?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

Из писем и посланий Архиеп. Антония Женевского - часть I

 Послание к пастырям и пастве о Бостонском деле

10.04.87

«Блаженны вы, когда будут поно­сить вас

и всячески неправедно злословить за Меня» (Мв.5,11).

Дорогие и верные НАМ сопастыри и любимая и преданная нашей Церкви паства, Христос посреди нас! Предполагаем, что доходящими до вас из Америки слухами, вы можете быть смущены, не понимая того, что проис­ходит там в нашей Церкви.

А происходит там следующее. Несколько десятков лет тому на­зад в наши епархии в Америке были приняты греческие священники с их па­ствою, искавшие в нашей Церкви убежища от современного модернизма и эку­менизма, проникших в Греческую Церковь. Наши епископы, будучи против мо­дернизма во всех его формах, желая помочь единоверным братьям, приняли их с любовью и наше духовенство стало мирно сожительствовать с гречес­ким. Широко стал известен в Америке греческий монастырь в Бостоне, соз­данный архимандритом Пантелеймоном, с которого к сожалению все и началось.     

На заседание Архиерейского Синода 28-го мая прошлого года, имевшего место в Мансонвилле в Канаде, явились американцы - монахи Бостонскаго монастыря, бежавшие из него, с обвинениями против своего насто­ятеля. Они обвинили его в нарушении нравственности. Обвинение было серь­езным, почему владыка Митрополит, в епархии которого находится мона­стырь, до расследования этого дела, запретил архимандрита Пантелеймона в священнослужении, чему последний не подчинился.

Он отправился в Грецию и там сговорился с двумя «независимыми» /другими словами - неканоническими/ иерархами Гавриилом и Акакием, не являющимися членами какого либо из существующих Синодов старостильников в Греции. Будучи принят ими, архимандрит Пантелеймон бежит из нашей Церкви, боясь очевидно дальнейшего расследования его дела, чем и подтвердил возложенное на него обвинение.

Невольно вспоминается рассказ  самого о. Пантелеймона о том, как ведут в Греции арестованного монаха, укравшего козу, который на всю улицу кричит: страдаю за старый календарь! Теперь сам архимандрит, подоб­но этому монаху, закричал на всю Америку: страдаю за истинное правосла­вие! Страдаю, так как Синод Русской Зарубежной Церкви после смерти мит­рополита Филарета, изменил свое исповедание веры, ориентируясь в сторону Экуменизма, потеряв таким образом каноническое основание для своего существования, увеличивает свои контакты с представителями Московской патриархии и других Церквей за железным занавесом.

К этому обвинению Архиерейского Синода во всевозможных гре­хах, последовавшему только сейчас, когда понадобилось архимандриту Пантелеймону, присоединились к сожалению около 20-ти греческих священников и диаконов с их приходами и паствою. Причиною этого явилась очевидно греческая солидарность и неведение или нежелание знать того в чем обви­нен их собрат.

Таким образом ясно, что никакого раскола в нашей Церкви не произошло. Пришли к нам греки, побыли некоторое время у нас и ушли, об­виняя в своем уходе не себя, а нас. Бог им Судия! Ушли с ними, по недо­разумению, два русских священника и несколько прихожан, живших не дале­ко от греческих церквей и ходивших туда молиться.

Восемь, из ушедших, священнослужителей остались под запреще­нием в священнослужении, во главе с архимандритом Пантелеймоном, об оста­льных Архиерейский Синод на последнем заседании 18-го февраля с.г. при­нял следующую резолюцию:

     «Священнослужители, ушедшие самовольно из на­шей Церкви, совершили каноническое преступление и достойны, согласно ка­нонам, запрещения в священнослужении до раскаяния. Но в виду того,  что они увели с собой многочисленную паству, не отдающую себе отчета в слу­чившемся, Архиерейский Синод, не желая лишить паству благодати Божией, снисходя к немощам человеческим и давая место церковной икокомии, НЕ НАЛАГАЕТ ЗАПРЕЩЕНИЯ на недостойных священнослужителей, оставляя канониче­ское преступление на их СОВЕСТИ и предоставляя их СУДУ БОЖИЮ.

