?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

October 2018

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

ПЕШКИ НА ШАХМАТНОЙ ДОСКЕ – В. КАРР - Часть III

http://www.russia-talk.org/cd-history/carr/carr.htm

См. Часть I и Часть II соответственно в Письмах 25 и 26 апреля 2012 г.


Французская Революция 1789 г.

В предыдущей главе мы привели неопровержимые факты, показывающие, как горсточка международных банкиров, действующих через своих агентов в Англии, анонимным способом приобрела за скромную сумму в 1.250.000 ф. ст. экономический контроль над всей английской нацией.
     В этой главе мы рассмотрим неоспоримые факты, проливающие свет на личность некоторых таких анонимных заимодавцев. Эти факты покажут нам, что эти кредиторы или их преемники  готовили Французскую Революцию 1789 г., используя те же приемы, что и для Английской Революции 1640-1649 гг. В следующих главах мы приведём ряд других фактов, доказывающих, что потомки этих Международных Банкиров представляли собой оккультную власть, которая производила все войны и все революции с 1789 г. по сегодняшний день. 
       В 1773 г. Майер Ротшильд (Mayer Amschel Bayern Rothschild) собрал во Франкфурте два десятка богатых и влиятельных людей. Он убедил их в том, что, если объединить все их  средства и способности, то можно будет финансировать и контролировать Міровое Революционное Движение, а также завоевать абсолютный контроль над міровыми ресурсами.
     Анализируя английский эксперимент и выявив допущенные в нём ошибки, он доказал, что финансовые результаты, приобретенные в Англии – ничто по сравнению с тем, что может принести Французская революция. Все участники подписали контракт.  Майер Ротшильд доказал, что при умелой манипуляции всеми богатствами можно создать такое безнадёжное экономическое положение, что народ окажется под угрозой голода. Тогда будет легко переложить ответственность на короля, двор, дворянство, церковь, предприятия и их руководителей. Следует оплатить работу пропагандистов, которым будет поручено вызвать негодование и жажду мести в отношении высшего класса на основе действительных или вымышленных проступков и фактов несправедливости, разврата и давления. Профессиональные клеветники создадут скандальную репутацию всем тем, кто позволит себе сопротивляться их планам.
     Как только будет возбужден мятеж против установленной власти, его необходимо поддержать при помощи введения запланированного террора. Он будет разработан иллюминатами. Они проникнут во французское масонство и создадут в нём ложи Великого Востока, которые будут служить в качестве революционного Underground, способа распространения материализма, диалектики и атеизма.
     Ротшильд закончил своё выступление замечанием, что,  если будут приняты все необходимые меры предосторожности, то никто никогда не узнает об их связи с революционным движением.
     Агенты вошли в контакт со знаменитым оратором того времени Маркизом Мирабо (Honoré Gabriel Riqueti, comte de Mirabeau). Он принадлежал к знатному дворянству и имел влияние на приближённых к королевскому двору. Кроме того, Мирабо был близким другом Герцога Орлеанского. Иллюминаты выбрали его своим подручным для разжигания французской революции.
     Мирабо любил женщин. Иллюминаты помогли ему  погрузиться в пучину развратной жизни и превратиться в их должника. В конечном итоге он стал простым инструментом в их руках. Мирабо представили некоему Моисею Мендельсону (Moses Mendelssohn), который его полностью взял в свои руки. Мендельсон представил Мирабо известной своей красотою, но абсолютно безнравственной Мадам Герц. Мирабо стал подвластным и Мендельсону, и мадам Герц.
     Такой метод уничтожения личности шёл попутно с оглашением его скандальной жизни. От него отшатнулись, а он, в свою очередь, возненавидел дворян и был готов мстить за своё унижение.
