?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

ПОХИЩЕНІЕ ГЕНЕРАЛА А.П. КУТЕПОВА – ЧАСТЬ ІII

Слѣдственные и политическіе матеріалы – Выпускъ 1

Подъ редакціей Б. Бажанова и Н. Алексѣева. Парижъ 1930.


ВОЗМУЩЕНІЕ РУССКАГО ПАРИЖА

Извѣстіе объ исчезновеніи генерала Кутепова произвело въ военныхъ кругахъ эмиграціи оше­ломляющее впечатлѣніе: всѣ были возмущены и оскорблены неслыханной наглостью  большевиковъ, которые осмѣлились похитить вождя эмигрантскихъ военныхъ организацій въ столицѣ ев­ропейской державы; обстановка событія была та­кова, что никто изъ русскихъ съ перваго же мо­мента не сомнѣвался, что это дѣло рукъ ГПУ.

На многихъ заводахъ и фабрикахъ, гдѣ работаютъ русскіе -  мастерскія пустовали. Многіе шоферы не выѣхали на работу. У дома ген. Ку­тепова необычайное движеніе. Все время со всѣхъ концовъ города приходили офицеры, желавшіе получить справку, указаніе, а также предлагавшіе свои услуги органамъ розыска.    

Точно такъ же острой жизнью цѣлый день жило помѣщеніе Союза Гадлиполійцевъ, и весь день десятки и сотни лицъ приходили въ редакцію «Возрожденія».    

Но, какъ правильно писала на слѣдующій день газета «Послѣднія Новости» въ своей передовой «исчезновеніе генерала Кутепова среди бѣлаго дня, въ людной мѣстности Парижа, потрясло не однихъ только его единомышленниковъ». И вся лѣвая часть эмиграцiи поняла, что идетъ вопросъ о жизни и смерти каждаго эмигранта, и что если не дать отпоръ перешедшимъ всякія границы агентамъ ГПУ, большевики будутъ распоряжать­ся на улицахъ европейскихъ городовъ, какъ у се­бя дома, и филіальныя отдѣленія ЧК въ Парижѣ и Берлинѣ широко развернутъ продолженіе работы на Лубянкѣ.

Уже къ концу дня стало ясно, что эмиграція единодушна въ своемъ негодованіи и съ трудомъ сдерживаетъ свое возмущеніе.


ЖАЛОБА ПРОКУРОРУ РЕСПУБЛИКИ

28 января Л Д. Кутепова подала оффиціальную жалобу прокурору Республики. Въ жалобѣ была категорически отвергнута возможность бѣгства или самоубійства. Жалоба требовала возбу­жденiя, дѣла «противъ неизвѣстнаго» по обвине­нію въ насильственномъ похищеніи А.П. Кутепо­ва и облегчала работу полиціи, которая благодаря этому, получала поддержку прокуратуры и могла производить нужные обыски и аресты на основаніи распоряженія судебныхъ властей.


РАБОТА ПОЛИЦІИ

Первая задача, которую поставила себѣ полиція, — было выяснить, каковъ былъ путь генера­ла Кутепова по его выходѣ изъ дома.

Оказалось, что безъ помощи прессы выяснить это почти невозможно: вполнѣ логичное предположеніе, что ген. Кутеповъ, выйдя изъ своего до­ма, повернулъ направо по улицѣ Русслэ, а затѣмъ направо по улицѣ Севръ, во вторникъ еще  подтвердить свидѣтельскими показаніями не удалось. Но, съ другой стороны, свидѣтельство шофера-галлиполійца, который поджидалъ гене­рала на углу ул. Севръ и бульвара Инвалидъ въ воскресенье утромъ и, по его словамъ, генерала не дождался, было полиціей отброшено, какъ не достаточно ясное и точное. Принять его, значило допустить, что похищеніе произошло на небольшомъ разстояніи между домомъ № 26 по ул. Русслэ и угломъ ул. Севръ и бульвара Инвалидъ. Ме­жду тѣмъ, ничего подозрительнаго здѣсь въ вос­кресенье отъ 10 до 11 час. не происходило. И варіантъ этотъ полиціей былъ отброшенъ.

