?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2018

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Как Митрополит Филарет Московский спас идею постройки Русской Церкви в Женеве.

Чтоб усилить и утвердить православное общение русских в Швейцарии, чтоб удержать и укрепить особенно наших детей в вере отцев (в одной Женеве воспитывалось более 250 русских детей в разных учебных заведениях!), настоятель русской им­ператорской миссии в Швейцарии протоиерей Афанасий Петров, позаботился, в половине 19-го века, провести мысль о необ­ходимости устроения православного храма в Женеве. Эта мысль у нашего молодого священника получила одобрение императора Александра II-го. Независимо от пособия со стороны членов ца­рского Дома, Вел. Княгиня Мария Николаевна, как Председате­льница Академии Художеств, приняла на себя заботы и издер­жки по составлению чертежей и смет для сооружения храма. Са­мо протестантское женевское правительство безвозмездно ус­тупило под нашу церковь землю дорого ценимую. В 1862 г. про­тоиерей Аф. Петров прибыл в Москву. Но тогда в Москве, как и во всей России, все, более-менее, нуждались, и значительных пожертвований невозможно было ожидать. К этой всеобщей ску­дости примкнуло и скряжничество, которое, прикрываясь личи­ной любви к родине и досадою на удаляющихся за границу со­отечественников, говорило так: какая стать отсылать в чужие края русские деньги? Они здесь нужны. К чему сооружать по­среди иноверцев Православные храмы? У нас свои церкви тре­буют пособий; свои нужно поддерживать; у себя надобно стро­ить. Вольно же нашим путешественникам скитаться по всему свету. За ними не набегаешься, не настроишь им церквей по всем землям старого и нового света

Замечательно, что эти патриотические толки разноси­лись людьми, неоднократно погулявшими за границей и возвра­щавшимися в дорогое отечество для того только, чтоб запас­тись деньгами и опять пуститься странствовать. Так одна ве­сьма почтенная старушка и другая полу-почтенная[1] госпожа сильно напали на наших странствователей за вечерним чаем у Владыки Филарета московского и заключили свою филиппику тем, что сколько бы ни было наших детей в Женеве, или в других местах, нам нечего о них заботиться; что тем хуже для роди­телей их, если они там останутся какими-то полурусскими скитальцами и что они, - эти барыни, не дадут о. Петрову ни рубля.

Надобно сказать однако, что обе они вообще благотво­рительны, всегда готовы на помощь ближнему и доброхотно же­ртвуют на храмы Божии.

Митрополит, конечно, не одобряет скитаний ордами по Европе наших выходцев, без всякой надобности, к вреду го­сударственного хозяйства, к трате русских денег и к извра­щению русских нравов; но, выслушав их, он сказал:  Добрую мысль возъимел священник Петров Нельзя осудить всех удали­вшихся за границу. На это могут быть причины, хотя нам не­известные, но по обстоятельствам уважительные. Так, при болезни - иного климата; другие, при скудном состоянии,-деше­визны; многие служат при наших посольствах; некоторые путе­шествуют по делам торговли, по любознательности, по изысканиям учёным, художественным и т. д. Что же касается детей покинутых в Женеве, то тут надобно подумать о них; тут уже дело идёт о воспитании нового поколения и нужно позаботить­ся о том, чтоб они не стали посреди иноверцев немцами или французами, римскими католиками или реформатами. Бот для чего желательна русская в Женеве церковь, на которую уже само Протестантское правительство пожертвовало землю. При том, - священник Петров повёл дело разумно и смиренно; он печется о построении прилично, скромного храма, без лишних трат, на ненужное в инославной земле великолепие.

