?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

ПЕШКИ НА ШАХМАТНОЙ ДОСКЕ – В. КАРР - Часть IV.1

http://www.russia-talk.org/cd-history/carr/carr.htm

См. Письма 25, 26, 27 апреля 2012 г.

Американская революция  подразделение 1

     Необходимо разобраться и раскрыть тайну тех людей, которые захватили контроль над Банком Англии, государственным долгом, обменом товаров, торговлей и денежной системой американских колоний Великобритании.
     Для этого проследим историю с момента, когда Бенджамин Франклин (Веnjamin Franklin) (1706-1790) приехал в Англию как представитель граждан, прилагающих все усилия для создания благоприятных условий для роста благосостояния в американских колониях.
     Роберт Оуэн (Robert L. Owen), бывший президент Комитета Сената по делам банков и денежного обращения Соединённых Штатов Америки, описывает это событие на стр. 98 документа № 23 Сената. Он пишет, что когда компаньоны Ротшильда спросили у Франклина, чем он объясняет рост благосостояния в колониях, Франклин ответил: «Очень просто: в колониях мы выпускаем свои собственные деньги. Мы это называем «колониальной эмиссией». Наши деньги выпускаются в обращение в зависимости от потребности торговли и промышленности».
     Роберт Оуэн заметил, что Ротшильд вскоре после того, как ему об этом стало известно, смог воспользоваться этим положением и получить колоссальную прибыль. Для этого ему потребовалось провести закон, запрещающий представителям колоний выпускать собственные деньги и вынуждающий их обращаться к банкам в поисках источников финансирования. В то время Амшел Майер Ротшильд находился ещё в Германии: он снабжал Британское правительство германскими наёмниками по цене £8 за душу. Этот представитель семейства Ротшильдов был настолько влиятельным человеком, что при помощи руководства Банка Англии в 1764 г. ему удалось провести такой закон в своих интересах.
      Администрация колоний была вынуждена изъять из обращения выпущенную ею монету, заложить Банку Англии свои активы и колониальные ценности, чтобы занять у него необходимые средства. Относительно этих событий Франклин заявил: «За один год ситуация полностью изменилась, эра благополучия канула в лету и разразился такой глубокий экономический кризис, что улицы колоний кишели безработными». Франклин добавил: «Банк Англии отказался выдать более 50% от номинальной стоимости «денежной эмиссии», которая ему была передана в соответствии с требованиями закона. В результате обмен сократился наполовину» (документ № 23 Сената подтверждает эти заявления).
     Франклин раскрыл причину Революции, сказав, что: «Колонии охотно приняли бы небольшой налог на чай или на другие товары, если бы Англия не отобрала у них свои собственные деньги, такая мера вызвала безработицу и недовольство».
     Недовольство росло и становилось всеобщим, но мало кто из граждан сознавал, что налоги и другие экономические меры являлись результатом манипуляций маленькой группы международных гангстеров, которым удалось захватить контроль над Британской казной вслед за контролем над Банком Англии. Мы уже упоминали, что благодаря их усилиям государственный долг Великобритании вырос с £1.250.000 в 1694 г. до £16.000.000 в 1698 г. и постепенно увеличился до £885.000.000 в 1815 г. и £22.503.532.372 в 1945 г.
      Первые вооружённые столкновения между британскими войсками и колонистами произошли 19 апреля 1775 г. в г. Лексингтоне (Lexington) и г. Конкорде (Concord). А уже 10 мая Второй Континентальный Конгресс собрался в Филадельфии, и Джордж Вашингтон был назначен главнокомандующим армии и флота. Он принял командование в г. Кембридж (Cambridge). Конгресс утвердил Декларацию о независимости 4 июля 1776 г.
     В течение последующих семи лет международные ростовщики вдохновляли и финансировали колониальную войну. Ротшильды зарабатывали колоссальные деньги тем, что поставляли британскому правительству немецких солдат из Гессена для борьбы с колонистами. Британцы не испытывали никакого недружелюбия к своим американским «братьям» и даже в тайне им симпатизировали.
     Поэтому британской колониальной армии под командованием генерала Корнваллис (Cornwallis) не хватило боевого духа, и она капитулировала 19 октября 1781 г. Парижский мирный договор признал независимость Соединённых Штатов 3 сентября 1783 г. Главным побеждённым оказался британский народ. Лежащее на его плечах бремя задолженности колоссально выросло, а международные банкиры (за которыми стояли Тайные силы Мирового революционного движения) вышли победителями на первом этапе долгосрочного плана, требовавшего разрушения Британской империи.
     Агенты международных банкиров работали не покладая рук, чтобы помешать единению. Поддержание разногласий между различными штатами Америки облегчало их эксплуатацию. О вмешательстве ростовщиков во внутренние дела разных стран свидетельствует следующий пример: Отцы-основатели Соединённых Штатов, собравшиеся в Филадельфии в 1787 г., признали, что принятие закона, ограждающего их от эксплуатации международных банкиров, является мерой первостепенного значения.
