pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

Category:

МАСОНЫ И РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ


«Голос России», №  116, август 1961 г.
(Из «Владимирского Вестника», С.-Пауло)

 

Григорий Аронсон, на страницах «Нового Русского Слова», поместил ряд обстоятель­ных статей, посвященных роли масонства в русской политике. Совсем еще недавно пи­сать о масонах считалось знаком отстало­сти или помешательством: масонов, мол, ни­каких не существует. Однако, знакомясь с масонской литературой, которая обширна и, хотя и печатается для посвященных, но все же иногда попадает в руки профанов, — становится ясной огромная роль масонства в политике и в особенности в организации революций, которых оно всегда является душой. Масонство достигает этой цели, про­никая к руководству большинства полити­ческих партий, от крайних правых до ле­вых включительно.

Говоря об образовании Временного Пра­вительства, П. Н. Милюков, в своих «Вос­поминаниях», пишет: «Всего труднее было рекомендовать никому неизвестного нович­ка в нашей среде Терещенко, единственно­го среди нас министра-капиталиста. В ка­ком списке он въехал в министерство фи­нансов? Я не знал тогда, что источник был тот самый, из которого был навязан Керен­ский, откуда исходил республиканизм на­шего Некрасова и Ефремова. Об этом источнике я узнал гораздо позднее».

Этим источником было масонство и о нем Милюков узнал не позднее, а очень скоро, когда масонское большинство Временного Правительства, в лице Керенского, кн. Льво­ва, Некрасова, Терещенко, Вл. Львова, Годнева и Коновалова, выставило его из соста­ва правительства. Правда, в эмиграции его услуги ложам не были забыты и ему было поручено редактирование левых масонских «Последних Новостей», в то время как пра­вое «Возрождение» редактировали тоже масоны: сначала — Струве, а затем Юлий Семенов.

И вот этот выскочка, чиновник для осо­бых поручений при директоре император­ских театров, Терещенко, тот самый, кото­рый еще совсем недавно щеголял по Киеву в коротких штанах, занял пост министра Временного Правительства и занял прочно, удержавшись до самого конца. Уходили одни, на смену им приходили другие, но четверка из Керенского, Терещенко, Коно­валова и Некрасова была неизменной. Ис­торик Мельгунов в своей книге «На путях к дворцовому перевороту» в главе, посвя­щенной масонству, рассказал, что эта чет­верка была сформирована еще задолго до революции и именно она была тем руково­дящим центром, откуда тянулись нити ко всем силам, которые работали на перево­рот. Таких сил было не мало: прежде все­го Государственная Дума, Земский Союз, Союз городов, Дворцовая партия и Воен­ная Ложа. В данном случае слово Военная Ложа употребляется в расширенном смы­сле, подразумевая всю тучковскую группу военных, среди которых было много подле­цов, все как один предатели, но не все ма­соны.
    
О связи русских масонов с французски­ми не приходится и говорить. Она очевид­на и масонство по своей сущности не на­ционально, но сверх национально и пото­му оно как цемент связывает революцион­ные силы всех стран и народов. И для Рос­сии были применены испытанные во Фран­цузской Революции рецепты и трафареты. Добрейшего Людовика XVI по указке масо­нов французская чернь назвала тираном. Императора Николая II, гуманного и мяг­кого, революционеры назвали Николаем Кровавым, хотя именно он никакой крови не пролил, а при революционной власти она полилась потоками. Королева Мария Антуанета именовалась Австрийкой, Импе­ратрицу Александру Федоровну темные силы прозвали немкой. Во Франции был процесс с ожерельем королевы, в России была создана Распутиниада. Параллели яв­ные и не нужно иметь большой проница­тельности и острого зрения, чтобы заметить белые нитки, которыми все это сшито.

