?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

МОЛЕНΙЕ О РОССΙЙСКИХЪ ИМПЕРАТОРАХЪ – изъ исторіи армяно-русскихъ отношеній – ЧАСТЬ Ι

Православная Русь, №6, 28 март 1972 г.

Молитва эта, которой въ іюлѣ этого года исполнилось ровно двѣсти лѣтъ, вотъ уже свыше полувѣка тщательно скрывается отъ новаго поколѣнія армянъ и русскихъ, и находится подъ строжайшимъ запретомъ какъ въ дехристіанизированной (Совѣтской) Арменіи, такъ к въ обезбоженной нынѣ Россіи...
Рѣшивпшсь опубликовать ее, въ связи съ упомянутымъ выше юбилеемъ, совпадшимъ и въ этомъ году съ очередной годовщи­ной злодѣйскаго убіенія русской царской семьи, я счелъ нужнымъ предпослать ей нижеслѣдующій, бѣглый и сжатый, обзоръ нѣкоторыхъ, не всѣмъ извѣстпыхъ, вѣхъ на историческомъ пути развитія армяно-русскихъ отношеній, что, по моему разсчету, должно дать читателю болѣе вѣрное объ этомъ представленіе, облегчить правильное воспріятіе основной темы даннаго очерка и помочь понять, какъ и почему подобное, сугубо русско-патріотическое, вѣрноподданническое (въ лучшемъ смыслѣ это­го слова) православное молитвенное произведеніе могло из­литься изъ сердца и выйти пзъ подъ пера армянскаго патріарха.

Моленье о россійскихъ императорахъ”, эта церковная поэма-гимнъ русскимъ царямъ-самодержцамъ, неизвѣстная доселѣ въ церковныхъ и общественныхъ кругахъ русскаго За­рубежья, будетъ, я увѣренъ, съ интересомъ, сочувствіемъ и удовлетвореніемъ принято читателями “Православной Руси”.
Необозримая, многотысячелѣтняя исторія Арменіи, полная взлетовъ и паденій, съ начала нашей эры (IV в.) сдѣлала ее единственнымъ (и — увы! — одинокимъ!) на всемъ Востокѣ, неприступнымъ окружавшему его враждебному языческому большинству, передъ нарастающими угрозами зарождавшагося воинствующаго Ислама. Понятно, поэтому, что съ конца X столѣтія, послѣ женитьбы кіевскаго великаго князя Владиміра “Кра­сное Солнышко” на красавицѣ-армянкѣ царевнѣ Аннѣ[1], сестрѣ византійскаго императора Василія II (Македонянина) и послѣдовавшаго затѣмъ Крещенія Руси, — взоры армянскаго народа и его первопрестольной Церкви съ надеждой и упованіемъ обратились на Сѣверъ, въ поискахъ и налаживаніи сближенія съ молодымъ и далекимъ новохристіанскимъ государсгвомъ, историческіе пути котораго впослѣдствіи такъ тѣсно переплелись съ судьбой древней Арменіи. Братъ Анны, императоръ Василій II отказался выдать свою сестру за язычника, потребовавъ отъ князя Владимира принятія, прежде того, христіанства имъ самимъ и крещенья всей Руси, что и было, какъ извѣстно, испол­нено еще до свадьбы...

Послѣ своего, на рѣдкосгь счастливаго, брака, кіевскій великій князь, на радостяхъ, послалъ своему царственному шурину 6.000 русскихъ воиновъ, въ полныхъ доспѣхахъ, съ которыми тотъ, позднѣе, по свидѣтельству Ст. Таронскаго, побывалъ въ своемъ далекомъ отечествѣ, Арменіи, по возращеніи откуда, богато одаривъ, отпустилъ ихъ всѣхъ домой, на родину.

