?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

June 2018

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Дневникъ протоіерея А.И. Бѣляева, настоятеля Ѳеодоровскаго собора въ Царскоють Селѣ – Часть І


      1917 года, марта 2 дня. Пріѣхалъ ко мнѣ ктиторъ Ѳеодоровскаго Собора Дмитрій Николаевичъ Ломанъ и сообщилъ, что меня приглашаютъ явиться въ Знаменскую церковь, взять чудотворную икону Царицы Небесной, съ нею прійти въ Александровскій дворецъ и отслужить молебенъ въ дѣтской половинѣ дворца, гдѣ лежатъ больные въ кори Царскія дѣти. Былъ поданъ ав­томобиль, который и довезъ меня до Знаменской церкви. Войдя въ церковь и встрѣтивъ тамъ о. настоятеля протоіерея Іоанна Ѳ. Сперанскаго, уже распорядившагося приготовить облаченіе, достать Икону и собрать людей для несенія Ея, я тотчасъ облачился, взялъ крестъ и съ причтомъ Знаменской церкви при пѣніи тропаря «Яко необоримую стѣну и источникъ чудесъ стяжавше Тя раби Твои, Бо­городице Пречистая...», отправились во дворецъ. Пропускъ во дво­рецъ, хотя и охранялся часовыми Своднаго Пѣхотнаго полка, былъ свободенъ. Съ перваго подъѣзда мы поднялись во второй этажъ на дѣтскую половину и, пройдя рядъ свѣтлыхъ комнатъ, вошли въ по­лутемную большую комнату, гдѣ лежали на отдѣльныхъ простыхъ кроватяхъ больныя дѣти. Икону поставили на приготовленный столъ. Въ комнатѣ было такъ темно, что я едва могъ разглядѣть присутствующихъ въ ней. Императрица, одѣтая сестрою милосердія, стояла подлѣ кровати наслѣдника, недалеко отъ нея стояли другія сестры милосердія и няни. Предъ иконою зажгли нѣсколько тоненькихъ восковыхъ свѣчей. Начался молебенъ... О, какое страшное, неожиданное горе постигло Царскую Семью! Получилось извѣстіе, что Государь, вызванный Императрицей въ Царское Село и уже поспѣшно возвращавшійся изъ Ставки въ родную семью, задержанъ на дорогѣ, арестованъ и даже, возможно, что отрекся отъ престола. Въ Петроградѣ дѣлается что-то ужасное: разрушаются и горятъ дома, войска измѣнили Царю и, слившись съ рабочею, народ­ной толпою, громятъ полицейскіе участки, смѣняютъ и арестуютъ своихъ начальниковъ и бывшихъ представителей власти, изъ тюремъ выпускаютъ преступниковъ и объявляютъ полную свободу для всѣхъ, провозгласивъ республику. На Невскомъ грохочатъ ру­жейные выстрѣлы и валятся невинныя жертвы. Началась жестокая драка между войсками и полиціей. Неспокойно и въ Царскомъ Селѣ. Въ Софійской части города, гдѣ расположены войска, слышенъ шумъ и неистовый крикъ, идетъ учащенная пальба изъ ружей, сол­даты громятъ и разбиваютъ винныя лавки и магазины, поджигаютъ полицейскіе дома, изъ тюрьмы выпустили арестантовъ на свободу. Можно себѣ представить, въ какомъ положеніи оказалась безпомощная Царица, мать съ пятью своими тяжко заболѣвшими дѣтьми? Подавивъ въ себѣ немощь жен­скую и всѣ тѣлесные неду­ги свои, геройски, самоот­верженно посвятивъ себя уходу за больными, съ полнымъ упованіемъ на по­мощь Царицы Небесной, она рѣшила прежде всего помолиться предъ чудо­творною иконой Знаменія Божіей Матери и сдѣлала распоряженіе о принесеніи иконы въ покои больныхъ дѣтей1. Горячо, на колѣняхъ, со слезами про­сила земная Царица помощи и заступленія у Царицы Небесной. Приложившись къ иконѣ и подойдя подъ нее, попросила принести икону и къ кроватямъ больныхъ, чтобы и всѣ больныя дѣти могли приложиться къ Чудотворному Образу. Давая цѣловать крестъ, я сказалъ: «Крѣпитесь и мужайтесь, Ваше Величе­ство, страшенъ сонъ, да милостивъ Богъ. Во всемъ положитесь на Его святую волю. Вѣрьте, надѣйтесь и не переставайте молиться». Святую икону пронесли по всѣмъ дѣтскимъ комнатамъ, спустились внизъ и пришли въ отдѣльную, изолированную комнату, гдѣ лежала больная корью, покрытая сыпью Анна А. Вырубова2. Тамъ я толь­ко прочиталъ молитву предъ иконою Божіей Матери, во время ко­торой больная, прильнувъ разгоряченной головою своею къ Святой иконѣ, долго не хотѣла выпускать ее изъ своихъ рукъ. Императри­ца, спустясь внизъ изъ дѣтскихъ комнатъ по прямой внутренней лѣстницѣ, стояля у кровати больной и тоже молилась усердно. Ког­да мы выносили икону изъ дворца, дворецъ уже былъ оцѣпленъ вой­сками и всѣ находившіеся въ немъ оказались арестованными.

