?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

Епископы-исповѣдники и патріархъ Сергій – Часть ІI

Продолжение

      Нѣкоторыя подробности Вашего письма обязываютъ меня нѣскодько обстоятельнѣе развить свою мысль о томъ, что никакой замѣститель не может быть по правамъ приравненъ къ тому, кого онъ замѣщаетъ, не можетъ аажѣнить замѣщаемаго. Думать вмѣстѣ съ арх. Николаемъ будто замѣститель обладаетъ и той полнотой власти, какою надѣлилъ Соборъ 1917-18 гг. Патріарха на случай крайнихъ обстоятельствъ, можно было бы съ нѣкоторыми натяжками лишь въ томъ случаѣ, если бы Мѣстобдюститель, назначая себѣ за­местителя, совершенно отрекся отъ свойхъ мѣстоблюстительскихъ правъ, че­го, какъ всѣмъ известно, не было, и Местоблюститель не переставалъ себя мыслить въ своемъ званіи. Но предположимъ на минуту, что отреченіе м. Петра случилось, то и тогда м. Петръ не могъ бы передать свои полномочія лицу по собственному выбору, такъ какъ оба кандидата въ местоблюстители, названные въ Патріаршемъ завѣщаніи раньше м. Петра, были живы (это были м. Агафангелъ и м. Кириллъ, прим. Е. Л.). Епископатъ, утверждавшій Патріаршее завѣщаніе, могъ воспринять его только, какъ указаніе возможныхъ для мѣстоблюстительства лицъ, а не какъ новый порядокъ передачи Патріаршихъ правъ и обязанностей. Поэтому полномочія м. Петра, появившіяся только вслѣдствіи личныхъ, чисто физическихъ затруднений для м. Петра быть въ общеніи со своей паствой, имѣетъ случайный, частичный характеръ. Призваніе м. Сергія къ заместительству вовсе не въ томъ заключа­лось и заключается, чтобы заменить своею персоною м. Петра, но лишь за­менить его, дать собою тотъ общедоступный центръ, то мѣсто, черезъ кото­рое мысли, желанія и руководственныя указанія м. Петра, какъ Местоблю­стителя, могли бы проникать въ среду церковную.

Если самоличному руководству м. Сергія, на первыхъ порахъ его замѣстительской деятельности, охотно отдались всѣ благомыслящіе архипастыри и міряне, не требуя на каждое распоряженіе бланка м. Петра, то это дѣлада не каноническая правомочность м. Сергія, а прежній авторитетъ его, какъ опытнаго ученаго архипастыря, къ тому же проявившаго похвальную рев­ность въ дѣлѣ удержанія отъ погрѣшительныхъ мѣропріятій, находившегося въ заключеніи Местоблюстителя, сбитаго съ толку Григорьевскимъ дукавствомъ. Въ силу этого высокаго нравственнаго авторитета м. Сергія, право­славное церковное сознаніе того періода времени воспринимало, какъ собственное рѣшеніе и такія формально безспорныя распоряженія м. Сергія, какъ, напримѣръ, произнесенное имъ прещеніе на епископа Бориса и др., какъ бы закрывая глаза на формально-каноническіе дефекты этого прещенія, вся православная вѣрующая Москва разомъ отшатнулась тогда отъ своего любимца еп. Бориса, почувствовавъ въ произнесенномъ м. Сергіемъ прещеніи ту же похвальную ревность о православіи и необходимую, хотя и сверхсильную, мѣру церковной самозащиты.

