?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

April 2018

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Царь Николай II – О. Каратаев – 2003 г. – Часть I


     В этом году исполняется 135 лет со дня рождения и 85 лет со дня трагической гибели последнего русского царя — Николая Романова.

Жизнь и деятельность этой крупнейшей историче­ской фигуры XX столетия вот уже многие годы привлека­ет внимание историков, философов, богословов, журна­листов, писателей, режиссеров. Написаны десятки книг, сотни диссертаций, тысячи статей, поставлены пьесы и фильмы, а интерес к Николаю II не только не ослабевает, а наоборот — становится все сильнее и сильнее. Каза­лось бы, события наших дней должны были заслонить то, что имело место почти сто лет назад — отречение Царя, октябрьский переворот. Ан, нет!

И это понятно. Люди как-то инстинктивно чувствуют (вряд ли понимают), что именно февраль 1917 года явля­ется каким-то рубежом, после которого началась совсем новая жизнь, точнее, существование, и событие это в той или иной мере задело каждую русскую семью, внося в ее тогдашнюю и всю последующую жизнь (вплоть до на­стоящего времени) существенные коррективы.


Две мировых войны и потери России

Недавно в одной из центральных наших газет совер­шенно случайно наткнулся на интереснейшую заметку, которую считаю необходимым привести здесь почти полностью. Речь идет об одном из русских сел централь­ной России. Вот статистика по этому селу с 1914 по 1945 гг.

В мае 1914 года в селе проживало 6848 человек обое­го пола. Первая мировая война: мобилизованы около 500 человек, погибло 57, инвалидов 5. Гражданская вой­на: погибло около 300 человек. Коллективизация: рас­кулачены 120 семей, выслано около 500 человек. Голод 1933 года: погибло около 2000 человек, 1000 бежали от голодной смерти куда глаза глядят. В 1937 году были аре­стованы и навсегда исчезли 69 человек. В 1939 году в се­ле насчитывалось около 3000 жителей. Война: мобили­зовано около 300 человек. Вернулось 73. Погибло 227.

Хотя в краткой статистической справке, как в капле воды, отразилась вся трагедия России XX века, меня все же заинтересовало не это, а сопоставление цифр при­званных и погибших в первую и вторую мировую войны.

В первом случае на 10 призванных — один погибший, во втором на 10 призванных — 8 погибших. При прибли­зительно одинаковых сроках и характере ведения боевых действий, равной ожесточенности сторон (даже с учетом отсутствия массового использования танков и авиации в первой мировой войне) — разница впечатляет.

...Чудовищные потери русского народа во Второй мировой войне объясняются в значительной мере тем, что за предшествующие десятилетия была практически полностью уничтожена (в гражданской войне, в резуль­тате голода и террора) потомственная военная интелли­генция России, формировавшаяся столетиями, та, чей уровень не ниже, а выше «немецкого стандарта» (на эту тему можно привести многочисленные высказывания немецких генералов времен Первой мировой войны — в частности, Людендорфа).

Только стойкость, храбрость и мужество простого русского солдата (который, кстати, в конце войны дал главный кадр и в новый офицерский корпус) спасли си­туацию (особенно в начале войны).

Для чего я обо всем этом говорю?

Для того, чтобы на наиболее ярких, впечатляющих примерах новейшей русской истории убедился русский читатель, что именно время царствования Николая Алек­сандровича Романова было периодом наибольшего рас­цвета всех форм русской жизни, испытание которой «на прочность» происходило в Первой мировой войне.

Тем не менее, императорская Россия погибла, рево­люция одержала победу, и история нашего народа сло­жилась совсем иным образом, чем могла бы сложиться в рамках традиционной монархической государственно­сти. Почему? Какова в этом роль последнего русского Царя? Вот вопросы, на которые русский человек до сих пор мучительно ищет ответы.


Блестящее образование и ум

Николай Александрович Романов родился в мае 1868 года — в день Иова Многострадального, который, по биб­лейскому сказанию, потерял свое состояние и своих де­тей. Не заключалось ли в этой печальной дате некое предначертание будущей трагедии, ожидавшей послед­него русского Царя?

Вообще, углубившись в эту тему, тему Николая II, я не мог не услышать постоянно звучавшей, сопровождая эту яркую судьбу, мистической ноты. Более того, совершен­но убежден в том, что неверующему человеку, не хри­стианину (православному) вообще и в судьбе Нико­лая II, и в тесно связанной с ней и взаимно обусловлен­ной исторической судьбе России (вплоть до наших дней) трудно что-либо понять.

