?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Малые беседы о богослужении

За каждым ежедневным богослуженіем в Православной Церкви повторя­ется, как извѣстно, в основных чертах процесс совершенія всего дѣла спасенія людей.

Вечерня начинается воспоминаніем о сотвореніи міра, по­том напоминается грѣхопаденіе людей, говорится о покаяніи Адама и Евы, о дарованіи Синайскаго Закона, заканчиваясь молитвою св. Симеона Богопріимца. Утреня рисует состояніе ветхозавѣтнаго человѣчества пред Пришествіем в мір Христа Спасителя, рисует скорбь, надежду, ожиданіе тогдашних людей, говорит о Благовѣщеніи Пресвятой Дѣвѣ и о Рождествѣ Господа.

Литургія являет всю жизнь Христа Спасителя от Вифлеемских яслей до Голгофы, Воскресенія и Вознесенія чрез символы и напоминанія, вводя в ре­альность, потому что в святом Причащеніи мы принимаем уже не символ, но реальность: самое Тѣло Его, самую Кровь Его, то самое Тѣло, ту самую Кровь которые пострадали на Голгофѣ, воскресли из гроба и вознеслись на небеса.

Повтореніе в богослуженіи, хотя бы в самых кратких чертах всего про­цесса приготовленія человѣчества к принятію Господа необходимо, потому что оба процесса, и исторический и богослужебный имѣют по существу одну цѣль: и тут и там надо слабаго, немощнаго, коснаго, плотского человѣка пригото­вить к самому великому и страшному: к встрѣчѣ со Христом - Сыном Божіим, к соединенію с Ним.

Цѣль одна, и объект один и тот же - человѣк. Слѣдовательно, и путь должен быть один и тот же.

Поэтому в корнѣ неправильно распространяющееся среди православ­ных на Западѣ отчасти под западными вліяніями, обыкновеніе пренебрегать ве­черним и утренним богослуженіем и приходить только к св. Литургіи.

Да, Литургія, это центр всего богослуженія, всей жизни христианской. Но вечерня и утреня являются неотъемлемой частью приготовленія к встрѣчѣ Спасителя в Божественной Литургіи, чтобы эта встрѣча была бы не в суд или во осужденіе.

Мы сказали, что это недоброе обыкновеніе приходить к Литургіи без подготовительнаго присутствия на вечернѣ и утренѣ явилось среди православ­ных под западным вліяніем. Но это только отчасти правда. И на Западѣ, до самато послѣдняго времени сохранялась память о необходимости подгото­виться к св. Литургіи чином вечерни и утрени. Для этого служил бревіарій, который вычитывали католическіе священники для подготовки к служенію Литургіи. Образ патера, сидящаго в автобусѣ или в вагонѣ жел. дороги и читающаго подготовительные чины памятен каждому, жившему на Западѣ.

По неправой, свойственной Латинскому Западу тенденціи отстранять мірян от полноты церковной жизни, чтеніе бревіарія предписывалось только священнослужителям, наиболѣе же благочестивым мірянам рекомендовалось взамѣн бревіарія, чтеніе молитвословій по четкам.

Значит, даже и на Западѣ, до послѣдних страшных лѣт, когда Латинская Церковь рухнула, впадая в соблазн крайняго протестантизма, и тут память необходимости подготовляться к слышанію святой Литургіи еще сохранялась.

Тѣм болѣе это надо твердо помнить и соблюдать православным христіанам, чтобы не оказаться нам с тѣм возлежащим на Царском пирѣ, которому Царь сказал: "Друже, как ты вошел сюда не в брачной одеждѣ?"

*******

За послѣдніе годы, опять таки не без западнаго вліянія, среди нѣкоторых кругов православных распространилось представленіе об обязательности Причащенія за каждой Литургіей, на которой данный православный христіанин присутствует. На практикѣ это иногда ведет к ежедневному Причащенію. Одобряет ли Православная Церковь ежедневное Причащеніе?

