?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Как Рим готовился к 1000-летию Крещения Руси – Часть ІII


См. выше Часть ІІ

Ответ на статью о. Дацко - Часть ІІІ

5 декабря 1448 г. на кафедру митрополита Московского и всея Руси был избран архиепископ Иона (еп. Рязанский с 1431 г., много заботившийся об ограждении от ошибок чуждой массам населения латинизации и убеждавший православных на юго-западе с твердостью переносить гонения за веру, скончался 1461 г.).

Зависимость Москвы от Византии окончилась, таким образом Русская Церковь стала автокефальной, народной составляющей Православной Церкви.

В 1450 г. патриархи Александрии, Антиохии и Иерусалима отказались признать унию. В 1484 г. Симеон Трапезундский созвал Великий Константинопольский Синод, который отрекся от унионистского постановления Флорентийского Собора (небольшое число греков, оставшихся сторонниками Флоренции были первыми униатами).

Русские области Литовского княжества были православными. Они находились в подчиненности Московскому митрополиту. Витовт, сын Кейстута, великий князь Литовский (1392-1430), и двоюродный брат Ягайла, желал избавиться от этого духовного первенства и просил Константинопольского патриарха отдельного митрополита для Западной Руси. Несмотря на отказ Патриарха, он созвал собор своих православных епископов: ученый болгарский монах, Григорий Цамблак (1458-1472), сотрудник Исидора, был избран митрополитом Киевским. Православная Церковь в Великом княжестве Литовском образовала самостоятельную митрополию из восьми епархий в 1458 г. Но уния была там лишь формальной и население скоро возвратилось в Православие.

Татарское иго прервало связь между северо-восточной Русью и Русью Днепра и Буга. В конце 1240 г. Киев был опустошен Батыем и большая часть жителей погибла (согласно Плано-Карпини в Киеве оставалось только двести дворов).

В середине XIII в. Миндовг (1240-1263) сосредоточил в своих руках власть над Литвой. Гедимин (1316-1341) принял титул Великого князя Литовского. Литовские князья, объединив Литву, состоявшую из уделов, стали распространять свою власть на соседние русские области. Миндовг захватил Полоцк, Гедимин присоединил Витебск и Минск, при его сыне Ольгерде (1345-1377) были заняты Киев, Чернигов, Волынь, Подолия, а при племяннике Ольгерда Витовте – Смоленск (1404) и почти вся Ю. Россия.[1]

При Гедимине (1316-1341), старавшемся сплотить русское и литовское население, Литва являла себя доброжелательной по отношению к приобретенным русским землям, составлявшим две трети её территории и сохранившим русские нравы и обычаи. Ольгерд (1345-1377) был откровенно расположен к православным русским. В начале княжения Ягайло (1377-1434), сына Ольгерда, русский язык был признан официальным в литовском государстве и удерживался в административных документах вплоть до семнадцатого века. Литва склонялась принять Православие.

Положение в корне изменилось когда в соседней Польше, со смертью Казимира III Великого (1370) угас род Пястов. Людовик Венгерский (ск. 1382), вступивший на польский престол, оставил после себя дочь Ядвигу. Латинское духовенство побудило Ядвигу к браку с Ягайло для того, чтобы обеспечить, в собственно Литве, победу латинской веры и таким образом отдалить её от своих русско-литовских областей остававшихся православными. В 1386 г., Ягайло отправился в Краков, где принял крещение с именем Владислава и королевскую корону, и крестил своих языческих подданных по латинскому обряду. Двоюродный брат Ягайло Витовт стал именоваться Великим князем Литовским (1392-1430), но обязался не порывать с Польшей. Впоследствии Литовский князь Александр (ск. 1506) соединил литовскую корону с польской, а в 1569 г., при Сигизмунде II Августе (1548-1572), последнем Ягеллоне, состоялся Люблинский сейм, окончательно соединивший Литву с Польшей под властью выборного короля.

Это соединение повлекло переход большой части Западной Руси, в том числе Киева, от Литвы к Польше и с того времени вопрос ставится иначе вследствие политики полонизации и латинизации (хотя один из параграфов утверждал неприкосновенность Православной Церкви).

