?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

ОНЪ БЫЛЪ ПОДЛИННО ЦАРЬ ПРАВОСЛАВНЫЙ И НЕЗАУРЯДНЫЙ ПОЛКОВОДЕЦ


«больше сія любве никто не имать,
да кто душу свою положитъ за други своя» (Іоанн. 15, 13)

Рѣка времени несется въ вѣчность. Все меньше и меньше остается свидѣтелей того, что случилось въ эпоху первой міро­вой войны 1914-18 г.г., страшныя событія прошедшихъ лѣтъ, вторая міровая война, все то “чему надлежитъ быть, но это еще не конецъ.” (Мтф. 24, 6).

При постоянныхъ нашихъ передвиже­ніяхъ исчезли документы, записки, днев­ники. Осталась только память и она съ возрастомъ начинаетъ слабѣть, вотъ поче­му я не могу ручаться за полную точность той сцены, о которой хочу разсказать.

Помнится мнѣ, что вскорѣ по прибы­тіи моемъ въ Ставку Верховнаго Главно­командующаго въ Барановичи, въ Февралѣ мѣсяцѣ 1915 года, со мною произошло слѣ­дующее событіе: около полуночи меня, де­журнаго офицера по Морскому Управленію Ставки, вызвалъ къ прямому проводу ко­мандиръ Одесскаго военнаго порта, контръ -адмиралъ Хоменко.

Прямой проводъ для переговоровъ съ Одессой у насъ былъ общій съ арміей и аппараты для него стояли въ маленькомъ домикѣ, недалеко отъ поѣзда Верховнаго Главнокомандующаго, за оградой.

Пройдя контроль, я подошелъ къ теле­графному аппарату и, давъ мои позывные, началъ принимать передачу изъ Одессы.

Въ это время передача рѣзко оборвалась, и на лентѣ появилось требованіе Штаба Намѣстника Его Величества на Кавказѣ, - немедленно прекратить переговоры и при­нять срочную телеграмму Намѣстника, внѣ всякой очереди.

Запросивъ, кто прерываетъ мой раз­говоръ, я получилъ отвѣтъ: “Генералъ Мышлаевскій, Начальникъ Штаба Намѣстни­ка”. На мое предложеніе вызвать дежурнаго офицера Управленія Генералъ-Квартирмейетера, я получилъ отвѣтъ: “Принимайте телеграмму, время не ждетъ”.

Я принялъ телеграмму, — привожу ее по памяти: “Верховному Главнокомандующему, внѣ всякой очереди: 9-й и 11-ый турецкіе корпуса, несмотря на глубокій снѣгъ, ведутъ наступленіе на фронтѣ (па­мять мнѣ измѣняетъ, не помню названіе пунктовъ мѣстности), и гонятъ передъ со­бой нѣсколько тысячъ армянъ - бѣженцевъ, женщинъ и дѣтей. Что дѣлать? Подпись Намѣстника.

Я бросился съ этой телеграммой въ вагонъ Верховнаго Главнокомандующаго, Великаго Князя Николая Николаевича. Дежурный казакъ (Собственнаго Его Им­ператорскаго Величества, Конвоя), ска­залъ мнѣ, что Его Высочество легъ спать. Я приказалъ ему разбудить Великаго Кня­зя. Черезъ минуту Великій Князь вышелъ ко мнѣ въ салонъ. На немъ была накинута шинель, и туфли на босую ногу. Я подалъ ему телеграмму. Великій Князь одѣлъ оч­ки, подошелъ къ электрической люстрѣ въ потолкѣ вагона и началъ читать. Руки его задрожали. Кончивъ чтеніе онъ, точно не видя меня, впился въ мои глаза своимъ взоромъ и, разводя руками, сказалъ:

“Вѣдь, не стрѣлять же въ женщинъ и дѣ­тей!? Господи, Боже мой...” Съ этими сло­вами, онъ перекрестился, сѣлъ за столъ, взялъ красный карандашъ и, перечеркнувъ адресъ и подпись, написалъ: “Его Импе­раторскому Величеству срочно, внѣ очере­ди” и свою подпись. Затѣмъ онъ всталъ, передалъ мнѣ телеграмму и приказалъ бѣ­гомъ бѣжать на Царскосельскій прямой проводъ и скорѣе передать депешу Государю.

Прибