?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

СВИДЕТЕЛЬСТВА УСЕКНОВЕНИЯ ЧЕСТНЫХ ЦАРСКИХ ГЛАВ

А) Исходившие от следствия и околоследственных кругов.

1.  По агентурным данным, сообщенным генерал- лейтенантом М. К. Дитерихсом (1874 — + 1937) в своей книге (Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Ура­ле. Тт. 1-2. Владивосток. 1922; 2-е изд. Буэнос-Айрес. 1979; 3-е изд. М. “Скифы”. 1991), среди мелких служащих совнаркома (главным образом тех, что приехали вместе с Троцким из Америки) распространились известия о появлении заспирто­ванных Царских Глав. Один из них, разуверившийся в проч­ности власти большевиков, потирая руки, говорил: “Ну, те­перь во всяком случае жизнь обезпечена: поедем в Америку и будем демонстрировать в кинематографах головы Романо­вых”.
2.      Участвовавший в расследовании цареубийства англий­ский журналист Роберт Вильтон (ум. 1925) подтверждает: “У М. К. Дитерихса сложилось убеждение, что Головы Царя, Государыни и Наследника, а может быть и других членов Царской Семьи были взяты в Москву” (Вильтон Р. Послед­ние дни Романовых. Берлин. “Град Китеж”. 1923. С. 80).
3.      Следствием Н. А. Соколова (1882 — 1924) определен­но установлен факт расчленения тел Царственных узников и оставшихся верных им слуг на руднике в Урочище Четырех Братьев: “Главная цель была уничтожить трупы. Для этого прежде всего нужно было разделить трупы на части, разре­зать их. Это делалось на площадке” (Соколов Н. А. Убийство Царской Семьи. М. “Советский писатель”. 1990. С. 273). Осколки найденных костей и драгоценностей, зашитых в белье, носили следы воздействия огня и “какого-то агента” (возможно, серной кислоты), а кроме того подвергались “сильным ударам каким-либо тяжелым” или “острорежущим предметом” (с. 266-273). Находки упомянутых осколков весь­ма ценных драгоценностей, которые, если бы жертвы перед сжиганием раздевали, непременно были бы обнаружены; а также нерасстегнутых и неразъединенных крючков, петель и пуговиц одежды (с. 265, 274) свидетельствуют лишь об одном — разрубании тел в одежде. А наличие растопившегося свин­ца многочисленных пуль (с. 273-274), оставшихся в телах, — о сжигании на кострищах не только одежды (как утверждает современное лжеследствие), но и самих разрубленных сатанистами тел. Кстати, следователь Н. А. Соколов, буквально просеявший всю землю и обнаруживший при этом многочис­ленные осколки раздробленных и обгорелых костей и обшир­ные сальные массы, не нашел ни одного зуба, ни единого их осколка, а ведь именно зубы, как известно, труднее всего под­даются уничтожению. Кроме того, при расследовании обра­тили внимание на характер повреждения шнурков нательных икон и медальонов, который мог иметь место при отделении Честных Царских Глав острым режущим или рубящим инструментом. Характер технически грамотного отчленения найденного следствием пальца, а также обнаруженные лис­точки медицинского справочника говорят о том, что там орудовали далеко не дилетанты. Существенно дополняет это конкретный опыт одного из непосредственных участников цареубийства — П. 3. Ермакова (1884-1952): в 1907 г., будучи 23-летним, он по заданию партии убил полицейского агента, а голову отрезал (Лит. Россия. 21.9.1990. С. 18).
4.      В 1921 г. в Берлине помогавший следствию Н. А. Соко­лова капитан Лейб-гвардии Петроградского полка П. П. Бу­лыгин (1896 + 1936) сообщил автору статьи, появившейся в 1929 г. в парижской газете “Русское время”, как “несомненно имевший место” факт, доставку среди вещественных доказа­тельств в Москву в “кожаной сумке” “стеклянной колбы, на­полненной красной жидкостью, в которой находилась голова казненного Императора” (Мелъгунов С. П. Судьба Императо­ра Николая II после отречения. Историко-критические очер­ки. Париж. 1951. С. 411).