Это вопрос, на который нельзя просто и рѣшительно отвѣтить. Двѣ максимы, как бы два остерегающіе столпа ограничивают рѣшеніе этого вопроса,

С одной стороны св. Василій Великій учит: "Хорошо и полезно ежеднев­но пріобщаться Тѣла и Крови Христовых". С другой древній апологет предостерегает нас от крайней тяжкой опасности могучей возникнуть из практики ежедневнаго причащенія, говоря: "Христос есть Истина, а не привычка".

Церковь очень опасается, чтобы святое и великое Таинство, страшное для ангелов и человѣков, не превратилось бы в привычку, и потому не при­зывает и никогда не призывала к ежедневному Причащенію. Даже св. Василій Великій послѣ приведенных тут слов, сейчас же оговаривается, что он и ру­ководимая им иноческая община причащаются нѣсколько раз в седмицу, но не каждый день.

Церковь знает, что опаснѣе всего для человѣка грѣшить, думая, что он творит святое дѣло. Если ты согрѣшаешь, зная, что ты совершаешь грѣховное, то перед тобой всегда открыта возможность покаянія, но если ты согрѣшая, думаешь, что ты творишь святое дѣло, то возможность покаянія для тебя очень затруднена.

Пріобрѣтать привычку к ежедневному Причащенію очень опасно, потому что с привычкой неизбѣжно связаны механичность и внутреняя небрежность.

А святый пророк предупреждает: "проклят всяк творяй дѣло Божіе с небреженіем" /Іер. 48,10/.

Причащеніе Святых Таинств всегда должно быть не повседневным обыч­ным дѣлом, а великим и страшным событіем - встрѣчей и соединеніем со Христом.

Образцем для духовнаго состоянія христіан на Литургіи Церковь пред­лагает духовное состояніе ангелов, которое Она так живописует:

«Видѣти явѣ Трисіянную Славу боговидніи чинове безплотных восходити на крылах желают горѣ. Но говѣют зѣло Неприступнаго Свѣта, и пѣсньми непрестан­но вопіют"./ 9-ая пѣснь, канона Воскресной полунощницы 3-го гл./

То-есть: ангелы все время хотят ближе непосредственнѣй видѣть Трисіянную Божественную Славу, и для того стремятся восходить все выше, но останавливаются благоговѣніем пред Неприступным Свѣтом. И ограничиваются непрестанными пѣснопѣніями.

В святом повѣствованіи о житіи преп. Маріи Египетской, читаемом на 5-й седмицѣ Великаго Поста, Церковь краснорѣчиво говорит о том, как пламен­но жаждала св. Причастія преп. Марія, ангелов удивившая житіем своим, и как однако она нѣсколько десятилѣтій терпѣла прежде чѣм дал ей Господь возмож­ность чудесно выполнить свое святое желаніе.

Только немногіе великіе праведники древних и новых времен, всю свою жизнь нераздѣльно отдавшіе Богу, не имѣющіе никакой иной жизни, кромѣ как в Богѣ, такіе как св. Іоанн Кронштадтскій и праведный архіепископ Іоанн Максимович могли дерзать на ежедневное Причащеніе.

Людям же, значительная часть жизни которых отдана внѣшнему міру, и которые лишь часть и при том часть лишь малую часть своей жизни посвяща­ют Богу, никак нельзя совѣтовать причащаться ежедневно. Духовник должен рѣшительно воспрещать им это.

В начальной древности христіанской не было даже ежедневнаго служенія Литургіи. Об этом нам говорят и Плиній и св, Іустин Философ. "Христіане имѣют обыкновеніе сходиться в извѣстный день пред разсвѣтом", пишет Плиній, а св. Іустин сообщает: "В так называемый день солнца бывают у нас в одном мѣстѣ собранія всѣх живущих в городах и селах, и читаются сколько позволяет время, воспоминанія апостолов и посланія пророков. Потом, когда чтец прекратит чтеніе, епископ дѣлает наставленіе и увѣщаніе подражать тем прекрасным вещам. Затѣм мы всѣ встаем, возносим молитвы и совершаем Евхаристію" /І-ая апологія, гл. 66 и 67/.

