pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

Category:

С наростанием экуменизма в пятидесятых годах

Желая сохранить верность святому Православию, когда, в начале двадцатых годов, Финское правительство принудительно насаждало новый стиль с соответствующей новой пасхалией, о. Никандр, как и многие братья, покинул родной Валаам и нашёл убежище в гостеприимной Сербии. Рукоположенный в иеромонахи, он стал окормлять беженский Леснинский монастырь, получивший от Сербской Патриархии в пользование монастырские здания в Хопово. О. Никандр с сестрами эвакуировался в 1950 г. во Францию, где он продолжал поминать, как некогда в Сербии, Патриарха Сербского. С наглядным развитием экуменического движения и участием в нем многих Православных Церквей, в частности Сербской Патриархии, поминовения Сербского Патриарха не могло продолжаться, о чём было направлено мотивированное прошение настоящим письмом о. Никандру, которое было им удовлетворено.
12/25 июля 1971 г.
Ваше Преподобие, дорогой о Господе Батюшка отец Никандр!
Покорнейше прошу Вас принять выражение моей глубокой признательности к Вам за Ваше отцовское ко мне отношение. На трудном для меня пути священнослужения, Вы не только занимались обучением меня в Богослужении, но и проявляли заботы в области духовного водительства. В результате чего, за последние годы выработалось во мне определенное представление о церковном Богослужении, совершаемом в страхе Божиим и любви. Всем этим я обязан Вам, дорогой Батюшка, и перед Богом почитаю Вас, как своего наставника.
Однако не могу не коснуться без волнения одной подробности Вашего святого служения, а именно, поминовения Вами за литургией «|в первых» Патриарха Германа. Это обстоятельство меня смущает в силу ряда причин общецерковного и догматичес­кого характера.
Я надеюсь, что Вы примите с вниманием нижеследующее изложение моих соображений по этому вопросу.
Но прежде всего, для того, чтобы осветить мой общий подход к делу, я прошу Вас ознакомиться с причинами, заставившими меня покинуть Экзархат Вселенского Патриарха - «Дарю», в 1965 году, и стать со всей семьей под омофор Владыки Антония.
В бытность мою регентом в кладбищенской церкви в Сан-Женевьев-дэ-Буа, я принимал деятельное участие в жизни прихода. Живой интерес к всему церковному заставил меня ознакомиться с рядом церковных вопросов, в частности, с историей Русской Церкви со времен революции до наших дней (труды прот. Польского и Граббе, Архиеп. Никона и т.д.). Мне тогда стало ясно, что я живу и действую в нездоровом церковном организме, потерявшем необходимое сочетание между верой и делами, что это нарушение его равновесия будет усугубляться в нем и что мне придется искать для себя лучшее пристанище. Но тогда, когда я это осознал, «Дарю» состояло еще под омофором Патриарха Афинагора, чем прикрывало, в какой-то мере,  свою несостоятельность, а сам Патриарх еще не показал наглядно свою  еретическую наклонность.                                                                  
Острую боль испытал я при канонизации о. Иоанна Кронштадс­кого. Будучи в канун этого светлого торжества, в церкви на Клод Лорен, а в самый день в монастыре, я отправился после обеда в свою церковь на кладбище и встретил там не радость, даже не безразличие, но враждебную настроенность в отношении предпринятого Русской Зарубежной Церковью прославления о. Иоанна.  Действительно, как и во всех церквах Экзархата, как я об этом узнал впоследствии, проводилось демонстративное служение панихиды по прославленному о. Иоанну. Мне следовало бы тогда уйти совсем. Но еще сильно удерживали меня связи дружбы и нерешительность характера.
Но, произошло роковое событие 26-го декабря 1965 г. Экзархат был упразднен Патриархом Афинагором, и наш, впредь называемый «церковный удел» самоопределился, вопреки канонам и общецерковной практике, в виде автономной Церкви западноевропейских церквей. Услышав с амвона и прочитав официальные лживые обоснования новоявленной автономной Церкви, я ни минуты не колебался и примкнул к Зарубежной Церкви.
Я испытывал тогда большую радость, главным образом из за того, что наконец то я достиг вожделенного сочетания определенного умозрения с соответствующей действительной церковной жизнью, долгожданного пристанища у правильной святой Русской Зарубежной Церкви.
