?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2018

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

МИТРОПОЛИТЪ АНАСТАСΙЙ – ЧАСТЬ Ι

К пятидесятилѣтію архіерейскаго служенія (1906-1956 г. г.)
Православная Русь, №7, июль 1956 г.

   29-го іюня/12-го іюля сего года въ день праздника святыхъ апостоловъ Петра и Павла исполняется пятидесятилѣтіе служенія въ архіерейскомъ санѣ Первосвятителя Зарубежной Русской Церкви Высокопреосвященнѣйшаго Митрополита АНАСТАСІЯ. Въ то вре­мя, когда большинство нашихъ пастырей и архипастырей были еще малыми дѣтьми, когда многихъ изъ нихъ еще не было на свѣтѣ, Пре­освященный Анастасій уже взошелъ на высочайшую высоту доступную смертному человеку, на высоту апостольскаго служенія, на кафедру архипастырскую. За всю двухтысячелетнюю исторію Хри­стовой Церкви редко кому давалъ Господь удѣлъ дожить до такого знаменательнаго юбилея.
   Вспомнимъ, что въ противоположность всѣмъ остальнымъ нашимъ человѣческимъ годовщинамъ и «юбилейнымъ» датамъ — пятидесятилетній юбилей есть Богомъ установленный обычай. «И сказалъ Господь Моисею, говоря: объяви сынамъ Израилевымъ и скажи имъ: освятите пятидесятый годъ, да будетъ у васъ юбилей» (Лев. 25 гл.).
   Въ пятидесятилѣтнемъ юбилее нашего Первосвятителя мы можемъ видѣть свидетельство Божіяго благословенія и Божіей милости не только къ нему, нашему владыкѣ-юбиляру, но и ко всей нашей многострадальной Зарубежной Русской Церкви, первостоятелемъ- ангеломъ и молитвенникомъ которой онъ является.
   Многообразенъ и ярокъ образъ митрополита Анастасія. Какъ свидѣтельствуетъ одинъ недавній документъ (Обращеніе съѣзда національныхъ русскихъ представителей въ Германіи 14 апрѣля 1956 г.) : «Митрополитъ Анастасій воскрешаетъ предъ нами образъ великихъ святителей древней Руси, молитвенниковъ и стоятелей за русскій народъ, свидѣтельствуя наряду съ чудомъ сохраненія вѣры на нашей Родинѣ, что живыя силы въ нашемъ народе цѣлы и действен­ны, несмотря на все пережитое за эти четыре десятилѣтія. Богъ, далъ намъ радость въ средѣ нашего поколѣнія видѣть въ его лицѣ истиннаго Архипастыря, подобнаго древнимъ святителямъ».
   Такимъ сталъ митрополитъ Анастасій какъ въ силу прирожденныхъ ему талантовъ, данныхъ ему Богомъ, такъ и въ силу того, что эти таланты онъ не зарылъ, но всесторонне съ подвигомъ развивалъ въ своей жизни.
   Ключемъ къ этому целожизненному подвигу является простое всѣмъ доступное правило, увы, немногими соблюдаемое: никогда, ни при какихъ обстоятельствахъ, ни въ началѣ своего жизненнаго пути, ни на склонѣ лѣтъ владыка Анастасій не поступалъ противъ своей со­вести — этого Божіяго голоса въ насъ. Все многовидныя стеченія обсгоятельствъ, все иногда очень мощныя человеческія силы никогда не могли принудить владыку Анастасія нарушить чистоту совести.
   Эта твердая и непреклонная верность веленіямъ внутренняго Божіяго голоса стяжала для владыки Анастасія такой громадный мо­ральный авторитетъ, что часто и противники его должны были предъ нимъ склоняться.
   О юныхъ ученическихъ годахъ его сохранилось воспоминание, что отличаясь самъ крайней стыдливостью и совершеннымъ цѣломудріемъ въ мысляхъ, делахъ и словахъ онъ умелъ вліять въ этомъ отношеніи и на окружающихъ его, такъ что и въ духовномъ училищѣ и въ семинаріи въ присутствіи молодого Александра Грибановскаго (таково имя владыки Анастасія въ міру) смолкали всѣ столь обычные среди подростковъ нескромные разговоры. И впослѣдствіи въ теченіе всей его жизни при немъ умолкали самые смѣлые языки. «Его скромность искрення, и мы должны щадить ее», говорилъ о немъ, уже архипастырѣ, много лѣтъ спустя одинъ его соіерархъ.