     От Мирабо ожидали, чтобы он убедил Герцога Орлеанского возглавить революционное движение во Франции. Подразумевалось, что, после свержения Монарха, он станет во главе демократического института Франции – конституционной монархии. Конечно, заговорщики не сказали ни Мирабо, ни герцогу, что их планы предусматривали убийство короля, королевы и тысяч французских дворян. Они их убедили в том, что цель революции заключалась в освобождении политики и религии от деспотизма и суеверия. Герцог был Великим Магистром французского масонства.
     Мирабо представил Герцога Орлеанского и своего друга Талейрана Адаму Вейсхаупту, который их посвятил в степени масонства Великого Востока. В конце 1773 г. Филипп, Герцог Орлеанский, распространил ритуал Великого Востока во всех французских ложах. В 1788 г. во Франции уже действовали тысячи лож с ритуалом Великого Востока, а число их членов превышало 100.000 человек. Таким образом, иллюминаты Моисей Мендельсон и Адам Вейсхаупт проникли во французские ложи при помощи Великого Востока.
     После того, как Филипп Орлеанский стал во главе всех лож, находящихся в подчинении Вейсхаупта, его подвергли такому же унижению, как и Мирабо. Четыре года спустя Герцог до того задолжал, что его убедили пуститься в нелегальные сделки, чтобы восполнить нехватку денег. Но его дела, странным образом, шли всё хуже и хуже, а долг не переставал расти.
     В 1780 г. его задолженность достигла 800.000 ливров. Банкиры снова уговорили его пуститься в выгодные махинации и предложили ему финансовую помощь. Они так умело ему заморочили голову, что он передал им в залог свои имения и знаменитый дворец Palais Royal. Он подписал банкирам доверенность на управление его собственностью с условием, что они обеспечат доходы с неё для его содержания.
     Банкиры поручили некоему Лакло (Choderlos de Laclos) управлять дворцом Palais Royal, который его усилиями быстро превратился в самое развратное место во Франции. Желающие в нем «повеселиться» могли найти самые пагубные увеселения. Отсюда пошло разрушение религии и всякой морали. Приводился в действие каббалистический лозунг: «лучший революционер тот, у кого отсутствует всякая нравственность».
     Еврей из Палермо известный как граф Калиостро, он же Жозеф (Иосиф) Бальзамо (Giuseppe Balsamo), вступил в союз с Лакло. Он превратил одно из поместий Герцога Орлеанского в типографию, стал издавать революционные брошюры и организовал группы пропагандистов. Они также устраивали концерты, театральные представления и дебаты на самые безнравственные темы.
     Люди – мужчины и женщины, – которые таким образом попадали в сети, расставленные Лакло и Бальзамо, были вынуждены исполнять их приказания, если они не желали, чтобы их поведение предавалось огласке. Владения Герцога Орлеанского были превращены, таким образом, в фабрику революции. Palais Royal стал для полиции самым тревожным местом Парижа. Но в глазах народа это  безобразное место принадлежало двоюродному брату монарха! Мало  кто знал всю правду о том, кто и с какой целью завладел этим престижным местом.
     Сообщение Баварского правительства всем европейским государствам об угрожающей им подпольной организации иллюминатов не было принято с надлежащим вниманием. Никто этому не поверил. В том числе и королева Франции Мария-Антуанетта, которой вдобавок много об этом писала родная сестра из Австрии. Она отвечала сестре: «Вы чрезмерно беспокоитесь о влиянии масонства во Франции. Оно не имеет того влияния, которое имеет в других европейских странах».
     Бальзамо и его пропагандисты оклеветали Марию-Антуанетту как женщину лёгкого поведения, любящую всякие увеселения. Это им дало основание требовать впоследствии её казни. Но эта версия о поведении королевы полностью выдумана. Историки давно доказали силу духа королевы Марии-Антуанетты во время многочисленных испытаний и её мужество перед смертью, которые никак не сочетались с поведением развратной женщины.