О Брестской унии (1595-1596) автор пишет: «Речь идет не об акте рождения Украинской Католической Церкви, но о беспрерывности особой Киевской Церкви, в единении со Вселенской Церковью. Это причина по которой Украинская Католическая Церковь еще теперь почитается своим народом как национальная Церковь Украины» и далее: «Прилично показать всю очевидность того, что Украинская Католическая Церковь начала существовать не в XVI веке, но в X-м».

Великий князь Литовский Витовт, племянник Олгерда (1392-1430), издал в 1413 г. закон даровавший литовцам обращенным в католичество такие же права как и полякам, и все чиновники должны были стать католиками.

Автор признает: «Поляки, под чьим владычеством находился украинский народ рассматривали унию как переходную стадию к латинизации и полонизации. Рим рассматривал унию как подчинение своему главенству».

После Люблинского сейма почувствовалось распространение польского влияния в землях населенных русскими. Латинское духовенство способствовало полонизации: все, что не было латинским рассматривалось как нечто низшее. Еще при Ольгерде поляки оспаривали у него Волынь, притесняли православную веру и превращали православные храмы в латинские. Русские на занятых землях остерегались всего, что приходило с Запада и чувствовали себя обиженными тем состоянием унижения, в котором их держали. «Посланные Римом миссионеры были убеждены в том, что лучший способ для православного вступить в повиновение Римскому Первосвященству это латинизироваться, т.е. отвергнуть свою историю, наследственность, язык, образование, другими словами изменить свою психологию историческую, национальную, культурную и религиозную» (о. И. Декарро). Даже, уже в XIX в., знаменитый литургист, восстановитель Солемского монастыря и Бенедиктинского ордена во Франции, Дом Проспер Геранже (1805-1875) говорил: «Придет время когда язык Рима, как и его вера, будут, для Востока, также как и для Запада, единственным средством единства и возрождения». Папы Иннокентий III (Лотарио де Конти, 1198-1216), Иннокентий IV (Синибальдо де Фиески, 1243-1254) и Николай III (Джиованни Гаетани Орсини, 1277-1280) проявляли неприязненность к византийскому обряду.[2] Латинизировавшие миссионеры поступали с православными как с язычниками (то же самое произойдет в Сирии и на островах греческого архипелага) и находились в подчиненности латинскому епископату.

В 1569 г., польско-литовское государство превращается в польское государство и когда шведский король из дома Ваза был избран на польский престол (Сигизмунд III, 1587-1632) оно стало передовым постом католичества. Политика Сигизмунда вдохновлялась стремлением привести Россию в римское лоно, точно также как он поступал с русским населением своего королевства. Он со рвением гнал Православие, этот посредственный соревнователь Филиппа II Испанского (1556-1598) и Фердинанда II Австрийского (1619-1637), отличавшихся религиозным фанатизмом.

Православные иерархи, как защитники своей веры, были в немилости у правительства. Надо было усмирить неистовство польских вельмож, у которых пламенное следование религиозным убеждениям часто доходило до исступления. Кирилл Терлецкий, епископ Луцкий, был похищен старостой[3], который морил его голодом в своей тюрьме. Он увидел только один путь к освобождению и присоединился к Римской Церкви.

Поляки притесняли православную веру и превращали православные храмы в латинские. Еще во времена Иоанна III убийство Киевского митрополита Макария (1497 г.) не только осталось безнаказанным, но еще хотели дать ему в преемники лицо преданное Риму. К Терлецкому присоединились Ипатий Поцей, епископ Владимироволынский и Киевский митрополит Михаил Рагоза (под предлогом жалобы на Константинопольского патриарха, но в самом деле подчиненность патриарху была номинальная и ничем их не стесняла).