В 1877 году Николай Александрович под руково­дством наиболее выдающихся преподавателей того вре­мени приступил к систематическим учебным занятиям и в течение 12 лет полностью освоил курс гимназии, курс университета в области истории, филологии и права и курс высшего военного учебного заведения в области общевойсковой и артиллерийской подготовки.

В совершенстве владел английским, немецким и французским языками, обладал несомненным художест­венным даром в области родной, русской словесности.

В своих воспоминаниях обер-прокурор Св. Синода Петр Петрович Извольский пишет: «Действительно ли Николай был одаренным и умным? Не колеблясь отве­чаю на это утвердительно. Он всегда поражал меня лег­костью, с которой охватывал любые нюансы спора, кото­рые развивались перед ним, и ясностью, с которой он принимался выражать свои собственные идеи; я всегда находил его способным к рассуждению, или логической демонстрации».

Немецкий посол, барон фон Шен, пишет в своих ме­муарах: «Я всегда находил, что он, даже оказываясь в не­обходимости действовать без подготовки, был вполне в курсе дел и готов был обсуждать их до дна, честно, на прочной основе политической науки. Он также обладал даром очень быстрого понимания и меткой реплики». Именно эти качества Николая II — высокая общая куль­тура, интеллигентность, нравственность, религиозность, политическая воля, большой и глубокий ум (качества, ко­торыми ни до него, ни тем более после не обладал в пол­ной мере ни один из глав Российского государства) — знаменовали рост экономики, науки и культуры в период его царствования.


Расцвет России

Ко времени восшествия Николая II на престол (1894 г.) в России насчитывалось 125 миллионов жите­лей, 20 лет спустя — уже 175 миллионов, что означало прирост населения на два с половиной миллиона в год (причем из них русские — более двух миллионов). С 1897 по 1913 год рост поступлений в казну составил два миллиарда рублей (в переводе на современные день­ги — около 100 миллиардов долларов) — и это без уве­личения налогов, которые оставались самыми низкими в Европе на душу населения. За тот же период сбережения в сберегательных кассах возросли с 360 миллионов до 2 миллиардов 200 миллионов рублей (почти в 10 раз!).

С 1909 до 1913 год производство железной руды, стали, угля, хлопка, сахара возросло почти вдвое, а нефти — на 65%. Число фабрично-заводских рабочих возросло до 3-х миллионов. В 1906 году было принято профсоюзное законодательство, самое передовое в Европе, а в 1912 году создана система социального страхования, первая в Европе.

Со всех сторон в страну текли капиталы. Иностран­ные инвестиции вскоре достигли двух миллиардов руб­лей (однако оставаясь не больше 30 процентов от общей инвестиционной массы!). Объем внешней торговли за 10 лет возрос вдвое. И агрокультура отнюдь не плелась в хвосте этого триумфального шествия: в 1913 году производство в России основных видов злаков на треть превы­шало суммарное производство Аргентины, Канады и США. Для сравнения заметим, что в России нынешней оно едва достигает половины аналогичного производст­ва США. Потребление мяса в рабочих семьях Москвы и Санкт-Петербурга достигло 87 кг в год (для сравнения, сейчас — не более 40 кг!).

Россия обладала более чем половиной мирового по­головья лошадей. Она поставляла до 50 процентов яиц, экспортируемых для мирового рынка. Переселение кре­стьян в Сибирь — примерно по 300 тысяч в год — давало возможность вздохнуть свободнее тем, кто оставался на месте. Приобретение земельных наделов в полную соб­ственность, ставшее возможным благодаря новому аг­рарному закону, способствовало укреплению деревни.

Параллельно с этим ростом материального благосос­тояния преодоление неграмотности населения побило все рекорды: в начале 1913 года суммарный бюджет Ми­нистерства народного просвещения достиг полумилли­арда рублей — 5% от общего государственного (сейчас, для сравнения, в России он не превышает 1% нашего ни­щенского бюджета!). Начальное образование было бес­платным, а с 1908 года решением правительства сдела­лось обязательным. Начиная с этой даты, число школ стало возрастать на 10 тысяч в год. Если в 1900 году чис­ло неграмотных среди рекрутов составляло 51%, то в 1914 г. — всего лишь 27% (главным образом за счет не­русских народностей).

