?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

ПОХИЩЕНІЕ ГЕНЕРАЛА А.П. КУТЕПОВА – ЧАСТЬ V

Слѣдственные и политическіе матеріалы – Выпускъ 1

Подъ редакціей Б. Бажанова и Н. Алексѣева. Парижъ 1930.


АГЕНТЫ  ГПУ НАБЛЮДАЮТЪ

Журналисты французскихъ газетъ, произво­дя въ районѣ происшествія энергичные поиски, не разъ наталкивались здѣсь на совѣтскихъ на­блюдателей. Напримѣръ, въ среду, 29 января, репортеръ «Ами дю Пепль» обнаружилъ въ кафе на углу улицъ Севръ и Русслэ двухъ совѣтскихъ шпиковъ. Когда по ихъ поведенію у французскаго репортера не осталось сомнѣнія насчетъ того, что они зани­маются слѣжкой, французъ началъ ихъ преслѣдовать, но они спѣшно скрылись при помощи поджидавшаго ихъ автомобиля.

По словамъ хозяина кафе, эти наблюдатели бывали здѣсь каждый день. И дѣйствительно, репортеръ «Ами дю Пепль» 31 января въ томъ же кафе встрѣтилъ чекиста за тѣмъ же занятіемъ, а съ нимъ и другого, хромого въ беретѣ, про котораго не разъ говорилъ друзьямъ и самъ Кутеповъ.


РУКОВОДИТЕЛИ ПОХИЩЕНІЯ

Кто именно изъ чекистовъ руководилъ похищеніемъ? На этотъ вопросъ очень цѣнное указаніе далъ Бесѣдовскій, бѣжавшій въ октябрѣ 1929 года изъ полпредства и хорошо знающій внутреннюю организацию его чекистскихъ дѣлъ.

Уполномоченнымъ ГПУ во Франціи былъ Яновичъ. Послѣ разоблаченій Бесѣдовскаго, Яновичъ изъ Франціи уѣхалъ, но его ближайшая помощни­ца, его жена Александра Іосифовна, уѣхавшая вмѣстѣ съ мужемъ, въ январѣ появилась въ Парижѣ. Она вѣдала связью со всѣми секретными сотрудниками ГПУ въ Парижѣ и была связана съ Евсѣемъ Гольденштейномъ, начальникомъ летучей бригады иностраннаго отдѣла ГПУ въ Берлинѣ, которая и занималась, главнымъ образомъ, тер­рористическими актами за границей. Г. Бесѣдовскій напомнилъ объ имѣвшихъ мѣсто въ Польшѣ, Германіи, Данцигѣ, Латвіи, Персіи, Турціи и Китаѣ случаяхъ похищенія агентами ГПУ своихъ политическихъ противниковъ.

Если Яновичъ или его жена были въ моментъ похищенія во Франціи, они несомненно и были организаторами. Если ихъ здѣсь не было, то организовалъ похищеніе замѣститель Яновича чекистъ Гельфандъ, второй секретарь полпредства во Франціи, Несомнѣнную помощь въ дѣлѣ похищенія оказалъ первый совѣтникъ полпредства Аренсъ, вѣдающій подкупомъ печати и связью съ французской компартіей. Въ частности, онъ долженъ былъ поставить нужнаго французскаго коммуниста, который игралъ роль фальшиваго полицейскаго.

Если добавить къ этому, что Аренсъ — человѣкъ невѣроятно трусливый, то станетъ понятнымъ, почему 26-го января, въ воскресенье вечеромъ Аренсъ поспѣшно выѣхалъ изъ Франціи. Бы­ло выяснено, что во вторникъ, 28 января, экстрен­но выѣхалъ также и Гельфандъ.

Роль отдѣльныхъ чекистовъ, служащихъ пол­предства и торгпредства, удалось выяснить поз­же, и мы еще къ ней вернемся.


ЦѢЛИ БОЛЬШЕВИКОВЪ

31-го января, по телеграфу, пришло изложеніе замѣтокъ, появившихся въ московской печати по поводу похищенія генерала Кутепова. Анализъ этихъ замѣтокъ раскрылъ карты большевиковъ.