   Съ юности подвижникъ инокъ, ученый и учитель: инспекторъ Вифанской духовной семинаріи, ректоръ Московской духовной семинаріи, помощникъ инспектора Московской духовной академіи; ученикъ величайшихъ архипастырей нашей Церкви въ текущемъ столѣтіи, впослѣдствіи двухъ главныхъ избранниковъ на патріаршество: митрополита Антонія и митрополита Арсенія; сотрудникъ, сродникъ другъ и ученикъ Первомученика Россійскаго митрополи­та Владиміра, владыка Анастасій, любя и почитая всѣхъ ихъ, однако, любимѣйшимъ образцемъ для подражанія въ жизни избралъ иного: митрополита Филарета Московскаго, великаго святителя Русской Церкви XIX вѣка, которому и стремился слѣдовать въ жизни. Какъ свидѣтельствуетъ жизнеописатель владыки Анастасія: «безупречная личная жизнь митрополита Филарета, строгій аскетизмъ, любовь къ наукѣ, изумительное трудолюбіе, безграничное терпѣніе, знаніе быта и жизни духовенства и другія качества его личности находили осо­бое почитаніе у владыки Анастасія». (Архим. Никонъ «Очеркъ жи­зни и деятельности м. Анастасія» стр. 15).
   Одинъ изъ нынѣ здравствующихъ архипастырей, пишетъ: «Мо­сква — сердце Россіи. Ректоромъ Московской духовной семинаріи сколько нибудь зауряднаго кандидата Святѣйшій Синодъ не могъ на­значить. Такимъ лицомъ могъ быть лишь человѣкъ замѣтно выдѣляющійся по всѣмъ своимъ даннымъ; изъ ряда немногихъ избранниковъ - одинъ избранникъ милостію Божіей.        Такимъ выдающимся ректоромъ Московской духовной семинаріи мы помнимъ его съ молодыхъ лѣтъ въ дни нашего ученичества».
   На всемъ пятидесятилѣтнемъ архипастырскомъ служеніи митро­полита Анастасія лежитъ отпечатокъ того дара, который въ наибольшемъ изобиліи далъ ему Господь потому что въ этомъ дарѣ больше всего нуждается нынѣ имъ руководимая наша современная Церковь - дара различенія духовъ, дара узнаванія знаковъ времени, того да­ра, въ отсутствіи котораго или точнѣе въ потерѣ котораго упрекалъ Господь нѣкогда фарисеевъ и саддукеевъ: «лицемѣры, различать ли­це неба вы умѣете, а знаменій временъ не можете». Этотъ даръ подвигомъ своей жизни стяжалъ и умножилъ владыка Анастасій въ наи­большей мѣрѣ. И началъ онъ стяжевать этотъ даръ въ первыя же ми­нуты своего архипастырскаго служенія.
   Въ своемъ словѣ при посвященіи его во епископа Серпуховско­го, пятьдесятъ лѣтъ тому назадъ, когда казалось еще крѣпко стояло Россійское Православное Царство, въ самыхъ первыхъ раскатахъ находящаго на міръ сатанинскаго обстоянія уже ясно отчетливо и несумнѣнно узналъ владыка Анастасій истинную природу грядущаго зла.
   Ровно пятьдесятъ лѣтъ тому назадъ онъ говорилъ: «Время гоненій для служителей Церкви не миновало… Настаютъ такіе дни, когда мы снова увидимъ обиды, угрозы, разграбленія, описаніе имѣній, храмы обагренные кровью и изъ храмовъ содѣлавшіеся кладби­щами, и даже можетъ быть всенародное закланіе пресвитеровъ и епископовъ».
   Такъ самая заря архипастырства владыки Анастасія уже запечатлѣна провидѣніемъ тѣхъ ужасовъ современности, свидѣтелемъ которыхъ ему, какъ и всѣмъ намъ, привелъ быть Богъ, и началовождемъ борьбы противъ чего именно его избралъ и поставилъ Господь. И важно отмѣтить, что эта заря архіерейства владыки запечатлѣна уже яснымъ трезвеннымъ христіанскимъ пониманіемъ того, что имен­но вокругъ него совершается и что это совершающееся таитъ въ себѣ.
   Впрочемъ, самые первые годы святительства владыки Анастасія какъ будто сулили ему исполненіе его желанія: идти по стопамъ ми­трополита Филарета въ спокойной, исполненной труда, иноческаго подвига и молитвы но внѣшне безмятежной, окруженной высочайшимъ церковнымъ благолѣпіемъ обстановкѣ. Съ 1906 по 1914 гг. вла­дыка Анастасій оставался викаріемъ Московской митрополіи, святителемъ любимѣйшимъ всей Москвой. При томъ его равно любили и почитали всѣ круги населенія Москвы : и ученая Московская профес­сура, цѣнившая во владыкѣ искренняго и умнаго почитателя наукъ, друга ученыхъ; и Московская знать, потомки древнѣйшихъ русскихъ родовъ, узнавшіё во владыкѣ Анастасіи достойнаго наслѣдника древнихъ святителей Московскихъ; и простой русскій пародъ Москвы, полюбившій во владыкѣ подвижника и молитвенника, благолѣпнѣйшаго совершителя святыхъ церковныхъ службъ.
Здѣсь же въ Москвѣ въ общей благотворительной и церковно-просвѣтительной деятельности духовно сблизился владыка съ царственной инокиней, впослѣдствіи мученицей, а тогда Московской подвижницей, великой княгиней Елизаветой Ѳеодоровной. Много лѣтъ спу­стя ему же привелось встрѣчать и многократно омолитствовать мученическіе тѣлесные останки этой великой княгини, привезенные изъ Алапаевска чрезъ Дальній Востокъ въ святую Гефсиманію около Іерусалима, гдѣ они и покоятся до-нынѣ.
