?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

October 2018

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

ГАЛЛИПОЛИ – С. Ряснянскій - Часть I



ПРЕДИСЛОВИЕ

Въ ноябрѣ 1970 года исполнилось 50 лѣтъ со дня высадки остатковъ Русской Арміи подъ командой генерала П. Н. Врангеля въ маленькомъ турецко-греческомъ городкѣ Галлиполи на полуостровѣ того же наимено­вания у входа въ Дарданельскій проливъ.

Въ эту "юбилейную" дату я хочу въ короткомъ очеркѣ напомнить тѣмъ кто высадился въ Галлиполи и прожилъ въ немъ и въ долинѣ "Розъ и Смерти" болѣе года, образовавъ потомъ воинское братство — "Галлиполійскій Союзъ", и познакомить тѣхъ кто мало, или совсѣмъ ничего не знаетъ о пребываніи Русской Арміи въ Галлиполи въ г.г. 1920-21, что значить для Бѣлаго воина - Галлиполи.


ВСТУПЛЕНІЕ.

"Для выполненія долга передъ арміей и населеніемъ сдѣлано все, что въ предѣлахъ силъ человѣческихъ.

Дальнѣйшіе наши пути полны неизвѣстности. Другой земли, кромѣ Крыма у насъ нѣтъ. Нѣтъ и го­сударственной казны.

Откровенно, какъ всегда, предупреждаю всѣхъ о томъ, что ихъ ожидаетъ.

Да ниспошлетъ Господь всѣмъ силы и разума одолѣть и пережить русское лихолѣтіе".

(Изъ приказа ген. Врангеля передъ эвакуаціей изъ Крыма).

2-го апрѣля 1920 года Правительство Великобританіи прислало на имя генерала Деникина предложеніе прекратить борьбу съ большевиками послѣ чего Правительство вступитъ съ большевиками въ переговоры о дарованіи амнистіи чинамъ Добровольческой Арміи и населенію Крыма, са­мому же генералу Деникину и его ближайшимъ сотрудикамъ англичане предлагаютъ дать у себя пріютъ. Въ случаѣ отказа г. Деникина прекра­тить вооруженную борьбу съ большевиками англичане прекращаютъ вся­кую помощь Добровольческой Арміи.

Это англійское предложеніе было вручено г. Врангелю, вступившему въ командованіе Добровольчекой арміей послѣ отъѣзда ген. Деникина въ Константинополь. Добровольческая армія въ это время переживала тяже­лый моральный кризисъ. послѣ неудачной эвакуаціи изъ Новороссійска, когда артиллерія, боеприпасы и склады снаряженія и обмундированія и весь конскій составъ былъ брошенъ въ Новороссійскѣ.

Генералъ Врангель отвѣтилъ англичанамъ, что просить амнистію для чиновъ Добровольческой Арміи и вступать въ переговоры съ большевика­ми онъ считаетъ невозможнымъ и унизительнымъ, а предлагаетъ англичанамъ дать пріютъ не только Главнокомадующему и его ближайшимъ сострудннкамъ, но всѣмъ кто не хочетъ отдаться на милость большевиковъ. Въ отвѣтъ англичане, устами своего премьера Лойдъ Джоржа, заявившаго, что торговать можно и съ людоѣдами, сообщили г. Врангелю, что исполнить его предложепіе они не могутъ и всякую матеріальную помощь Доброволь­ческой Арміи прекращаютъ.

Г. Врангель, принимая депутацію общественныхъ представите­лей, сказалъ: "Вы знаете объ ультиматумѣ Англіи, предъявленномъ мнѣ, знаете въ какомъ положеніи находится наша армія. Многого я обѣщать Вамъ не могу, обѣщаю лишь одно, я выведу васъ съ честью изъ тяжелаго положенія въ которомъ мы находимся".

Свое обѣщаніе г. Врангель сдержалъ.

Въ теченіе 7 мѣсяцевъ Армія (переименованная имъ изъ Добровольческой въ Русскую) воспрянула духомъ и нанесла рядъ пораженій краснымъ, но въ концѣ октября не смогла противостоять, перебро­шенной съ польскаго фронта красной арміи, и должна была отсту­пить за перешейки въ Крымъ. Внезапно наступили сильные морозы и послѣдняя преграда для проникновенія красныхъ въ Крымъ - Сивашъ - замерзъ и красные минуя перешейки вторглись въ Крымъ.