«России нужно тридцать лет покоя и мира, чтобы стать самой богатой и процветающей в мире страной», — заявил в 1912 году Главноуправляющий земледелием и землеустройством (министр сельского хозяйства — в со­временной терминологии) А.В. Кривошеин. Ему вторил в 1914 году один из крупнейших экономистов того време­ни француз Эдмонд Тери: «К середине века Россия будет доминировать в Европе как с политической точки зре­ния, так и с точки зрения экономико-финансовой».


Тогда откуда революция?

Высочайшего расцвета достигли культура и наука, ли­тература, изобразительное искусство, музыка, филосо­фия, юриспруденция, точные науки. Примеры и имена всем известны и здесь их незачем повторять. Обычно за­дают вопрос: если всё было так, если Россия процветала и жизнь народа все время улучшалась — как же стали возможны революция, «февраль», «октябрь» и гибель императорской России?

Ответ чрезвычайно прост — именно поэтому и про­изошла революция, организованная мировой закулисой, именно поэтому-то и обречена была Россия столкнуться с объединенными силами мирового зла, направленными на уничтожение этого благородного бастиона христиан­ской культуры — Русского Царства, грозившего в скором времени стать для них недосягаемым!

Именно так, без плюрализма и компромиссов, без экуменизма во взглядах и высказываниях («подлинной правды нигде нет», «во всех событиях можно усмотреть и хорошее и плохое», «Николай II в чем-то был прав, а где-то ошибался»), должна христианская научная мысль анализировать нашу историю. Это то, о чем говорится в Апокалипсисе: «Знаю твои дела; ты не холоден, ни го­ряч; о, если бы ты был холоден или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст моих». Мы достаточно и видели, и видим, как этот компромисс между Добром и Злом ведет к гибели всю вселенную, а нашу Родину превращал и превращает в страну покор­ных рабов.


Небольшой экскурс в историю

В допетровской Руси дворяне составляли, главным образом, военную и административную силу страны, бы­ли землевладельцами, стояли близко к народу, жили с ним, управляли им, и никак по своей культуре, быту, ми­ровоззрению и (что очень важно) — «крови» от него не отличались.

ПРИ ПЕТРЕ все это резко меняется, в дворянскую сре­ду вливается большая группа инородцев (немцев, фран­цузов, итальянцев, евреев и т.д.), дворянский быт, куль­тура и мировоззрение начинают ориентироваться на За­пад, сильным становится влияние католичества, люте­ранства, крепостное состояние крестьян усиливается, начинают складываться КАК БЫ ДВА НАРОДА.

Однако усилиями лучших представителей русского дворянства и самодержцев (Елизавета, Екатерина, Па­вел) эта тенденция постепенно ослабевает, уже при Александре I граф Павел Дмитриевич Киселев представ­ляет императору записку «Об уничтожении рабства в России» (1816 год), на основании которой проводится реформа по существенному изменению правового поло­жения значительной части крестьянства (перевода не­скольких миллионов крестьян в разряд «государствен­ных»). Полная отмена крепостного права намечалась уже в ближайшее время, и если бы не «декабристы», то произошла бы, конечно же, лет на 35 раньше, еще в цар­ствование Николая I.

Одновременно с освобождением крестьян, Алек­сандр II дал стране целый ряд реформ (из которых важ­нейшая — судебная 1864 г.), которые совершенно изме­нили социальную структуру общества.


Национальный вопрос

К тому же, во время царствования Екатерины II в ре­зультате разделов Польши в число российских поддан­ных было включено несколько миллионов инородцев весьма активного характера — до 7-ми миллионов поля­ков и 2-х миллионов евреев, а за период покорения Кав­каза в число российских подданных было включено не менее 6 миллионов активнейших кавказцев (армян, гру­зин, татар и т.д.). Подавляющее большинство новых рос­сийских подданных служили «Белому Царю» верой и правдой. Однако же, среди них наблюдалось естествен­ное стремление к сепаратизму, которое до поры до вре­мени умелой политикой постепенной русификации по­давлялось.

Народы эти, в большинстве своем, прекрасно пони­мали, что без русской культуры, без единения с русским народом и его всемерной поддержки, они обречены либо на полное самоистребление и уничтожение, либо на су­ществование в качестве рабов сильных цивилизованных государств.