Аронсон приводит в своей статье инте­ресную цитату из книги Андрея Белого, из­данной в 1933 году в Советском Союзе «Между двух революций»: «попробуй в те годы (перед революцией) заговорить о ма­сонстве как темной силе, с кадетами? В лучшем случае получил бы дурака: какие такие масоны? их нет. В худшем случае меня бы заподозрили в бреде Шмакова. Те­перь в 1933 все знают: Милюков, Ковалев­ский, Кокошин, Терещенко, Керенский, Карташев, братья Астровы, Баженов, с ко­торыми мне приходилось встречаться, тог­да и позднее, оказались реальными деяте­лями моих бредней, хотя, вероятно, играли в них жалкую, пассивную роль: теперь до­кументально доказано: мировая война и се­кретные планы готовились в масонской кухне».

Эти сведения Андрея Белого тем интерес­ны, что появились в печати в Советском Союзе. Большевики, как правило, ругают всех, кого им не жаль: капиталистов, анар­хистов, социалистов, своих врагов и справа и слева, но умалчивают о масонах. Про них они плохо не говорят. В советском словаре под рубрикой франк-масонство сказано, что это религиозно-философское общество. А между тем в Советском Союзе издана, на­пример, весьма благожелательная моногра­фия, посвященная семье Ковалевских, и ее появление совершенно непонятно, если не принять во внимание, что эта семья масон­ская.

Если большинство руководителей поли­тических партий в России, исключая край­них правых, принадлежало к масонству, то несвободны от них были и большевики. Достаточно назвать имена Троцкого (Брон­штейна), И. Д. Соколова, Бонч-Бруевича, Степанова-Скворцова, Якова Свердлова, Радека. Этот описок можно было бы про­должить чуть ли не бесконечно. Когда Радек по процессу правой оппозиции был присужден к смертной казни, то Великий Восток Франции ходатайствовал за него и добился помилования.

Масонство могло быть революционной двигающей и направляющей силой только потому, что имело своих адептов повсюду. Кн. Львов, Некрасов, Маклаков, Гессен, Гучков, Мергулиес, Набоков, Кальманович, Терещенко, Коновалов, Чхеидзе, Гоц, Керенский, кн. Вяземский, генерал Крымов, гр. Орлов-Давыдов, вот наугад взятый небольшой список масонских имен. Что в нем поражает, это калейдоскоп лиц из всех слоев общества и всех партий. Миллионеры переплетаются с пролетария­ми, генералы с прапорщиками, титулован­ные лица с плебеями, социалисты с кадета­ми, купцы с разночинцами. Аронсон цити­рует даже имя директора департамента по­лиции Лопухина, который выдал револю­ционерам тайну Азефа, что он мог сделать только по масонской линии.

Как известно, в подготовке переворота в России менее всего принимали участие чи­сто революционные партии. Они приши на готовое, когда уже все было сделано. Пер­воначально подготовлялся дворцовый пере­ворот и к участию в нем были привлечены и многие члены императорской фамилии. Великий князь Николай Михайлович, го­ворит Аронсон, был масоном. Тень Павла I уже витала над троном Николая II, но дворцовый переворот опоздал. Военная ло­жа опередила, ибо ей удалось вовлечь в свою орбиту некоторых генералов, которые через голову армии способствовали успеху заговора. Историк Мельгунов, в цитирован­ной выше книге «На путях к дворцовому перевороту», отметил, как постепенно гене­рала Алексеева втягивали в конспирацию с гучковской группой и недаром большевик Лемке, причисленный к ставке, в ноябре 1915 года записал в своем дневнике: «Меж­ду Гучковым, Крымовым, Коноваловым, Алексеевым зреет какая-то конспирация, какой-то заговор, которому не чужд еще кто-то».

На совещании военной ложи было реше­но вовлечь царский поезд в ловушку и до­биться отречения, хотя бы через смерть им­ператора. Позднее все это было проделано в Пскове. Чтобы познакомиться с деятель­ностью Военной Ложи, о деятельности ко­торой мало сказал Аронсон интересующим­ся читателям следует ознакомиться со ста­тьей Н. Свиткова «Военная Ложа» в № 23 «Владимирского Вестника».

Работа этой ложи, во главе которой стоял Гучков, сделала то, что Русская Армия по­теряла свое политическое лицо и в опасный момент лишена была возможности защи­тить Престол и Самобытность Отечества.


Subscribe
Comments for this post were disabled by the author