Б) Исходившие от кругов, близких к большевицким вер­хам.

5.        Член исполкома Уралоблсовета, областной комиссар продовольствия П. Л. Войков (Вайнер) (1888-1927) в канун 1927 г., подвыпив, рассказывал служащему полпредства СССР в Варшаве Г. 3. Беседовскому (впоследствии невозвра­щенцу) о том, как он “должен был приготовить все необходи­мое для уничтожения трупов. Для этой работы были выделе­ны 15 ответственных работников екатеринбургской и верхне-исетской партийных организаций. Они были снабжены но­выми остроконечными топорами, такими, какими пользуются в мясных лавках для разрубания туш. Помимо того Войков приготовил серную кислоту и бензин. Уничтожение трупов началось на следующий же день и велось Юровским под ру­ководством Войкова и наблюдением Голощекина и Белобо­родова, несколько раз приезжавших из Екатеринбурга в лес. Самая тяжелая работа состояла в разрубании трупов. Войков вспомнил эту картину с невольной дрожью. Он говорил, что когда эта работа была закончена, возле шахт лежала громад­ная кровавая масса человеческих обрубков, рук, ног, туловищ и голов. Эту кровавую массу поливали бензином и серной кислотой и тут же жгли двое суток подряд. Взятых запасов бензина и серной кислоты не хватило. Пришлось несколько раз подвозить из Екатеринбурга новые запасы и сидеть все время в атмосфере горелого человеческого мяса, в дыму, пах­нущем кровью. [...] Под конец мы стали торопиться. Сгребя в кучу все, что осталось от сожженных останков расстрелян­ных, бросили в шахту несколько ручных гранат, чтобы про­бить в ней никогда не тающий лед и побросали в образовавшееся отверстие кучу обожженных костей. Затем мы снова бросили с десяток ручных гранат, чтобы разбросать эти кости основательнее, а наверху на площадке возле шахты мы пере­копали землю и забросали ее листьями и мхом, чтобы скрыть следы костра...” (Мелъгунов С. П. Указ. соч. С. 384; Беседовский Г. 3. На путях к Термидору. Париж. 1930).
Характерно, что в том же 1927 г., и также в подпитии, упомянутый А. Г. Белобородов (1891-1938) у себя на даче под Москвой в Барвихе подтвердил сведения Войкова, утверждая, что он-де не принимал непосредственного участия в расстреле и только “лично проверил исполнение” и присутствовал “при сжигании тел на шахте” (Юрковский Л. Конец истребителя Династии // Новое русское слово. Нью-Йорк. 1950; Мельгунов С. П. Указ. соч. С. 385).
6.       Тесно сотрудничавший с ВЧК и лично с Дзержинским С. М. Труфанов (1881-1952 ? 1958 ?), больше известный, как иеромонах-расстрига Илиодор, бежав на Запад, рассказал в 1934 г. на страницах выходившей в Румынии русской газеты “Наша речь” о том, как в 1919 г. видел в Кремле заспирто­ванную голову Императора Николая II (Неделя. М. 1990. № 26. С. 10). И позднее расстрига продолжал откровенничать на Западе: “Однажды мне надо было явиться в Кремль к Кали­нину (председателю исполнительного комитета советов), что­бы обсудить с ним вопрос о важной религиозной реформе. Когда я проходил по темному коридору, сопровождавший меня человек неожиданно открыл дверь небольшой потайной комнаты. Я пошел туда. На столе под стеклянным колпаком находилась голова Николая ΙΙ. На месте левого глаза была глубокая рана. Я застыл на месте” (Essad Веу. Devant la Révolution. La vie et le règne de Nicolas II. Paris 1935. Цит. по кн.: Ферро М. Николай II. М. 1991, С. 286). С. П. Мельгунов пишет: “Голову Николая II в спирту видел, но уже в [19] 19 г. и Илиодор. “Сенсация”, за которую о. иеромонах с американ­ской прессы получил 1000 долл. и которая показалась вероят­ной и “Последним новостям”, вовсе не была тогда нова, ибо о ней было написано за три года перед тем в одном из органов той же парижской эмигрантской прессы” (Мельгунов С. П. Указ соч. С. 411).
