?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

February 2018

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

ПИСЬМО ГРУППЫ ОФИЦЕРОВЪ МИТРОПОЛИТУ ЕВЛОГΙЮ – Парижъ 1927 г.

Ваше Высокопреосвященство,

Страшно было намъ, военнымъ, жизнь свою посвятившимъ борьбѣ за поруганную большевиками Родину, читать посланіе Митрополита Сергія. Большинство газетъ сообщало его лишь въ выдержкахъ - жуткимъ казалось оно и тогда. Прочитавъ же послаліе полностью мы не могли не придти въ ужасъ.

Правящій русскою церковью іерархъ преклоняется передъ совѣтской властью, воспѣваетъ ту безбожную власть, которая уничтожаетъ Россію, развращаетъ молодыя поколѣнія, убила нашего Государя и всю Его Семью, замучила тысячи нашихъ боевыхъ сотоварищей.

«Мы церковные дѣятели», пишетъ Митрополитъ Сергій, «не съ врагами нашего совѣтскаго государства и не съ безумными орудіями ихъ интригъ, а съ нашимъ народомъ и съ нашимъ правительствомъ».

Это же «наше правительство» грабило храмы, лишивъ возражавшаго противъ того покойнаго ІІатріарха Тихона на долгое время свободы, убило десятки епископовъ и тысячи священниковъ и монаховъ, объявило религію «опіумомъ» для народа, кощунствовала, запечатала мощи преподобнаго Сергія, въ музеѣ держитъ мощи св.  Іоасафа Бѣлгородскаго, разгромило Кіево-Печерскую Лавру, еще недавно похитило мощи Преподобнаго Серафима и, судя по послѣднимъ газетнымъ извѣстіямъ, хочетъ догромить Оптину Пустынь.

И объ этихъ душегубцахъ, святотатцахъ, хулителяхъ Духа Святаго Митрополитъ Сергій пишетъ: «выразимъ всенародную нашу благодарность и совѣтскому правительству за такое вниманіе къ духовнымъ нуждамъ православнаго населенія а вмѣстѣ съ тѣмъ завѣримъ правительство, что мы не употребимъ во зло оказаннаго намъ довѣрія».

«Мы хотимъ быть православными» писалъ далѣе Митрополитъ Сергій, и въ то же время сознавать совѣтскій Союзъ нашей гражданской Родиной, радости и успѣхи которой — наши радости и успѣхи, а неудачи — наши неудачи. Всякій ударъ, направленный въ Союзъ, будь то убійство, изъ за угла, подобное Варшавскому, сознается нами, какъ ударъ, направленный въ нась».

Вмѣстѣ съ тѣмъ Митрополитъ Сергій предъявилъ загранично­му духовенству требованіе не выступать противъ «совѣтскаго правительства».

Мы не сомнѣвались въ отвѣтѣ нашихъ зарубежныхъ іерарховъ, которыхъ чтили, не углубляясь, по незнанію, въ сущность возникшихъ у нихъ разногласій по каноническимъ основаніямъ. Мы счи­тали, что іерархи ушли съ нами за рубежъ, не желая признавать совѣтскую власть и горя вмѣстѣ съ нами желаніемъ освободить Родину отъ ея угнетателей. И наше и духовенства пребываніе за границей — не означало собой только сохраненіе нашихъ жиз­ней и личной свободы. Оно знаменовало собою неперестанную борьбу съ большевиками. И сугубо политическимъ являлось положеніе духовенства, которое слѣдуя великимъ примѣрамъ Препо­добнаго Сергія, святителей Митрополитовъ Кіевскихъ и Московскихъ и Патріарха Гермогена, должно было разогрѣвать нашъ патріотическій духъ, звать насъ къ подвигамъ для спасенія Родины отъ палачей ея и возсозданія святой Руси.

Мы ждали твердаго отвѣта заграничнаго духовенства Митрополиту Сергію, соединяющему свою судьбу съ судьбами большевиковъ. Съ опозданіемъ дошелъ до насъ полный силы, достоинства, горѣнія за вѣру и Россію отвѣтъ Митрополиту Сергію Митрополита Кіевскаго Антонія. Не оглашенный въ церквахъ Вамъ подчиненныхъ, сталъ намъ все же извѣстенъ тоже твердый, рѣшительный, отрицательный отвѣтъ Архіерейскаго Собора.