Многіе и другіе апостольскіе мужи и апологеты указывают на совершение в древности Литургіи лишь единожды в седмицу, в день воскресный.

Да иначе и быть не могло. Литургія, как это явствует из самаго слова, есть общее дѣло всей Церкви данной мѣстности или даннаго города. Для участія в этом общем дѣлѣ, ремесленники бросали свои работы, рабы отпрашива­лись у надсмотрщиков. Конечно, этого нельзя было выполнять чаще, чѣм раз в седмицу.

Когда Церковь при имп. Константинѣ восторжествовала, и особенно, ког­да появилось множество монастырей, явилась возможность совершать Литургію ежедневно, но и тогда большинство и мірян и монахов не дерзали ежедневно приступать к св. Причастію. Они ходили в церковь к Литургіи, жаждали св. Причастія, но, «говѣя зѣло Неприступнаго Свѣта», не рѣшались к нему присту­пать. Вѣдь, если христіане предъидущаго мученическаго періода не имѣли возможности причащаться ежедневно, то использовать преимущество мирнаго вре­мени для ежедневнаго Причастія не явилось ли бы превозношеніем над той эпохой, которая ощущалась христіанским сознаніем, как во всем превосходная?

Как часто надо причащаться?

Вопрос трудный. Его должен рѣшать каждый духовник в отношеніи каждаго отдѣльнаго своего духовнаго чада, тщательно изучив его духовное состояніе, думается нам в зависимости болѣе всего от того, насколько данный христіанин приближается к всецѣлому посвященію своей жизни Христу. Старцу или старицѣ, которых всѣ мысли уже устремлены к загробной жизни можно позволить чаще причащаться, чѣм человеку, преисполненному, пусть и благими, но внѣшними интересами.

Нѣкоторыми руководящими указаніями могут служить традиціи Русской до-революціонной Церкви. Благочестивые міряне приступали тогда к Святому Причастію не рѣже чѣм пять раз в год: дважды Великим Постом и по разу в каждый другой пост. Монахи и монахини обычно причащались раз в мѣсяц или в сорок дней. Кромѣ того, и тѣ и другіе причащались в особозначитель­ные для них дни: в дни Ангела, монахи и в день Ангела от св. Купели и от св. Пострига, міряне в день своего бракосочетанія.

Ничего догматическаго, обязательнаго в этих указаніях нѣт. Но как вѣхи, их полезно помнить.

И еще одно соображеніе: Из-за болѣе частаго Причащенія исчезает сре­ди православных древній обычай «говѣнія», цѣлоседмичной подготовки к принятію св. Таин. Мы - старики, хорошо помним, каким событіем в нашей дѣтской жизни было и говѣніе и Причастіе. А Церковь этого и хочет, чтобы святое Причастіе было бы великим событіем в жизни христіанина, выры­вающим его из тины повседневности, а не повседневной будничной рутиной.

Показателен разсказ покойнаго праведнаго валаамскаго старца, отца игумена Филимона, о том, как на Валаамѣ окружался всеобщей заоботой и попеченіем дежурный іеромонах, который служил ежедневно в данную седмицу. Во всем корпусѣ, гдѣ он проживал, монахи ходили тихонько, стараясь не стучать обувью, говорили шепотом, и на вопрос, почему это так, отвѣчали: "чтобы не потревожить отца X. Вѣдь он эту седмицу каждый день служит и готовится к служенію". Вот при таких условіях ежедневное Причащеніе не может стать рутинным. А при всѣх других всегда есть эта опасность.

Итак, ежедневное Причащеніе не должно допускаться, кромѣ как для священников, совершающих ежедневныя богослуженія. А как часто духовник мо­жет позволить своим духовным чадам приступать к св. Причащенію, это надо всецѣло возложить на его душепастырское попеченіе, при чем ему полезно помнить приведенные примѣры из духовной жизни до-революціонной Россіи.

В связи с этим встает вопрос: а как надо разсматривать духовную ценность присутствія христіанина при св. Литургіи, когда он не приступает к св. Причащенію?