Но во вторникъ полиціи удалось точно устано­вить, что за домомъ № 26 шпіоны изъ полпредства ведутъ энергичную слѣжку. Въ понедѣльникъ въ 7 час. вечера полпредскій наблюдатель (хромой, въ черномъ беретѣ), сѣвши въ такси у самаго пол­предства, пріѣхалъ къ угловому кафе — обычному, мѣсту слѣжки. Во вторникъ ночью дежурный полицейскій опозналъ одного изъ двухъ агентовъ ГПУ, обычно слѣдившихъ за ген. Кутеповымъ изъ углового бистро. Полицейскій хотѣлъ его задер­жать, но чекистъ имѣлъ, очевидно, настолько серьезныя основанія избѣгать разговора съ полиціей, что бросился бѣжать и скрылся въ одну изъ подворотень.

Во вторникъ полиція закончила детальный и об­стоятельный опросъ шоферовъ. Онъ далъ мало результатовъ. Интересно только показаніе шофера такси, который проѣзжалъ въ воскресенье, 26 января, въ 10 час. вечера по ул. Гренель, мимо воротъ дома № 79, гдѣ помещается совѣтское пол­предство. Въ это время у воротъ посольства оста­новился автомобиль. Изъ него вышли три человѣка: двое въ мягкихъ черныхъ шляпахъ, одинъ въ ко­телке. Двое вели третьяго подъ руки. Тотъ, кого вели, былъ не то пьянъ, не то боленъ и еле передвигалъ ноги. Втащивъ его во дворъ полпредства, за нимъ немедленно захлопнули дверь. Наблюдая это, свидѣтель шоферъ рѣшилъ, что привезли пьянаго. Но послѣ исчезновенія генерала, онъ вполнѣ допускаетъ, что человѣкъ, котораго тащили, былъ не пьянъ, а въ безсознательномъ состояніи подъ дѣйствіемъ наркотика.


ЧЕТВЕРТЫЙ ДЕНЬ

29 января — общественное мнѣніе Франціи поднимаетъ свой голосъ.

Замѣтки объ исчезновеніи ген. Кутепова по­явились во французской прессѣ въ вечернихъ газетахъ Парижа во вторникъ 28 января. Онѣ были кратки и сухи, и носили чисто информаціонный ха­рактеръ. Но французская пресса со свойственнымъ ей политическимъ чутьемъ мгновенно поняла ог­ромное политическое значеніе событія и уже на другой день утромъ, 29 января, вся большая пресса Франціи была полна отчетами, комментаріями и статьями, посвященными исчезновенію ген. Кутепова. Къ этому моменту окончательно выяснилось, что на-лицо преступленiе, и что преступленіе это совершено не изъ личныхъ и корыстныхъ мотивовъ, а носить явно выраженный политический характеръ.

Въ теченіе трехъ дней вся французская полиція проявляетъ колоссальную энергію въ дѣлѣ розыска, и не можетъ найти ни малѣйшаго яснаго слѣда. Все доказываетъ, что преступленіе -  дѣло рукъ огромной организаціи, располагающей колоссальными средствами и подготовлявшей пре­ступленіе тщательно и кропотливо. Это могли сдѣлать только большевики. То, что ударъ былъ нанесенъ по вождю русскихъ анти-большевицкихъ силъ, лишній разъ подтверждало, что преступленіе совершено по приказу Москвы.

Но преступленіе было совершено на улицахъ Парижа. Этимъ большевики бросали вызовъ французской республикѣ, законамъ и порядку французскаго государства. Пресса Франціи подняла перчатку. Дѣло было перенесено на судъ  общественнаго мнѣнія Франціи.

Крупнѣйшія газеты, каъ «Матэнъ», «Пти Паризьенъ», «Ами дю Пепль», «Журналь», «Эко де Пари», помѣщаютъ подробные отчеты о событіи и совершенно открыто ставятъ  вопросъ о томъ, что на-лицо еще одно преступление ГПУ. Газеты «Либерте» и «Аксіонъ Франсэзъ» прямо указываютъ, что главный центръ работы ГПУ во Франціи — на улицѣ Гренель, «въ совѣтскомъ посольствѣ, логовѣ шпіоновъ и заговорщиковъ».

Большія газеты правильно угадали, что въ общественномъ мнѣніи Франціи накопилось глубо­кое негодованіе противъ большевиковъ, повтор­ныя и непрекращающіяся преступленія которыхъ исподволь раздражали французское мыслящее общество. Похищеніе ген. Кутепова дало толчекъ, и отношеніе Франціи къ большевикамъ сразу выяснилось. Картина была настолько ясна, что лѣвая и большевизанствующая пресса спасовала и вынуж­дена  была только отмалчиваться. Напр., «Эръ Нувель», газета Эрріо, не сказала о событіи слова.