Г. Врангель, видя невозможность успѣшно бороться съ во много разъ превышающей численно нашу армію (красные направили противъ русской арміп 70.000 штыковъ и 25.000 сабель при многочисленной артилеріи) рѣшилъ покинуть Крымъ.

Еще при принятіи своего поста Главнокомандующаго г. Врангель учитывалъ необходимость въ какой то моментъ покинуть Крымъ и сра­зу же его штабъ вмѣстѣ съ командующимъ русскимъ Черноморскимъ флотомъ началъ разрабатывать планъ эвакуаціи и къ концу октября во всѣхъ портахъ Крыма были сосредоточены всѣ пригодные для пе­ревозки войскъ и гражданскаго населенія суда.

29-го октября г. Врангель отдалъ приказъ войскамъ оторваться отъ противника и быстрыми переходами идти къ назначеннымъ имъ портамъ: Севастополю, Ялтѣ, Феодосіи и Керчи для посадки на стол­ице тамъ суда.

Армія до конца сохранила свою боеспособность, но бороться, безъ надежды побѣдитъ ей было не подъ силу, что ясно понималъ г.  Врангель.

Съ 31-го октября по 3 ноября изъ Крыма вышло 126 судовъ разнаго тоннажа, отъ большихъ пассажирскихъ, до баржъ включительно, на которыхъ погрузилось 136.000 человѣкъ военныхъ и штатскихъ.

Посадка на суда прошла въ полномъ порядкѣ, но съ тяжелымъ чувствомъ покидали Бѣлые воины русскую землю, на которой они три года боролись съ врагами Россіи — коммунистами — большевиками.

Тамъ остались дорогія могилы, многіе оставили свои семьи не зная, ка­кая участь ихъ постигнетъ, но отчаянія не было.

Пароходы отходили, взоры стоящихъ на палубѣ были обращены на удаляющійся берегъ родной земли, не зная, увидятъ ли они ее ког­да нибудь опять. Начало смеркаться, на далекомъ берегу кое гдѣ за­жглись огоньки, все туманнѣе и туманнѣе становились очертанія берега, вотъ погасъ и послѣдній огонекъ.

Прощай РОССІЯ!


НА РЕЙДѢ ВЪ КОНСТАНТИНОПОЛѢ.

Въ Константинонолѣ, гдѣ на рейдѣ сосредоточились всѣ 126 кораблей, пришедшихъ изъ Крыма, въ теченіи нѣсколькихъ дней шли совѣщанія ген. Врангеля съ представителями Франціи, обѣщавшей покровительство Арміи. Французы желали видѣть въ прибывшихъ только бѣженцевъ, ото­брали большую часть оружія, взяли всѣ привезенные изъ Крыма запасы продовольствія и обмундированія чтобы поставить армію въ полную отъ нихъ зависимость. Ген. Врангель настаивалъ на сохраненіи воинской организаціи и подчиненіи войскъ своимъ командирамъ во главѣ съ нимъ. Французы должны были уступить, но отъ своихъ плановъ распыленія арміи не отказались.

Въ результатѣ этихъ переговоровъ прибывшіе воинскіе части были размѣщены: Донской корпусъ въ окрестностяхъ Константинополя, Кубанцы и Терцы направлены на островъ Лемносъ, флотъ былъ направленъ въ Бизерту, а остальныя части, сформированные въ 1-й армейскій корпусъ, подъ командой генерала отъ инфантеріи Кутепова, были направлены въ Галлиполи на полуостров того же наименованія.


РУССКІЕ ВЪ ГАЛЛИПОЛИ.