На дняхъ прочли мы объ осужденіи большевиковъ Митропо­литомъ Платономъ и прочими русскими іерархами въ Америкѣ пребывающими. Про Китай и Дальній Востокъ мы и раньше знали отъ военныхъ тамъ находящихся. Тамошніе іерархи дѣйственно работаютъ противъ богоборческой власти, вдохновляютъ на борьбу.

И самое тягостное впечатлѣніе произвелъ отвѣтъ Вашъ — іерарха, въ паствѣ котораго мы числимся.

Съ тягостнымъ чувствомъ прочли мы Вашъ отвѣтъ отъ 12 сентября н. ст. Вы ни однимъ словомъ не осудили безбожную разбойничью власть большевиковъ. Даже болѣе. Возражая Митрополиту Сергію по чисто формальнымъ соображеніямъ — не признавая за­граничное духовенство подданными совѣтской власти, Вы считаете, однако, что у этихъ насильниковъ, поработителей есть подданные. Вы считаете, что требованіе о «законопослушности» по отношенію къ  совѣтской власти «естественно» — можетъ предъявляться Митрополитомъ Сергіемъ къ совѣтскимъ гражданамъ, или къ лицамъ живущимъ на территоріи совѣтскаго государства.

Все ужасное сказанное Митрополитомъ Сергіемъ — хотимъ надѣяться, что подневольно — Вы рѣшаетесь назвать «голосомъ Всероссійской Церковной Власти».

Вы, Владыко, ставите себѣ въ заслугу «невмѣшательство» Цер­кви въ «политическую жизнь» и обѣщаете, «не допускать, чтобы въ подвѣдомственныхъ мнѣ храмахъ церковный амвонъ обращался въ политическую трибуну».

Понятіе «церковнаго амвона» исчерпывающе ясно. Значитъ съ амвона нельзя возглашать при молебнахъ и панихидахъ «политическія имена», нельзя придавать политическое значеніе молебнамъ, мо­лясь объ избавленіи Россіи отъ большевиковъ, нельзя говорить объ умученныхъ большевиками, нельзя въ проповѣдяхъ громить боль­шевиковъ, прославлять Государей и борцовъ противъ революціи. Другого объяснения выраженію «церковный амвонъ» дать немыслимо.

Дальнѣйшее развитіе событій еще углубило наше смущеніе и скорбь. Въ газетахъ глухо промелькнуло сообщеніе о томъ, что Вами полученъ отвѣтъ отъ Митрополита Сергія. За истекшій годъ мы привыкли, что насъ широко, быть можетъ, даже слишкомъ зна­комили со всѣми церковными документами. Естественно ждали мы и ознакомленія съ этимъ документомъ, тѣмъ бодѣе, что газеты всѣхъ направленій сообщили, что Митрополитъ Сергій ничего не предпринимаетъ безъ «Церковнаго ГПУ». Вмѣсто опубликованія всего пись­ма прочли мы краткое извѣщеніе. Вслѣдъ за Вами и отъ всего духовенства требовалась дача письменныхъ обязательствъ. Главное же, Митрополитъ Сергій требовалъ, чтобы воздержаніе духовенства отъ политическихъ выступленій относилось не только къ церковно­му амвону, но и «ко всей церковно - общественной пастырской его деятельности».

Митрополита Сергія — вѣрнѣе «церковное ГПУ» — не удовлетворило Ваше обѣщаніе. Митрополитъ Сергій подкрѣпленный Вашей уступчивостью, шелъ еще дальше въ своихъ требованіяхъ.

Давъ краткое изложеніе письма Митрополита Сергія, Вы, Вла­дыко, разрѣшили помѣстить пространное содержаніе бесѣды съ Ва­ми въ газетѣ творца революціи Милюкова. Новое ужасное письмо Митрополита Сергія вызвало у Васъ вполнѣ «оптимистическое настроеніе». Оказывается Митрополитъ Сергій Васъ не понялъ, Вы, оказывается, писали ему не только отъ себя, но и отъ имени: «всѣхъ подвѣдомственныхъ мнѣ священниковъ». Далѣе Вы говорили, что «весь смыслъ моего отвѣта говоритъ не только о церковномъ амвонѣ» а именно о «пастырско-общественной работѣ. Такъ что и тутъ между Митрополитомъ Сергіемъ и мною расхождения нѣтъ».