И только, конечно, «Юманнтэ», получающая деньги отъ московскихъ хозяевъ пропорционально наглости своихъ выступленій, подняла ни къ селу, ни къ городу крикъ о «новомъ имперіалистическомъ наступленіи на страну совѣтовъ», избѣгая, однако, говорить что-нибудь по существу дѣла.


ВПЕЧАТЛѢНІЕ ВЪ АНГЛІИ

Англійская пресса съ этотъ же день живо ото­звалась на извѣстія изъ Парижа. «Морнингъ Постъ», давая солидную информацію о событіи, высказывалъ сожалѣніе о томъ, что совѣтское пол­предство въ Парижѣ пользуется дипломатической неприкосновенностью и говорилъ: «это единствен­ное мѣсто, гдѣ можетъ быть находится разгадка тайны». «Таймсъ» также не сомнѣвается въ политическомъ характерѣ преступлены. «Дейли Телеграфъ» указываетъ, что по общему мнѣнію, гене­ралъ Кутеповъ сталъ жертвой «французской секціи ЧК». Изъ либеральныхъ газетъ только «Дейли Кроникль» информировалъ читателей о событіи и сообщала, что англійская полиція, желая помочь розыскамъ генерала, предписала установить особое наблюдекіе за всѣми англійскими портами и аэро­дромами.

Большинство же либеральныхъ и рабочихъ га­зетъ промолчали о преступленіи.

                                    

РУССКАЯ ПРЕССА   

Русскія газеты, издающіяся въ Парижѣ, всегда столь осторожныя и лойяльныя по отношенію къ французскимъ властямъ, избѣгающія рѣзкихъ выпадовъ противъ полпредства, такъ какъ къ этому обязываетъ эмиграцію, оказанное ей французами гостепріимство, теперь рѣзко измѣнила тонъ. Оскорбленіе, нанесенное большевиками Франіи, было слишкомъ очевидно. Оскорбленіе усугублялось тѣмъ, что преступленіе большевиковъ была совершено надъ предсѣдателемъ русской секціи бывшихъ комбатантовъ, живымъ символов идеи русскаго союзническаго долга и живымъ  напоминаніемъ русскихъ жертвъ, которыя спасли Францію.

Въ передовой отъ 29 января «Возрожденіе» рѣзко поставило вопросъ о томъ, что изъ пригово­ра парижскаго суда по дѣлу Литвинова ясно вытекаетъ, что французскій судъ объявилъ опредѣленную категорію лицъ внѣ закона. Передовая го­ворила, что послѣ новаго преступления, совершеннаго большевиками, каждый изъ насъ подвергается слишкомъ большому соблазну, толкуя постановленіе суда, принимать собственныя и, слѣдственно, самочинныя мѣры, чтобы не приходить въ соприкосновеніе съ лицами, объявленными внѣ закона. Не слѣдовало ли бы правительству, Франціи законнымъ порядкомъ провести вытекающія изъ приговора суда и, слѣдовательно удалить представителей совѣтовъ изъ Франціи? — спрашивала газета.

Между тѣмъ возмущеніе эмиграціи продолжало расти. Единственная тема разговоровъ среди эмигрантовъ — о похищеніи генерала. Помѣщенія общественныхъ организацій и редакціи газетъ осаж­даются сотнями взволнованныхъ людей. Наконецъ, возбужденіе начинаетъ находить выходъ во всякихъ фантастическихъ проектахъ, и горячія голо­вы обсуждаютъ, какъ нанести контръ-ударъ большевикамъ и отомстить за генерала.

Здѣсь оказываются на высотѣ положенія ста­рые и опытные начальники военныхъ эмигрантскихъ организацій, понимающіе, что всякое неорганизованное выступленіе противъ большевиковъ, всякій эксцессъ, въ особенности какой нибудь тер­рористический актъ, могъ бы очень сильно помѣшать такъ успѣшно идущей мобилизаціи французскаго общественнаго мнѣнія противъ больше­виковъ.

Наибольшее значеніе въ дѣлѣ устраненія подобныхъ опасныхъ настроеній сыграло засѣданіе предсѣдателей и начальниковъ всѣхъ воинскихъ организацій, сотоявшееся 29 января въ 9 час. ве­чера въ помѣщеніи Союза Галлиполійцевъ. Послѣ вступительной рѣчи ген. Миллера, ген. Шатиловъ информировалъ собравшихся о ходѣ розысковъ и указалъ на необходимость полнаго спокойствія и выдержки, которую должны проявить члены Сою­за, воздерживаясь отъ самочинныхъ выступленій, которыя могутъ только помѣшать дѣлу. Къ этому же призывали и выступавшіе затѣмъ ген. Хольмсенъ и Ливенъ. Военная эмиграція подчинилась этимъ призывамъ и, не скрывая своего возмущенія преступленіемъ, подчеркнула свою дисциплиниро­ванность.

Эмиграція сказала: «мы вѣримъ во французское правосудіе. Но мы ждемъ, чтобы оно было сверше­но».


ФОНДЪ ДЛЯ РОЗЫСКОВЪ

Въ теченіе этого дня рядъ лицъ и организацій поднимали вопрось о созданіи особаго фонда для производства расходовъ по розыску и для выдачи денежныхъ премій лицамъ, которыя особенно помогутъ разыскать генерала и раскрыть преступленіе. Но въ этотъ день фондъ созданъ не былъ, такъ какъ авторитетныя лица правильно заявляли, что слѣдственныя власти располагаютъ достаточными средствами, эмигранты же не нуждаются въ денежномъ стимулѣ, такъ какъ для каждаго это вопрось чести, и очень многіе совершенно безкорыстно отдаютъ свое время дѣлу розысковъ. Наконецъ, ес­ли понадобятся средства, ихъ всегда дастъ крупная пресса, чрезвычайно заинтересованная событіемъ. Такъ что и въ данномъ случаѣ обращаться къ на­шей плохой привычкѣ — собирать по всякому по­воду гроши эмигрантовъ, — нѣтъ никакой надоб­ности. Черезъ два дня этотъ вопросъ былъ все же рѣшенъ иначе.


РОЗЫСКИ

Пресса привлекла къ поискамъ генерала десят­ки и сотни лицъ. Это дало возможность полиціи вступить на тотъ путь, по которому она шла затѣмъ въ теченіе многихъ дней: шагъ за шагомъ, звено за звеномъ выяснять, какіе, безспорно установленные факты, имѣли мѣсто послѣ выхода генерала изъ дома.

Первое, что было интересно выяснить - какъ далеко генералъ отошелъ отъ дома и какимъ путемъ онъ шелъ. Показанія трехъ свидѣгелей, полученныя въ этотъ день, позволили установить, что генералъ, выйдя изъ дома, свернулъ направо по ул. Русслэ, дошелъ до угла, пошелъ дальше напра­во по ул. Севръ и вышелъ на бульваръ Инвалидъ. На ул. Русслэ его видѣлъ первымъ торговецъ кра­сками между 10 ч. 30 м. и 11-ю. ГІримѣрно въ это время (а именно въ 11 безъ четверти), управляющій русскаго синема на ул. Севръ видѣлъ гене­рала и поздоровался съ нимъ. Наконецъ, русскій офицеръ видѣлъ генерала за нѣсколько минуть до 11 час. на углу. Севръ и бульвара Инвалидъ. Нѣсколько особнякомъ стояло показаніе шофера С., бывшаго Корниловца, который, проѣзжая око­ло 11 ч. 45 м, будто бы видѣлъ ген. Кутепова у остановки трамвая № 89, на томъ же углу ул. Севръ и бульвара Инвалидъ (что могъ дѣлать здѣсь генералъ около часа?).


ЕЩЕ ОДНА ДЕТАЛЬ

Изъ заявленій, поступивших въ редакцію, вы­яснилась еще одна деталь, которая увеличивала собой число подозрительныхъ случаевъ, когда мо­гли подготовляться покушенія на генерала.

Въ субботу, 25 января, генералъ Кутеповъ былъ на вечерѣ гренадерскаго объединенія. Когда онъ вышелъ на улицу, какой то шоферъ, подойдя къ нему, долго убѣждалъ генерала поѣхать домой на его автомобилѣ. Генералъ рѣшительно отказал­ся и, отходя отъ шофера, не подалъ ему руки. Изъ этой подробности свидѣтели сдѣлали заключеніе, что шоферъ генералу не былъ знакомъ или во всякомъ случаѣ, не входилъ въ число шоферовъ- офицеровъ, такъ какъ генералъ всегда, здороваясь или прощаясь, подаетъ имъ руку.