Всѣ замѣтки появились во всѣхъ главнѣйшихъ московскихъ газетахъ въ одинъ день 30 января и были абсолютно тождественны по содержанію. Это значило, что онѣ были переданы черезъ агентство ТАСС газетамъ 29 января. Техника составленія такихъ коммюнике требуетъ, чтобы со­ставленный наркоминдѣломъ текстъ былъ одобренъ отдѣломъ печати ЦК партіи, затѣмъ утвержденъ секретаремъ ЦК, и только послѣ этого переданъ ТАСС'у для разсылки.

Такъ какъ ТАСС передалъ его газетамъ не позже вечера 29 января, то секретарь ЦК утвердилъ его не позже полдня 29 января и не раньше часовъ 3-4-хъ 28 января.

Вѣроятнѣе же всего, это было вечеромъ 28 января. Каковы были планы большевиковъ въ этотъ моментъ, ясно видно изъ анализа замѣтки. Приводя, какъ всегда, въ замѣткѣ всякія лживьія утвержденія, къ существу дѣла не относящіяся, авторъ вдругъ изъ разныхъ варіантовъ намѣченныхъ эмигрантской прессой, выбираетъ одинъ и подробно на немъ останавливается. Это варіантъ, гласящій, что большевики вывезли Кутепова въ Россію, чтобы устроить показательный процессъ, затѣмъ опубликовать фальшивыя покаянія за подписью Кутепова и разложить этимъ Обще-Воинскій Союзъ. Замѣтка намекала, что будто бы бѣлогвардейская пресса уже подготовляетъ къ этому эмиграцію.

Зная большевиковъ, можно не сомнѣваться въ цѣли такого намека. Можно утверждать, что еще 28 января (а, слѣдовательно, и 26-го января) цѣлью большевиковъ было вывести генерала Кутепова в Россію. 

Правда, затѣмъ, въ связи съ рѣзкимъ измѣненіемъ политической обстановки, эти планы мо­гли и измѣниться.


ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА

Между тѣмъ, общая политическая картина продолжала быстро мѣняться въ невыгодную для большевиковъ сторону. Какъ только былъ точно установленъ фактъ похищенія, тонъ французской прессы сталъ чрезвычайно рѣзкимъ. Еще имѣвшіе вчера успѣхъ попытки большевицкой дезинформаціи, сегодня разбивались вдребезги мгновен­но. Нечего и говорить объ эмиграціи, которая не поддавалась ни на какую провокацію и немедлен­но отметала ложные слухи, пущенные большеви­ками. Но даже менѣе опытные въ большевицкихъ дѣлахъ французы перестали попадаться на удочку. Газеты, помѣстившія вчера ложную информацію о возможности бѣгства въ связи съ крахомъ банка, не имѣвшаго никакого отношенія къ генералу, напечатали сегодня категорическія опроверженія (за исключеніемъ, конечно, большевиц­кихъ листковъ).

Объ остротѣ общественнаго негодованія, достигнутаго въ этотъ день, свидѣтельствуютъ слѣдующія цитаты изъ французскихъ газетъ:

«Либертэ» — Камиль Эмаръ:

«Нужно прогнать разбойниковъ изъ ихъ норы. Нужно произвести въ ней обыскъ. Пусть государ­ственная власть дѣйствуетъ немедленно. Быть можетъ, завтра будетъ уже поздно».

«Аксіонъ Франсезъ» — Шарль Моррасъ:

«Вся борьба съ коммунизмомъ представляет­ся балаганомъ, поскольку она не начинается съ корня, находящагося на рю де Гренель».

«Эко де Пари» — Андре Піеронно:

«Интересы и честь страны требуютъ отъ Тардье, чтобы онъ порвалъ съ совѣтской властью. Пусть онъ подастъ примѣръ; другіе за нимъ послѣдуютъ».

«Журналь де Деба»:

«Долго ли еще глаза наши не будутъ видѣть и уши не будутъ слышать?»

«Ордръ» - Эмиль Бюрэ:

«Андре Тардье, порвите съ Довгалевскимъ!»