     Чтобы замарать имя королевы, Вейсхаупт и Мендельсон сфабриковали  дело о «бриллиантовом ожерелье». В то время как финансы Франции находились в бедственном положении, и правительство просило отсрочку у международных банкиров, ювелирам Двора якобы от имени королевы было заказано прекраснейшее ожерелье стоимостью в четверть миллиона ливров. Когда ювелиры доставили королеве изготовленное украшение, она отказалась его принять по той причине, что она ничего не заказывала. Но, как и предвидели заговорщики, молва об этом ожерелье широко разнеслась. Мария-Антуанетта была опозорена перед своим народом. Бальзамо пустил в действие свою типографию, которая выпустила многотысячным тиражом брошюру, описывающую, как  некий тайный любовник преподнёс королеве это ожерелье в дар за полученные от неё милости. Больше того, имитируя почерк королевы, было составлено письмо к кардиналу Роан (Cardinal Prince de Rohan) с предложением о встрече с королевой в полночь у дворца Palais Royal, чтобы поговорить на тему этого ожерелья. Наняли проститутку, которая была загримирована под королеву, и таким образом в грязную историю был вовлечён один из высших сановников государства. История свидетельствует, что впоследствии это ожерелье было переправлено в Англию, где некий Элиасон разобрал его и оставил у себя большую часть драгоценных камней.
     Пока изобретательность Бальзамо «разоблачала» представителей Государства и Церкви, агенты иллюминатов подготавливали народ к  установлению террора. Были найдены будущие ответственные исполнители: Робеспьер, Дантон, Марат. Они должны были освободить всех заключённых и сумасшедших, при помощи  которых будет действовать запланированный террор. Собрание происходило в монастыре Якобинцев (Couvent des Jacobins). Тут были составлены списки тех, кого нужно было ликвидировать – политических деятелей, церковных руководителей, офицеров, которые сохраняли верность монархии. Под руководством опытных организаторов были намечены массовые зверства.
     Когда вспыхнули беспорядки, якобинцы следовали программе, установленной иллюминатами и масонством Великого Востока. Они использовали Герцога Орлеанского до момента голосования за смертную казнь королю. После того, как он взял на себя эту ответственность, он им стал больше  не нужен, Тайная Сила отдала приказ о его уничтожении, и Герцог Орлеанский очутился на пути к гильотине. В карете смертников, везущей его по улицам Парижа к месту казни, он слышал, как толпа его проклинала.
     Осознав бездну, в которой он очутился, Мирабо покаялся. Он не мог согласиться с казнью выдающихся людей Франции, он не мог согласиться со свержением Людовика XVI, которого он представлял в роли конституционного монарха. Он попытался организовать побег короля. Но его план был раскрыт якобинцами, и Мирабо приговорили к ликвидации. Не имея времени для составления правдоподобного дела, его просто отравили.
     После того, как проводники террора - Дантон и Робеспьер – исполнили то, что от них требовалось, они также были приговорены к смертной казни.
     Мало кому известно, что Робеспьер, Дантон и Марат были лишь исполнителями решений тринадцати директоров-иллюминатов, являвшимися подлинными архитекторами французской революции.
     Мало кто может поверить, что могут существовать люди, которые планомерно, хладнокровно и с сатанинским стремлением готовы уничтожать сотни тысяч людей.
     Сэр Вальтер Скотт в многотомном труде «Жизнь Наполеона» многое раскрыл относительно тайных конспиративных сил. Его труд был изъят с широкого доступа и хранится только в больших библиотеках и музеях. 
     Далее банкиры-иллюминаты решили использовать талантливого генерала Бонапарта, чтобы начать войны для свержения ряда коронованных особ.
     Впоследствии они перенесли свою штаб-квартиру в Швейцарию, из которой организовывали все широкомасштабные действия для покорения народов стран міра. Картель ростовщиков наживался на разжигании войн. Эта группа людей быстро прибрала к своим рукам производство военной техники и амуниции, кораблестроение, добычу полезных ископаемых, химическую, сталелитейную и фармацевтическую промышленность. … Беда была лишь в том, что Наполеон становился всё более требовательным и угрожал предать огласке то, что знал о тайных силах. С этого времени его судьба была предрешена.