В итоге изменения социальной структуры общества после реформ Александра II сильная еврейская диаспо­ра, опираясь на мощь мирового еврейского капитала, смогла очень быстро, «прорвав черту еврейской оседло­сти» (хотя заметим, в скобках, в «черте» этой находилось около 20 плодороднейших губерний России — так что и прорывать-то, по существу, было нечего), захватить це­лый ряд существенных позиций в культурной и хозяйст­венной жизни России — в банковском деле, промышлен­ности, искусстве и даже — в армии.

Именно евреи, начиная с 70-х годов XIX века, взяли «пальму первенства» в революционном деле. В силу это­го обстоятельства началось движение, до сих пор незна­комое в России, — объединение нерусских народностей с русскими революционерами во главе с еврейством. По­является коалиция сил, которая всеми средствами стара­ется свергнуть Самодержавную Монархию.


Секретное оружие Японии — революционеры

Незадолго до убийства Александра II Федор Михай­лович Достоевский писал в своем дневнике: «Интерна­ционал распорядился, чтобы европейская революция началась в России, и начнется, ибо нет у нас для нее на­дежного отпора ни в управлении, ни в обществе. Бунт начнется с атеизма и грабежа всех богатств, начнут низ­лагать религию, разрушать храмы и превращать их в ка­зармы и стойла, зальют мир кровью и потом сами испуга­ются».

Значительным событием в царствование Николая II была война с Японией и последовавшие после ее начала революционные события. Война была продиктована не­обходимостью обеспечить России выход к Тихому океану.

Впервые именно Япония в 1905 г., а не Германия в 1917-м, применила против России новое секретное ору­жие — русских революционеров. Английский журналист Дилон написал в своей книге «Закат России»: «Японцы раздавали деньги русским революционерам известных оттенков, и на это были затрачены значительные суммы. Я должен сказать, что это бесспорный факт».

В 1905 году на Портсмутской конференции был за­ключен мир. Но, несмотря на окончание войны, револю­ционные беспорядки продолжались.

17 октября 1905 года Государь подписал Манифест, в котором утверждалось:

  1. Даровать населению незыблемые основы граж­данской свободы на началах действительной неприкос­новенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов.
  2. Не останавливая предназначенных выборов в Го­сударственную Думу, привлечь теперь же к участию в Ду­ме, в мере возможности, соответствующей краткости ос­тающегося до созыва Думы срока, те классы населения, которые ныне совсем лишены избирательских прав, пре­доставив засим дальнейшее развитие начала общего из­бирательного права вновь установленному законода­тельному порядку.

3. Установить так называемое правило, чтобы ника­кой закон не должен воспринять силу без одобрения Го­сударственной Думы, и чтобы выборным от народа обес­печена была возможность действительного участия в надзоре за закономерностью действий поставленных от нас властей.

После подписания Манифеста Государь записал в дневнике: «Это страшное решение, которое я принял, тем не менее, совершенно сознательно».

Казалось бы — почему страшное? Ведь в Манифесте содержатся правильные, хорошие слова, прописаны либерально-демократические тенденции государственной власти. Именно поэтому и страшное — Манифестом от­крывалась правовая основа для свободной игры полити­ческих сил, нарушалась традиционно сложившаяся политическая структура общества, на голову не подготов­ленного населения обрушилась новая сильнейшая соци­альная ломка.

Государь, конечно, понимал, что нужны политические реформы, что бюрократическая система уже не дает должного обеспечения участия в государственном строительстве освобожденной национальной энергии русского народа, что необходим новый политический механизм выдвижения к власти лучших русских людей, который бы одновременно служил и механизмом их по­литического, государственного воспитания, т. е. нужна, как говорил Государь: «Дума, РУССКАЯ по духу». Первая Дума оказалась совершенно неработоспособной и была распущена в тот же год. Вторая Дума дала большое пре­имущество инородцам и также была распущена. Наиболее работоспособной оказалась Третья Дума. Именно с ней работал выдающийся государственный деятель Рос­сии Петр Аркадьевич Столыпин. Это время (1906-1911), в течение которого П.А. Столыпин был председателем Со­вета Министерства и одновременно Министром внутрен­них дел России, — заслуживает особого рассмотрения.


0. Каратаев, доктор юридических наук, профессор,
Газета «НОВЫЙ ПЕТЕРБУРГЪ», №№ 25, 26(612, 613), 2003 г.
Имперский Вестник, июнь-август 2003 г.

 См. ниже  Часть II



Comments