Такие слова Владыки московского подействовали на бла­гочестивых собеседниц. На другой же день они прислали свои лепты на будущую в Женеве церковь. Теперь уже можно одну из них назвать, не оскорбляя скромность ея. Она положила в под­ножие престола Божия свой отчёт в делах веры и человеколю­бия. Это вдова известного генерала Нейгардта, Анна Борисов­на - переводчица на францусский язык  некоторых проповедей московского митрополита Филарета[2]

Но сбор на Женевскую церковь шёл однако медленно в обеих столицах, и вообще был незначителен. Владыка, сочувст­вуя мысли священника Петрова, при отдаче ему своей лепты, - ободрил его пастырским, можно сказать пророческим словом:

"Как, - говорил мне сам Петров в письме из Петербур­га, - как душа моя ещё переполнена благодатными впечатлени­ями моего пребывания в Москве! Вот великий владыка, которому прошу вас усердно напоминать о моём смирении, по истине ме­ня благословил святительским великим благословением! Едва приехал я в Петербург, как милость Божия уже оказалась на мне ясно. В несколько дней моего здесь пребывания, я, мои­ми личными усилиями, успел приобресть для нашего святого де­ла около 4000 рубл. Ах, попросите Его Высокопреосвященство продлить к нам его святое внимание - и мы верно достигнем предположенной цели к славе и торжеству нашей матери православной церкви" -"Святительское благословение" действите­льно почило на нём. Приношения стекались в Женеву. Так из Москвы отправлено потом было в 2 - 3 раза до 8300 фр., из ко­торых более двух третей собрано усердием к храму Божию Ели­заветы Ивановны Тучковой. Из Петербурга также выслана не ни­чтожная сумма. 14 сентября 1863 г. совершилась закладка православного в стране иноверцев храма во имя Воздвижения Кре­ста Господня. А 25-го, в день преп. Сергия, ревностный стро­итель, имевший едва-ли 20 тыс. фр. накануне, получает неожида­нно 20 тыс. рублей. Не рука ли Божия привела щедрых жертвователей с берегов Невы на берега Женевского озера? - Изве­стный богач, владетель нескольких доходных домов в северной столице С.Д. Воронин прибыл в Женеву, как бы нарочно к само­му времени заложения там нашей церкви. Но через нескл. дней умер. После погребения усопшего на чужбине, вдова и его де­ти принесли протоиерею Афанасию означенные 20 тыс. рублей на вечную память отшедшей душе. Так и позже приношения продол­жались и вероятно будут продолжаться.

В начале июля 1864 г. о. Петров получил через русского в Швейцарии посланника А.П. Озерова от патриарха Иерусалим­ского Кирилла разл. дары (св. предметы и деньги).

Приведу несколько строк из сказанной речи протоиере­ем Петровым по положении первого камня в основание право­славной в городе Кальвина церкви:

"Православные христиане! Во 2м веке по Р.Х. , Св. Вос­точная православная Церковь, разнося по всему миру учение своего Божественного Основателя, принесла его и сюда в Же­неву и руками епископов Парадока и Дионисия, положила здесь первый камень христианства. Ныне через 1600 слишком лет, со­брались мы, дети той же Восточной православной церкви, чтобы положить здесь первый камень постоянного храма. Братие! Православие приходит сюда с миром и любовию, - хотя церковь и водворяется на месте, назначенном ещё очень недавно для брани и борьбы смертельной! [3]

Благосклонно принимаемая известным по своей веротер­пимости народом женевским и даже великодушно наделяемая им землёю, православная церковь не изменит своему небесному при­званию и своему высокому характеру. Посвящая этот созидае­мый храм Честному и Животворящему Кресту Господню, она, ве­рная последовательница своего Божественного Искупителя, по­добно Ему, на кресте распростершему длани свои для собрания всех народов воедино, обращает мирный глас свой ко всем исповеданиям, призывая всех к любви и единению во Христе. - "Дом Мой назовётся домом молитвы для всех народов", повторя­ет она за своим Господом у пророка Исаии (5б; 7). Да не сму­щаются же души боязливые, да возрадуются радостью души, ис­тинно любящие Господа и Его Святую Церковь! Да возрадуемся, братие, и мы все, переживающие одну из лучших минут нашей жизни и, усугубив наши усилия, - усугубим наши молитвы, да Господь милости, сподобив нас присутствовать при торжестве­нной минуте заложения св. храма, даст нам радость, как не­когда дал он таковую Соломону, "да не встретив ни наветника, ни противника лукава", - создадим мы дом имени Господа нашего (III Цар.5; 4-5), для пользы и назидания всем любящим истину и для славы и торжества святой Православной Церкви!"