Для меня почти все было ново, и я радостно принимал все, до того, что поминание Вами Патриарха Сербского Германа, немало удивившее меня, не очень меня и взволновало. Я его приписал к частному явлению,  не могущему наложить тень на Русскую Зару­бежную Церковь. Незадолго до моего посвящения, я обратился за объяснением по этому поводу к архиерею. Ответ: «что же я могу поделать с старцем» поразил меня тем, что в данном случае капитулировал архиерей. Ваша святая жизнь, Батюшка, побеждала многие недоразумения и смиряла многих. Что же мне оставалось делать? - И я покорился в душе поминовению Вами Патриарха Германа, хотя и считал его неуместным. Не было у меня оснований поступать иначе.
Действительно, на последних наших Архиерейских Соборах вопрос об отношении нашем к П. Герману ставился, но не разре­шался.
Но совсем иначе обстоит дело в настоящее время. Теперь, даже не ожидая постановлений Собора, можно определенно сказать, что П. Герман глубоко погрузился и не перестает погружаться глубже и глубже в ересь.
Следующие обстоятельства ярко свидетельствуют об этом:                                                                                    
1) Патриарх состоит в тесном литургическом общении с Московской Патриархией. Последняя же явно уклонилась в ересь, совокупившись с католиками признанием действительными смешенных браков, совершенных католическими священниками, этим признавая все их таинства; далее, поминовением Папы митрополитом Никодимом за литургией в Риме; еще далее, преподанием тем же митрополитом причастия католикам; еще - постановлением Синода Патриархии о взаимном обслуживании верующих, в случае нужды, католи­ческим и православным духовенством и т.д.
 2) Несколько лет тому назад, Сербская Патриархия, следуя примеру Московской Патриархии, признала действительными смешенные браки, совершаемые католическими священнослу­жителями.
3) Несколько лет тому назад, приезжал с визитом к Патриарху Герману англиканский архиепископ Кентерберийский. Патриарх предоставил ему свою личную часовню. В Белградском кафедральном Соборе оба, православный патриарх и представитель лжеучений о Господе, англиканский архиепископ, в полном облачении представились народу и преподавали благословение. Тоже самое представление происхо­дило в Лондоне при нанесенном П. Германом обратном визите.
4) Страшным сборищем нечестивых вероучений является Мировой Совет Церквей. Его цель - разрушение проповеди об Единой, Святой, Кафолической, Апостольской Вере и Церкви. Последняя Ассамблея Совета, состоявшаяся в Упсале, послужила поводом для митрополита Филарета обратиться к всем православным иерархам с пророческим вещанием о той катастрофе, которая гро­зит православному миру от участия православных в разрушительной работе Мирового Совета Церквей. Патриарх Герман был избран на этой Ассамблее одним из председателей Мирового Совета Церквей и пребывает таковым по сей день, расписываясь в его деяниях. Это недвусмысленное положение послужило, отчасти, поводом к резкому обличению Патриарха выдающимся сербским богословом архимандритом Иустином Поповичем, в недавно появившемся открытом письме к Патриарху, в котором последний обозначается первым в Сербской Цер­кви Патриархом, ставшим начальником 250 ересей.
Батюшка, Вы сами нас всегда учили, что цель христианской жизни состоит в спасении своей души. Мне ли Вам напоминать, что цель священника состоит также и в спасении душ пасомых.
В распространении ереси - смерть душам. Вот почему мы должны так зорко следить за тем, чтобы никакая ересь не могла проникнуть в наше учение и наше Богослужение и чтобы не способствовать распространению ереси.
В нынешнее отступническое время, наша Русская Зарубеж­ная Церковь является почти единственной в мире чистой голубицей, истинной Христовой Церковью. К ней тянутся многие, покидая свои лжедействующие патриархии, ища защиту веры под омофором Христовой Церкви, верной апостольскому и святооте­ческому преданиям. Самый разительный факт этой действитель­ности являют нам братья православные греки, могущие справедливо гордиться древнейшим православием, переходящие в Русскую Зарубежную Церковь на время заблуждения их прежних начальников, чтобы в нераздельной Истине пройти свой спасительный путь.
Наш Первоиерарх является теперь перед всей Вселенной представителем Истинной Православной Церкви. И нет никакой необходимости покрывать светлое его имя именем предводителя другой церкви, тем паче, поминать его вслед за ересеначальником.
Батюшка, именем Господа нашего Иисуса Христа, в Нем же являюсь я Вашим недостойным сослужителем, умоляю Вас, в силу обстоятельств изложенных здесь, не поминать впредь за Богослужением Патриарха Германа.
Прошу Ваших святых молитв.
Любящий Вас, недостойный диакон Вениамин.
 
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author