Уже въ эти далекіе дни многочисленныя армянскія дру­жины сражались на сторонѣ русскихъ противъ половцевъ (въ великокняжескомъ войскѣ), шведовъ (1286 г.), тевтонцевъ (1242 г.), татаръ (1380 г.), участвовали въ знаменитой Грюнвальдской битвѣ у Танненберга (1410 г.), а ранѣе того (1185 г.), русскій князь Юрій Боголюбскій, мужъ легендарной грузин­ской царицы-дѣвы Тамары (Георгіевны), за котораго она вышла по настоянію ея царедворцевъ-армянъ (военачальника 3. Мхартжели, ученаго-юриста М. Гоша и богатѣйшаго тифлисскаго купца Абусалана), — во главѣ грузинско-армянскаго войска освобождалъ отъ мусульманъ старую армянскую столицу г. Двинъ...

Русскіе монархи Иванъ III и Иванъ ΙѴ Грозный искали сближения съ армянами, какъ христіанскимъ народомъ, въ цѣляхъ установленія своего вліянія въ Прикаспійскихъ областяхъ. Въ осадѣ, шхурмѣ и взятіи Казани въ 1552 г. и Астрахани въ 1556 г., въ стотысячномъ царскомъ войскѣ участвовали и два армянскихъ полка. Когда русскіе ворвались въ Казань, на крѣпостныхъ стѣнахъ было множество пушекъ, съ прикованными къ нимъ цѣпями пушкарями, мертвыми и еще живыми: всѣ они оказались мѣстными армянами-оружейниками: татары при­ковали ихъ за отказъ стрѣлять по русскимъ!..
Будучи прикованными къ пушкамъ, армяне-артиллеристы стрѣляли такъ, что ядра или не долетали, или перелетали черезъ головы русскихъ!...

Съ тріумфомъ возвратясь въ Москву изъ Казанскаго похода, Иванъ Грозный даровалъ всѣмъ армянамъ право сво­боднаго поселенія въ “Бѣломъ Городѣ” (часть тогдашней Мо­сквы, отведенная для особо почетныхъ гражданъ), а съ началомъ постройки въ 1555 г. Покровскаго собора (храмъ Василія Блаженнаго) повелѣлъ главному зодчему Постнику Яковлеву посвятить верхній ярусъ въ одномъ изъ придѣловъ такового св. Григорію, Просвѣтителю армянскому[2]

***

... Около шестисотъ лѣтъ назадъ (1375 г.) Арменія на­долго потеряла свою государственную самостоятельность, пробывъ почти цѣлое столѣтіе египетской провинціей, а затѣмъ оказавшись подѣленной между Персіей (1472 г.) и, въ большей части, Турціей (1541 г.).

Изнывая подъ вѣковымъ мусульманскимъ игомъ, христіанская Арменія не угашала въ себѣ надежду на избавленіе отъ него при помощи единовѣрческой Россіи, съ которой всячески старалась поддерживать тѣсную связь...

Интересъ къ Арменіи и ея народу проявлялся на Руси еще въ первые вѣка ея существованія. Въ XIII в. впервые были пере­ведены съ армянскаго на русскій “Жизнь св. Григорія Просвѣтителя” и “Жизнеописаніе Монахинь Рипсимскихъ”, и съ греческаго на армянскій — русское сказаніе о житіи свв. братьевъ-мучениковъ Бориса и Глѣба (Владиміровичей).

Къ тому времени, въ Арменіи побывали нѣкоторые русскіе купцы и паломники. Въ записяхъ дьякона Игнатія, совершившаго въ 1389 г., по велѣнію митрополита Пимена, путешествіе , “съ непремѣннынъ заходомъ въ Арменію”, имѣется упоминаніе о ней, а в 1420 г. объ “Арменской землѣ, лежащей на пути въ Іерусалимъ”, писалъ, побывавшій въ ней, іеродьяконъ Зосима...

Болѣе подробныя свѣдѣнія объ Арменіи русское общество получило значительно позже, когда, побывавшій тамъ въ 1623 г. “купчина московскій — гость Ѳедотъ Аѳанасьевъ — сынъ Котовъ” описалъ Эриванскую крѣпость, Араратъ, Эчміадзинъ и пр. и даже составилъ приблизительную армянскую азбуку! Въ томъ же столѣтіи, другой русскій купецъ Василій Яковлевъ — сынъ Гагара изъ Казани, на пути въ Святыя Мѣста, также побывалъ въ Арменіи, видѣлъ страданія ея народа подъ иновѣрческой властью и, по возвращеніи,  все подробно описалъ и доложилъ обо всемъ царю...