22-го ноября 1920 года въ маленькую бухту у полуразрушеннаго го­рода Галлиполи, расположеннаго въ сѣверо-восточной части Галлиполійскаго полуострова у входа въ Дарданельскій проливъ, прибыли первые два парохода съ чинами 1-го армейскаго корпуса, съ ними прибылъ и ген. Кутеповъ. Французскій комендантъ города заявилъ, что всѣ части корпуса помѣститься въ городѣ не могутъ, и должны помѣститься въ лагерѣ для котораго дана долина въ 6 километрахъ отъ города. Ген. Кутепову дали ло­шадь и проводника и онъ поѣхалъ осмотрѣть мѣсто будущаго лагеря. Съ возвышеннаго берега ему открылась эта долина "розъ и смерти", назван­ная такъ потому, что вдоль протекающей въ долинѣ рѣченкѣ было много кустовъ розъ и водились змѣи двухъ породъ, изъ нихъ одна ядовитая, а другая родъ маленькаго удава. Въ долинѣ было двѣ неболынихъ турецкихъ фермы и кое гдѣ росли деревья, вдали возвышались горы полуострова. "Это все?" невольно вырвалось у г. Кутепова.

Какъ не печальна была картина, но лагерь нужно было устраивать и на второй день по прибытіи первыхъ частей корпуса французы выдали палатки двухъ типовъ: большія на нѣсколько десятковъ человѣкъ и малыя на 4-6 человѣкъ. Никакихъ перевозочныхъ средствъ французы не дали и люди должны были на себѣ тащить тяжелыя полотнища. Разбивка палатокъ затруднялась отсутствіемъ нужныхъ инструментовъ: лопатъ, кирокъ, топоровъ и пр., которыхъ выдали въ очень маломъ количествѣ. Такъ началось устрой­ство лагеря для войскъ.

Всего въ Галлиполи высадилось 26.590 человѣкъ, составившихъ 1-й армейскій корпусъ, въ который вошли: 1) Штабъ корпуса съ приданными ему командами, 2) 1-ая пѣхотная дивизія подъ командой ген. лейтенанта Витковскаго въ составѣ: Корниловскаго, Марковскаго, Дроздовскаго, Алексѣевскаго, Сводно-Гвардейскаго полковъ, остатки частей 6, 13 и 14 дивизій съ ихъ артиллерійскими и инженерными частями и артиллерійскій батальонъ изъ частей тяжелой и бронепоѣздной артиллеріи. 3) Кавалерійская дивизія подъ командой Генералъ Лейтенанта Барбовича въ составѣ 1-го, 2-го, 3-го и 4-го сводныхъ кавалерійскихъ полковъ изъ всѣхъ частей регулярной конницы и конно-артиллерійскій дивизіонъ; 4) Техническій полкъ, 5) Военно-учебныя заведенія: Сергіевское артиллерійское, Николаевское кавалерійское, Александровское и Константиновское пѣхотные, Николаевско-Алексѣевское инженерное, Офицерская артиллерійская школа, Офицер­ская инженерная школа, Офицерская фехтовально-гимнастическая школа. 6) Вспомогательныя части и учрежденія: Санитарная часть, интенданство, корпусный обозъ и другія мелкія части.

Въ лагерѣ расположились по одну сторону рѣки пѣхотная дивизія, по другую кавалерійская. Въ городѣ — Штабъ корпуса, военно-учебныя заведенія, всѣ нестроевыя части и учрежденія и семьи.

Составь 1-го корпуса былъ необыченъ. Это было ядро добровольческой Арміи, зародившейся на Кубани, продѣлавшее 1-й Кубанскій походъ и три года боровшееся съ большевиками. Въ немъ былъ громадный процентъ офицеровъ и вольноопредѣляющихся Императорской Русской Арміи, въ немъ были ячейки старыхъ полковъ и рядомъ новые полки Добровольче­ской арміи тѣсно сплоченныхъ боевой жизнью, подвигами и трудами — все это поддерживало традиціи старой Императорской арміи и сохранило духъ и дисциплину и сдѣлало изъ 1-го Корпуса не просто воинскую часть, но часть Россіи желавшей рѣшать государственныя задачи, а также и оплотомъ г. Врангеля въ его борьбѣ съ иностранцами и лѣвыми русскими организаціями.