Въ кулуарахъ палаты депутатовъ горячо обсуждаютъ вопросъ о похищеніи генерала. Вполнѣ понятно, что правые депутаты возмущены и тре­буютъ разрыва съ большевиками. Но даже соціалисты говорятъ, что, если будетъ доказано, что большевики похитили Кутепова, должны быть при­няты чрезвычайныя мѣры. Соціалистъ Фроссаръ, нѣсколько лѣтъ тому назадъ бывшій коммунистомъ, говоритъ:

«Я все еще не могу повѣрить, что генерала по­хитили большевики. Это было бы слишкомъ глупо съ ихъ стороны. А если похитили? Тогда это уже дѣйствительно безпримѣрный скандалъ. Разрывъ? — Да, тогда разрывъ».

Наконенъ, отражая негодованіе всей Франціи, депутатъ города Парижа Луи Дюма ставитъ передъ правительствомъ вопросъ въ оффиціальномъ порядкѣ. По поводу похищенія генерала Кутепова онъ вноситъ въ палату запросъ министру внутреннихъ дѣлъ относительно мѣръ, которыя намѣрено принять правительство, чтобы обезпечить свободу и безопасность на французской территоріи тѣмъ лицамъ, которыя, уважая законы рес­публики, испросили у нея гостепріимства, до сихъ поръ имъ всегда обезпечиваемое великими прин­ципами, руководящими французской націей.

Вопросъ о похищеніи генерала въ этотъ день настолько въ центрѣ мірового вниманія, что совер­шенно незамѣченнымъ проходитъ опубликованіе въ Германіи на процессѣ поддѣлывателей червонцевъ колоссальной важности данныхъ о томъ, что совѣтская власть, пользуясь прекрасно оборудованной экспедиціей заготовленія государственныхъ бумагъ, печатаетъ въ огромныхъ количествахъ ва­люту европейскихъ странъ и Соединенныхъ Штатовъ.


НАСТРОЕНІЕ ЭМИГРАЦІИ

Наблюдая энергичную кампанію французской прессы и шаги, предпринятые членами Палаты, эмиграція проникается увѣренностью, что инте­ресы правосудія будутъ обезпечены. Пресса призываетъ эмигрантовъ къ спокойствію и выдержкѣ.

Фондъ для розысковъ ген. Кутепова создается.


СЕДЬМОЙ ДЕНЬ

1 февраля — большевики пытаются запутать слѣдствіе. Чекистъ Селезневъ.

Утромъ 1-го февраля въ редакцію «Возрож­денія» явился чрезвычайно подозрительный господинъ, который объяснилъ, что онъ пришелъ по вызову редакціи, напечатанному въ газетѣ отъ 31 января. Онъ хотѣлъ говорить съ редакторомъ. Редактора еще не было и посѣтитель ушелъ, обѣщая вернуться къ тремъ часамъ. Въ три часа онъ дѣйствительно пришелъ и былъ проведенъ къ редактору.

Съ редакторомъ посѣтитель пожелалъ имѣть совершенно конфиденціальный разговоръ. Въ этомъ разговорѣ онъ сообщилъ, что является агентомъ ГПУ, постоянно работающимъ въ Берлинѣ. Изъ Германіи онъ пріѣхалъ во Францію во вторникъ, черезъ два дня послѣ похищенія гене­рала. Онъ утверждалъ, что знаетъ, какъ было про­изведено похищеніе и гдѣ находится генералъ въ моментъ разговора. На вопросъ редактора о его фамиліи, чекистъ развязно представилъ нѣсколько именъ (Селезневъ, Катаевъ, Россъ), предоставивъ собесѣднику выбирать, какое понравится. Чекистъ объяснилъ, что онъ пріѣхалъ во Францію совсѣмъ не по данному дѣлу, но имѣетъ воз­можность сообщить всѣ свѣдѣнія на счетъ похищенія генерала. Держался онъ чрезвычайно нагло. Объяснилъ, что у него имѣется достаточное коли­чество различныхъ паспортовъ разныхъ странъ. Охотно разсказывалъ, какова техника принятаго у агентуры ГПУ нелегальнаго проѣзда изъ однѣхъ странъ въ другія. Въ частности, онъ, имѣя про запасъ въ карманѣ испанскій паспортъ, въѣхалъ во Францію по нѣмецкому паспорту безъ визы («вообще мы стараемся теперь обходить­ся безъ визъ»), имѣя право оставаться во Франціи по этому паспорту нѣсколько дней, а затѣмъ получать нужное продленіе. Чекистъ любезно пояснялъ также, что его уже три раза высылали изъ Франціи и что онъ въ частности является спеціалистомъ по подкупу французской полиціи.