Всѣ эти свѣдѣнія объ Арменіи распространялись тогда по Руси въ видѣ рукописныхъ свитковъ и имѣли огромный успѣхъ у читателей того времени, главнымъ образомъ, духовенства и бояръ...
Послѣ покоренія и присоединенія къ Руси Астраханскаго ханства, стала налаживаться торговая и иная связь съ армянскимъ населеніемъ, осѣвшимъ тамъ еще со временъ монгольскихъ нашествій, сильно оживившаяся при царѣ Алексѣѣ Тишайшемъ. Въ благодарность русскимъ за свое избавленіе, астра­ханские армяне отправили въ 1660 г. въ Москву своихъ пред­ставителей, съ богатыми дарами русскому царю, среди коихъ находилась и уникальная копія “Тайной Вечери” Леонарда да Винчи, исполненная на мѣдномъ листѣ армянскимъ художникомъ Богданомъ Салтановымъ. Восхищенный и тронутый, царь Алексѣй Михайловичъ просилъ привезшаго ее купца Саградова передать Салтанову, что “... онъ радъ былъ бы столь искуснаго живописца около себя имѣть...

Въ 1667 г., по личному приглашенію царя, Салтановъ при­былъ въ Москву и поселился въ “Бѣломъ Городѣ”. За 35 лѣтъ жизни въ русской столицѣ, онъ написалъ множество иконъ, расписалъ множество церквей и создалъ художественную школу, въ которой обучилъ живописи и ваянію множество русскихъ учениковъ.

(Въ своей книгѣ “Церковная иконопись и живопись XVII вѣка”, А. И. Успенскій отмѣчаетъ, что Салтановъ внесъ но­вую, свѣтлую и живительную струю въ русское искусство”.)

... Петръ Великій, съ присущей геніямъ проницательно­стью, узрѣлъ въ армянскомъ народѣ ту силу, съ помощью кото­рой онъ разсчитывалъ установить гражданственность и порядокъ въ отвоеванныхъ у мусульманъ прикаспійскихъ провинціяхъ. Поэтому онъ всячески стремился привлечь въ Россію турецкихъ и персидскихъ армянъ, обѣщая «… Честному армян­скому народу милость и протекцію».., и подготовляя испод­воль крестовый походъ для его освобожденія, чему помѣшала лишь его преждевременная кончина.

Извѣстны, почти предсмертныя, слова великаго царя: «… намъ, ради христианства, нельзя армянамъ, какъ христіанамъ, отказать въ помощи!..»

Екатерина Великая, нанесшая своими войнами непоправи­мый ущербъ извѣчному врагу Арменіи, Османской имперіи, про­являла особенно много заботы о судьбѣ армянскаго народа. Ею былъ одобренъ планъ Потемкина и гр. Зубова о созданіи, подъ протекторатомъ Россіи, объединеннаго армяно-грузинскаго цар­ства, въ соотвѣтствіи съ чѣмъ былъ уже предусмотренъ церемоніалъ коронаціи армянскаго царя въ св. Эчміадзинѣ, сочиненъ национальный государственный гимнъ и гербъ, утвержденъ про­екта орденовъ “Ноева Ковчега”, “Григорія Просвѣтителя” и “Нерукотвррнаго Образа”[3].
(Планъ этотъ, по ряду причинъ, остался неосущестленнымъ)...

Не всѣмъ извѣстно о личномъ участіи въ судьбѣ армянскаго народа великаго русскаго полководца Суворова: въ концѣ 1778 г. онъ, дѣйствуя по Высочайшему порученію, преодолѣвъ сопротивленіе мусульманъ, вывелъ христіанъ изъ Крыма въ Россію “безъ остатку”, переселивъ туда около 35.000 армянъ. Въ слѣдующемъ 1779 г. императрица шлетъ Суворова въ Астрахань для изученія возможности освобожденія Арменіи и присоединенія ея къ Россіи. Въ 1780-82 г.г. Суворовъ не разъ встрѣчался тамъ съ представителями армянской церкви и народа, обсуждая планъ Освободительной Кампаніи, коей, однако, не суждено было состояться...

