?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Преподобномученикъ АѲАНАСІЙ БРЕСТСКІЙ – часть І


Из описания житья преподобного можно проследить корни тех бед, которые раздирают в настоящее время населения Украины.


Составлено на основѣ житія преподобномученика Аѳанасія, написаннаго въ XVII в. студентами Кіево-Братской школы по его дневникамъ, называемымъ «Діаріушъ» и запискамъ его послушниковъ.


      Въ 1596 г. на соборѣ въ Брестѣ было объявлено единеніе (унія) православной Юго-Западной Русской Церкви съ Римско-католической церковью. Подго­товленная недостойными людьми, вызванная низменными разсчетами, унія привела къ попранію пра­вославной вѣры и русской народности въ Юго-Западной Руси, которая въ XVI в. входила въ составъ Польско-Литовскаго государства.

Принявшіе унію не пожелали даже выслушать православныхъ; а не желавшіе насильственнаго единенія были преданы анаѳемѣ со всѣми ихъ еди­номышленниками. На это проклятіе Брестскій право­славный соборъ отвѣтилъ осужденіемъ митрополита и владыкъ, принявшихъ унію, и двумя слѣдующими постановленіями:

1) «мы даемъ обѣтъ вѣры, совѣсти и чести, за себя и за нашихъ потомковъ, не слушать этихъ осужденныхъ соборнымъ приговоромъ митрополита и владыкъ, не повиноваться имъ, не допускать ихъ власти надъ нами; напротивъ, сколько возможно, противиться ихъ распоряженіямъ, стоять твердо въ нашей святой вѣрѣ и при нашихъ восточныхъ патріархахъ, не оставляя стараго календаря, тщательно сохраняя огражденное законами общее спокойствіе и сопротивляясь всѣмъ насиліямъ и новизнамъ, которыя будутъ пре­пятствовать свободѣ нашего богослуженія, совершаемаго по древнему обы­чаю...

2) «мы, сенаторы, сановники, урядники и рыцарство, а также и духовныя лица греческой вѣры, сыны восточной Церкви, собравшіеся сюда въ Брестъ на соборъ, достовѣрно узнали нынѣ, что митрополитъ и нѣсколько владыкъ, отступники отъ Греческой Церкви, составили и обнародовали безъ нашего вѣдома и противъ нашей свободы и всякой справедливости, ка­кую-то унію между Церквами восточной и западной. Мы протестуемъ про­тивъ всѣхъ этихъ лицъ и ихъ несправедливаго дѣянія и обѣщаемся не толь­ко не подчиняться, но, съ Божіей помощью, всѣми силами сопротивляться имъ, а наше постановленіе, сдѣланное противъ нихъ, будемъ подкрѣплять и утверждать всѣми возможными средствами и особенно нашими просьбами предъ его королевскою милостью».

Борьбѣ съ дѣйствіями и распоряженіями уніатовъ, въ твердомъ стояніи за святую вѣру православную, была посвящена вся жизнь преп. Аѳанасія, его подвиги, труды и страданія.

Преп. Аѳанасій родился въ благочестивой семьѣ. Родители его были изъ людей простыхъ, въ то время отличавшихся преданностью восточной Цер­кви и даже составлявшихъ братскіе союзы для ея защиты отъ насилія латинянъ. «Я, недостойный Аѳанасій Филипповичъ — свидѣтельствуетъ препо­добный о себѣ, — милостью Божіею и молитвами Пречистой Богородицы въ вѣрѣ православной и Церкви истинной восточной, какъ слѣдуетъ утвержденъ съ самаго дѣтства и возникновенія во мнѣ разума». Первоначальныя познанія въ «наукахъ церковно-русскихъ» онъ получилъ, надо думать, въ одной изъ братскихъ школъ, можетъ быть, въ школѣ родного города Берестья. Неизвѣстно, гдѣ преп. Аѳанасій получилъ дальнѣйшее образованіе, но, несомненно, онъ былъ однимъ изъ образованнѣйшихъ людей своего вре­мени: зналъ творенія св. отцовъ, житія святыхъ, а также и сочиненія западно-европейскихъ историковъ; свободно писалъ по-польски, по-латински и хорошо былъ знакомъ съ греческимъ языкомъ.

