?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

May 2018

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

СЛОВО МИТРОПОЛИТА АНАСТАСΙЯ – Часть Ι

при врученіи жезла новорукоположенному Епископу Эдмонтонскому Саввѣ, викарію Канадской Епархіи

Православная Русь, №22, 1958 г.

Возлюбленный во Христѣ братъ, Преосвященный епископъ Савва! Съ радостнымъ сердцемъ привѣтствую тебя во всемъ благолѣпіи твоего новаго сана, и эту радость раздѣляетъ со мной весь сонмъ находящихся здѣсь епископовъ, соединившихся въ малый соборъ для преподанія тебѣ благодати архіерейства. По волѣ Божіей надъ тобою свершилось нынѣ великое чудо. Ко­гда ты смиренно склонилъ свою главу предъ святымъ престоломъ, на коемъ незримо возсѣдалъ Небесный Архіерей, Господь нашъ Іисусъ Христосъ, на тебя по молитвамъ Церкви снизошла благодать Святаго Духа, ка­кая почила нѣкогда на святыхъ апостолахъ въ день Пя­тидесятницы въ видѣ огненныхъ языковъ. Очистивъ те­бя, какъ огонь, отъ всякія скверны плоти и духа, она просвѣтила и облагодатила твой умъ, обновила все твое духовное существо, воспламенивъ тебя пророческою рев­ностью о славѣ Божіей и спасеніи людей Божіихъ.

Кто могъ предвидѣть заранѣе, что тебѣ суждено при­нять этотъ драгоцѣннѣйщій даръ отъ русской, а не отъ родной тебѣ сербской церкви, но мы вѣруемъ во едину соборную и апостольскую Церковь, въ которой вездѣ дѣйствуетъ одинъ и тотъ же Божественный Духъ, раздѣляя свои дарованія кому и гдѣ хощетъ.

Небесный Кормчій Христосъ, ведущій по предначертаннымъ Имъ отъ вѣка путямъ корабль всей вселенской Церкви, управляетъ и судьбами отдѣльныхъ національныхъ церквей, тѣсно связанными между собою и отра­жающимися на ходѣ всей міровой исторіи.

Русскій и сербскій славянскіе народы издавна жили между собою въ тѣсномъ единеніи и взаимной братской любви, поддерживая другъ друга въ дни посѣщавшихъ ихъ историческихъ испытаній.
Великія жертвы, какихъ потребовала отъ нихъ пер­вая міровая война и особенно мученическая кровь Императора Николая Второго, положившего душу свою не только за свою державу и торжество мира и правды Божіей на землѣ, но и за спасеніе братской Сербіи, особенно ясно показала всему міру силу ихъ братскаго союза. Эта Великая война явилась судьбоноснымъ событіемъ не только для нихъ обоихъ, но и для всего современнаго человѣчества. Она потрясла почти весь міръ, создала новое соотношеніе силъ среди народовъ, и какъ бы измѣнила лицо земли. Побѣдителей она возвеличила и подняла на высоту, а ослабѣвшіе въ борьбѣ испы­тали судьбу всѣхъ побѣжденныхъ: они были подавлены, унижены и обречены на тяжкія лишенія и страданія.

Сербія въ награду за принесенныя ея жертвы воскре­сла, какъ фениксъ изъ пепла, усилилась и поднялась на высоту, а Россія, истекая кровью, изнемогла въ борьбѣ и заболѣла страшнымъ недугомъ коммунизма, поражавшимъ обычно ослабѣвшіе народы; но сербскій народъ не забылъ того, что сдѣлала для него братская Россія, когда первые удары войны пали на него всею своею тяжестью, и его судьба колебалась на остріѣ меча.

Утомленный войною, онъ не могъ собственными си­лами освободить страждущій русскій народъ отъ кровавыхъ рукъ большевиковъ, но онъ поспѣшилъ по край­ней мѣрѣ широко раскрыть гостепріимныя двери своей страны для того, чтобы принять въ свои кровы русскихъ изгнанниковъ, вынужденныхъ оставить родную землю и искать убѣжища заграницей.

Великодушный король Александръ, по справедливо­сти увѣнчанный наименованіемъ короля-рыцаря, сталъ для нихъ какъ бы земнымъ провидѣніемъ. Онъ сдѣлалъ со своей стороны все, чтобы пріютить и успокоить русскихъ пришельцевъ въ своей землѣ, которая должна была, по его словамъ, стать для нихъ какъ бы второй родиной.

