъ имене Тво­его ради!

Извлечено из «Духовнаго Собесyдника, 1906 г.




Comments