?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Гонения в Польше - 1596 – Часть ІІІ

См. выше – Часть ІІ


     Настоящее письмо канцлера Льва Сапѣги нисколько не вразумило Іосафата и не остановило его возмутительныхъ дѣйствій противъ Православія. Насилія и жестокости, которыя употреблялъ онъ при совращеніи православныхъ, стали принимать еще болыпіе размѣры. Зато и право­славные, выведенные изъ терпѣнія, начали заявлять противъ него ропотъ и негодованіе; во многихъ мѣстахъ Полоцкой епархіи стали составляться открытыя возмущенія, и православные нерѣдко съ оружіемъ въ рукахъ отстаивали свои храмы и защищали своихъ пастырей, непреклонныхъ къ уніи. Могилевскіе мѣщане, узнавъ о приближеніи къ городу Іосафата и не желая впустить его, всѣ вышли на городскіе окопы, разставили заряженныя пушки и грозили стрѣлять въ него, если осмѣлится подъѣхать къ городскимъ воротамъ на пушечный выстрѣлъ. Въ Мстиславѣ нѣкто Масальскій, при въѣздѣ Іосафата въ городъ, едва не убилъ его изъ ружья, если бы въ минуту исполненія своего замысла самъ не былъ убитъ однимъ изъ слугъ архіепископа. Въ Оршѣ мѣщане хотѣли утопить его въ Днѣпрѣ. По распоряженію Іосафата, во всѣхъ этихъ мѣстахъ церкви были запечатаны, священники православные разогнаны или разосланы въ заключеніе, а нѣкоторые изъ гражданъ подпали уголовному суду. Въ своемъ дикомъ фанатизмѣ Іосафатъ дошелъ до того, что приказывалъ вырывать изъ могилъ недавно умершихъ православныхъ, злѣйшихъ враговъ своихъ, и отдавать ихъ на съѣденіе собакамъ. Всѣ эти дѣйствія Іосафата такъ живо напоминаютъ намъ разбойническія нападенія іезуитскихъ студен­товъ на православную Свято-Духовскую церковь, о которыхъ говорилось вначалѣ. Такъ и видно, что тотъ и другіе получили одинаково ложное направленіе въ іезуитскомъ коллегіумѣ!

«Понятное дѣло, что ненависть къ Іосафату у православныхъ должна была достигнуть высшей степени. Ею, по словамъ Кояловича, заразились многіе, даже изъ уніатовъ, и отпадали отъ своего епископа, возвращаясь къ Православію».

Между тѣмъ, въ 1620 г. на Полоцкую епархію посвященъ былъ православный епископъ Мелетій (Смотрицкій). Всѣ православные торжестввовали. Новаго своего епископа они превозносили до небесъ. Его краснорѣчивыя посланія очень быстро расходились по Полоцкой епархіи. Жители этой епархіи, оживленные новою силою, толпами бросали унію и соединялись въ плотную массу православнаго народа.

Особое одушевленіе замѣчалось въ Витебскѣ. Его населеніе тогда было чисто русское, православное. Поляковъ и вообще латинянъ почти вовсе не было. Когда здѣсь получены были грамоты епископа Мелетія, ихъ торжественно читали въ ратушѣ и также торжественно составили протестъ противъ Іосафата. Витебскіе граждане отказались отъ повиновенія ему и рѣшили признавать своимъ епископомъ только Мелетія. Послѣ такого рѣшенія, въ Витебскѣ почти не осталось уніатовъ. Составленъ былъ актъ о передачѣ епископу Мелетію всѣхъ церквей съ духовенствомъ.

Примѣру жителей Витебска тотчасъ же послѣдовали жители другихъ городовъ, преимущественно Полоцка, Мстиславля, Орши и Могилева.

Все это сильно раздражало Іосафата. Онъ во что бы то ни стало рѣшилъ возстановить свою власть и окончательно обратить въ унію всю Бѣлоруссію. Явившись въ концѣ октября 1623 г. въ Витебскъ, онъ воздвигъ здѣсь противъ православныхъ такое гоненіе, въ которомъ повторились ужасы первыхъ вѣковъ христіанства. Такъ какъ всѣ церкви у православныхъ были отняты, то они за городомъ построили себѣ 2 шалаша, куда собирались къ богослуженію, и здѣсь находили нѣкоторое удовлетвореніе своимъ духовнымъ нуждамъ. Удерживая за собою всѣ православныя церкви, Іосафатъ, съ помощью вооруженной стражи, поспѣшилъ разо­рить и созданные православными шалаши, разгонялъ собиравшихся къ богослуженію и выгналъ изъ города всѣхъ православныхъ священниковъ. Это переполнило мѣру терпѣнія православныхъ. Тогда они, имѣя во главѣ членовъ городового магистрата и почти всѣхъ почетныхъ гражданъ, на тайномъ совѣщаніи въ ратушѣ положили непремѣнно избавиться отъ гонителя — епископа, лишивъ его жизни.