Въ своей молодости преп. Аѳанасій, какъ человѣкъ, выдающійся по сво­ему развитію, занимался преподаваніемъ въ богатыхъ домахъ польско-русскаго дворянства. Когда канцлеръ литовскій Левъ Сапѣга, съ вѣдома польскаго короля Сигизмунда III, былъ назначенъ опекуномъ надъ Яномъ Фавстиномъ Лубой (сынъ Марины Мнишекъ, жены Лжедимитрія I), — которому поляки съ дѣтства внушили мысль, что онъ законный наслѣдникъ московскаго престола — Аѳанасій Филипповичъ, какъ извѣстный по своему образо­ванію человѣкъ, былъ приглашенъ къ нему воспитателемъ и такъ прослужилъ 7 лѣтъ при дворѣ Сапѣги. Вѣроятно, суетная, безпечная и не въ мѣру разгульная жизнь, которую пришлось наблюдать преп. Аѳанасію при дворѣ польскаго вельможи, произвела въ немъ нравственный переворотъ и онъ сталъ задумываться «надъ грѣховностью вѣка сего». Размышленія привели его къ тому, что онъ рѣшилъ порвать связи съ міромъ, и въ 1627 г. принялъ монашеское постриженіе въ виленскомъ Свято-Духовомъ монастырѣ. Отсю­да онъ посланъ былъ на послушаніе сперва въ монастырь Кутеинскій подъ Оршею (Могилевской губерніи), а затѣмъ Межигорскій около Кіева, гдѣ «не малое время учился волѣ Божіей и жизни по закону».

Изъ Межигорья преп. Аѳанасій былъ снова позванъ въ Вильну. При прощаніи Межигорскій игуменъ сказалъ преподобному:

— «Братъ Аѳанасій, сохрани въ глубинѣ сердца по крайней мѣрѣ три вещи: будь въ послушаніи у своихъ старшихъ, ревнуй о церковномъ правилѣ и стерегись бесѣдъ съ женщинами; когда, при помощи Божіей, сохранишь это, спасешься и будешь потребенъ на службу Церкви Христовой. Иди съ миромъ!»

На пути въ Вильну преподобный встрѣтилъ весьма больного человѣка, «взялъ его на себя и несъ не мало»; этотъ человѣкъ открылъ подвижнику многое изъ таинъ Божіихъ, «вложилъ ему въ сердце сладчайшее имя Іисуса и научилъ, какъ сохранить его: 1. имѣть въ обращеніи съ людьми разумную умеренность; 2. хранить послушаніе, чистоту и пребывать въ бѣдности; 3. по­стоянно памятовать о двоякой смерти (духовной и тѣлесной); 4. рѣшительно во всемъ полагаться на волю Божію и 5. если бы по немощи тѣла приключи­лось что противное волѣ Божіей, очищать себя исповѣдью и полнымъ раскаяніемъ».

Въ Вильнѣ преподобный получилъ посвященіе съ санъ іеромонаха и «во­лею Божіею и старшихъ» былъ назначенъ намѣстникомъ въ Дубойскій мона­стырь, подъ Пинскомъ, гдѣ въ теченіе 3 лѣтъ «сильно боролся, то съ своими дурными помыслами, то съ врагами Православія — іезуитами. Канцлеръ ли­товскій, князь Станиславъ Радзивилъ, въ 1636 г. отобралъ Дубойскій мона­стырь для поселившихся въ Пинскѣ іезуитовъ. Благочестивая душа преп. Аѳанасія была потрясена этой неправдой. Въ горячей ревности по святой вѣрѣ православной преподобный написалъ жалобный листъ о притѣсненіяхъ православныхъ латино-уніатами и, закрѣпивъ его подписями многихъ почтенныхъ людей, вручилъ его «Пречистой Богородицѣ Купятицкой», т.е. положилъ у Ея иконы, моля Ее вступиться и защитить православныхъ отъ оби­ды.

По отобраніи отъ православныхъ Дубойской обители, преп. Аѳанасій былъ оставленъ «на послушаніи» въ Купятицкомъ монастырѣ и пребывалъ здѣсь въ трудахъ и терпѣніи. Въ это время (въ 1636 г.) въ Купятицкій мона­стырь пришли листы Петра Могилы, кіевскаго митрополита, съ просьбой собрать милостыню на обновленіе каѳедральной митрополичьей церкви Кіево-Софійскаго собора. Просьба была исполнена, и въ маѣ 1637 г. собранныя деньги были отправлены митрополиту. Узнавъ отъ посланнаго, что и въ Купятицахъ церковь весьма стара, Петръ Могила далъ «универсальный листъ» для сбора подаяній на обновленіе этого храма, а игуменъ Иларіонъ (Денисовичъ), послѣ совѣта съ братіею, возложилъ это послушаніе на преп. Аѳанасія и на послушника Онисима Волоковицкаго. Преподобный отнесся къ тру­ду на благо церкви, въ которой помѣщалась Купятицкая чудотворная икона Богоматери, съ необыкновеннымъ усердіемъ и ревностью. Послѣ совѣщанія, которое происходило въ монастырской трапезѣ, — разсказываетъ преп. Аѳанасій, «вдругъ страхъ весьма великій напалъ на меня, и я сидѣлъ у стола точно одеревенѣлый. Ушедши въ свою келлію, я затворился и сталъ предъ всемогущимъ Богомъ молиться о своемъ послушаніи. Спустя немного, когда я стоялъ на молитвѣ, на меня напалъ такой страхъ, что я порывался бѣжать изъ келліи, но, удержанный какой-то невѣдомой силой, остался и долго горько плакалъ, и, хотя въ келліи никого не было, я услышалъ сладкій голосъ: "Царь московскій устроитъ мнѣ церковь: иди къ нему".

При этомъ меня точно облило варомъ, и я снова началъ горько плакать, думая, что-то будетъ».

Въ ноябрѣ 1637 г., когда прибли­жалось время отъѣзда, преподобный объявилъ игумену о своемъ видѣніи, на что тотъ отвѣтилъ: «Брате милый, куда тебя всемогущій Богъ и Пречи­стая Богородица поведутъ, туда и иди, а я тутъ съ братіей буду молиться, что­бы ты во здравіи вернулся къ намъ; а о чемъ ты говоришь, не знаю, какъ это сбудется, когда у тебя нѣтъ и листа, который выдается отъ короля, нашего господина».

Простившись съ братіей, преп. Аѳанасій вошелъ въ притворъ церков­ный и, поручая себя во всемъ попеченію Божію, сталъ молиться съ колѣно-преклоненіемъ; потомъ черезъ окно взглянулъ на чудотворный образъ Пречистой Богородицы, и ему послы­шался изъ церкви шумъ, очень страшный. Поверженный въ трепетъ, онъ хотѣлъ бѣжать, но потомъ, собравшись съ духомъ, снова поглядѣлъ черезъ оконце, говоря: «О, Пречистая Богородице, будь со мною».

И въ ту минуту отъ чудотворнаго образа Пречистой Богородицы послы­шался ясный голосъ: «Иду и Я съ тобою».

А діаконъ Неемія (этотъ діаконъ за несколько лѣтъ передъ симъ пре­ставился въ молодыхъ лѣтахъ, послѣ богоугодныхъ подвиговъ иноческихъ), стоя на лѣвомъ клиросѣ, на подобіе иконы и какъ бы заикаясь вымолвилъ:

— «Иду, иду и я съ Госпожею моей».

Когда преп. Аѳанасій съ Онисимомъ Волковицкимъ пріѣхали въ Слуцкъ, архимандритъ Шицикъ отобралъ у нихъ листы и всѣ святки продержалъ ихъ въ большой тревогѣ, разобидевшись на Купятицкаго игумена за то, что онъ отправилъ сборщиковъ въ Бѣлоруссію безъ доклада ему, намѣстнику митро­полита; но, устрашенный во снѣ видѣніемъ, вернулъ листы путникамъ и сказалъ: «Дѣлаю это для Пречистой Богородицы, а не для вашего игумена; иди­те съ Богомъ, куда хотите».

Оттуда сборщики прибыли въ Кутеинскій монастырь близъ г. Орши. Въ монастырѣ удивлялись ихъ смѣлому плану идти въ Москву за сборомъ подаяній, но предостерегали: «Господине отче Аѳанасіе! — говорилъ намѣстникъ монастыря, — трудно безъ паспорта короля, нашего повелителя, идти вамъ черезъ Смоленскъ и Дорогобужъ за границу до Москвы; виленскіе чернецы и паспортъ имѣли для милостыни, а много набѣдствовались».

Преп. Аѳанасій былъ напуганъ этими словами, но не оставилъ своего плана; добывъ отъ Кутеинскаго игумена рекомендательныя письма къ разнымъ протопопамъ и православнымъ братствамъ, преподобный посѣтилъ Копысь, Шкловъ, Могилевъ, Головчинъ, но нигдѣ не получилъ милостыни, потому что передъ ними прошли другіе сборщики. Вернувшись въ Кутеинскій монастырь и уже рѣшивъ ѣхать назадъ въ Купятицы, преподобный услышалъ такой совѣтъ отъ намѣстника: «Отче Аѳанасіе, брате милый! жаль мнѣ тебя, что ты, сдѣлавъ такъ мало для своего послушанія, отъѣзжаешь домой. Совѣтую тебѣ: иди черезъ Трубецкъ до Брянска; хоть и тамъ будетъ не безъ труда, однако, волею Божіею, попадешь въ столицу Московскую».

Запали эти слова въ сердце преп. Аѳанасію; передалъ онъ ихъ и настоя­телю Кутеинской обители, который благословилъ его на путь и далъ реко­мендательное письмо къ князю Петру Трубецкому. Съ разными скорбями и непріятностями путники черезъ Пропойскъ и Стародубъ дошли до Трубецка. Но здѣшній воевода князь Петръ, несмотря на письмо кутеинскаго игумена, отнесся къ сборщикамъ крайне подозрительно, т.к. тогда было казацкое возстаніе подъ начальствомъ Павлюка и граница оберегалась строго. Тру­бецкой, подъ угрозой наказанія, велѣлъ путникамъ возвратиться и они уже хотѣли ѣхать домой, но рѣшили побывать еще въ Челнскомъ монастырѣ. «Когда я, — говоритъ преп. Аѳанасій, — шелъ пѣшій передъ конемъ и мо­лился Господу Богу и Пречистой Богородицѣ, страхъ великій напалъ на меня, такъ что я восклицалъ громкимъ голосомъ: «О, Боже мой и Пречистая Богородице, смилуйтесь надо мною! что это дѣлается?»

Въ это время мнѣ показалось, будто послушникъ говоритъ: «На что тре­буешь людской помощи? иди въ Москву, я съ тобою!»

Приблизившись къ послушнику, я спросилъ его, что онъ говорилъ, а онъ отвѣтилъ: «Ничего я не говорилъ тебѣ, я только сержусь на васъ, что мы даромъ бродимъ».

Прибывши въ Челнскій монастырь, преподобный повѣдалъ братіи, что, при помощи Божьей, намѣренъ добраться до Москвы; на это одинъ изъ старцевъ отвѣтилъ: «Не дойдешь, господине, т.к. время тревожное по случаю казацкаго погрома, но если съ тобою (какъ говоришь) помощь Божія, то мож­но дойти. Направляйся въ Новгородъ Сѣверскій къ воеводѣ Петру Песечинскому; счастье твое, если прикажетъ тебя пропустить, а тутъ теперь вездѣ великая охрана».

Преп. Аѳанасій послушался этого совѣта. На пути къ Новгороду-Сѣверскому, на ночлегѣ въ постояломъ домѣ, въ глухую полночь, на преподобнаго напалъ великій страхъ и ему почудилось, «будто кто-то ѣдетъ съ немалой свитой», слышался голосъ: «есть, есть, онъ тутъ», а когда все утихло, Аѳанасій разбудилъ хозяина и, ничего не сказавъ ему, просилъ сію же минуту проводить на новгородскую дорогу. Въ пути ночной порой, не зная, навѣрное, куда ѣхать, преподобный, чтобы разогнать тревогу, началъ возглашать акаѳистъ Богородицѣ: «Взбранной воеводѣ побѣдительная» съ припѣвами: «аллилуіа», а затѣмъ подъ утро вздремнулъ. «Отряхнувши сонъ съ очей, — пишетъ преп. Аѳанасій, — я увидѣлъ юношу въ мантіи, сидящаго на нашемъ конѣ, поглядывающего взадъ на насъ и указывающего дорогу. Юноша сказалъ: "Я Неемія, діаконъ, сожитель вашъ Купятицкій". Затѣмъ онъ исчезъ, а когда взошло солнце, я увидѣлъ на небѣ крестъ, а въ немъ образъ Пречи­стой Богородицы съ Младенцемъ, вродѣ Купятицкаго, пронизанный и окру­женный лучами солнечными. И послѣ того, какъ я въ раздумьи не мало смотрѣлъ на него, хотѣлъ указать на это чудо послушнику Онисиму, а онъ, встрепенувшись отъ сна, началъ бить коня и въ тотъ мигъ образъ сталъ невидимъ на небѣ, и я ужъ больше не упоминалъ ему тогда о видѣніи. Прибли­зившись къ пограничному селу, передъ полуднемъ, мы чудесно миновали стражу воеводы новгородскаго: одинъ поселянинъ того села стоялъ около дороги, снявши шапку, а когда я поздоровался съ нимъ, сказалъ мнѣ: "Что это за Госпожа, отче, и куда ѣдетъ съ такой не малой свитой?" Я, не зная, что отвѣчать ему, только сказалъ «но, но» и отошелъ къ санямъ». Изъ селенія проводила иноковъ большая толпа народа и около церкви во имя св. Аѳанасія, стоящей за селомъ въ полѣ, путники «волей Божіей» перешли границу и пріѣхали въ первое село Московской Руси — Шепелево.

Здѣсь они были приняты ласково. Всѣ изумлялись, какъ это имъ уда­лось пробраться около стражи, видѣли въ этомъ явную помощь Божію инокамъ-путникамъ, а одна женщина прямо сказала: «Воистину съ ними ѣдетъ Богородица, если они миновали охрану».

10 февр. 1638 г. преп. Аѳанасій съ Онисимомъ прибыли въ Сѣвскъ, гдѣ голова съ другимъ чиновнымъ людомъ допытывались, для какой нужды явились путники; узнавъ, что у нихъ нѣтъ пропуска къ царю, они сказали, что невозможно имъ добраться до столицы. Преподобный на это отвѣтилъ: «Иду по волѣ Бога и той иконы, которую даю вамъ въ отпечаткѣ на бумагѣ».

Тогда они повѣрили ему и отошли, не принявъ никакого рѣшенія. Когда преподобный при закатѣ солнца былъ одинъ въ лѣсу, неподалеку отъ Сѣвска, явственно услышалъ слѣдующій голосъ: «Аѳанасій! иди къ царю Михаи­лу и скажи ему: побѣждай нашихъ непріятелей, ибо уже пришелъ часъ; имѣй на военныхъ хоругвяхъ образъ Пречистой Богородицы Купятицкой для помо­щи и въ битвахъ храбро защищай каждаго человѣка, именующагося православнымъ».

Поздно ночью, сбившись съ дороги, странники попали въ деревню Кривцово въ 5 верстахъ отъ Сѣвска и попросились на ночлегъ у одного христиа­нина, у котораго былъ сильно боленъ сынъ. Сѣвши около страдальца, преп. Аѳанасій обратился къ Всевышнему съ молитвой объ его исцѣленіи. На слѣдующій день пришелъ къ преподобному хозяинъ и говоритъ: «Старче великій, если ты священникъ, помолись Богу о сынѣ, чтобы онъ былъ здоровъ».

Преп. Аѳанасій, отправивши съ послушникомъ молебенъ, знаменалъ больного бумажнымъ образомъ Пречистой Богородицы Купятицкой. О, дивныя дѣла Божіи! Точно какъ пробужденный отъ сна, больной поднялся и вскричалъ: «Откуда это пришла надежда моя, Богородица, исцѣлить меня?» И тотчасъ всталъ, возблагодарилъ Бога и прислуживалъ путникамъ за столомъ, а люди, бывшіе при этомъ, сильно изумлялись въ радости и страхѣ. Отецъ исцѣленнаго проводилъ дорогихъ гостей на Брянскую дорогу и совѣтовалъ непремѣнно ѣхать въ Москву.



Comments