?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

РУССКІЙ ЕЛЕОНЪ - Людмила Келеръ – Часть І


«Православная Русь», № 9, 1986 г.


    «Самая высокая изъ холмистыхъ вершинъ, лежащихъ къ востоку отъ Іерусалима, носитъ названіе Елеонской (Масличной), повидимому, всегда изобилуя оливковыми деревьями, какъ и сейчасъ. Арабское ея названіе «Джэбель-этъ-Туръ» означаетъ «главная» или «священная гора» 1).

Согласно св. Писанію и Преданію, Господь нашъ Іисусъ Христосъ вознесся на небо «отъ горы, нарицаемой Елеонъ» (Дѣян. 1, 12). Во второй половинѣ прошлаго вѣка католики начали пріобрѣтать участки на Елеонѣ. Создалось такое положеніе и «образъ дѣйствій латинянъ былъ таковъ, что заставлялъ серь­езно опасаться, какъ бы вся Елеонская гора не перешла въ ихъ владѣніе, и потому начальникъ Русской Духовной Миссіи въ Іерусалимѣ о. архим. Антонинъ (Капустинъ) поспѣшилъ купить участокъ земли на восточной сторонѣ отъ мѣста Вознесенія» 2).
JERU_ANTONIN_2_0002

Благочестивая св. царица Елена (мать Константина Великаго) построила на мѣстѣ вознесенія величественный круглый храмъ «Имвомонъ» безъ купола, какъ бы не ставя препятствій восхожденію на небо. Въ этомъ храмѣ находился камень съ отпечаткомъ Божественной Стопы Спасителя, ласково называе­мой русскими «Стопочкой».

При очередномъ нашествіи, этотъ храмъ былъ разрушенъ, а со временемъ надъ «Стопочкой» была выстроена небольшая восьмиугольная часовня, сохранившаяся и до нашего времени и являющаяся теперь мечетью. Мѣсто это теперь находится во владѣніи мусульманъ, которые допускаютъ внутрь часовни за извѣстное вознаграждение, а въ день Вознесенія даютъ возмож­ность совершать службы на дворѣ, окружающимъ часовню.

Начатки общины на мѣстѣ, пріобрѣтенномъ о. архим. Антониномъ, восходятъ къ 1903 году; въ 1906 году женская община была утверждена св. Синодомъ. Къ этому времени въ ней было всего 15 сестеръ.

Вслѣдствіе усиленной деятельности архимандрита Антонина (были построены келліи, гостиница, богодѣльня, мастерскія и т. д.) число сестеръ уже черезъ годъ возросло до ста.

Во время Первой міровой войны обитель сильно пострада­ла: въ ней были расквартированы турецкіе солдаты; часть се­стеръ и священнослужителей Миссіи были высланы въ Алек­сандрію 3). Монастырь переживалъ тяжелыя времена, отрезан­ный отъ родины и церковнаго управленія.

Но возвратимся къ постройкѣ храма. Церковь во имя Вознесенія Христова была торжественно освящена 7-го іюня 1886 года. Однако это названіе не сразу утвердилось за храмомъ. Греческій Патріархъ Никодимъ протестовалъ противъ посвященія храма этому событію, такъ какъ «существуетъ, хотя и въ развалинахъ, древняя священная базилика, въ которой нахо­дится всечестное мѣсто, на коемъ, по ученію Церкви, последо­вало вознесеніе Спаса нашего, и на которомъ хранится отпечатокъ священной Его стопы, и гдѣ мы совершаемъ безкровную Жертву, то никому не дозволяется изменять священное преданіе, ни воздвигать другую церковь на этой же Елеонской горѣ въ честь Вознесенія Господня» 4). Тогда архимандритъ Антонинъ офиціально назвалъ храмъ «Церковью Спаса».

Рядомъ съ храмомъ Вознесенія возвышается стройная высо­кая колокольня, «русская свѣча», какъ ее называютъ въ Пале­стинѣ. Колокольня видна уже издали при приближеніи къ Св. Граду, а о видѣ, открывающемся съ нея, говорится: «Ищущіе красотъ природы и очаровательныхъ видовъ, могутъ любовать­ся съ русскаго мѣста на Елеонѣ великолѣпной панорамою Мертваго моря, заіорданскихъ горъ, при-іорданской долины и т. д. Лю­бители прекрасныхъ видовъ, желающіе расширить свой горизонтъ, взбираются по витой лѣстницѣ на высокую колокольню Елеонскаго храма подъ самый почти шпиль ея, и за это возна­граждаются панорамой Св. Града и Елеонской горы съ ея мону­ментальными германскими постройками и грандіозно-величественною при нихъ башнею, господствующею надъ городомъ и окрестностями съ изящной русской Геѳсиманской церковью св. Маріи Магдалины, утопающей въ роскошной зелени. Видъ на морѣ, Іорданъ и на Моавитскія горы - сказочный. Вооруженные биноклемъ, съ колокольни, въ ясную погоду могутъ видѣть даже синеву Средиземнаго моря» 5).