     При помощи своих агентов банкиры организовали активное «лобби», которое прибегало к самым разным способам воздействия, включая откровенное запугивание. Несмотря на все их усилия в параграфе 5 раздела 8 новой американской конституции было установлено, что: «Конгресс имеет власть чеканить монету, регулировать её ценность и ценность иностранной монеты, устанавливать единицы мер и весов».
     Большинство граждан Соединённых Штатов относится к Конституции с высоким уважением и почитает её почти как святыню. Все последующие законы и нормативные акты в принципе подчиняются Конституции. Поэтому валютно-финансовое законодательство США, которое сформировалось в дальнейшем с отходом от принципов, изложенных в параграфе 5 раздела 8 статьи 1 Конституции США, достаточно наглядно иллюстрирует политическую мощь международных банкиров.
     Международные банковские круги добились экономического контроля над Соединёнными Штатами весьма эффективным способом. Для этого они использовали «инновацию» – старую добрую систему «акционерного общества» с особым лицензируемым уставом (чартером) и ограниченной имущественной ответственностью акционеров. Директора Банка Англии поручили одному из своих агентов Александру Гамильтону (Alexander Hamilton) представлять свои интересы в Соединённых Штатах. В 1780 г. этот «патриот» выступил с предложением о создании Федерального банка, находящегося, естественно, в частных руках. Для реализации своего проекта он предложил установить акционерный капитал в размере $12.000.000, причём взнос Банка Англии должен был составить $10.000.000, а остальные $2.000.000 вносились богатыми американскими гражданами.
     В 1784 г. Александр Гамильтон и его компаньон Роберт Моррис (Robert Morris) создали первый американский банк – «Бэнк оф Нью-Йорк» (Bank of New York). Моррис занимал должность суперинтенданта финансов Континентального Конгресса и довёл казну Соединённых Штатов до полного опустошения в результате семилетней войны за независимость. Финансовые резервы Соединённых Штатов полностью «растаяли», когда Гамильтон изъял последние $250.000, хранившиеся в министерстве финансов, и пустил их на увеличение капитала своего нового банка. Директора первого американского банка были агентами Банка Англии. Иллюминаты контролировали обоих.
     Отцы американской независимости поняли, что, если директора Банка Англии поставят под свой контроль американскую денежную систему, они возместят все свои потери путем ипотечного кредитования и описи заложенного имущества по непогашенным в срок кредитам. В результате Конгресс отказал в предоставлении привилегий «Бэнк оф Нью-Йорк».
     Б. Франклин скончался в 1790 г., и агенты еврейских международных банков сразу же попытались подмять под себя американские финансы. Они смогли протащить Александра Гамильтона на должность первого Секретаря Казначейства США. Под давлением Гамильтона правительство предоставило на 20 лет «чартер» новому центральному банку: так был создан «Первый банк Соединённых Штатов» (The First Bank of the United States – 1791-1811). А затем ему уже довольно легко удалось присвоить права на денежную эмиссию под государственные и частные долговые обязательства.
     Самые веские аргументы агентов международных банкиров в борьбе с оппозицией сводились к тому, что бумажные деньги, выпускаемые Конгрессом для финансирования государственных расходов, не принимались в уплату при торговле с заграницей, тогда как деньги, занимаемые у банкиров под проценты, безоговорочно принимались во всех сделках. Таким образом, эксплуатировать народ стали те, кто ему представлялись друзьями. Александр Гамильтон и Моррис выслуживались как верные наёмники международных банкиров.
     Капитал нового Банка повысили до $35.000.000, в котором участие европейских банкиров, контролируемых Ротшильдами, достигало $28.000.000. Некоторые люди стали подозревать о связи Гамильтона с международными банкирами; в какой-то момент банкиры посчитали, что Гамильтон знал чересчур много, и что ему дальше доверять было нельзя. Профессиональный дуэлянт Аарон Бурр выманил его на поединок и исполнил приговор.
     В тот период международные банкиры использовали американцев как «витрину», корректируя свою политику в Европе. Интересы Ротшильдов требовали от американских банкиров увеличения объемов предоставляемого кредита до оптимального уровня и выпуска в обращение большого количества денег. Одновременно проводилась активная пропагандистская кампания для вселения оптимизма в граждан, благосостояние которых росло быстрыми темпами. Американцы становились самым большим народом в мире; их уговорили провести большие инвестиции для будущего страны.
