?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Украина - Русская Земля. Свободное слово Карпатской Руси, 1977, ЧАСТЬ ІІ


      Продолжение

(См. выше Часть І)


      Слово украина и все производные от него никогда не включали в объем своего содержания не только значения, но даже призрака какой-нибудь национальной особенности. Все русские украины были заселены русским народом и только потому давали право называть их украинами-окраинами, даже если они входили в состав соседних государств и налагали тяжелую государственную обязанность вести упорную многовековую борьбу за освобождение и присоединение их к русскому государству. Как известно, основной государственной идеей московских князей на протяжении нескольких столетий было собирание русских земель, захваченных соседними государствами на севере, на западе, на юге и на востоке после падения Киевской Руси в XII столетии, что и было завершено после многовековой борьбы, и то еще не полностью, только в 1945г.

Известный английский историк Арнольд Тойнби в своей нашумевшей книге Мир и Запад пишет следующее: Отчуждение началось в ХIII веке после того, как Россия попала под татарскую власть; владычество татар над Россией было, однако временным, потому что татары были степные кочевники, которые никак не могли себя чувствовать дома среди русских полей и лесов; длительные потери России как результат этого временного завоевания ее татарами вызваны отнюдь не ее татарскими завоевателями, а ее западными соседями. Потому что это они воспользовались выгодой, когда Россия лежала распростертой в бессилии, чтобы урезать ее владения и присоединить к Западу западные окраины в лице Белоруссии и западной части Украины. И только лишь в 1945г. Россия восстановила свое право на владение последним куском тех громадных территорий, которые были отняты у нее державами Запада в ХIII и XIV вв..

Ко времени выпуска третьего дополненного издания Толкового словаря В. И. Даля в 1909г. Южная Русь, называемая также Украиной, не включала в содержание этого названия никакой национальной характеристики ее населения. В то, еще такое недавнее время все знали, что Украина, - это только название одной из древних русских областей, в которой живет, как и во всех русских областях, русский народ и что тот неверный национальный смысл, который придают современные сепаратисты слову украина и производным от него, был тогда совсем неизвестным русскому народу, включая и население самой Украины, и, следовательно, составителям Толкового словаря. Ясный смысл слова украина начал постепенно затемняться злостной пропагандой украинского сепаратизма и только в первой четверти ХХ столетия вошел в употребление в нынешнем смысле в некотором, очень узком круге русского общества, когда пропаганда начала проявляться в открытой и агрессивной форме при широкой материальной поддержке австрийского, польского и германского империализма. Такое новое толкование слова украина совсем недавнего происхождения и, несмотря на упорные усилия и даже насильственные действия, ограничивается только влиянием на личные взгляды отдельных людей, так как украинский сепаратизм, основанный на заведомо ложной теории существования украинской нации, не может быть предметом научного исторического знания. Каждый человек волен отказаться от своей национальности, но изменить своего происхождения все-таки не может. Что же касается народа, из которого происходит такой человек, даже если таких индивидуумов имеется и больше, то народ не обязан разделять их взгляды. Наоборот, обычно те народы, в которых начинается процесс национального разложения, особенно преданно и жертвенно борются за свою национальность, когда сознают, что основная народная ценность подвергается опасности. Характерный пример такого народного поведения представляет собой история многовековой героической борьбы населения Галичины, Карпатской Руси и Буковины за свою русскую национальность.

Нужно отметить, что у сепаратистов обычно накапливается более или менее объемистая литературная, публицистическая и так называемая научная продукция. Что касается первых двух видов индивидуального творчества, то, хотя они относятся к области субъективных переживаний и являются выражением только личных настроений и взглядов их авторов, тем не менее ими часто пользуются для политической демагогии. Что же касается так называемой научной литературы, относящейся к изучению украинского вопроса с сепаратистской точки зрения, то при критическом ознакомлении она обычно оказывается лишенной объективного анализа исторических первоисточников и документальных материалов и как следствие этого правильных научных выводов. Тенденциозные теории, заведомо ложные исследования или рассуждения принимаются как объективное познание и их авторам придается неверное значение авторитетов. К этому нужно прибавить, что не только вожди сепаратистского движения, но и менее заметные его деятели слишком легко награждаются их сторонниками и иностранными покровителями разными громкими титулами, научными званиями и другими подобными отличиями, не соответствующими ни их действительному значению, ни их личным качествам. Все это делается главным образом по политическим соображениям, а со стороны иностранных кругов часто по незнанию так называемого украинского вопроса или по наивному доверию тенденциозной информации. Что же касается самих сепаратистов, то они действуют с простым расчетом ввести обманной рекомендацией неподготовленных к критическому восприятию читателей в преднамеренное заблуждение относительно научной ценности их публикаций. Так поступают недобросовестные торговцы, старающиеся сбыть недоброкачественный товар под прикрытием соблазительной упаковки.