Такой необходимости никакъ уже нельзя было почувствовать въ обнару­жившемся вдругъ со стороны м. Сергія намѣреніи учредить около себя «Врем. Патр. Синодъ». Вѣрующая православная совесть смутилась такимъ намѣреніемъ, посторонилась. Но м. Сергій сумѣлъ усыпить ее заявленіемъ, что Си­нодъ является, такъ сказать, служебнымъ органомъ, существуетъ только при немъ. Однако, послѣдовавшія затѣмъ распоряженія представили изумленно­му вѣрующему сознанію: новоучрежденный Синодъ, въ качествѣ равноотвѣтственнаго соправителя м. Сергія, и совместными объявленіями м. Сергія и «Врем. Патр. Синода», начали затѣмъ щедро расточаться прещенія на всѣхъ, осмѣливщихся заподазривать церковную законность новой формы высшаго церковнаго управленія. Въ настоящее время м. Сергій не скрываетъ уже неискренности своего заявленія, что Синодъ существуетъ при немъ и съ нимъ падаетъ. Въ бесѣдѣ съ Вами онъ прямо заявилъ: «Будущіе преемники Мои вынуждены будутъ считаться съ установленнымъ мною положеніемъ въ Церкви». Но въ этомъ заявленіи гораздо больше человѣческой самоувѣренности, чѣмъ богопросвѣщеннаго разумѣнія своего и церковнаго положенія. По­нятно послѣ этого, что послушаніе м. Сергію, державшееся только на нравственномъ авторитетѣ, само собой прекратилось со стороны всѣхъ искреннихъ православныхъ людей. Всѣ такіе сказали и въ своей совѣсти, и вслухъ другимъ, что общеніе съ Вселенской Церковью они хранятъ черезъ Место­блюстителя ІІатріаршаго Престола; но не черезъ его частнаго уполномоченнаго.

Для меня лично все изложенное здѣсь представляется достаточнымъ прощупываніемъ канонической почвы подъ своими ногами и обращеніе къ м. Сергію съ громоздкимъ посланіемъ, кажется мнѣ, не нужнымъ преувеличеніемъ церковнаго значенія м. Сергія и подливаніемъ масла въ огонь, самомнѣнія и такъ сжигающаго бѣднаго Владыку. Недостатка въ братскихъ увѣщаніяхъ по отношенію къ нему за эти два года не было. Но м. Сергій глухъ къ нимъ. Не разслышитъ онъ и новаго, хотя и болѣе стараго окрика. Поэтому до­статочно, кажется мнѣ, для личнаго Мѣстоблюстительскаго уполномоченнаго частнаго доведенія до его свѣдѣнія, со стороны каждаго несогласнаго съ церковной его дѣятелвностью, что деятельность эта идетъ мимо насъ и поощрять своимъ согласіемъ и послушаніемъ мы не можемъ. Можно прямо просить, что­бы пока существуетъ, такъ называемый, «Врем. Патр. Синодъ», м. Сергій не трудился бы присылать, данному корреспонденту свои распоряжения, такъ какъ за ними, по архипастырской совѣсти, не можетъ быть признано обяза­тельное значеніе».

Заканчивается посланіе слѣдующими словами, которые звучать, какъ мо­литва:                                          

«Духъ Святый, всегда въ Церкви пребывающій, да ведетъ насъ сквозь горнило нынѣшнихъ тяжкихъ испытаній къ вящему выявленію своей Правды, да никако же умалимся ниже малою частію нашего упованія, ниже помысломъ растворимся въ окружающемъ насъ лукавствѣ міра сего».

Какъ уже было указано въ главѣ «ІІосланіе Черниговскаго Архіепископа Пахомія и его брата, епископа Житомірскаго Аверкія», всѣ ссыльные епископы главой Православной Церкви въ 1931 г. уже признавали митрополита Ки­рилла, а не митрополита Сергія — тогда уже ясно было, что мирнаго и спокойнаго существованія Церкви при совѣтской власти быть не можетъ.

Е. Л.

Церковный Вѣстникъ Западнно,Европейскаго Православнаго Русскаго Экзархата, № 6, Октябрь-Ноябрь, 1951 г.


К этому следует добавить выдержки из последующих писем Митрополита Кирилла:

1.- Письмо митроп. Сергию от 12 нояб. 1929 г.:

«продолжаю думать и утверждать, что Вы действительно превзошли «всякую меру самовластия», посягнув на самые основы нашего патриаршего строя, Синода»… «Вы теперь стали главным виновником все усиливающегося пожара церковного бесчиния».

2.- Письмо иеромон. Леониду от 8 марта 1937 г.:

«Ожидания, что митрополит Сергий исправит свои ошибки, не оправдались… и очень многие разобрались и поняли, что митрополит Сергий отходит от той Православной Церкви, какую завещал нам хранить Св. Патриарх Тихон, и, следовательно, для православных нет с ним части и жребия. Происшествия уже последнего времени окончательно выявили обнговленческую природу Сергианства».






Comments