Однако, Архиерейский Синод должен со скорбью предупредить паству и пастырей, мнящих себя единственно истинными православными хри­стианами, что путь самочиния, которым они пошли, ведет их Церкви в сек­ту. Понявших это и раскаявшихся мы готовы с любовью принять обратно в нашу Церковь.»

Гордость помрачила разум греков, держащихся старого кален­даря. Они возомнили себя, не больше не меньше, как единственно истинными православными христианами, а все Церкви Христовы и все Православие лишенными благодати Божией. Не бесовская ли это гордость, лишившая оче­видно благодати эти самочинные, старостильные группы? Какую жалкую кар­тину являют они миру, враждующие между собой, обвиняющая друг друга в неправославии, делящиеся на все более мелкие группы, из коих каждая пре­тендует на «вселенскость», ставя епископов и вне Греции, не разбираясь в качествах и достоинствах кандидатов и не будучи в состоянии контроли­ровать их деятельность за-границей. О. Пантелеймон с братией создают еще одну старостильную секту, ведя за собой других и забывая слова Спа­сителя о том, что "если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму" /Ме.15,14/

    Увы, и в нашей епархии появились критики. Так, например 20-го февраля прошлого года, они потребовали от нас ответа на вопрос: сослу­жит ли духовенство «Синодальной» Церкви /другими словами - Русской Православной Церкви за-границей, к которой принадлежат и требующие ответа/ с новостильниками и экуменистами? Цель вопроса - обвинить НАС в «грехе» сослужения. Но почему этот вопрос не волновал их тогда, когда принима­ли от НАС благодать священства? Тогда, очевидно, возлагавший на них ру­ки архиерей был православным, теперь же они ищут причину для обвинения его в отступлении от истинного православия.

Ответ им был дан ясный и определенный о том, как наша Цер­ковь всегда относилась и относится к каноническим Церквам, принявшим в богослужебной практике новый календарь.

Еще в 1925-ом году, вскоре после принятия нового календаря в церковную практику, пятью Православными Церквами на конгрессе 1923 го­да, Румынская Церковь /одна из пяти/ пригласила Митрополита Антония,основатели нашей Церкви за-границей участвовать в торжествах настолования румынского патриарха Мирона. Митрополит Антоний, известный всему миру ревнитель Православия, едет в Бухарест и совершает богослужения с новостильниками. Тогда же в Бухаресте в русской церкви он служит с митропо­литом Польской Церкви Дионисием, перешедшим то же на новый календарь.

27-го сентября 1961 года наш Архиерейский Синод обратился с письмом к греческим старостильникам, копии которого были посланы грече­скому Архиепископу. Америки и Вселенскому Патриарху. В письме было сказано: «Наша Церковь придерживается старого календаря и считает введение нового календаря большой ошибкой. Тем не менее, её тактикой было всегда хранить духовное общение с православными Церквами, которые приняли новый календарь, по столько по сколько они празднуют Пасху согласно решению Первого Вселенского Собора... Мы никогда не прерывали духовного общения с каноническими Церквами, в которых был введен новый календарь». Подписал митрополит Анастасий. Этого ясного определения придерживается наша Церковь до сего дня.

Наши Архиерейские Соборы и отдельные иерархи многократно по­вторяли: новый календарь не есть ересь, а большая и грубая ошибка. На основании чего, митроп. Филарет, приезжая часто во Францию, служил воскресные литургии в румынской церкви в Париже, молясь со своей новостильной паствой.

 Митроп. Виталий, верный своим предшественникам, пишет в рож­дественском послании сего года: «В данное время большинство поместных Церквей потрясены ... двойным ударом: нового календаря и экуменизмом. Од­нако и в таком их бедственном положении, мы не дерзаем и, упаси нас Гос­подь от этого, сказать, что они утратили Божию благодать.» Признания че­го уже десятилетиями добиваются от нас греческие старостильныя группы.

