?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

June 2018

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

ПРОЛОГЪ ТРАГЕДІИ – В. Н. Хрусталевъ - Часть I

Къ исторіи противодѣйствія принятію ГОСУДАРЕМЪ ИМПЕРАТОРОМЪ НИКОЛАЕМЪ II Верховнаго Главнокомандованія. ПАРИЖЪ 1930.
 
''Строй, который былъ въ Немъ воплощенъ, надъ которымъ Онъ главенствовалъ, которому Его личный характеръ давалъ жизненную искру, — къ этому моменту выигралъ войну для Россіи".
(Черчилль о Государѣ Николаѣ II)
 
ПРЕДИСЛОВІЕ ген.-лейтенанта Лохвицкаго.
       Излюбленныя средства революцій — ложь и клевета, но вѣроятно никогда такъ много не лгали и такъ зло не клеве­тали, какъ при подготовкѣ и во время русской революціи 1917 года. Только теперь, черезъ тринадцать лѣтъ, начинаютъ говорить правду, и въ этомъ, мы вѣримъ, нужно видѣть одинъ изъ признаковъ наступающаго выздоровленія отъ страшной болѣзни, развалившей Россію — революціи.
       Оставшіеся вѣрными историческимъ завѣтамъ — Вѣра, Царь и Отечество — могутъ съ гордостью и радостью ска­зать, что они не боятся правды, а только о ней и просятъ, такъ какъ при свѣтѣ правды все величественнѣе, все свѣтлѣе дѣлается образъ борца за Русскую Землю, Царя-Мученика, Императора Николая II. Вотъ почему такъ своевременно, такъ нужно появленіе добросовѣстной работы, говорящей, наконецъ, правду о принятіи на Себя покойнымъ Государемъ бремени Верховнаго Главнокомандованія.
       Къ серединѣ августа 1915 года мы потеряли всю Польшу, всю Литву, большую часть Бѣлоруссіи и Курляндіи. Врагъ быстро приближался къ границамъ коренной Россіи.
       Армія была ослаблена до послѣдняго предѣла. Боевая численность пѣхотныхъ полковъ въ огромномъ большинствѣ случаевъ не доходила до 1000 человѣкъ, то есть была ослаб­лена на 75 процентовъ. Артиллерія, перейдя отъ восьмиорудійныхъ батарей на шестиорудійныя, катала по дорогамъ, въ видѣ ненужнаго и стѣсняющаго обоза, свои пустые зарядные ящики.
       Кавалерія, лучше сохранившаяся, сидѣла на обезсилѣвшихъ коняхъ и во многйхъ частяхъ была ослаблена на 40-50 процентовъ.
       Отъ стараго кадроваго состава Арміи оставалось такъ мало, что быстро переработать приходившія, слабо обученныя, укомплектованія, при томъ на ходу и въ постоянныхъ бояхъ, было болѣе чѣмъ трудно.
       Длительное, почти безостановочное, отступленіе, совер­шенно разстроило хозяйственную часть въ войскахъ.
       Отступленіе, всегда губительно дѣйствующее на духъ войскъ, теперь полностью сказалось на настроеніи. Уже при отходѣ изъ Польши участились случаи дезертирства, прекрасныхъ до этого, солдатъ поляковъ. Средній командный составъ выбился изъ силъ, находясь между молотомъ — высшимъ командованіемъ, и наковальней — войсками. Для всѣхъ стала ясной необходимость выйти изъ постоянныхъ отступательныхъ боевъ, прикрыться арьергардами, хотя бы бросая ихъ на гибель, и отвести главную массу назадъ, выгадавъ необходимое время на пополненіе и приведеніе въ порядокъ войскъ. Но то, что удалось Кутузову въ 1812 году, цѣною оставленія Москвы, не могло быть сдѣлано въ 1915 году, такъ какъ Кутузовъ видѣлъ и зналъ, что дѣлалось въ войскахъ, а большіе штабы 1915 года не видѣли, мало знали и боялись доносить правду.
       Въ результатѣ, войскамъ отдавались свыше приказы обороняться на такой то линіи «до послѣдняго человѣка», а въ случаѣ неудачи, отойти на линію такую-то .
       Ставка и большіе штабы продолжали считать число батальоновъ и давать соотвѣтственныя задачи, а въ войскахъ батальоны, обратившiеся въ слабыя роты, таяли, теряя послѣдніе кадры, то есть возможность возстановленія Арміи.
       Государь, давшій столько доказательствъ тому, насколь­ко Онъ любилъ, зналъ и понималъ Армію, именно въ эти тяжелыя минуты вступилъ въ Верховное Главнокомандованіе. И случилось почти чудо. Отступленіе остановилось. Посте­пенно начали подходить укомплектованія. Пополнилась матеріальная часть. А главное, возстановилось взаимное довѣріе между крупными штабами и войсками.
       Къ ранней веснѣ 1917 года Русская Армія была снова готова, какъ въ началѣ войны, выполнить заданія Ставки. Это съ благодарностью чувствовалось въ войскахъ и поднимало ихъ духъ.             '
       Девять лѣтъ понадобилось Петру Великому, чтобы Нарвскихъ побѣжденныхъ обратить въ Полтавскихъ побѣдителей. Послѣдній Верховный Главнокомандующій Императорской Русской Арміей Императоръ Николай II сдѣлалъ ту же вели­кую работу въ полтора года.
       Но работа Его была оцѣнена и врагами, и между Государемъ и Его Арміей и побѣдой — стала революція.
Генералъ-Лейтенантъ Лохвицкій.
 