Окруживъ ихъ своими отеческими заботами, онъ по свойственному ему благородству не хотѣлъ однако отягощать ихъ совѣсть сознаніемъ своей зависимости отъ чужой благодѣявшей имъ руки, онъ зналъ, что русскіе люди привыкли больше раздавать щедрую помощь всѣмъ нуждающимся, чѣмъ сами протягивать свою руку за подаяніемъ къ другимъ, поэтому не хотѣлъ при­нять отъ нихъ даже выраженія обычной благодарности, говоря, что сербскій народъ навсегда останется неоплатнымъ должникомъ предъ нашей родиной и ея умученнымъ Государемъ за свое спасеніе. Да будетъ ему слава и вѣчная память!

Съ такой же искренней любовью и сочувствіемъ от­носился къ русскимъ изгнанникамъ и глава сербской церкви святѣйшій патріархъ Варнава.

Его имя съ молитвами и благословеніями произно­силось во всѣхъ концахъ русскаго разсѣянія, для котораго оно было «символом утѣшенія» и надежды. Об­нимая своею отеческою любовью всѣхъ русскихъ лю­дей, патріархъ Варнава оказалъ особенныя услуги Зарубежной русской церкви, которую принялъ подъ свое покровительство и тѣмъ оградилъ ее отъ нападеній со стороны ея враговъ. Положеніе ея укрѣпилось съ тѣхъ поръ, какъ ея главный центръ, возглавленный блаженнейшимъ Митрополитомъ Антоніемъ, утвердился въ Сремскихъ Карловцахъ подъ сѣнью Патріархіи. Сохраняя полную свободу своего внутренняго управленія, За­рубежная Церковь могла оттуда свободно распростра­нять свою дѣятельность по всѣмъ другимъ странамъ, гдѣ русскіе бѣженцы могли найти для себя пріютъ.

Намъ тѣмъ пріятнѣе вспомнить свѣтлый образъ этого достойнѣйшаго Первоіерарха сербской церкви, что мы видимъ нѣкоторое его отраженіе въ тебѣ самомъ, посколько патріархъ Варнава былъ твоимъ духовнымъ пѣстуномъ, призвавшимъ тебя изъ міра на служеніе Цер­кви и положившимъ на тебя свою печать.

Вмѣстѣ съ другимъ близкимъ твоему сердцу іерархомъ сербской церкви преосвященнымъ Николаемъ, епископомъ Охридскимъ, этимъ глубокомысленнымъ богословомъ и вмѣстѣ ревностнымъ пастыремъ-народолюбцемъ, они заранѣе прозрѣвали твое истинное призваніе, которое, должно было привести тебя къ почестямъ высшаго званія — въ Церкви.

Нынѣ, когда ихъ чаянія исполнились, они радуют­ся за тебя духомъ и вмѣстѣ съ нами благословляютъ тебя на предстоящій тебѣ апостольскій подвигъ.

Если союзъ любви «николиже отпадаетъ» и не пре­рывается даже смертію, мы вѣримъ, что здѣсь вмѣстѣ съ ними соприсутствуетъ духомъ и твой преискренній другъ и водитель на поприщѣ вашего общаго самоотверженнаго служенія родному сербскому народу — присно­памятный Димитрій Летичъ. Онъ никогда не принадлежалъ къ церковному клиру, хотя былъ болѣе многихъ другихъ достоинъ этого званія, какъ истинный преданнѣйшій сынъ православной Церкви. Это былъ замѣчательный, быть можетъ, даже единственный человѣкъ нашего времени, который, живя и трудясь въ суетѣ міра, всегда «горняя мудрствовалъ» и казался человѣкъ не отъ міра сего. Онъ зналъ только одинъ законъ, которымъ руководился въ своей личной и семейной жизни и во всей своей общественной и политической дѣятельности — это вѣчный законъ Христовъ. Его таланты и особенно его свѣтящійся нравственный обликъ откры­вали ему путь къ высокимъ общественнымъ и государственнымъ должностямъ. Но его духовная чистота и смиреніе не позволяли ему долго оставаться на такой ви­димой высотѣ. Его тяготили почести и слава, связанныя съ такимъ положеніемъ; онъ охотно предоставлялъ эти суетныя земныя блага другимъ, оставляя себѣ только труды и подвиги тяжелаго общественнаго служенія, соединявшіеся для него иногда съ опасностью для жизни.