Прошло два мѣсяца. Интервью это Вами опровергнуто не было. Оно является документомъ. Въ документѣ же этомъ Вы рѣшительно, ясно отказываетесь отъ всякой политической дѣятельности. Читая газету «Россія» мы вполнѣ присоединяемся къ мнѣнію князя Г. Н. Трубецкого (въ номерѣ девятомъ «Россіи»), который возражалъ противъ краткости оффиціальнаго изложенія Вами письма Митрополита Сергія, противъ того, чтобы «Послѣднимъ Новостямъ» при­сваивалась роль епархіальныхъ вѣдомостей. Кн. Трубецкой указываетъ, что и въ первомъ письмѣ Вы пошли слишкомъ далеко и да­ли основаніе къ «торгу» со стороны Митрополита Сергія.

Во всемъ предыдущемъ ясно выявилась Ваша личная точка зрѣнія. Вы, Владыко, шли всецѣло навстрѣчу желаніямъ Митрополи­та Сергія; отказавшись отъ церковно-политической дѣятельности Зарубежнаго духовенства, разошлись въ этомъ вопросѣ со всѣмъ прочимъ епископатомъ, представленнымъ Архіерейскимъ Соборомъ, и, скажемъ съ полной откровенностью, разошлись, съ нами военными, смыслъ своего пребыванія заграницей понимающими, какъ продолжение борьбы съ большевиками, борьбы ярко благославляемой духовенствомъ.

Тягостное впечатлѣніе производило и то, что такіе органы печа­ти, какъ «Послѣднія Новости», «Дни», «Соціалистическій Вѣстникъ», - всецѣло поддерживали Вашу позицію. Большевицкій же листокъ «Нашъ Союзъ» въ № 31 разразился даже такими строками: «конечно духовенство, подчиненное Евлогію и самъ Евлогій пойдутъ на все, чтобы сохранить свои мѣста и уже поспѣшили заявить объ этомъ».

Со времени Вашего отвѣта Митрополиту Сергію и новаго посланія послѣдняго въ Парижѣ вокругъ Васъ происходила какая то закулисная работа. Въ наличіи этой закулисной работы мы убѣдились — въ дни десятилѣтія большевицкой власти.

Служенію панихидъ предшествовали совѣщанія и переговоры съ политическими группировками. На панихидѣ, въ концѣ концовъ отслуженной въ Ваше отсутствіе, не упоминались дорогія намъ имена Государя Императора Николая II-го, Его Семьи, Великихъ Князей- Мученниковъ — нашихъ Августѣйшихъ однополчанъ и выброшено было упоминаніе о смерти — «За Царя», за котораго, какъ «за Вѣру и Отечество» гибли тысячи нашихъ боевыхъ сотоварищей. И «Послѣднія Новости» радовались, что въ этомъ вопросѣ побѣдили ихъ единомышленники, настоявшіе на «безыменной панихидѣ».

Все яснѣе создавалось впечатлѣніе, что Вы все болѣе утрачивае­те руководительство Вашей паствой и дѣйствія Ваши зависятъ отъ вліянія тѣхъ или иныхъ группировокъ.

Опубликованное Вами 2 ноября посланіе къ паствѣ лишь усиливало создавшееся впечатлѣніе. Содѳржаніе писемъ Митрополита Сергія къ Вамъ и Вашего отвѣта — Вы, Владыко, не опубликовы­ваете.

Вы расписываетесь въ томъ, что дѣйствуете подъ вліяніями. Вы прямо пишете, что «уступая общему взволнованному настроенію паствы» не посылаете подписки духовенства въ Москву. Не будь этого «настроенія» паствы, Вы, Владыко, послали бы подписки въ Мо­скву, выполнивъ этимъ желаніе Чеки. — Въ посланіи Вашемъ Вы не раздѣляете негодованія паствы по поводу выступленія Митрополита Сергія, какъ намъ извѣстно, вызвавшего возмущеніе и въ самой Россіи. Вы словно корите Вашу паству за нервность, проявляемую въ отношеніи этого вопроса. Вы защищаете Митрополита Сергія, стоящаго передъ задачей «величайшей важности и трудности». Вы говорите, что обѣщавъ Митрополиту Сергію «воздержаніе духовенства отъ вмѣшательства въ политику», Вы не обѣщаете теперь (въ отмѣну очевидно письма отъ 12 сентября) отказаться «ни отъ молитвъ по поводу тѣхъ или иныхъ событій общественной или государствен­ной жизни, ни отъ религіозно-нравственнаго освѣщенія жизни вообще».

И дѣйствительно, послѣ этого послѣловалъ въ Вашей епархіи рядъ политическихъ молебновъ и панихидъ съ упоминаніемъ Высочайшихъ Особъ.