11 и 12 марта. Суббота и Воскресеніе. По пріѣздѣ Государя изъ Ставки въ Царское Село 9-го марта, по телефону изъ дворца, я былъ приглашенъ въ Александровскій дворецъ для служенія всенощной и большой литургіи въ дворцовой церкви вмѣстѣ съ придворными: протодіакономъ, псаломщикомъ и пѣвчими, 4 человѣка. По при­бытіи во дворецъ мы были встрѣчены комендантомъ и дежурнымъ карауломъ. Когда я вошелъ въ коридоръ нижняго этажа, гдѣ расположены покои Ихъ Величества, ко мнѣ подошелъ камердинеръ Го­сударя и сказалъ: «Его Величество васъ проситъ зайти въ его комнату. Онъ хочетъ сказать вамъ нѣсколько словъ о предстоящемъ служеніи въ Дворцовой церкви». На эти слова молодой прапорщикъ, сопровождавшій насъ, отвѣтилъ: «Этого сдѣлать нельзя» и, обращаясь ко мнѣ, заявилъ: «Потрудитесь идти въ церковь, разговаривать съ симъ нельзя». Удивленный камердинеръ возразилъ: «Позвольте, я передамъ объ этомъ Его Величеству», но грозный караульщикъ категорически заявилъ: «Это для меня все равно. Я не могу допустить никакихъ свиданій съ кѣмъ бы то ни было и никакихъ сношеній». И такъ насъ провели въ церковь безъ остановокъ въ полномъ молчаніи. Спустя нѣсколько минутъ, еще до начала службы, пришелъ въ церковное зало гофмаршалъ Бенкендорфъ и отъ имени Государя просилъ меня совершать службы въ дворцовой церкви по воскреснымъ и праздничнымъ днямъ. По окончаніи всенощнаго бдѣнія я обратился къ дворцовому коменданту съ просьбою указать: нѣтъ ли какихъ-либо распоряженій для насъ по поводу совершенія службъ и какъ поступать, напримѣръ, какъ отвѣчать Государю, если онъ о чемъ-либо будетъ спрашивать? Какъ называть его? Какъ поминать со службами и пр. и вообще какъ держать себя со всѣми служащими во дворцѣ? На это комендантъ отвѣтилъ: «Указаній никакихъ нѣтъ, но, конечно, на вопросы со стороны Государя отвѣчать слѣдуетъ, хотя разговоръ долженъ быть не политическій и въ присутствіи дежурнаго караула. Въ обращеніи названія лучше избѣгать, хотя я на­зываю его «Ваше Величество». Отъ личныхъ свиданій въ собственныхъ комнатахъ уклоняться, и вообще, чѣмъ меньше будетъ поводовъ къ нареканіямъ со стороны караула, тѣмъ лучше будетъ для арестованныхъ». И дѣйствительно, Государь и его супруга настоль­ко деликатны и благородны, что сами являются къ богослуженію тогда, какъ мы облаченные стоимъ въ алтарѣ, и уходятъ изъ храма послѣ службы раньше всѣхъ... Стоятъ въ церкви совершенно отдѣльно за ширмами, занимая небольшое мѣсто въ углу, съ отдѣльнымъ ходомъ. Первый разъ въ присутствіи Государя, за великимъ входомъ, когда нужно было вмѣсто Благочестиваго Самодержца Государя Императора и прочее говорить о Державѣ Россійской и временномъ Правительствѣ, я не сразу могъ собраться съ силами и едва не разрыдался. Надорваннымъ голосомъ, сбиваясь въ словахъ, закончилъ поминовеніе... 24 и 25 марта служилъ все­нощную и литургію и опять всенощную на воскресеніе. За всенощнымъ раздавалъ освященную вербу по одному очень мелкому прути­ку. Даже и въ этомъ сказалось неуваженіе и арестантскій режимъ.

Господи, благослови...