На счетъ ген. Кутепова онъ говорилъ, что генералъ живъ и что въ расчеты ГПУ не входитъ его убивать. «Убить его, да и любого другого эми­гранта», пояснилъ онъ, «мы вѣдь можемъ въ лю­бой моментъ, пользуясь правомъ экстерриторіальности для основного ядра нашего чекистскаго ап­парата, и огромными средствами. Въ наши цѣли входило именно похитить генерала, чтобы раз­ложить военную змиграцію». Далѣе Селезневъ говорилъ, что похищеніе будто бы происходило не такъ, какъ его описываютъ свидѣтели, а что вовлеченный въ ловушку генералъ согласился будто бы поѣхать безъ сопротивления. Въ мо­ментъ же разговора генералъ долженъ былъ на­ходиться въ Марселѣ, или на виллѣ Животовскаго, агента ГПУ, или въ одной изъ торгпредскихъ виллъ на Променадъ де Прадо. Въ Марселѣ же, по его словамъ, находилась германская яхта подъ голландскимъ флагомъ, на самомъ дѣлѣ прина­длежащая большевикамъ.

Въ качествѣ одного изъ доказательствъ сво­его «марсельскаго» варіанта Селезневъ указывалъ, что въ пятницу 24 января въ Берлинъ при­быль изъ Парижа одинъ изъ главныхъ чекистовъ, Петръ Николаевичъ Чекинъ, который изъ Пари­жа въ первыхъ дняхъ данной недѣли выѣхалъ въ Марсель, Любовница Пекина, спеціально за­нимавшаяся раньше провокаціонной работой среди правыхъ круговъ русской эмиграціи во Франціи, мѣсяцъ тому назадъ прибыла въ Парижъ. Именно она, по словамъ Селезнева, вовлекла ге­нерала въ ловушку. По указаніямъ Селезнева, это была артистка Р., разоблаченная въ свое вре­мя «Борьбой за Россію».

По разнымъ признакамъ, редакторъ «Возрожденія» долженъ былъ вынести твердое убѣжденіе, что передъ нимъ находится чекистъ. Но почему че­кистъ, не опасаясь мести своихъ, такъ безстрашно идетъ (да еще два раза въ одинъ и тотъ же день) въ редакцію «Возрожденія», у воротъ ко­торой несомнѣнно дежурятъ чекистскіе наблюда­тели? Кромѣ того, почему во всѣхъ этихъ разговорахъ денежный вопросъ для чекиста не играетъ почти никакой роли? Человѣкъ, который бы рѣшился предать большевиковъ изъ-за денегъ, дѣйствовалъ бы несравненно осторожнѣе. Редакторъ заключилъ, что чекистъ присланъ прямо изъ пол­предства. Но съ какой цѣлью?

Здѣсь могло быть два случая. Во первыхъ, большевики, увидя, что похищеніе генерала имѣло огромныя политическія послѣдствія, которыхъ они совсѣмъ не ожидали, струсили и начали бить отбой. Въ этомъ случаѣ они могли послать чеки­ста, который, подъ видомъ предателя, долженъ былъ дать указанія, какъ найти генерала, и при этомъ обезпечить такую картину, какъ будто бы полпредство никакого отношенія къ похищенію не имѣло. Отчасти разговоры Селезнева смахи­вали на этотъ планъ, такъ какъ чекистъ увѣрялъ редактора, что похищеніе генерала произведено не обычнымъ апаратомъ ГПУ, работающимъ изъ полпредства, а будто бы артелью добровольцевъ, работающихъ на ГПУ «сдѣльно». Здѣсь сквозилъ разсчетъ предать своихъ нѣсколькихъ мелкихъ агентовъ, сдѣлавъ видъ, что они съ полпредствомъ не связаны и дѣйствовали на свой страхъ и рискъ.