Но, Владыко, — не можемъ откровенно Вамъ не сказать, что на осонованіи всѣхъ впечатлѣній послѣдняго времени и заявленіе Ваше и политическія Богослуженія мы относимъ исключительно къ «уступкамъ» Вашимъ «взволнованному» до крайности настроенію паствы. — Личное Ваше мнѣніе ярко выразилось въ Вашемъ отвѣтѣ отъ 12 сентября и бесѣдѣ Вашей съ сотрудникомъ «Послѣднихъ Новостей».

Мы не вмѣшивались въ церковный вопросъ, не знаемъ, правиль­но или нѣтъ, покуда онъ разсматривался въ области каноновъ, ко­торые, каемся, намъ мало вѣдомы. Но теперь церковный вопросъ пріобрѣлъ характеръ чисто политическій. И тутъ для насъ, политическихъ борцовъ за родину, недомолвокъ не можетъ быть. Уваженіе къ личностямъ отдѣльныхъ архипастырей отходитъ на второй планъ. Мы хотимъ знать, кто съ нами готовъ бороться противъ большевиковъ и кто къ этой борьбѣ не склоненъ.

Митрополитъ Сергій вопросъ этотъ поставилъ ясно. Вполнѣ опредѣленно отвѣтили на него Архіерейскій Соборъ, русскіе іерархи Дальняго Востока, Китая и Америки.

Вы же, Владыко, на протяженіи этихъ пяти мѣсяцевъ нѣсколько разъ мѣняли свои взгляды по столь ясному вопросу.

Въ виду этого мы, часть Вашей паствы, позволяемъ себѣ откры­то опросить Васъ : Готовы ли Вы, Владыко, съ нами за рубежомъ пребывающими, ярко и открыто, какъ это сдѣлали другіе іерархи, безъ всякихъ недомолвокъ осудить безбожную власть большевиковъ, призвать къ дѣйственной борьбѣ съ нею и благословлять тѣхъ изъ насъ, которые пойдутъ свергать эту власть.

Какъ, при согласіи Вашемъ на это, мыслите Вы, то подчиненіе Митрополиту Сергію, о которомъ Вы неоднократно заявляли, подчиненіе тому, который запрещаетъ и осуждаетъ всякую борьбу съ го­нителями вѣры и поработителями Родины нашей. Вы поддерживаете дѣловыя сношенія съ Митрополитомъ Сергіемъ и, какъ видно изъ № 5 «Церковнаго Вѣстника», Вами издаваемаго, дѣйствующій, со­гласно «Русспресс’а» съ разрѣшенія Г.П.У.  Митрополитъ Сергій наградилъ уже двухъ протоіереевъ (Колчева и Румянцева) митрами по Вашему представленію.

Но награждая однихъ, Митрополитъ Сергій и стоящее за нимъ Г.П.У. можетъ, очевидно, карать другихъ. Какъ отнесетесь Вы, Владыко, къ тому, если надъ Вами или Вамъ въ помощь будутъ присланы изъ Москвы другіе іерархи — совѣтскіе подданные, «радующіеся радостями» большевиковъ, но одинаково съ Вами подчиняющимися Митрополиту Сергію, фактически возглавляющему «Патріаршую Церковь».

Намъ все это необходимо знать, чтобы по совѣсти разсудить наше дальнѣйшее поведеніе. Намъ же, какъ части паствы, принадле­жатъ и тѣ храмы, въ коихъ Вы и слѣдующее за Вами духовенство совершаете богослуженія. Часть этихъ храмовъ создана жертвенно­стью Государей и Царской Семьи, той Императорской Россіей, на ко­торой Митрополитъ Сергій ставитъ крестъ — Часть новыхъ храмовъ создана жертвами нашей бѣлой арміи, военными, непреклонными противниками большевиковъ.

Мы вправѣ настаивать, чтобы въ этихъ храмахъ непрестанно возносились моленія о сверженіи большевиковъ и возстановленія истинной святой Руси, какъ бы ни чуждъ былъ ея идеалъ Вашему каноническому главѣ — Митрополиту Сергію.

Вотъ всѣ основанія, по которымъ мы и позволили себѣ обра­титься съ этимъ открытымъ письмомъ къ Вашему Высокопреосвя­щенству и ждемъ яснаго и опредѣленнаго отвѣта.

Слѣдуютъ 105 подписей.

Парижъ,
  Декабрь 1927 г.

Съ подлиннымъ вѣрно : Полковникъ Л.-Гв. Павловскаго полка
      Чистяковъ


Comments