Люди простые приемлют благословение с верою и оно почиет на них. Такова сила молитвенных слов и крестного зна­мения. Только веруй, не смущаясь сомнениями, не колеблясь пытливостью. Так простосердечный священник Петров принял благословение митрополита перед своим отъездом из Москвы, с доверием и с детской, могу сказать, радостью. Как теперь, - гляжу на его восторженное лицо, когда он вошёл в мою тесную комнатку и стал передавать свои чувства признательности ко святому иерарху: "Вы не можете представить себе, - заключил странник-иерей, - как, осеняя меня знамением креста, он вни­мательно, осмелюсь сказать, любовно погрузил свой испытую­щий взор в мои глаза, в душу мою!.. О! Я почувствовал это благословение в сердце!.. Два слова только молвил он мне на прощание: "Твёрдость и терпение!" - Эти два слова - 2 оружия на борьбу с препятствиями по пути предпринимаемого мною дела…

"Твёрдости и терпения" достало ему. Храм сооружён. На 14 сентября 1866 совершилось торжество православия в стране иноверцев: совершилось освящение русской благолепной и вме­стительной церкви во имя Воздвижения Креста Господня; и вот, - в воздушной высоте ярко блестит и отрадно сияет позлащённый крест… 

Заканчивается этот небольшой эпизод из воспоминаний о московском митрополите Филарете следующей фразой:

"Люди не всегда уразумевают Руку Божию в своих предпри­ятиях. А как часто что-то необъяснимое, как бы совершенно случайно вторгается в дела человеческие!"

Над этим следует теперь нам призадуматься. Создатели храма не могли, конечно, в то время догадываться о значении его меньше века спустя. Он стал кафедральным Собором одной из епархий Русской Церкви за Рубежом, Резиденцией Правящего Архиепископа и, вот уже много десятилетий, - нашей основой в Западной Европе. Руку Божию не всегда уразумеешь в своих предприятиях!

Убедимся и в следующем. Вероятно, где-бы и сейчас ни создавался храм Божий и как-бы, подчас, ни казалось такое намерение мало целесообразным в данный момент, - никогда не­льзя предвидеть будущее!

Такой храм может впоследствии (когда и нас не будет!), оказаться построенным именно на нужном месте и в нужном внешнем виде.

Вспомним не только, как многие считали православн. храм в Женеве лишним, но и то, как московскому митрополиту он справедливо казался тогда и "скромным" и "без всякого вели­колепия"!

Прочтём снова и речь священника Петрова, - в частности его цитату от Пророка Исаии, что "Дом этот будет домом мо­литвы для всех народов". - Как известно, в женевском храме богослужения совершаются сейчас на разных языках. И молятся теперь в нём православные представители разных народов...

«ВЕСТНИК Западно-Европейской Епархии Русской Церкви за Рубежом», № 13, март 1979 г.



[1] Автор здесь имеет в виду сравнительно "полу—поч­тенную" - по летам! - Мы нашли редкую книгу: И.В.Сушков.За­писки о времени святителя Филарета, митрополита Московского. Издано в Москве, 1868 год. Из этой книги полностью и черпа­ем все эти (и последующие), до сих пор, неизвестные нам по­дробности, которые приобретают в наше время, как сам чита­тель поймёт, 100 лет спустя, характер подлинно пророческий! Примечание редакции.

[2] В 1866 г. скончалась и вторая собеседница, также любившая нищую братию, богомольная смиренная кн. Дадиан Лидия.

[3] Пожертвованное место находится около самых так называемых «траншей» бывшего городского вала. Но о. Петров, однако, не мог знать о том открытии, которое стало известным лишь впоследствии. В 6-м веке, недалеко от женевского озера, на возвышении, был создан монастырь св. Виктора, в котором и хранились мощи этого мученика, пострадавшего в Солотурне (Солёре). Не только монастырь этот, в 16-м веке, в разгар реформатского движения, был разрушен, но даже то место, на котором он находился, оказалось женевцами забытым и потерянным. Лишь впоследствии, как историки, так и археологи пришли к заключению, явившееся для нас, как и неожиданным, так и исключительно замечательным: освященное этим святым в прошлом место является как раз то, которое, через таинственное вмешательство Божественного Промысла, было швейцарцами предоставлено на постройку женевской православной церкви, - нашего теперешнего Собора на улице Тэпффер!


Comments