ПРОЛОГЪ ТРАГЕДІИ - В. Н. Хрусталевъ
 
Среди пестраго разнообразія политическихъ идей и настроеній русской эмиграціи есть одно, занимающее, казалось оы, настолько твердую позицію, что посягать на него не смѣютъ даже демагоги революціоннаго лагеря, и отказаться отъ него не рѣшаются даже «сердцемъ хладные скопцы" аполи­тичности. Это настроеніе выражается въ благоговѣйномъ почитаніи памяти мученически погибшаго Государя Императора Николая Александровича. Это настроеніе отличается еще од­ной особенностью : оно одно, изъ всѣхъ оттѣнковъ эми­грантской мысли, встрѣчаетъ завѣдомый откликъ въ населеніи совѣтской Россіи. Недавній процессъ "федоровцевъ" показываетъ, что тамъ, гдѣ русскій народъ проявляетъ свое подлинное духовное и національное лицо безъ вліянія постороннихъ "вождей", онъ идетъ подъ знаменемъ, на которомъ, вслѣдъ за словами "Христосъ Воскресе", начертано "Боже Царя храни". Мы знаемъ, что и послѣ тринадцати лѣтъ революціи, не изгладился въ народной душѣ скорбный обликъ замученнаго Царя, то глядя полными упрека глазами со старыхъ, бережно хранимыхъ кое гдѣ, портретовъ, то оживая въ безчисленныхъ слухахъ объ Его спасеніи, то отливаясь въ щемящую сердце легенду о томъ, какъ бродитъ по Россіи отрекшійся Императоръ въ старой солдатской шинели, съ споротыми погонами.

Но, наряду съ этимъ, мы встрѣчаемся и съ явленіемъ со­вершенно обратнаго порядка. Почти все, что дѣлалось и дѣлается въ области, казалось бы, господствующаго, «бѣлаго» направленія, — склоняется скорѣе къ тому, чтобы какъ можно тщательнѣе забыть истинный обликъ покойнаго Царя, замол­чать о томъ, во имя чего Онъ жилъ и погибъ смертью героя и мученика.

О, конечно, изъ витринъ магазиновъ, со стѣнъ убогихъ эмигрантскихъ жилищъ, смотрятъ на насъ знакомыя черты сѣровскаго портрета. Въ рядѣ личныхъ мемуаровъ и воспоминаній — мы много читаемъ и слышимъ о чарующихъ глазахъ Императора, его обаятельности, воспитанности, самообладаніи, замѣчательной памяти, образованности, семейныхъ добродѣтеляхъ и вѣрности слову.