Храмъ Вознесенія построенъ въ греческомъ стилѣ и, такимъ образомъ, гармонируеть со многими постройками въ Св. Землѣ. Онъ былъ расписанъ трудами самихъ сестеръ. Храмъ украшенъ прекрасными иконами, изъ которыхъ одна «Скоропослушница» почитается чудотворной. (Увы, не такъ давно храмъ былъ ограбленъ святотацами и вѣрующимъ слѣдуетъ подумать о возстановленіи поруганной святыни украшеніемъ иконъ).

Кромѣ самого храма Вознесенія и колокольни, на участкѣ имеется еще часовня, воздвигнутая на мѣстѣ 2-го и 3-го обрѣтенія главы св. Іоанна Крестителя. Это мѣсто было дачей Ирода и сюда глава была тайно привезена христіанами. Небольшое ого­роженное мѣсто въ полу, покрытомъ мозаикой, отмѣчаетъ мѣсто, гдѣ была найдена глава Іоанна Предтечи. Повидимому, здѣсь и въ древности былъ уже храмъ и часть мозаикъ очень древній. «Произведенныя на этомъ мѣстѣ раскопки дали указаніе, что до нашествія на Іерусалимъ и Палестину арабовъ, здѣсь существовалъ великолѣпный православный храмъ: при раскопкахъ были найдены два мозаичныхъ пола, изъ которыхъ одинъ съ армян­ской надписью 5-6 вѣка является однимъ изъ рѣдкихъ образцовъ современнаго ему мозаичнаго дѣла. Кромѣ того, здѣсь нашли также множество погребальныхъ пещеръ» 6).

У западной стѣны монастыря сохранился фундаментъ и нижній храмъ во имя св. Филарета Милостиваго, являющійся теперь трапезной монастыря. Здѣсь предполагалась постройка большого соборнаго храма во имя Страшнаго Суда Господня. Согласно св. Преданію, Второе Пришествіе Господа нашего Іисуса Христа будетъ на Елеонской горѣ, въ виду Іосафатовой доли­ны, какъ указано и въ Св. Писаніи. Первая міровая война не дала возможность завершить постройку и надо только надеять­ся, что она будетъ закончена до наступленія этого событія.

Надо добавить нѣсколько словъ объ игуменѣ русской Духов­ной Миссіи, «настоятелѣ обители Спаса (Вознесенія) на Маслич­ной горѣ въ Іерусалимѣ, правой рукѣ приснопамятнаго о. архим. Антонина (Капустина), послѣдняго свидетеля его великихъ дѣлъ въ Палестинѣ во славу Русской Православной Церкви и во бла­го русскаго народа» 7).

Этотъ «добрѣйшей души старецъ» слѣдовалъ по пятамъ сво­его предшественника, работая съ утра до вечера надъ благоустройствомъ земельныхъ участковъ Елеонской обители. Еще при жизни о. архим. Антонина онъ «надзиралъ за производивши­мися здѣсь постройками и раскопками древнихъ зданій и погре­бальныхъ криптъ» (А. А. Дмитріевскій, с. 2). Когда храмъ былъ законченъ и освященъ, о. Парѳеній становится его настоятелемъ и успешно привлекаетъ многочисленныхъ тогда русскихъ папомниковъ къ участію въ совершаемыхъ имъ службахъ. Эта «случайная паства» чтила и любила о. Парѳенія, «простеца», за его радушное гостепріимство. Но и съ завершеніемъ храма тру­ды о. Парѳенія не уменьшились: неутомимо онъ раскапывалъ некрополь - древнее кладбище, очищалъ отъ мусора мозаич­ные полы древнихъ зданій. Онъ заравнивалъ поверхность участка, устраивалъ стоки для дождевой воды и сажалъ деревья.

Землю и удобреніе онъ носилъ въ кошелкахъ, приносилъ и воду для поливки вновь посаженныхъ деревьевъ, зачастую издалека. Это ему мы обязаны всеми насажденіями на Елеоне, которыя составляютъ главную прелесть этого места. Какія прекрасныя тѣнистыя деревья и аллеи, какіе кусты и цветники! Маленькая травка-иссопъ (показывалъ нашъ монахъ-проводникъ по дороге изъ монастыря св. Екатерины на гору Хоривъ) тутъ разрослась въ пышные кусты. О. Парѳеній насадилъ кипарисовыя рощи, сосны, масличныя деревья и многое другое, что теперь цвететъ и благоухаетъ въ Елеонской обители. Тотъ, кто былъ въ святой Земле, знаетъ, какъ мало тамъ зелени, какая она чахлая и вялая. Но здѣсь, на Елеоне, зелень радуетъ глазъ по всему пространству монастыря и бросаетъ свою прохладительную тень на дорожки, лѣстницы, ступеньки и зданія.