Селезневъ усиленно старался, чтобы редакторъ повѣрилъ именно этому первому варіанту. Чтобы показать, что онъ не въ первый разъ занимается у большевиковъ такими дѣлами, онъ разсказалъ еще, что выдвиженіе Анастасіи Чайков­ской (самозванки, дѣлавшей видъ, что она Вел. Княжна Анастасія Николаевна, спасшаяся отъ разстрѣла), было дѣломъ рукъ ГПУ, и что, когда пришелъ, по мнѣнію ГПУ, моментъ для ея разоблаченія, именно онъ, Селезневъ, далъ разоблача­ющую статью въ «Послѣднія Новости».

Но несмотря на всѣ усилія Селезнева, редакторъ рѣшилъ, что не менѣе вѣроятенъ второй варіантъ , по которому Селезневъ также присланъ полпредствомъ, но для того, чтобы какъ можно дольше сбить и запутать слѣдствіе.

Рѣшить этотъ вопросъ, очевидно, могла толь­ко быстрая провѣрка сообщенныхъ Селезневымъ свѣдѣній. Такъ какъ эту провѣрку лучше было взять на себя полиціи, и какъ можно скорѣе, въ редакцію былъ вызванъ комиссаръ полиціи и при выходѣ изъ редакціи, Селезневъ былъ задержанъ и доставленъ въ префектуру. Въ началѣ онъ держалъ себя вызывающе и заявлялъ, что полиціи онъ ничего не скажетъ: «ну, что-жъ, вышлите ме­ня еще разъ». Но, какъ и слѣдовало ожидать, онъ очень быстро «смягчился» и повторилъ свой разсказъ, сдѣланный редакціи. ІІослѣ этого полиція его выпустила на свободу, условившись встрѣтиться съ нимъ въ другой день, и занялась провѣркой его свѣдѣній и адресовъ.

Къ ночи выяснилось, что свѣдѣнія даны чекистомъ для того, чтобы сбить слѣдствіе съ толку. Произведенные обыски не дали никакихъ результатовъ.


РАБОТА ПОЛИЦІИ.

Несмотря на всѣ усилія полиціи день не принесъ почти ничего важнаго. Стало постепенно выясняться, что разыскать преступниковъ при тѣхъ особыхъ условіяхъ, которыя для нихъ созданы (дипломатическая неприкосновенность ру­ководителей, зкстерриторіальность бандитскаго центра и т. д.), полиція не въ сотояніи. Кое-что давала помощь прессы и сотенъ добровольцевъ, принимавшихъ участіе въ розыскахъ. Но и этого оказалось слишкомъ мало.

Удалось только найти еще одного свидѣтеля похищенія — консьержа дома № 120 на ул. де-ля-Томбъ-Иссуаръ. Съ другой стороны, особое вниманіе полиціи было обращено на союзъ возвращенцевъ. Выяснилось, что большевики ставили возвращенцамъ опредѣленныя условія для дачи имъ разрѣшенія на въѣздъ въ Россію, и главнымъ изъ этихъ условій была работа по подготовкѣ «вывоза» въ Россію тѣхъ генераловъ, которые, по агитаціоннымъ утвержденіямъ большевиковъ, «были виновны въ вывозѣ эмигрантовъ за грани­цу».

Большое вниманіе полиціи и прессы привлек­ла въ этотъ день нѣкая Людмила Ивановна Чобанъ- Побѣдоносцева. Въ началѣ даже полагали, что она была той дамой въ пальто цвѣта бэжъ, которая приходила разговаривать со лже-полицейскимъ и которая будто бы завлекла генерала въ западню. Во всякомъ случаѣ были нѣкоторыя основанія считать, что она является секретной сотрудницей ГПУ; въ послѣднее время она получа­ла откуда то большія деньги и не могла удовлет­ворительно объяснить полиціи источникъ ихъ полученія.

Наконеъ нашлось еще нѣсколько свидѣтелей, удостовѣрившихъ присутствіе фальшиваго полицейскаго на перекресткѣ Русслэ и Удино. Кромѣ перечисленныхъ ранѣе лицъ, и нѣсколькихъ завсегдатаевъ углового кафе, его видѣлъ изъ окна своей квартиры полицейскій 9-го аррондисмана Бессонъ, его жена и консьержка дома № 3 на ул. Русслэ. Этотъ фальшивый полицейскій по всѣмъ показаніямъ былъ очень молодъ, гладко выбритъ, съ розовымъ цвѣтомъ лица, высокаго роста.

 

Comments