     Секретная стратегия, использованная против Наполеона, послужила моделью для всех революционных операций в будущем. Правители Мірового революционного движения размещали своих тайных агентов в ключевых местах:  в ведомствах снабжения, коммуникаций, транспорта и разведки вооружённых сил, деятельность которых они хотели подорвать. Саботируя снабжение, перехватывая приказы и передавая противоположные сведения, задерживая или переправляя в другие направления обозы, революционные руководители нашли способ создать невероятный хаос в рядах самой организованной боевой силы. Десять «ячеек», оперирующих в ключевых местах, стоили больше десяти тысяч победоносных солдат. Опробованные на Наполеоне методы были затем использованы для поражения русской армии в русско-японской войне. То же самое происходило и в 1917 г., когда русские армии взбунтовались, и в 1918 г. – в немецкой армии и на флоте. 
     Наследники тех, кто привёл Наполеона к поражению, обеспечили разгром национальных сил Китая в 1945 г. По тайному приказу вооружение и амуниция на многие миллионы долларов были сброшены в Тихом океане, тогда как они предназначались генералу Чан Кайши.
     Полезно напомнить, как разбогател Натан Ротшильд во время последней кампании Наполеона после бегства с острова Эльбы. Им были посланы разведчики в ряды наполеоновской армии, которые доносили Натану при помощи почтовых голубей сведения о положении на фронте в ходе битвы при Ватерлоо. Натан Ротшильд в это время находился в Париже и переписывался с другими пайщиками-банкирами по своему банку в Лондоне посредством всё той же голубиной почты, сообщая коммерчески выгодную информацию. Когда ему сообщили о неминуемой победе Веллингтона, он написал в Лондон о победе Наполеона. Англичане поддались панике, биржа испытала небывалое падение. Можно было купить английский фунт за один шиллинг. Все ценные бумаги упали до рекордно низкого уровня для лондонской биржи. Натан нанял за 2.000 ф. ст. маленький корабль и срочно переправился в Англию. По прибытии его помощники по финансовым делам скупили все ценные бумаги, продававшиеся за бесценок. Когда же, наконец, пришла весть о победе Веллингтона, курс всех биржевых ценностей поднялся до прежнего уровня. На этой операции банкиры – международные ростовщики приобрели астрономическое богатство.
     Маловероятно, что хоть один масон из тысячи знал, как начальники-иллюминаты Великого Востока заслали своих агентов в континентальное франкмасонство. Хотя английские гран-мэтры предупреждали французских собратьев, чтобы они не имели никакого общения с масонами Великого Востока.
     Для того, чтобы снять всякое сомнение об авторстве масонства во французской революции, приведём отрывок из речи маркиза Розанбо (Marquis de Rosanbo) в 1904 г.: «Мы, значит, полностью согласны с тем, что франкмасонство было единственным автором Революции, и раздающиеся голоса со стороны «Левых», к чему я мало был приучен, являются доказательством, господа, того, что вы признаёте со мною, кто сделал Французскую Революцию». На эту речь ответил г-н Жюмель (Jumel), известный масон Великого Востока: «Больше того, мы не только признаём,… мы провозглашаем!» (Конвент Великого Востока, 1923, стр. 403).
     В 1923 г. во время большого банкета, на котором присутствовали известные международные дельцы – некоторые были связаны с Лигой Наций, – президент Великого Востока произнёс тост: «За Французскую Республику, дочь французского франкмасонства. За Міровую Республику завтрашнего дня, дочь Мірового франкмасонства». («Антихристианский заговор» епископ Анри Деласюз, т. 1, стр. 146 (La Conjuration Anti-Chrétienne, Mgr Henri Delassus).

Продолжение следует


Comments