Мы должны знать и не забывать, что еще в 1953-ем году архи­епископ Иоанн /Максимович/, тогда архиепископ Брюссельский и Западно-Ев­ропейский, РУКОПОЛОЖИЛ, с разрешения митрополита Анастасия, совместно с румынским митроп. Виссарионом, беженцем, проживавшим тогда во Франции, новостильного епископа Феофила, для румын беженцев. Епископ Феофил воз­главил тогда автономную румынскую епархию Русской Православной Церкви за-границей. С этих пор мы имеем первых новостильников в ограде кашей Церкви, под непосредственным окормлением Главы её — Митрополита. И если мы с ними сослужили и сослужим, то значит ли это, что уже с 1953 года мы изменили Православию? Да не будет! По письменному поручению митропо­лита Филарета, МЫ рукоположили для румынской автономной епархии священ­ника румына Михаила Костандаке, управляющего ныне вдовой епархией. Все это должны были бы знать Пантелеймон с братией, утверждающие что наш Си­нод изменил Православию только со смерти митроп. Филарета.

Тот же архиепископ Иоанн принимает в свою Брюссельскую и За­падно-Европейскую епархию вторую новостильную группу - православных гол­ландцев, ушедших из Московской патриархии. Эти голландцы, пользуясь но­вым календарем, просуществовали в нашей Церкви 22 года и глава их архи­мандрит Иаков, был возведен Архиерейским Собором во епископа Гаагскаго и Голландскаго. Очевидно, что он остался бы нашим епископом до сего дня, если бы сам не ушел от нас с паствою. Что на это скажут критики?

Наконец, архиепископ Иоанн принимает в нашу епархию третью группу новостильников, возглавляемую протоиереем Евграфом Ковалевским. С этой группой был принят и теперешний Глава Французского Благочиния — архимандрит Амвросий /тогда иеромонах/. Митроп. Анастасий сочувствовал возведению протоиерея Е. Ковалевского в сан епископа, не ставя вопроса о календаре, И вот он был рукоположен, архиеп. Иоанном, во епископа Сан-Денисскаго, с наречением ему имени в монашестве Иоанн.

После смерти архиепископа Иоанна, епископ Иоанн Сан Денисский /Ковалевский/ самовольно покидает нашу Церковь, за что лишается са­на он и все ушедшие с ним. Небольшая группа его священнослужителей оста­лась в нашей Церкви и просила НАС принять их под НАШ омофор, что МЫ и сделали. Принятые таким образом продолжали еще некоторое время служить по новому календарю. Теперь, как говорится, ставши более роялистами, чем сам король, они обличают НАС, никогда не служившего по новому календарю, в сослужении с новостильниками.

Из трех новостильных групп, остались в нашей епархии до се­го дня только румыны. Конечно, с ними, принадлежащими нашей Церкви, но не нашей епархии, МЫ сослужили и сослужим вот уже 34-ый год, как с бра­тьями во Христе, хотя и практикующими нежелательный для нас новый кален­дарь. С духовенством православных Церквей, принявших новый календарь, МЫ фактически не служим, хотя и делаем иногда исключения, в зависимости от обстоятельств. Делать исключения есть право архиерея, "правоправящаго слово Христовой истины."

Такова история и практика нашей Церкви в отношении приняв­ших новый календарь. Из сказанного видно, что МЫ в этом вопросе следуем примеру митрополитов: Антония, Анастасия, Филарета, Виталия и архиепис­копа Иоанна, считая их достойными примерами для подражания. Они умели избегать опасных крайностей, могущих ввести в заблуждение даже лучших чад Церкви. А грекам в Америке и любым критикам надо, для собственного оправдания лжесвидетельствовать о том, что якобы Архиерейский Синод на­шей Церкви изменил последнее время заветам митроп. Анастасия и идет но­вым /?/ путем. Они твердят о том, что, после смерти митроп. Филарета, мы изменили „свое исповедание веры", ориентируясь в сторону экуменизма. Новое ни на чем не основанное обвинение.