Чтобы обосновать свои фантастические теории, даже только для оправдания своих личных взглядов, сепаратисты неизбежно должны унижаться до явных искажений и даже прямой фальсификации подлинной истории. Но такая мнимая база не может скрыть зияющей под ней научной пустоты. Поэтому у всех сепаратистов всегда наличествует сознание неуверенности и даже виновности. Это особенно характерно для тех из них, которые знают, что врут, но по низменным расчетам и другим мелким человеческим негодностям и слабостям или же из-за слепого упрямства и даже ложной гордости не находят в себе нужного мужества, чтобы честно признать свою ошибку. Другие, безнадежно обманутые и ослепленные соответствующей пропагандой, остаются фанатически уверенными в правильности своих национальных взглядов и так им преданными, что не могут спокойно ни слушать, ни даже понимать никаких возражений. Но в обоих случаях внимательные наблюдатели уже отметили, что для всех сепаратистов характерно чувство неполноценности. Если к этому присоединяется патологическая ненависть к родному общенациональному окружению, доходящая до смертоубийств, даже массового характера, как это проявляется по отношению ко всему русскому народу в некоторых кругах украинских сепаратистов, даже к их родным землякам, живущим испокон веков на той же земле, на которой родились и они сами, в тех же городах и селениях, даже в ближайшем соседстве, с которыми они с детских лет вместе росли и учились, только из-за того, что те не разделяют их сепаратистских взглядов, то такое явление следует отнести к болезненным состояниям, определяемым обычно общим термином шизофрения.

Обычно все сепаратистские движения имеют очень ограниченный круг последователей, главным образом среди малообразованных людей, легче всех поддающихся политическим влияниям, имеющим весьма поверхностное воздействие на основную массу населения. Так именно обстоит дело с украинским сепаратизмом: подавляющая масса населения Украины в силу органического национального русского самосознания и своего народного достоинства остается не только вполне равнодушной, но в критические дни своего исторического существования определенно враждебной к сепаратистской пропаганде. Это обстоятельство является очень многозначительным: население Южной Руси ни одного раза не поддержало фанатические попытки сепаратистов образовать самостоятельное украинское государство, несмотря на чрезвычайно удобные для такой акции политические условия и сильную внешнюю поддержку. Причина такого положения объясняется тем, что идея украинского сепаратизма является продуктом вздорных политических бумажных спекуляций и не имеет никакого основания в живой действительности. Население Малой Руси знает, что украинский сепаратизм угрожает ему отрывом от большинства русского народа и с этой целью поддерживается внешними врагами под прикрытием лицемерных заверений якобы великодушной и бескорыстной помощи якобы угнетенной нации.

Украинское сепаратистское движение возникло сравнительно недавно, только в конце ХIХ столетия. Первые признаки его начали проявляться в Прикарпатской Руси в 1860-х гг., когда незначительная группа галицких общественных деятелей начала искать какого-нибудь спасительного выхода из безнадежного положения национального угнетения русского народа грубым самоуправством австрийской и польской администрации. Такой выход намечался, по указке Вены и Рима, только в отказе от русской национальности и замене ее сначала рутенской. Австрийские, польские и венгерские правящие круги, убедившись, что им не удается ни окатоличить, ни ополячить, ни мадьяризировать или германизировать русское население, надеялись путем национального разделения обезопасить себя от пугающей их возможности в каком-то недалеком будущем неудержимого присоединения к России всех остающихся еще под их господством областей Юго-Западной Руси.