Какъ и всѣ подвижники добра и правды, онъ не могъ получить себѣ достойной награды на землѣ. Она ожидаетъ его только въ небесномъ Отечествѣ, куда онъ отошелъ отъ насъ нынѣ и откуда съ любовью взираетъ на тебя, своего приснаго духовнаго друга и соработника, увѣнчаннаго нынѣ высокимъ епископскимъ достоинствомъ.

Итакъ ты вступаешь на поприще архипастырскаго служенія осѣняемый молитвами и благословеніями твоихъ отшедшихъ духовныхъ водителей, примѣру которыхъ будешь подражать въ своей послѣдующей жизни. Ты будешь черпать полезные для себя уроки и изъ своего собственнаго жизненнаго и уже не малаго пастырскаго опыта. Но ты всегда должен проверять ихъ голосомъ древнихъ духовныхъ пастырей и въ ихъ числѣ великаго Святителя и Просвѣтителя Сербскаго Сав­вы, твоего небеснаго покровителя. Они не чужды тебѣ. Какъ мы видѣли изъ твоего слова, ты издавна привыкъ бесѣдовать съ ними, тщательно изучая ихъ творенія и исторію ихъ жизни и подвиговъ. Но главными твоими наставниками въ дѣлѣ твоего духовнаго усовершенствованія и въ созиданіи Церкви Божіей должны быть Св. Апостолы, служеніе которыхъ ты призванъ продолжить на землѣ. Великій Апостолъ Павелъ, обтекшій весь міръ съ проповѣдію Евангелія и поставивъ по многимъ церквамъ Епископовъ, начерталъ для насъ высокій образъ истиннаго архіерея Божія. Въ нынѣшній день, когда ты самъ восходишь на высоту, какъ предстоятель Церкви, мы хотѣли бы обновить для тебя и вмѣстѣ для самихъ себя нѣкоторыя черты этого образа ради нашего общаго назиданія.

«Епископъ долженъ быть, вѣщаетъ великій Апо­столъ своему ученику Тимоѳею, поставленному имъ епископомъ церкви Ефесской, непороченъ, трезвъ, цѣломудренъ, благочиненъ, честенъ, страннолюбивъ», т. е. онъ долженъ поучать свою паству прежде всего примѣромъ собственной добродѣтельной жизни, чуждой всякихъ страстей и пороковъ. Каждое изъ этихъ качествъ долженъ вмѣщать въ себѣ епископъ, но особеннаго вниманія заслуживаетъ то изъ нихъ, какое, апостолъ обозначаетъ словомъ «трезвъ». Здѣсь разумѣется не тѣлесная только трезвость, хотя и ее также долженъ хранить всегда каждый пастырь, какъ это видно изъ послѣдующихъ словъ апостола: «не піяница, не бійца», а духовное трезвеніе, т. е. ясность и чистота умственнаго и нравственнаго сознанія, которая легко помрачается при возбужденіи страстей.

Даже пастырская ревность, служащая однимъ изъ главныхъ украшеній епископа всегда и особенно въ наше время, становится опасной для него, если она пере­ходить должную мѣру и впадаетъ въ одностороннюю слѣпую крайность, которую тотъ же апостолъ въ другомъ мѣстѣ называетъ «ревностью не по разуму». Епископъ болѣе, чѣмъ кто нибудь, долженъ всегда и вездѣ хранить тотъ «чистый смыслъ», о которомъ напоминаетъ всѣмъ христіанамъ апостолъ Петръ (ΙΙ Петр. 3, 1), дабы онъ могъ вести своихъ овецъ среднимъ царскимъ путемъ, не уклоняясь ни направо, ни налѣво. Даръ разсужденія всегда цѣнился высоко у христіанскихъ подвижниковъ; они видѣли въ немъ правильное мѣрило добродѣтели и вмѣстѣ какъ бы ея вѣнецъ.