7.       Пастор Курт Руфенбургер в статье “Судьба Царской Головы” (нем. газета “Франкфурсткий курьер”. 20.11.1928) рассказал “со слов “очевидца”, как большевики сожгли в ию­ле [19] 18 г. полученный ими из Екатеринбурга “ужасный груз”. Были мнения, что заспиртованную голову Николая II надо сохранить в музее для назидания “грядущему поколе­нию”, но по предложению [чекиста] Петерса в конце концов постановили, во избежание превращения головы бывшего Царя в “Святыню” в глазах “глупых людей”, уничтожить. “Очевидец” наблюдал процесс сожжения, происходивший будто бы в присуствии почти всего большевицкого синклита” (Мельгунов С. П. Указ. соч. С. 411).
Упомянутая статья не была ее первой и последней публи­кацией. Имеются сведения о публикации ее в немецких газе­тах “Вайхсель цайтунг” (16.11.1928) и “Ганноверише анцайгер” (7.12.1928). Имя автора в этих публикациях изменено: пастор Курт Ризенбург. В статье говорилось, что “26 июля [1918 г.] был получен запечатанный кожаный чемодан, в ко­тором находилась голова Государя. Более серьезных веще­ственных доказательств прислать было невозможно. 27 июля по приказу Ленина были собраны верхи большевицкой диктатуры, которым была показана “посылка” из Екатеринбур­га. На этом собрании было установлено, что в кожаном че­модане в стеклянном сосуде находится голова Императора Николая II, о чем был составлен протокол за подписью всех присутствующих большевиков: Ленина, Троцкого, Зиновьева, Бухарина, Дзержинского, Каменева, Калинина и Петерса. В ночь на 28 июля, согласно газетному сообщению, было за­планировано сожжение головы Государя. Это происходило в одном из флигелей, в котором была когда-то кухня, у старого монастырского здания рядом с Архангельским собором”.
Небезынтересно редакционное примечание к перепеча­танной статье Ризенбурга “Участь Царской Главы” в журнале “Двуглавый Орел. Вестник Высшего Монархического Сове­та” (№ 24. Париж. 8 (21) января 1929. С. 1145-1148): “Если в ответ на срочный запрос Троцкого, посланный 19 июля, со­ветские деспоты получили чемодан с “вещественным доказа­тельством” злодеяния лишь 26 июля, то не значит ли это, что чемодан из Екатеринбурга не сразу попал в руки совнаркома. В этом непонятном замедлении с доставкой ужасного “трофея революции” не кроется ли ответ на подозрение скоропостижно скончавшегося следователя Соколова, который неодно­кратно высказывал предположение (основанное на ряде косвенных улик) о том, что Глава убиенного Государя была от­резана Юровским и послана в Москву для темных ритуаль­ных издевательств. По этому предположению выходило, что сожжение тел в лесу и поливание их серной кислотой вызыва­лось желанием убийц скрыть факт отсутствия Главы у тела Царственного Мученика” (с. 1146).
8.       Некий П.А.Берлин, по свидетельству историка С. П. Мельгунова (с. 411), “подтверждал в печати, что он слышал о соответствии будто бы легенды с действительностью от авто­ритетных лиц, косвенно связанных с высшими советскими кругами”.
9.       Этой же версии придерживался генерал-майор Влади­мир Павлович Никольский (1873 — ?), начальник штаба Кор­пуса жандармов (с 1913), в годы первой мировой войны заведывавший охраной Государя в пути по железным дорогам (см. его ст. в “Сборнике статей, посвященных памяти Импе­ратора Николая II и его Семьи”. София. 1930).