   Благодатный взоръ Церкви рано узналъ въ епископѣ Анастасіи своего выдающагося служителя, и на плечи молодого іерарха легло много отвѣтственныхъ церковныхъ порученій.
   Въ 1912 г. онъ возглавлялъ Московскую делегацію на Всероссійскомъ единовѣрческомъ съѣздѣ въ Петербургѣ.
   Въ 1913 г., когда было прославленіе св. патріарха Гермогена, въ Москвѣ собралось со всѣхъ концевъ Россіи 26 архіереевъ. Но освидѣтельствованіе мощей святителя Гермогена предъ прославленіемъ и произнесеніе слова о немъ въ день прославленія, слова выражавшаго общецерковную вѣру въ высоту подвига новаго Святого было пору­чено не кому нибудь иному, а ему — одному изъ самыхъ молодыхъ и годами и положеніемъ — викарному епископу Серпуховскому, владыкѣ Анастасію.
   Восемь лѣтъ спокойной ясной жизни далъ Своему вѣрному рабу Господь. Но первые же всплески современныхъ страшныхъ бурь уже захлестнули Преосвященнаго Анастасія. Въ 1914 г. онъ былъ взятъ отъ любимой имъ и любящей его Москвы и назначенъ епископомъ Холмскимъ.            Поэтому съ самаго начала вскорѣ разразившейся гроз­ной 1-ой Міровой войны владыкѣ Анастасію пришлось испытать ея тяжесть въ мѣрѣ рѣдкой для тогдашняго архипастыря. Изгнанный изъ занятой непріятелемъ своей епархіи, владыка Анастасій объѣзжалъ мѣста военныхъ дѣйствій въ самой прифронтовой полосѣ, часто ока­зываясь непосредственно подъ вражескимъ обстрѣломъ.
   Послѣ революціи имъ такъ ярко предвидѣнной, владыка Анастасій, къ тому времени уже архіепископъ Кишиневскій, принялъ дѣятельное участіе въ Помѣстномъ Всероссійскомъ Соборѣ 1917-18 гг., на которомъ выполнялъ многія отвѣтственныя трудныя и разнообразныя поручения Церкви.
   При избраніи патріарха снова его — владыку Анастасія голосъ Собора выбираетъ изъ всего сонма собравшихся со всей Россіи архи­пастырей для отвѣтственнаго дѣла возстановленія церковной традиціи въ Россіи. Ему было поручено составленія чина поставленія и интронизаціи Святѣйшаго Патріарха. Имъ же составлены или возстановлены всѣ службы, связанныя съ этимъ великимъ историческимъ моментомъ.
   Вмѣстѣ съ прочими архипастырями Россійской Церкви, собрав­шимися на этотъ благодатный великій Соборъ, участвовалъ владыка Анастасій въ томъ святомъ и важномъ актѣ духовной зоркости и бди­тельности, значеніе котораго не уменьшается, а возростаетъ съ годами: въ соборномъ подтвержденіи анафемы наложенной патріархомъ Тихономъ на богоборцевъ коммунистовъ и на всѣхъ сознательныхъ пособниковъ ихъ.
     Послѣдовательную непреклонную вѣрность этому, никогда никѣмъ не отмѣненному и не могущему быть никѣмъ отмѣненнымъ, кромѣ новаго законнаго Помѣстнаго Собора всей Россійской Церкви, свя­щенному акту, хранилъ и хранитъ митрополитъ Анастасій въ полной мѣрѣ, и потому именно ему дала Божія воля высочайшую честь: въ его лицѣ Церковь Христова не сдалась богоборчеству.
     Вскорѣ послѣ окончанія Собора 1917-18 гг. владыкѣ Анастасію привелось явить примѣръ той непреклонной вѣрности голосу совѣсти распознаванія тонкихъ и внѣшне привлекательныхъ соблазновъ, которую онъ являлъ въ теченіи всей своей жизни. По окончаніи 1-ой Міровой войны Бессарабія отошла къ Румыніи, и владыка Анастасій - архіепископъ Кишиневскій и Хотинскій оказался въ предѣлахъ Румынскаго королевства. Румынская церковная власть, очень нуждав­шаяся на первыхъ порахъ въ возможно широкомъ признаніи ея со сто­роны населенія новой для нея области, очень хогѣла сохранить влады­ку Анастасія во главѣ его епархіи, включивъ ее въ составъ Румынской Церкви. Но Румынская Церковь въ это время съ одной стороны всту­пила на путь нецерковныхъ реформъ, а съ другой стороны подвергла новопріобрѣтенныя области самой рѣшительной румынизаціи. Въ церковномъ богослуженіи былъ крайне стѣсненъ церковно-славянскій языкъ и замѣненъ румынскимъ. Владыка Анастасій не пожелалъ согласиться со всѣми этими нововведеніями, а также выйти изъ состава Русской Церкви. Онъ оставался въ Россіи, принималъ участіе въ Соборѣ, дѣятельно во всемъ помогая Святѣйшему Патріарху.

См. ниже Часть ΙΙ


 

Comments