Превращеніе полуголодныхъ и полураздѣтыхъ людей, въ значительной степени потерявшихъ бодрость отъ перенесеннаго удара— потери родины, въ прежнихъ самоотверженныхъ борцовъ за освобожденіе Россіи отъ краснаго ига и за ея единство — заслуга Командира корпуса генерала Алек­сандра Павловича Кутепова. Необыкновенно прямой, съ сильной волей, смѣлый, чисто русскій человѣкъ, хорошо знающій психологію русскаго офицера и солдата, онъ не растерялся, попавъ въ тяжкую обстановку въ Галлиполи, а съ перваго же дня высадки, вникая во всѣ нужды ввѣренныхъ ему частей и всемѣрно стараясь улучшить ихъ положеніе, одновременно сталъ требовать строгаго выполненія строевого и дисциплинарнаго уставовъ, правильное отданіе чести, выправку и опрятность въ одеждѣ. Казалось, что такая острая требовательность по отношенію изнуренныхъ людей не нужна, но позже стало ясно какъ правильно учелъ ген. Кутеповъ душевное состояніе людей и этими своими требованіями онъ поднялъ ихъ духъ и энергію. Благодаря его энергіи и настойчивости части корпуса скоро оправились отъ перенесеннаго ими потрясенія — прекращенія борьбы и ухода въ изгнаніе. Онъ твердо вѣрилъ, что для спасенія Россіи нужна армія и приложилъ всѣ усилія для ея возстановленія въ рамкахъ 1-го корпуса.

Въ годовщину пребыванія корпуса въ Галлиполи ген. Врангель въ своемъ приказѣ такъ сказалъ о ген. Кутеповѣ: "Величіемъ духа, всесокру­шающей силой, непоколебимой вѣрой въ правоту нашего дѣла и безгранич­ной любовью къ Родинѣ и Арміи онъ неизмѣнно въ самые трудные дни нашей борьбы вселялъ въ свои части тотъ духъ, который далъ имъ силы на Родинѣ и на чужбинѣ отстоять честь родныхъ знаменъ. Исторія въ будущемъ оцѣнитъ генерала Кутепова, я же высказываю ему мою безгра­ничную благодарность за неизмѣнную помощь и дружную поддержку безъ которой выпавшій на мою долю крестъ былъ бы непосиленъ".

Пребываніе въ Галлиполи можно раздѣлить по времени на двѣ нерав­ныя части. Первая, болѣе короткая, когда людямъ пришлось устраивать свою жизнь въ "Голомъ полѣ" и въ полуразрушенномъ городѣ, сдѣлать хотя бы примитивное жилище и имѣть возможность сварить себѣ ѣду, и вторая, болѣе длинная, когда оправившись, корпусъ занялся всесторонней дѣятельностью въ широкомъ масштабѣ съ планами на будущее.

Размѣщеиіе Корпуса и техническая помощь при размѣщеніи.

Въ лагерѣ каждый полкъ, получивъ палатки, сталъ устраиваться на отведенномъ ему участкѣ и скоро вся долина покрылась рядомъ налаточныхъ "поселковъ". Кромѣ палатокъ въ нѣкоторыхъ частяхъ устраивались землянки, прикрытыя брезентами, въ нѣкоторыхъ такихъ землянкахъ се­лились семейные офицеры. Первое время приходилось спать на землѣ, но постепенно изъ вѣтокъ и морской травы были устроены примитивные койки. Никакой "мебели" конечно не было, не было и посуды для ѣды и кухни, все это дѣлалось изъ консервныхъ банокъ и ящиковъ изъ подъ консервовъ. Для отопленія палатокъ дѣлали примитивные очаги, топливомъ служилъ кустарникъ росшій вдоль рѣки и на склонахъ горъ. Освѣщеніе почти отсутствовало, т. к. французы не давали керосина. Чтобы хоть не­много освѣтить палатки дѣлали примитивные "каганцы" изъ консервныхъ банокъ наливая въ нихъ кокосовое масло удержанное изъ продовольственнаго пайка. Примѣрно черезъ мѣсяцъ послѣ высадки въ Галлиполи воинскія части какъ то устроились въ лагерѣ, привели себя въ порядокъ и стали украшать свои полковые городки, складывая на переднихъ линейкахъ изъ разноцвѣтныхъ камней русскій гербъ и другіе національныя и полковыя эмблемы.