10.      В очерке писателя Валерия Родикова (Гроб, торже­ственно внесенный // Инженерная газета. 1990. № 7; Еще о Царской Голове // Кубань. 1990. № 11. С. 39-48; Легенда о Царской Голове // Дорогами тысячелетий. Сборник истори­ческих статей и очерков. Кн. 4. М., “Молодая гвардия”. 1991. С. 195-227; Легенда о Царской Голове. М., Товарищество советских писателей. 1992. С. 102-135) читаем: “Года четыре назад я слышал невероятную историю [...] Ее рассказал мне историк Н. С. Борисов. Одно время он находился в научной командировке в Праге и работал там в Славянской библиоте­ке, изучал материалы по Византии. В минуты отдыха листал эмигрантские журналы, да порой так увлекался, что бывало долго засиживался над ними. В одном из них, кажется в “Новом журнале”, наткнулся на поразивший его эпизод. [...] Одному своему знакомому, ставшему потом невозвращенцем, председатель ВСНХ В. В. Куйбышев за бутылкой, будучи в основательном подпитии, рассказал следующее. После смерти Ленина была создана комиссия, чтобы описать документы и бумаги, хранящиеся в его сейфе. В комиссию входил узкий круг лиц: Дзержинский, Куйбышев, Сталин... Дальше не упомнил. Вскрыли сейф. А там был сосуд с заспиртованной головой Николая II при усах и бороде. Стали рядить-судить, что с ней делать. Вызвали арестантов из ОГПУ. Они и заму­ровали голову где-то в Кремлевской стене. От свидетелей из­бавились. — Видно, после того, как Голощекин доставил ящики Свердлову, состоялось опознание Царской Головы. Не исключено, что оно проводилось в кабинете Ленина, а потом Ильич запер сосуд в сейф. Да так и осталась там голова до кончины вождя” (с. 129-130).
11.                Информационное агентство еженедельника “Аргументы и факты” сообщило (“Сенсация о Царских останках”. № 21 (62). 27.1.1996): “ Как стало известно [...] из информированного источника, буквально на днях в одном из самых секретных государственных сейфов была обнаружена опись вещей, находившихся когда-то в “ленинских комнатах” Кремля. Одним из пунктов этой описи значится: “Банка с заспиртованной головой Царя Николая Второго”. Где сейчас находится отрезанная голова Самодержца, пока неизвестно. Но то, что ее не было в могиле, сомнению почти не подлежит. А значит, и обломки черепа, обнаруженные в екатеринбург­ской могиле и однозначно приписанные Царю, на деле к нему никакого отношения не имеют. А может быть, и остальные кости вовсе не Царской Фамилии? Тогда кого же будут тор­жественно перезахоранивать под звон колоколов?” Эту ин­формацию передало в феврале 1996 г. по НТВ программа “Времечко”.
12.     В “Открытом письме Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II” “О чем рассказал перед смертью цареубий­ца Петр Ермаков?” (Комсомольская правда. 25.11.1997) жур­налист Александр Мурзин рассказал о его беседе с П. 3. Ер­маковым, состоявшейся 30 марта 1952 г.: “Голощекин прика­зал Ермакову в первую очередь сжечь дотла три тела: Нико­лая II, Алексея и Анастасии. Но при этом головы их в огонь не бросать. Зубной техник Голощекин лично “объяснил”, что зубы не горят, поэтому головы будут уничтожены в серной кислоте. И три головы “куда-то забрал” П. Л. Войков. Для удобства сожжения тела были разрублены. [...] ...Разве не вы­зывает вопросов странный ряд совпадений: ТРИ отрубленные Ермаковым от Августейших тел головы; ТРИ подозритель­ных ящика “с чем-то”, которые вез Голощекин в Москву в 1918 году; ТРИ черепа, изъятые из захоронения Г. Рябовым и А. Авдониным в 1979 году (и с ходу объявленные ими чере­пами Николая II, Алексея и Анастасии); ТРИ черепа “возвращенные” ими туда же в 1980-м...”

«Тайны коптяковской дороги», Москва 1998, стр. 110-116.
 

Comments