1917 годъ. 27 марта 9 часовъ утра. Вызовомъ по телефону я пріѣхалъ въ Александровскій дворецъ для служеній въ дворцовой церкви на Страстной недѣлѣ и первые два дня Пасхи. Комната отведена для меня въ верхнемъ этажѣ дворца, съ окномъ въ небольшой собственный садъ. Комната, можно сказать, роскошная, со всѣми удобствами: она представляетъ изъ себя и гостиную, и кабинетъ, и спальню; воздуха много, тепло, уютно, необыкновенно чисто; чудная золоченая кровать съ тонкимъ бѣлоснѣжнымъ бѣльемъ, съ голубымъ шелковымъ одѣяломъ. Есть и прислуга, предупредительная и весьма деликатная. Рядомъ съ комнатою коридоръ и лѣстница, веду­щая внизъ, прямо въ церковь. Одно только — одиноко, но зато спо­койно.

Готовлюсь служить литургію Преждеосвященныхъ Даровъ, которая начнется въ 11 часовъ. Служилъ литургію, читалъ за каждымъ часомъ Евангеліе отъ Іоанна, прочиталъ три главы. За литургіею были и усердно молились: бывшій императоръ Николай Александровичъ, Александра Ѳеодоровна, Ольга Николаевна и Татіана Николаевна и всѣ живущіе приближенные къ нимъ лица: Нарышкина, Долгорукова, Гендрикова, Буксгевденъ, Долгоруковъ, Боткинъ, Деревенко и Бенкендорфъ3, стоявшій отдѣльно и углуб­ленный въ молитвенникъ, много было и служащихъ говѣющихъ. Литургія кончилась въ половинѣ перваго часа. Въ 1 ч. дня въ моей комнатѣ былъ поданъ чай и завтракъ на троихъ; пришли: о. протодіаконъ и псаломщикъ. Чудный завтракъ! На серебряномъ подносѣ въ серебряныхъ чайникахъ принесли чай съ булками, потомъ подали рисовыя котлеты съ бѣлыми грибами, отварной судакъ съ картофелемъ и на сладкое манныя блины съ вареньемъ и въ заключеніе кофе. Такъ что Великій понедѣльникъ оказался днемъ въ при­дворной роскошной обстановкѣ, съ изысканнымъ комфортомъ и при обильномъ насыщеніи прекрасно приготовленными кушаньями. Въ 4 ч. вечера пришелъ скороходъ и сообщилъ, что ихъ величества будутъ пріобщаться не въ четвергъ, а въ субботу, потому расписаніе часовъ измѣняется, такъ въ четвергъ начало литургіи будетъ не въ 9 часовъ, а въ 11, и въ субботу вмѣсто 11 1/2, въ 9 1/2 часовъ утра. Въ 8 ч. вечера, отслуживъ повечеріе и утреню, возвратился въ свою комнату. Поданъ обѣдъ: щи съ грибами и при нихъ пирожки, судакъ отварной и печеное яблоко въ сладкомъ сиропѣ и чашка чернаго ко­фе. Въ 10 часовъ предложили еще чай, но я отказался. Приходилъ князь Долгоруковъ и спросилъ, доволенъ ли я комнатой и столомъ? Въ 10 часовъ читалъ правило ко причащенію, и потомъ о приготовленіи къ исповѣди Димитрія Ростовскаго. Во дворцѣ необыкновен­ная тишина. Сижу одинъ. И такъ прошелъ первый день жизни и служенія въ Александровскомъ дворцѣ, гдѣ арестована Царская Семья.

28 марта. Спалъ 4 часа. Всталъ въ 6 часовъ утра, долго мылся, прочиталъ утреннія молитвы, книгу Димитрія Ростовскаго. Кругомъ полная тишина. Оказалось, что въ моей комнатѣ жили прежде Апраксинъ, Долгоруковъ, а послѣ меня она назначается доктору Боткину, живущему на дѣтской половинѣ дворца. Въ 10 часовъ началась служба — часы съ чтеніемъ Евангелія. Николай Александровичъ прислалъ сказать, что онъ придетъ къ началу литургіи въ 11 часовъ, и дѣйствительно пришелъ съ супругою и Ольгой Николаев­ной. Въ началѣ перваго кончилась служба. Въ часъ дня пилъ чай и подали завтракъ: картофельныя котлеты съ грибнымъ соусомъ, от­варной судакъ, компотъ изъ фруктовъ и чашка кофе. Послѣ завтра­ка лежалъ на коротенькой кушеткѣ и читалъ твореніе Димитрія Ростовскаго. Въ 5 часовъ, послѣ чаю, пошелъ въ церковь служить великое повечеріе и утреню. Служба продолжалась до половины восьмого часа въ присутствіи Николая Александровича, его супруги, Ольги и Татіаны Николаевнъ и всѣхъ говѣющихъ. Въ 8 1/2 часовъ поданъ обѣдъ: супъ съ грибами, жареная корюшка и кисель. Легъ спать въ 12 часовъ ночи.

Продолжение следует – см. выше часть ІІ

Comments