После предварительного тайного совещания в Бельзе епископов Кирилла (Терлецкого) Лицкого, Гедеона (Балабана) Львовского, Леонтия (Пельчицкого) Пинского и Дионисия (Збируйского) Холмского, условия унии были выработаны в Сокале, 27 июня 1594 г. В мае 1595 г. православные протестовали против таких таинственных действий. Сигизмунд III с радостью принял эти первые отступления и 12 июня 1595 г., без соборного обсуждения и без ведома всей Церкви, было отправлено послание к Папе. Сигизмунд воспрещает обсуждать этот вопрос, издает 24 сентября универсал (циркулярную грамоту) о соединении и посылает Поцея и Терлецкого в Рим. 23 декабря 1595 г., Климент VIII (Ипполито Альдобрандини, 1592-1605) объявляет унию. Папа велел праздновать этот успех пышными торжествами; но возвещенная «уния» могла быть осуществлена только с согласия всех русских епископов. 14 июня 1596, Сигизмунд разрешает Рагозе созвать Собор, для «отчета о поездке в Рим». Окружное послание рассылается 21 августа. Собор имел место в Брест-Литовске (в Гродненской губ.) с 6 по 9 октября. К униатам присоединился Григорий (Загоровский), епископ Полоцкий. Православные созвали Собор, там же, в 1596 г., под председательством Константинопольского экзарха Никифора, посланника Патриарха Мелетия Пигаса (1590-1601), с участием Гедеона Балабана, еп. Львовского, Михаила Копыстенского, еп. Перемышльского, александрийского протосинкелла Кирилла, митрополита Белградского Луки и князя Константина Острожского. Отступники отказались предстать перед Собором. Тогда собравшиеся православные епископы отлучили их от Церкви, произнесли их низложение и послали паранагностикум с призывом. Попытка униатов законным путем достичь торжества римской идеи не удалась.

В Бресте немногочисленные сторонники унии, не считаясь с мнением большинства, провозгласили признание главенства Рима, а король Сигизмунд, 15 октября 1596 г., утвердил заключение объединения указом и принял карательные меры против православных.

«Схизматические «рутены»[4], под влиянием иезуитов[5], окончательно присоединились к Римской Церкви, в 1595 г., «Брестской Унией» (о. П. Альберс). «Созданное в Брест-Литовске украинское униатство должно было перенести удел испытаний» (о. И. Декарро). «Брест-Литовск: Католическая Рутенская Церковь установлена» (Зананири). «Рутенские епископы, собравшиеся на Собор в Бресте, решились признать авторитет Папы (1595). Их посланцы были хорошо приняты в Риме и уния была торжественно провозглашена Климентом VIII, 23 декабря того же года » (о.Р. Жанен). Украинская Католическая Церковь начала свое существование в XVI веке.

См. дальше



[1] Но Великороссия, происшедшая от первоначальной Киевской Руси, переместившейся, благодаря огромному отливу населения, от берегов Днепра к бассейну Верхней Волги, Оки и Клязьмы, сумела освободиться от монгольского ига и вновь начала создавать единство страны. Василий III (1505-1533) приступил к отвоеванию русских земель, которые были захвачены литовскими князьями и отнял Смоленск (1514) у Сигизмунда I Великого (1506-1548), короля Польского и Литовского. Уже в 1503 г. московская граница достигла реки Сож. В силу Андрусовского договора (1667 г.) левый берег Днепра, Киев и Смоленск перешли к России. В 1793 г. Россия получит Волынь, Подолию и Минск. Земля между Днепром и Днестром, перешедшая в 1672 г. от Польши к Турции, приобретена по Ясскому миру (1791). Россия возвратила русские земли Великого княжества Киевского, кроме Червленной Руси (Галиции), которая в 1772 г. досталась Австрии.

[2] «Католический Запад трудился уничтожить все, что не походило на него» (Греко-католический мельхитский Антиохийский патриарх Максим IV Саиг, 1960).

[3] Так назывались в Польше знатные паны, получавшие от королевского правительства город в пожизненное владение.

[4] Рутены (Русины, Червоноруссы) отрасль малороссов, населяющих восточ. Галицию, Буковину, Юг Карпатов.

[5] Особенно знаменитого проповедника о. Петра Скарги Повенского (1536-1612), с 1579 г. ректора Виленской Академии, боровшегося энергично с Православием.

Comments