pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

Category:

За кулисами Куликовской битвы


     "Сказание о Мамаевом побоище" и другие русские летописи, как и выявленные позже историками факты, пока­зывают, что Мамая на этот поход вдохновило папство через "генуэзских купцов". Стремясь подчинить себе Русь, като­лики и раньше через своих послов в Орде подбивали татар на набеги, а теперь организовали против Руси общий фронт. Этим объясняется присутствие генуэзской пехоты ("фрягов") в Мамайской орде и ее союз с литовским князем Ягайло, с которым против Руси шли также «ляхи и немцы», но св. Дмитрий Донской упредил их объединение, встретив татар за пределами русских земель, в "диком поле".
     Литва в то время стала главным католическим плац­дармом против Руси, в ХІІІ-ХІѴ вв. литвины с поляками захватили русские земли от Западного Буга и Западной Двины до верховьев Волги и Оки: Полоцкое, Киевское, Черниговское, Переяславское, Смоленское княжества...
     Летописцы отмечали, что Мамай шел на Русь, чтобы "разорити Православную Веру и оскверънити Святые Цер­кви и всему Христианству хощетъ покорену от него быти"...». Именно за веру православную русский народ, по благосло­вению преп. Сергия Радонежского, сплотился для битвы.
     Игумен земли Русской дал Великому Князю из братии своего монастыря двух богатырей - Пересвета и Ослябю - как видимый знак своего сочувствия к подвигу Князя Димитрия. Оба похоронены в Симоновом монастыре в Мос­кве...
     «Политическое же и национальное значение Куликов­ской битвы, - пишет историк С.Ф. Платонов, - заключалось в том, что она дала толчок к решительному народному объединению под властью одного Государя, московского князя». В то время лишь «один московский князь, собрав свои силы, решился дать отпор Мамаю и притом не на своем рубеже, а в диком поле, где он заслонил собой не один свой удел, а всю Русь. Приняв на себя татарский натиск, Дмитрий явился добрым страдальцем за всю землю Русскую; а отразив этот натиск, он явил такую мощь, которая ставила его естественно во главе всего народа, выше всех других князей. К нему, как к своему единому Государю, потянулся весь народ...»
     С этих пор Дмитрий Донской из Князя московского превратился в "Царя русского", как стали называть его летописцы, а его княжество выросло в национальное госу­дарство Московское. «Оно родилось на Куликовом поле, а не в скопидомном сундуке Ивана Калиты», - метко сказал об этом В.О. Ключевский.
Исторический календарь-альманах «Святая Русь», 2000 г. .
 



Subscribe
Comments for this post were disabled by the author