     Когда состоятельные люди привыкли к практике ипотечного кредитования и предоставили в залог банкам значительную долю своего недвижимого имущества, был отдан негласный приказ о сокращении объёмов кредитования и денежной массы в обращении. Так был запущен маховик искусственной депрессии. Граждане не могли выплатить взятые ими займы, и короли финансов по дешёвке прибрали к своим рукам заложенную недвижимость на миллионы долларов. Если бы эту махинацию предать настоящему суду, то Великий Аль Капоне (Alphonso Gabriel "Great Al" Capone) и его гангстеры выглядели бы настоящими «джентльменами» по сравнению с международными банкирами.
      Компетентные американцы правильно оценивали эту эпоху американской истории, но их мнение не пошло на пользу потомкам, которые снова наступили на те же самые грабли. Джон Адамс (1735-1826) писал Томасу Джефферсону в 1787 г.: «Вся проблема, недоразумение и переживание происходят не от недостатков в Конституции и ни из-за плохого ведения дел или недостаточного опыта, а от незнания природы денег, их обращения и кредита».
     Томас Джефферсон сказал: «Я думаю, что денежные институты более опасны для нашей свободы, чем армии. Они уже сформировали денежную аристократию, которая является угрозой для правительства. У банков следует отобрать привилегию на выпуск денег и вернуть её народу, которому она принадлежит по праву».
      Президент США Эндрю Джексон (Andrew Jackson) заявил: «Если Конгрессу предоставлено по Конституции право на выпуск бумажных денег, то он должен им пользоваться, а не доверять его частным лицам или обществам».
     Эти комментарии дали банкирам чётко понять, что их ожидает сильная оппозиция при возобновлении в 1811 г. «чартера» для американских банков. Поэтому, Амшел Майер Ротшильд постарался полностью захватить в свои руки Банк Англии и тем самым укрепить личный контроль над мировой экономикой. Его сын Натан прошёл специальную финансовую подготовку. В 1798 г. этот молодой человек в возрасте 21 года покинул Германию с целью покорения Банка Англии. Для этого ему вручили скромную сумму в ?20.000. Натан Ротшильд быстро продемонстрировал свой финансовый гений: за сравнительно короткий срок его стартовый капитал вырос в три раза. Когда в 1811 г. наступило время возобновления чартера Первого банка Соединённых Штатов, Натан Ротшильд уже полностью держал международных банкиров под своим контролем. Он предъявил ультиматум: «Либо чартер будет возобновлен, либо Соединённые Штаты будут вовлечены в ужаснейшую войну».
     Многие американские патриоты не могли поверить в способность международных банкиров развязать войну и решили обнародовать этот «блеф». Такое намерение было, в частности, у Эндрю Джексона, который впоследствии им писал: «Вы лишь вертеп разбойников, змеиное гнездо. Я собираюсь вас сокрушить, и я этого добьюсь». Но оказалось, что странами очень даже можно управлять при помощи войн, и Натан Ротшильд отдал соответствующий приказ: «Проучите этих наглых американцев. Верните им колониальный статус».
      Английское правительство, являвшееся заложником Банка Англии, начало военные действия в 1812 г. Эта война была рассчитана на подрыв экономического благополучия Соединённых Штатов, чтобы вынудить руководство этой страны просить мира и искать финансовой помощи. Натан Ротшильд предупредил, что никакой финансовой помощи не будет до тех пор, пока не будет возобновлён чартер для Первого банка Соединённых Штатов.
     Хитрый план Натана Ротшильда сработал как часы. При этом его ничуть не беспокоило множество убитых и раненых, вдов и сирот, а также всеобщий упадок и разорение. Он радовался с другими заговорщиками о том, что поставленная цель достигнута, что нарастает недовольство среди населения, которое винило во всех своих бедствиях правительство, в то время как Тайная власть оставалась за кулисами вне всяких подозрений. Только очень ограниченный круг людей знал всю правду.
     В 1816 г. Конгресс Соединённых Штатов возобновил чартер: так появился на свет «Второй банк Соединённых Штатов» (The Second Bank of the United States – 1816-1836). Авторитетные лица утверждали, что члены Конгресса предварительно обрабатывались при помощи коррупции и угроз.
     Мировые заговорщики используют самые различные средства от «любви» до убийства, чтобы избавиться от людей, стоящих на их пути. В 1857 г. свадьба Леоноры – дочери Лионела Ротшильда со своим кузеном Альфонсом Парижским (они считают, что нужно всё держать внутри семьи) вызвала большое стечение представителей международных банков в Лондон, где происходила эта церемония.
      Бенджамин Дизраэли (Benjamin Disraeli) – известный государственный деятель, дважды назначавшийся на пост премьер-министра в 1868 г. и в 1874 г., также присутствовал на торжествах. По сведениям очевидцев Дизраэли произнёс тогда следующие слова: «Под этой крышей собрались главы семьи Ротшильдов. Имя Ротшильда знаменито во всех столицах Европы и во всех точках мира. Хотите, мы разделим Соединённые Штаты на две зоны: одна для Вас, Джеймс, другая для Вас, Лионель. Наполеон сделает то, что я ему посоветую. А Бисмарка мы так одурманим, что он станет нашим жалким рабом».

Часть IV.2 - ниже


Comments