Со своей стороны некоторая часть галицких общественных деятелей в надежде облегчить общее тяжелое положение склонилась к такому лукавому компромиссу, но при условии частичного отказа, а именно только от Великороссии, но не Малороссии. Так обе стороны попытались обмануть друг друга - одна, чтобы как можно дольше и при любых условиях продолжить свое незаконное господство над Прикарпатской Русью, а другая, чтобы тоже при любых условиях, но как можно скорее добиться национального признания и вытекающих из этого национальных прав, а также и личных выгод, затем при подходящих условиях и полного освобождения через присоединение к Малороссии.

Кроме того, австрийские и польские государственные деятели того времени и папский Рим рассчитывали в будущем оторвать от России при помощи украинских сепаратистов всю Южную Русь, окатоличить ее и, если не присоединить к себе, то во всяком случае удержать новообразованное украинское государство под своим покровительством и решающим влиянием.

Так хитря и обманывая друг друга, обе стороны, увлекаясь каждая соответственно своим вожделением, политической выдумкой украинской нации, забывали о самом главном - существовании самого народа и его отношении к придуманной комбинации. Не только дальнейшее развитие украинского сепаратизма, но уже первые его проявления не вызвали никакого сочувствия, а затем началось возмущенное отрицание его в широких кругах населения Южной Руси, особенно в Галичине, Карпатской Руси и Буковине, которые еще томились под властью Австрии, Польши и Венгрии, где сепаратистов сразу же заклеймили порочащей кличкой мазепинцы, все их движение мазепинством по имени печальной памяти честолюбивого интригана, своекорыстного и вероломного гетмана Мазепы. Чтобы правильнее уяснить постыдный смысл этих прозвищ, нужно вспомнить, как сурово осуждала народная совесть населения Юго-Западной Руси, то есть Украины, политическую, общественную и административную деятельность Мазепы и его сообщников. Для примера уместно привести содержание послания православных жителей города Львова царю Петру и его брату Иоанну еще в то время, когда за их малолетством Московским государством управляла царевна София, предупреждавших их не только о казнокрадстве Мазепы, но и о его участии в дворцовом заговоре против Петра и Иоанна. Самого Петра заговорщики намеревались убить, а Иоанна покинуть в забвение. Историк С. Соловьев в своем труде История России в эпоху преобразований приводит нижеследующий текст: Мы все в благочестии живущие в сторонах польских, благочестивым монархам доносим и остерегаем, дабы наше прибежище и оборона (так авторы послания называли Петра и Иоанна) не была разорена от злого и прелестного Мазепы, который людей ваших Подольских, Русских (Галицких) и Волынских басурманом (Турции) продавал, из церквей туркам серебро продавал вместе с образами; после отдавши господина своего в вечное бесславие (гет. Самойловича?) имение его забрал и сестре своей в наших краях имения искупил и покупает, наконец, подговоривши Голицина, приехал в Москву, чтобы благочестивого царя Петра Алексеевича не только с престола, но и со света изгнать, а брата твоего Иоанна Алексеевича покинуть в забвение. Другие осуждены, а Мазепу, источник и начаток вашей царской пагубы, до сих пор вы держите на таком месте, на котором, если первого своего намерения не исполнит, то отдаст Малороссию в Польскую сторону...

По-видимому, царь Петр ничего не знал об этом послании, так как все последующее время продолжал доверять Мазепе, несмотря на аналогичное предупреждение и со стороны Кочубея. Только во время Полтавской битвы, когда решалась судьба России, предательство Мазепы раскрылось явно и правдивое послание верных русских галичан подтвердилось полностью. Судя по дальнейшей истории этого послания, следует предположить, что враги Петра, может быть из окружения царевны Софии, а может быть даже сами заговорщики, скрыли его от Петра и переслали его самому Мазепе, по-видимому для того, чтобы он уничтожил авторов. Мазепа воспользовался случаем и жестоко расправился с князем Юрием Четвертинским, Григорием Полуботком и другими.


Продолжение – см. Часть ІІІ

Comments