Въ городѣ для жилья были использованы всѣ свободныя, даже сильно разрушенныя строенія, часто безъ одной или двухъ стѣнъ. Только немногимъ удавалось найти комнату въ жилыхъ домахъ, при томъ, что турки холостыхъ мужчинъ въ свой домъ не принимали, за такія комнаты нужно было платить, а деньги или драгоцѣнныя вещи были только у немногихъ лицъ. Военноучебныя заведенія размѣстились въ разныхъ сараяхъ и даже въ полуразрушенной мечети. Для штаба корпуса былъ отведенъ спеціальный домъ.

Для семей были устроены общежитія въ домахъ. Нѣкоторые семей­ные офицеры или небольшіе группы офицеровъ поселились въ пещерахъ на берегу моря. Одна семья устроила себѣ жилье въ перевернутой старой фелюгѣ. Даже на старомъ турецкомъ кладбище поселилось нѣсколько человѣкъ.

Для приведенія въ жилой видъ всѣхъ этихъ помѣщеній было потра­чено масса времени и труда, своими силами селившіеся въ нихъ сдѣлать это часто не могли и тутъ на помощь имъ пришло сформированное управленіе корпуснаго инженера, которое вѣдало всѣми видами технической помо­щи войскамъ и семьямъ и даже отчасти и населенію Галлиполи, приступивъ къ работѣ тотчасъ по высадкѣ войскъ.

Обозрѣвая всю, продѣланную корпусными инженерами и техниками, работу, въ чрезвычайно трудныхъ условіяхъ, при отсутствіи самыхъ примитивныхъ инструментовъ и нужнаго матеріала, невольно вспомнился одинъ романъ Жюль-Верна, въ которомъ описывалось какъ небольшая группа людей была выброшена бурей на необитаемый островъ, имѣя у себя кар­манный ножъ и часы, стекло коего было использовано для зажиганія огня солнечными лучами. Благодаря необыкновенно широкимъ знаніямъ и та­ланту возглавителя этой группы черезъ нѣкоторое время было сдѣлано прекрасное жилище, изготовлены орудія и заведено хозяйство.

Нѣчто подобное этому чудесному превращению продѣлали въ Галли­поли наши инженеры и техники. При высадкѣ въ Галлиполи они не имѣли ни инструментовъ, ни матеріаловъ, но русская изобрѣтательность, серьезныя знанія, предприимчивость и настойчивость помогли преодолѣть всѣ препятствія и даже противодѣйствія французовъ. Нужные матеріалы находили въ брошенномъ нѣмцами и турками металическомъ хламѣ, вплоть до нера­зорвавшихся снарядовъ и колючей проволоки. При помощи немногихъ ин­струментовъ и скромной денежной помощи Американцевъ, Русск. Общественныхъ Организацій и Французскаго командованія создали свои мастерскія и сдѣлали нужные инструменты. Самый краткій перечень ихъ трудовъ по­казываетъ какую большую помощь они оказали и какъ разнообразна она была. Всѣ строительныя работы въ лагерѣ и въ городѣ были продѣланы подъ ихъ руководствомъ. Была проведена узкоколейная желѣзная дорога изъ города въ лагерь для подвоза провіанта. Были устроены бани, кухни, хлѣбопекарни, лазареты и снабжены нужнымъ оборудоваашемъ. Построена интендантская пристань для выгрузки грузовъ для корпуса, кор­пусный театръ, и пр. Улучшено водоснабженіе въ городѣ, гдѣ исправленъ водопроводъ, построенный еще римлянами, и въ лагерѣ. Устроены разныя мастерскія, въ которыхъ изготовлялись даже престолы и алтари для нашихъ церквей. Построенъ общій памятникъ всѣмъ умершимъ въ Галлиполи изъ принесенныхъ каждымъ офицеромъ и солдатомъ болшихъ камней и изго­товлено много крестовъ на могилахъ. Исправлены автомобили и оружіе. Всѣ работы, иногда очень тяжелыя производились главнымъ образомъ офи­церами, которые ради оказанія помощи своимъ же боевымъ друзьямъ не гнушались никакой работой. Это отмѣтилъ въ приказѣ ген. Кутеповъ, написавъ: "Никакой трудъ не можетъ быть унизителенъ, если работаетъ русскій офицеръ".

Продолжение следует


Comments