?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

В ЦАРСКОЙ СТАВКЕ - В. Пронин - март 1917 г. - Часть I


     В ночь на 28-ІІ (ст. ст.) Государь, несмотря на настойчивые советы ген. Алексеева не уезжать из Ставки, не покидать армии, не подвергать свою жизнь опасности в такое тревожное время, все-таки уехал, направляясь в Царское Село к своей Семье.

Однако, после почти двухсуточного (44 часа) пребывания в пути, меняя направления, царский поезд не смог достичь Царского Села и Государь повелел направиться в Псков, где находился Штаб Северного фронта, куда и прибыл вечером 1-го марта. Здесь, в Пскове, и произошло отречение Государя от престола. О том же, что происходило в этот и в последующие дни в Ставке, я и предлагаю несколько выдержек из своего дневника.

2-е марта 11 ч. 52 мин. «В то время, когда я прочитывал полученные с фронта донесения и составлял сводку, в нашу комнату (оператив­ное отделение), быстро вошел Ген. Шт. полк. Тихобразов с телеграммой в руках и громко прерывающимся от волнения голосом прочел фразу из только что полученной на имя ген. Алексеева из Пскова телеграммы: «Нет той жер­твы, которой Его ВЕЛИЧЕСТВО не принес бы для истиннаго блага Родины». Все находившиеся в комнате офицеры окружили Тихобразова и он полностью прочел телеграмму: — «Около 19 часов сегодня Его Величество примет члена Государственнаго  Совета Гучкова и члена Государственной Думы Шульгина, выехавших экстренным из Петрограда».

«Государь Император в длительной беседе с ген. - адъютантом Рузским в присутствии моем и ген. Саввича, выразил, что нет той жертвы, которой Его Величество не принес бы для истиннаго блага Родины. Теле­граммы ваши и главнокомандующих были все доложены. 2-го марта. Ген. Данилов».

Эта теле­грамма явилась ответом на телеграммы главно­командующих фронтами Государю с советом отречься от престола в пользу Сына и на прось­бу ген. Алексеева — «принять решение, которое Господь Бог внушит Вам».

Приведенные в телеграмме слова Государя, в которых слышалась глубокая любовь к Рос­сии и Его готовность на самопожертвование  во имя ея блага, долго звучали в моих ушах...

Тихобразов отнес телеграмму ген. - квартирмейстру ген. Лукомскому, который по докладе ее ген. Алексееву, пригласил начальника дипло­матической канцелярии г. Базили для состав­ления проэкта манифеста об отречении Госу­даря от престола в пользу Наследника Цесаре­вича и Вел. Князя Алексия Николаевича.

Проэкт манифеста был спешно передан по те­леграфу в Псков для доклада Государю.

3-го марта - «Вчерашний день - 2-го мар­та - был великим историческим днем моей Ро­дины... Открылась новая страница истории Рос­сии, какие письмена будут занесены на эту страницу?!  События же минувшей ночи будут памят­ны мне всю жизнь. До поздняго вечера Ставка не имела никаких известий из Пскова. На запро­сы дежурнаго офицера по приказанию ген. Лукомскаго, «Псков» ответил, что для Ставки на аппарате нет телеграмм.

Около 11-ти час. вечера в комнате дежурного офицера, рядом с «аппаратной» собралось боль­шинство офицеров ген. штаба управления Ген. Квартирмейстера. Кроме меня, здесь были: ген. майор Скалон, полковники: Лебедев, Сергеев­ский, Барановский, Киященко, Базаревский, ротм. Давыдов, госп. Базили. Прибыл и Вел. Князь Сергей Михайлович со своим личным доктором.

Все ждали, какое будет принято Государем решение в связи с посланным проэктом мани­феста и приездом Гучкова и Шульгина.

Вел. Кн. Сергей Михайлович, бледнее обы­кновенного, сидел на диване, усиленно курил, почти не вынимая сигары изо рта, и принимал участие в разговоре о текущих событиях и о том, — согласится ли Государь с проэктом представленнаго Ему манифеста. Ген. Алексеев докладывал этот проэкт В. Кн. и он вполне со­гласился с ним. Дверь в аппаратную была от­крыта, и оттуда доносилось щелканье телеграф­ных аппаратов. Около половины второго часа ночи из аппаратной вышел Тихобразов и доло­жил Вел. Князю, что сейчас Псков будет пере­давать срочную телеграмму, и отправился на­верх доложить об этом ген. Лукомскому. Вслед за Вел. Князем все вошли в аппаратную и окружили «Юз», готовившийся принять депешу, когда пришел ген. Лукомский, началсяся ея при­ем.

В. Кн. стал рядом с ген. Лукомским и смотрел на вытягивающуюся ленту, на которой отсту­кивался текст телеграммы. Я стоял правее В. Кн. и сбоку смотрел на появляющееся на лен­те слова манифеста, мельком взглядывая на В. Князя.

... «Его Величеством подписаны указы Правительствующему Сенату о бытии Председателем Совета Министров князю Георгию Евгеньевичу Львову и Верх. Главнокомандующим Вел. Князю Николаю Николаевичу». «Ответственное министерство» мелькнуло у меня мысль... Го­сударь не отрекся», но аппарат выстукивал дальше...  «Государь Император изволил под­писать акт об отречении от престола с переда­чей такового Вел. Князю Михаилу Александро­вичу»… «И за сына отрекся?» прошептал Вел. Князь Сергей Михайлович. Его глаза были полны слез, он еще больше побледнел.

«Его Величество», развертывалась далее лен­та истории, «выезжает сегодня примерно в 2 часа на несколько дней в Ставку через Двинск. Манифест и Указы передаются по телеграфу от­дельно. 3-го марта. 1244/6. Данилов».

Аппарат затих, и в комнате воцарилась тишина...

Император Николай ІІ-ой ушел в историю...

Глубоко взволнованный, я не помню, как ото­шел от аппарата, и выйдя в дежурную присел на стул. Ген. Лукомскій, как всегда размерен­ной, грузной походкой, тоже весьма взволнован­ный, молча прошел через дежурную комнату с принятой телеграммой в руке, доложить ее ген. Алексееву. Все собрались опять в дежур­ной...

Отречения Государя от престола за сына ни­кто не ожидал, и это было темой разговоров. Вел. Кн., несколько успокоившись, принимал в них участие. Ссылаясь на закон о престолона­следии, он категорически утверждал, что Госу­дарь не имел права отречься за сына. Какие были причины такого отречения — никто не мог объяснить. НИКТО НЕ уходил, никто не думал об отдыхе, ожидая передачи полнаго тек­ста Манифеста. Начало его было то же самое, что и в проэкте, посланном из Ставки, но в се­редине текста было радикальное изменение. Там было внесено следующее:  «не желая разставать­ся с любимым сыном нашим, мы передаем на­следие наше брату нашему Великому Князю Михаилу Александровичу и благословляем его на вступление на ІІрестол Государства Российскаго»...

«Заповедуем брату нашему править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законо­дательных учреждениях, на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том нерушимую присягу».

Какую величайшую трагедию должен был пе­реживать Государь в этот для него роковой день 2-го марта!..

Получив полный текст Манифеста, Вел. Кн. Сергей Михайлович передает его по телеграфу в Киев Государыне Импер. Марии Феодоровне и Вел. Кн. Александру Михайловичу. Долго еще мы не могли разойтись и делились впечатления­ми пережитого. Только в 4 часа ночи я ушел домой.

Ген. Штаба полковник В. Пронин
(Продолжение  Часть II  ниже)

 

Comments