Опять таки повториим: он становится в положеніе ангела «желающаго восходити горѣ, но говѣющаго зѣло Неприступнаго Свѣта».

И конечно преизбыточествующая благодать св. Божественной Литургіи не ограничивается только снисхожденіем на приступающих к святому Причастію. Она распростра­няется на всѣх присутствующих в храмѣ «здѣ предстоящих и молящихся», и на данный город и на данное селеніе, и на весь мір.

Но не значит ли это, что, когда не причащаешься, можно не ходить в церковь, а оставаться дома и довольствоваться благодатными вѣяніями, распространяющимися за предѣлы храма?

Конечно нѣт. Благодатный старец Троице-Сергіевской лавры, отец Варнава говорил: «даже если случайно зайдешь в церковь или мимо нея пройдешь и благоговейно перекрестишься, не будешь лишен вѣянія благодати Божіей, преизобильно присутствующей в церкви».

*****

В связи с вопросом о болѣе или менѣе частом пріобщеніи Святых Таин­ств встает вопрос о связи его с Таинством Исповѣди. В Русской Церкви они связаны тѣснѣйшим образом. Исповедаться надо пред каждым Причащеніем. Исключенія допускаются нѣкоторыми духовниками только на Страстной Недѣлѣ и на Пасху.

Эта связь конечно диктуется желаніем наилучшим образом подготовить причащающагося к святейшему Таинству, очищеніем его от грехов Таинством Покаянія. Но бѣда в том, что и в Таинстве Покаянія проявляется таже опас­ность, что и в Таинствѣ Причащенія для нерадивых душ. Проникновенное по­каянное изложение своих грѣхов они подмѣняют рутинной формулой.

В первоначальной Церкви, до 4-го века, Таинство Покаянія совершалось публично. Согрѣшившій громко каялся перед всей Церковью, и предстоятель епископ /преимущественно/ или пресвитер разрешал его или отлучал на то или другое время.

Конечно, в тѣ времена не могло возникнуть тесной связи между Таин­ством Покаянія и Таинством Евхаристіи.

Но уже св. Василій Великій, много писавшій о покаяніи, отмѣтил, что публичная исповѣдь грѣхов может быть вредна, так как согрѣшающіе стыдятся исповѣдывать свои грѣхи пред всѣм народом, а слушающіе соблазняются и или впадают в осужденіе кающихся и в горделивое превозношеніе пред ними, или проникаются легким отношеніем к грехам: если он согрешил, почему я не могу. Поэтому вскорѣ послѣ кончины св. Василія Великаго, осуществляя его мысли, св. Нектарій, патріарх Константинопольскій, отменил публичную исповѣдь в своем діоцезѣ и ввел исповедь тайную пред уполномоченными на то Церковью епископами или пресвитерами, обязав их строжайше хранить тайну Исповеди. При этом кающимся было предоставлено право избирать себе в ка­честве духовника того или иного епископа или священника, из тѣх, кто был уполномочен на то.

Церкви Востока одна за другой присоединились к этой практике. На Западѣ же публичная исповедь сохранялась дольше.

Постепенно в Константинопольской Церкви и в тѣх Церквах, которыя приняли христіанство из Константинополя, стал распространяться обычай предварять Причащеніе свв. Таинств Таинством Исповѣди. Впрочем в Восточ­ных Церквах обычай этот, ставши нормой, не стал совешенно обязательным»

В Русской же Церкви предвареніе Причастія Исповѣдью стало непременным Законом.

Для обоснованія и этого обычая и изложенных ранѣе норм, приведем слова св. Василія Великаго в его 87-м каноническом правилѣ:

«Первое и притом в дѣлах сего рода весьма важное, что имѣем пред­ложить, есть соблюдаемый у нас обычай, имѣющій силу закона, потому что сіи постановленія преданы нам от святых мужей» и нѣсколько далѣе: «Посе­му, аще бы и не можно было рещи ничего другого, довольно было бы и сего обычая».

Епископ Нафанаил.


Comments