Всегдашнее трезвеніе и собранность духа должны находить свое отражение и въ самомъ внѣшнемъ поведеніи іерарха Церкви, обязывая его внимательно слѣдить за каждымъ своимъ словомъ и движеніемъ, дабы никого не соблазнять излишней свободой въ обращеніи съ окру­жающей его мірскою средою, но являть во всемъ — въ великомъ и маломъ — достоинство своего сана и свѣтить міру его чистыми лучами.

Исходящій отъ него свѣтъ долженъ ярко сіять и въ его учительномъ словѣ, упражняться въ которомъ онъ долженъ въ теченіе всей своей жизни по примѣру древнихъ отцевъ и учителей Церкви. Епископъ есть слу­житель слова по преимуществу. Онъ обязанъ препода­вать вѣрующимъ и ученіе вѣры и уроки практической христіанской жизни. Пастырская наука неисчерпаема. Она обнимаетъ и Небо, и землю, и преисподнюю, и вершины богословія, и бездны сатанинскаго зла, куда пастырь, какъ духовный врачъ, долженъ спускаться иногда, что­бы врачевать и освобождать израненую совѣсть грѣшника. Древніе учители изумляютъ насъ богатствомъ и разнообразіемъ своихъ познаній. Углубляясь по преиму­ществу въ изученіе таинъ богооткровеннаго ученія, они не пренебрегали, однако, и «внѣшнимъ любомудріемъ», т. е. классическимъ образованіемъ и, особенно, краснорѣчіемъ, въ коемъ они часто не уступали своимъ языческимъ учителямъ и даже иногда превосходили ихъ. Самъ апостолъ Павелъ не хотѣлъ ничего знать, кромѣ слова Крестнаго, въ ничто вмѣняя всю земную мудрость; однако, будучи въ Аѳинахъ, центрѣ греческой образован­ности, онъ вступаетъ въ состязаніе съ языческими фи­лософами и даже въ своихъ пастырскихъ посланіяхъ поль­зуется иногда изреченіями языческихъ писателей, какъ вспомогательнымъ средствомъ въ дѣлѣ христіанской проповѣди. Такъ, поставивъ епископомъ въ Критѣ своего ученика Тита, онъ говоритъ о критянахъ, что между ними есть много «пустослововъ и обманщиковъ», под­тверждая свои слова свидѣтельствомъ объ нихъ одного изъ ихъ же собственныхъ стихотворцевъ: «критяне всегда лжецы, злые звѣри, утробы лѣнивыя». «Свидѣтельство это справедливо», говоритъ апостолъ язычниковъ. (Тит. 1, 12).

Особенно поучительна проповѣдь апостола Павла въ Аѳинскомъ Ареопагѣ.
«Аѳиняне всѣ», какъ повѣствуетъ намъ книга Дѣяній святыхъ апостолъ, «и живущіе у нихъ иностранцы ни въ чемъ охотнѣе не проводятъ время, какъ въ томъ, чтобы говорить или слушать что-нибудь новое». Желая при­влечь вниманіе ученыхъ и любознательныхъ ареопагитовъ къ своему слову, онъ началъ его съ проповѣди о «Невѣдомомъ Богѣ», жертвенникъ Которому онъ увидѣлъ среди другихъ языческихъ святынь въ ихъ городѣ. Онъ воспользовался также изреченіемъ языческаго пи­сателя Арата: «мы Его и родъ», для уясненія имъ ученія христіанской вѣры и тѣмъ пріобрѣлъ ко Христу многихъ язычниковъ, среди нихъ и знаменитаго Діонисія Ареопагита. Такими проповѣдническими пріемами пастырь долженъ руководиться и въ наше время, когда общее состояніе культуры поднялось на большую вы­соту и научное образованіе стало доступнымъ для всѣхъ классовъ общества. Для того, чтобы слово епископа было «учительнымъ» не только для простыхъ, но и для наиболѣе образованныхъ его пасомыхъ, онъ самъ долженъ обладать просвѣщеннымъ умомъ, насыщеннымъ разносторонними познаніями, и изощреннымъ словомъ, которое не дается отъ природы, какъ говоритъ Златоустъ, но пріобрѣтается упражненіемъ. По милости Божіей ты достаточно вооруженъ этимъ важнымъ для миссіи современнаго пастыря оружіемъ, котораго недостаетъ иногда современнымъ архипастырямъ по причинѣ тяжелыхъ условій общей и особенно нашей церковной жизни.

см. ниже Часть II
 

Comments