Бросая этот камень в НАШ огород, они подразумевают, очевидно, то, что МЫ допускаем до сослужения с НАМИ клириков православной Серб­ской Церкви. Наши митрополиты и епископы делали тоже, так как твердо знали, что Сербская Церковь, в трудных условиях коммунистического режи­ма, сумела сохранить свою внутреннюю свободу и, включившись официаль­но в экуменическое движение, остаться по существу вне его.

Не надо забывать о том, что Сербская Церковь имела в лице архимандрита Иустина /Поповича/ большого, с мировой известностью, православного богослова, до которого современным критикам очень далеко. Ар­химандрит Иустин много и твердо говорил и писал против экуменизма, не от­деляясь от своего патриарха. Он имел огромное влияние на паству, создав целое движение ученых монахов, которые, продолжая его дело, воспитывают молодых в духе православия. Сослужить с клириками Сербской Церкви НАМ приходится очень редко, но каждый раз МЫ это делаем с радостным сознанием нашего всеправославного единства.

Другими «экуменистами», с которыми МЫ дерзаем иметь иногда молитвенное общение, являются очевидно, для наших критиков, русские священники Константинопольского экзархата в Западной Европе. «Некто» сооб­щил Владыке Митрополиту о том, что в церкви в Медоне 20-го апреля прошлого года, день прибытия туда мироточивой Иконы Матери Божией, МЫ допу­стили «экуменическое служение»? Причиной такого невероятного сообщения по­служило очевидно то, что в служении НАМИ молебна приняли участия три священника из Экзархата, с которыми МЫ молились вместе, как братьями во Христе. А так же то, что МЫ не воспрепятствовали им служить молебен от­дельно от нас, перед великой Святыней, в нашем храме. Подобный «донос» является достойной характеристикой наших недоброжелателей. Этим очевид­но и кончается наша «ориентация в сторону экуменизма». Ни с католиками ни с протестантами МЫ никогда не молились вместе, чему вы, наши сопастыри и верная паства можете быть сами свидетелями.

Для обвинения нашего Архиер. Синода в увеличении контактов с представителями Московской патриархии, которых он вообще не имеет, требуются несомненные доказательства, иначе это явная ложь. Слепые фанатики и неразумные ревнители могут быть недовольны только тем, что иерархи наши никогда не утверждали того, что Московская патриархия безблагодат­на. В силу чего, всегда принимали в нашу Церковь архиереев и священни­ков из Московской патриархии в сущем сане. Мы верим и знаем то, что Лю­бовь Божия пребывает с многострадальными христианами нашей родины, и да­же с теми, которые ищут ее у официально признанных властью священнослу­жителей и в храмах Московской патриархии.

В отношении «экуменистов» неразрешимым является вопрос о том, кто же является уже экуменистом несомненным, стопроцентным и кого можно считать таковым, только на два процента, на три, десять, сорок, шестьдесят и т. д...? И второй неразрешимый вопрос о том, кто может об этом безошибочно судить, кто являлся бы для такого суда высшим Автори­тетом? Страшно сказать, но таковым уже мнят себя наши критики, ожидая от нас покорности и слепого подчинения их решениям.

Они так же готовы применять анафему к кому хотят и как хотят, забывая или не желая знать, что она приложима только к неразумным чадам нашей Церкви, о чем Владыка Митрополит напомнил еще раз в рождественском послании этого года.

Возлюбленные братья и сестры, будем радоваться тому, что в Церкви мы имеем твердое и надежной пристанище от бурь житейских, како­вым является наша Русская Зарубежная Церковь. Будем доверять её Вождям духовным, будем любить паству нашу и её пастырей и будем прощать обижа­ющих нас.

 + Архиепископ Антоний

Женева, 10-го апреля 1987 г.

Comments