ДВОЙНИКЪ ГЕНЕРАЛА

Въ полицію и въ редакцію «Возрожденія» по­ступило нѣсколько показаній свидѣтелей, заявлявлявшихъ, что они видѣли генерала или лицо похожее на него въ разныхъ частяхъ города. Такъ, напримеръ, одинъ шоферъ утверждалъ, что видѣлъ ге­нерала въ воскресенье въ 2 часа дня около вокзала  д'Орсей.                          .                                   

Очень быстро выяснилось, что эти показанія основаны на недоразумѣніи. Когда, генералъ вы­шелъ въ воскресенье изъ дому на немъ была чер­ная мягкая шляпа и черное пальто. Всѣ же эти свидѣтели видѣли лицо, похожее на генерала, къ тому же одѣтое въ темно-зеленое пальто, а нѣкоторые утверждали, что у генерала въ рукѣ была палка (какъ извѣстно, палки генералъ никогда не носилъ).


БОЛЬШЕВИКИ ЗА РАБОТОЙ

Естественно, большевики принялись за распространеніе ложныхъ слуховъ. И въ этотъ день, какъ и въ прошлый, обнаружилось, что вся ихъ дезинформационная работа въ средѣ эмиграціи ликвиди­руется мгновенно. Не только никто не вѣрилъ слухамъ, распространяемымъ большевиками, но, наоборогь, моментальная провѣрка лицъ, ихъ распространявших позволяла находить источники дезинформации и выявлять скрытыя связи съ большевиками.

Нѣсколько больше успѣха большевики въ сво­ей дезинформаторской работѣ имѣли во француз­ской средѣ. Такъ, напримѣръ, во вторникъ вечеромъ въ редакціи газетъ телефоннымъ звонкомъ, яко-бы изъ префектуры было сообщено, что ге­нерала видѣли на одномъ изъ вокзаловъ и что полиція пришла къ новой версіи объ его исчезновеніи, а именно, объ его бѣгствѣ въ СССР. Конечно, по провѣркѣ выяснилось, что эти извѣстія — дѣло рукъ большевиковъ, и префектура никогда ничего подобнаго не передавала. Только радикальная газета «Эвръ» повѣрила этому (вѣроятно пото­му, что хотѣла повѣрить), и въ этомъ же духѣ помѣстила свою информацію отъ 29 января «Пари Миди», которая, впрочемъ, на слѣдующій день по­няла свою ошибку и стала давать болѣе вѣрную информацію.


БОЛЬШЕВИЦКАЯ СЛѢЖКА И ВЫЯСНЕНІЕ БОЛЬШЕВИЦКИХЪ АГЕНТОВЪ

Слѣжка за домомъ № 26 въ этотъ день продол­жалась. Редакторъ «Возрожденія» наткнулся, выходя изъ дома Кутепова, на трехъ субъектовъ, которые очень интересовались ходомъ слѣдствія.

При этомъ одинъ изъ нихъ, латышъ, имѣлъ на­глость рекомендоваться сотрудникомъ «Возрожденія». Фамилія этого субъекта была потомъ вы­яснена. Это былъ совѣтскій студентъ Тумановъ (очевидно, псевдонимъ), личность въ достаточной степени подозрительная.

Наконецъ, письмо въ редакцію «Возрожденія» извѣщало, что его авторъ обнаружилъ узелъ цѣлой сѣти тайныхъ агентовъ ГПУ во Франціи. Ре­дакция, связавшись съ его авторомъ, получила рядъ цѣнныхъ свѣдѣній, которыя, не будучи непосред­ственно связанными съ даннымъ преступленіемъ, позволяли все же восполнить нѣкоторыя недоста­ющія важныя звенья выяснявшейся большой сѣти агентовъ ГПУ.


ИТОГИ ДНЯ

Въ дѣлѣ мобилизаціи общественнаго мнѣнія 4-й день далъ чрезвычайно много: вопрось переставалъ быть эмигрантскимъ, переставалъ даже быть французскимъ и явно переросталъ въ во­просъ міровой.

Въ дѣлѣ слѣдствія двухдневная работа «Возрожденія» уже дала возможность использовать все наиболѣе цѣнное, что могла дать въ дѣлѣ розыска русская эмиграція. Теперь чередъ былъ за фран­цузами, и плоды работы французской прессы дол­жны были появиться на слѣдующій день. И дѣйствительно, этотъ день принесъ чрезвычайно мно­го новаго.



Comments