Вотъ описаніе этого благодетеля нашей обители въ Іерусалиме: «Невысокаго роста, худенькій, съ голубыми добрыми гла­зами и съ светлорусыми жиденькими волосами на голове, и въ длинной раскидистой бороде, подъ старость поседевшими и получившими пепельный оттенокъ, весьма подвижный и не­сколько суетливый, съ скороговорною великорусскою речью, съ добродушнымъ, ласковымъ, симпатичнымъ лицомъ, одетый не­изменно въ простой, пестрый, самой дешевой ценности подрясникъ, въ шляпе на голове (это, когда онъ ходилъ въ городъ по деламъ) или въ скуфейке (на работе) и съ посохомъ или корзи­ною въ рукахъ. Такимъ онъ былъ известенъ всемъ...»8).

Но о. Парѳеній не только украшалъ обитель деревьями и цветами. Его трудами были построены обширныя страннопріимныя зданія на Елеоне, где помещался онъ самъ и русскія палом­ницы, желавшія остаться тутъ.

Когда скончался архимандритъ Антонинъ (въ 1894 году), о. Парѳеній глубоко скорбелъ объ его уходе; онъ оплакалъ сво­его старца и похоронилъ его въ храме Вознесенія. О. Парѳеній окончательно переселился въ страннопріимное зданіе на Елео­не и всецело отдался работе и заботамъ объ елеонской обите­ли. Слава о. Парѳенія росла и распространялась среди русскихъ папомниковъ, которымъ онъ всегда оказывалъ самое радушное гостепріимство въ обители: онъ сталъ получать обильныя пожертвованія изъ Россіи и слухъ о большихъ личныхъ средствахъ старца распространился по всей округе.

Вместе съ тѣмъ, настоятель русской Миссіи, архимандритъ Леонидъ, сталъ думать объ устройстве на Елеоне женской оби­тели (эта же мысль была и у покойнаго архимандрита Антони­на); онъ привлекъ о. Парѳенія къ участію въ этомъ начинаніи. О. Парѳеній былъ возведенъ въ санъ игумена и сталъ во главе новоустрояемой общины. Онъ удалился въ маленькій домикъ въ северо-восточномъ углу участка, подальше отъ суеты, где проводилъ долгія ночи въ молитве и бденіи.

Вотъ описаніе его дневныхъ трудовъ: «14-го января (1909 г.), пользуясь перерывомъ после бурной и дождливой погоды, о. игуменъ Парѳеній целый день провелъ на дворе, окапывая молодыя масличныя деревья, и явился по обыкновенію за общую трапезу сестеръ къ ужину весьма усталымъ. Подперши свою седую голову руками, онъ, всегда бодрый и разговорчи­вый, молча просиделъ за столомъ и скоро удалился на покой въ упомянутый уединенный домикъ. Ночь была темная. Дождь съ воемъ ветра наводилъ уныніе на елеонскихъ обитательницъ» 9).

А на утро 15-го января 1909 года была послана сестра пре­дупредить о. Парѳенія о прибытіи большой партіи папомниковъ: она нашла его въ келліи, «лежащимъ на спине на полу средней комнаты въ луже застывшей крови, съ зіяющей глубокой раной на шее, нанесенной или кинжаломъ, или обоюдоострымъ ножемъ» 10). По безпорядку въ комнатахъ видно было, что зло­деи искали «богатства» монаха. Но ихъ злодеи не нашли, во-первыхъ, потому, что такихъ богатствъ, какъ они предполагали, и не было, а во-вторыхъ, потому, что они не нашли даже те деньги, что были у о. Парѳенія. Деньги эти (въ количестве 48 наполеондоровъ) хранились въ шкафу съ бумагами и злодеи ихъ не обнаружили.

Мы теперь уже привыкли къ такимъ злодеяніямъ (соверша­ются они и поныне въ Св. Земле, хотя, можетъ быть, по другимъ побужденіямъ), но въ то время такія убійства были редкостью.

Отпѣваніе усопшаго было совершено 16-го января; похоро­нили же его въ месте, которое онъ самъ заранее указалъ, сна­ружи храма, у ногь о. архимандрита Антонина, похороненнаго въ самомъ храме.

Те, кто были въ Святой Земле и посетили Елеонскую оби­тель, помнятъ его могилу подъ кровомъ любимаго храма и сво­его наставника, въ углу северной абсиды.

(Сноски - см. Часть II)

JERU_ELEON


Comments