Конечно, все это дивныя, чарующія черты. Но развѣ по своему объему и масштабу онѣ соотвѣтствуютъ объему и масштабу той трагедіи, которая 2 марта расколола исторію Россіи ? Развѣ эти черты даютъ намъ обликъ Императора, какъ Царя ?
Да и по самой сферѣ своего вліянія — всѣ эти портреты, воспоминанія и почитаніе памяти относятся, скорѣе, къ быто­вой сторонѣ эмиграціи, чѣмъ къ ея идеологіи. Имѣть у себя на стѣнѣ портретъ Царя, "чтить" Его память, — стало скорѣе признакомъ хорошаго тона, чѣмъ то вродѣ аттестата на при­надлежность къ "обществу", своего рода снобизмомъ, чѣмъ выраженіемъ міровоззрѣнія. Если же мы обратимся къ дѣйственной, подлинной идеологіи, — то мы увидимъ совершенно иное. И чтобы судить объ этой идеологіи — лучше всего дать мѣсто отзыву наиболѣе яркаго, наиболѣе почитаемаго пред­ставителя бѣлаго движенія - генерала Врангеля.

"Послѣдніе годы царствованія, — пишетъ генералъ Вран­гель, — отшатнули отъ Государя сердца многихъ сыновъ отечества. Армія, какъ и вся страна, отлично сознавала, что Государь дѣйствіями Своими больше всего самъ подрываетъ Престолъ." (Записки генерала Врангеля. Бѣлое Дѣло, т. V, стр. 11).

Такъ пишетъ вождь бѣлаго движенія, его вдохновитель и, въ то же время — блестящій представитель гвардіи, флигель-адъютантъ Царя. Это не отзывъ безотвѣтственнаго обыва­теля. Пройти мимо и обойти его молчаніемъ — нельзя. Отъ такого отзыва одинъ шагъ до другого, также принадлежащего представителю блестящихъ военныхъ круговъ, именующему себя офицеромъ Л. Гв. Кирасирскаго Ея Величества полка : «Въ самомъ дѣлѣ, какое, въ сущности, сожалѣніе, могъ воз­буждать въ идейномъ смыслѣ слабый, безвольный Царь, окружившій себя близорукой камарильей и мужикомъ-проходимцемъ, до послѣдней минуты цѣплявшійся за свои самодержавныя прерогативы, въ критическій часъ не съумѣвшій защи­тить ихъ мужественной рукою". (Ю. Галичъ. Красный Хороводъ. Рига 1929. стр. 54-55.)

Итакъ, съ одной стороны — портреты и почитаніе памяти. Съ другой, — и въ той же самой средѣ (ибо я не говорю о республиканскихъ кругахъ) — "слабый, безвольный Царь", который "дѣйствіями своими больше всего самъ подрывалъ Престолъ".

Есть, очевидно, какое то коренное недоразумѣніе, какая то огромная недомолвка между двумя, столь вопіюще противорѣчащими другъ другу явленіями. Впрочемъ, эти недо­молвки, эта недосказанность, сопутствуютъ почти всему, что связано съ русской трагедіей. За какой бы вопросъ мы ни взялись — вездѣ мы видимъ одну и ту же систему, одно и то же стремленіе : спрятать концы и начала, замолчать объ основныхъ, узловыхъ вопросахъ.

Непредрѣшенство, аполитич­ность, — всѣ эти лицемѣрные ярлыки, прикрывающіе собой для однихъ уклоненіе отъ отвѣтственности, — хотя бы только моральной, — для другихъ — тайную политическую работу, указываютъ, что революціонная психологія нами еще не изжита, сроки еще не наступили, и часъ нашего возрожденія еще не пробилъ. Ибо въ трагедіи 2 марта ключъ къ разгадкѣ гибели Россіи и ея грядущаго спасенія. Или эта трагедія, дѣйствительно, является результатомъ ряда того, что принято называть "роковыми ошибками", и тогда надо имѣть муже­ство конкретно указать, въ чемъ эти ошибки состоятъ, или, наоборотъ, сама трагедія была уже не ошибкой, но чудовищнымъ преступленіемъ, которое можетъ быть морально искуп­лено только переоцѣнкой очень многихъ цѣнностей, и до искупленія котораго возрожденіе Россіи противорѣчило бы идеѣ міровой справедливости.

Вотъ почему, всякій подходъ къ изученію этой трагедіи имѣетъ не только историческое, но жизненное, творческое значеніе. Слабымъ опытомъ такого подхода является на­стоящая работа, цѣль которой -  освѣтить и оцѣнить одну изъ самыхъ извѣстныхъ "роковыхъ ошибокъ" — принятіе Государемъ Николаемъ II Верховнаго Главнокомандованія.
 
 Продолжение следует - см. Часть II



Comments