Когда въ 1828 г., въ результатѣ двухъ смежныхъ (1826-1828 г.г.) войнъ съ Персіей и Турціей, къ Россіи отошла вся восточная часть Арменіи — ея народъ радостно влился въ ши­рокое море русской жизни, успѣшно и общеполезно подви­заясь на всѣхъ ея поприщахъ, вѣрой и правдой служа Россіи, участвуя, не щадя живота, во всѣхъ ведомыхъ ею войнахъ... Давно лишившись собственной государстенности, армянскій народъ привыкъ смотрѣть на православную монархическую Россію, какъ на свою вторую родину, а на русскихъ монарховъ, какъ на своихъ, христіанскихъ, ниспосылаемыхъ Богомъ, царей.

Въ тѣ благословенные, насыщенные взаимнымъ героизмомъ русскихъ и армянъ, дни россійской славы имя русскаго императора среди армянъ произносилось съ благоговѣніемъ, а портреты его часто ставились въ божницы въ армянскихъ домахъ!

Веливій армянскій писатель, отецъ современнаго національнаго (литературнаго) языка, Хачатуръ Абовіанъ, въ своей зна­менитой книгѣ “Раны Арменіи” въ начадѣ прошлаго столѣтія, драматически описывая судьбоносный 1828 г., между прочимъ, писалъ: “Да будетъ благословенъ тотъ день и часъ, когда русскіе благословенной своей стопой ступили на нашу святую зем­лю и развѣяли проклятый злобный духъ Кизилпашей!..

... Пока есть у насъ дыханіе въ устахъ, денно и нощно должны мы вспоминать пережитые нами дни и, увидя лицо русскаго — перекреститься и возславить Бога, что услышалъ Онъ молитвы наши!..»
Въ статъѣ, озаглавленной “Еще объ историческомъ значеніи царскаго титула” и опубликованной въ “Русскомъ Архивѣ” (№ 7, стр. 396-398, 1895 г.), наряду съ разсужденьями о значеніи государства Урарту (древнѣйшая Арменія) для судебъ міра и объ исторической миссіи Россіи, какъ преемницы его, писалось: “Въ 1828 г. внесена въ титулъ Армянская об­ласть, Урарту ассирійскихъ лѣтописей, которая, по новѣйшимъ открытіямъ, русскими учеными совершеннымъ, играла весьма важную роль въ древнѣйшей исторіи Востока... Отвлекая силы ассиріянъ на Сѣверѣ, Урарту-Арменія замедляла паденье цар­ства израильтянскаго, а вступивъ въ союзъ съ Вавилономъ, ускорила паденье царства іудейскаго и приблизила явленіе цар­ства Божія, царства мира, царства Христова...”

См. ниже Часть ΙΙ




[1] Матери свв. братьев-мучениковъ Бориса и Глеба.
[2] Въ исторіи, къ сожалѣнью, не удержалось имя безвѣстнаго армянскаго художника, расписывавшего храмъ Преображенія на Нередицѣ, у Вел. Новгорода, въ 1198 г. — въ то самое время, когда русскій живописецъ, инокъ Флоръ, украшалъ одну изъ церквей въ славномъ армянскомъ городѣ Ани... Не сохранилось въ исторіи так­же и имя армянскаго лекаря, бывшаго придворнымъ медикомъ у Владиміра Мономаха: этотъ врачъ-чудодѣй, по свидѣтельству Карамзина, могъ, при одномъ взглядѣ на человѣка, определить его болѣзнь, а, в известныхъ случаяхъ, и предсказать день его смерти!
[3] Вотъ что отвѣтила эта мудрая императрица западнымъ критикамъ, высмѣивающимъ тогда культурную отсталость обѣихъ странъ: «Отсталость русскихъ — плодъ ихъ здоровой, многообѣщающей юности, тогда какъ у турокъ, она - слѣдствіе ихъ безнадежной, слабоумной дряхлости!...»

Comments