Удобный случай скоро къ этому представился. 12 нояб. 1623 г., въ во­скресный день, Іосафатъ служилъ заутреню въ витебской Успенской цер­кви. Въ это время его архидіаконъ Дороѳей внезапно напалъ на православнаго священника Илію, который тайно переправлялся черезъ рѣку Западную Двину для поданія требъ православнымъ. Избивъ его до полу­смерти, архидіаконъ Дороѳей связалъ его и заперъ въ архіерейской кухнѣ. Вѣсть объ этомъ поруганіи и насиліи надъ православнымъ священникомъ быстро распространилась по городу и привела жителей въ страш­ную ярость. Съ первымъ ударомъ вѣчевого колокола, всѣ до одного: дѣти, взрослые, жены и старцы, вооружившись чѣмъ попало, напали на архіерейскій домъ. Освободивъ изъ заключенія своего священника, они бросились на архіерейскихъ слутъ, въ томъ числѣ на названнаго архидіакона, и почти всѣхъ ихъ поранили ударами сабель, бердышей и другого оружія. Потомъ ворвались въ келлію только что возвратившагося отъ за­утрени архіепископа и, бросившись на него съ крикомъ: «бей папежника, душехвата»... разсѣкли у него бердышемъ голову и добили выстрѣломъ изъ ружья. Убитаго Іосафата поволокли изъ дворца на высокій берегъ Двины и, привязавъ къ шеѣ и ногамъ камни, бросили въ рѣку. Только на третій день, когда народное смятеніе нѣсколько утихло, тѣло Іосафата было вытащено изъ воды, освидѣтельствовано въ замкѣ и на лодкѣ ото­слано въ Полоцкъ для погребенія въ Софійскомъ соборѣ. Здѣсь находил­ся гробъ его до взятія Полоцка войсками царя Алексѣя Михайловича. Хотя тѣло Іосафата истлѣло, но гробъ его долго переносился изъ одного мѣста въ другое. Онъ былъ въ Жировицахъ, Бѣлой, Замостьѣ и, наконецъ, опять въ Полоцкѣ. По осмотрѣ гроба, въ немъ оказался только небольшой клокъ волосъ и нѣкоторыя архіерейскія облаченія, принадлежавшія, очевидно, Іосафату.

Жестоко были наказаны православные жители Витебска за самочин­ную расправу съ Кунцевичемъ. Болѣе 100 человѣкъ были приговорены къ смерти, многихъ наказали кнутомъ, темницею, изгнаніемъ; имѣнія всѣхъ виновныхъ конфискованы; городъ лишенъ магдебургскаго права; снятъ вѣчевой колоколъ — знакъ преимущества города и свободы; ратуша, въ которой составился заговоръ на жизнь Кунцевича, разрушена. Сломана и соборная Пречистенская церковь, при которой совершенно было преступленіе; вмѣсто нея поставлено было построить на счетъ гражданъ болѣе великолѣпную и болынихъ размѣровъ; всѣ жители Витебска должны были принять унію, такъ, чтобы въ немъ не осталось никакихъ слѣдовъ Православія.

Въ Полоцкѣ, Могилевѣ, Оршѣ и Мстиславѣ запрещена, по примѣру Витебска, православная вѣра, не дозволено строить вновь и починять православныя церкви, всѣмъ жителямъ Бѣлоруссіи велѣно принять унію и по дѣламъ вѣры быть въ полномъ послушаніи полоцкаго уніатскаго архіепископа.

Когда донесено было папѣ Урбану VIII о наказаніи убійцъ Іосафата, онъ въ посланіи къ королю Сигизмунду III благодарилъ его и восхвалялъ его ревность къ истребленію Православія. Послѣ усиленныхъ домогательствъ уніатско-іезуитской партіи и короля, которымъ руководили Фабрицій и Грушевскій, іезуитскіе придворные проповѣдники, бывшіе на­ставники Іосафата и папа признали Іосафата «блаженнымъ». Онъ не назвалъ его святымъ, т.к. зналъ о его жестокостяхъ, безпокойномъ нравѣ и корыстолюбіи и постоянномъ сутяжничествѣ[1]. Объ этомъ свидѣтельствуетъ приведенное выше письмо канцлера Льва — латинянина. Въ Іосафатѣ Кунцевичѣ онъ видѣлъ отъявленнаго врага и нарушителя общественнаго спокойствія, совершенно чуждаго христіанскаго мира и любви къ ближ­нему. Даже переписку съ нимъ онъ считалъ для себя позорною. Только папа, желая оскорблять и унижать Православіе, могъ согласиться при­знать Іосафата мученикомъ и чрезъ это вводить въ заблужденіе и обманъ довѣрчивый народъ. Іезуиты и уніаты выдумали даже различныя чудеса, совершившіяся якобы у гроба Іосафатова. Нѣкоторыя изъ нихъ сочинены ужъ очень неумѣло и могутъ свидѣтельствовать о своей лживости. Говорятъ, напримѣръ, что тѣло Іосафата, брошенное въ Двину въ Витебскѣ, отсюда само приплыло въ Полоцкъ, «вверхъ противъ теченія Двины». Но мы знаемъ, что тѣло Кунцевича было вынуто изъ воды и отправлено въ Полоцкъ на лодкѣ, — это одно; а другое — то, что Полоцкъ по отношенію къ Витебску, лежитъ не вверхъ, а внизъ по теченію рѣки.

Такъ «ложь солга себѣ», а православная истина и «во тьмѣ свѣтится». На ложномъ, шаткомъ основаніи унія не могла существовать, если еще и существуютъ чахлые ея остатки, то дни ихъ сочтены. Ей не помогутъ лож­ные мученики, вродѣ Іосафата.


Изданіе Виленскаго Свято-Духовскаго братства, Вильна, 1896 г.; переиздано Православнымъ братствомъ во имя Архистратига Михаила, Минскъ, 1993 г.



[1] От Редакции «Писем»: В 1643 г. он был объявлен блаженным, а в 1867 г. – святым. Отмечая 300 летие его «мученической кончины» Папа Пий XI издал 12 ноября 1923 г. Энциклику Ecclesiam Dei admirabili.

Comments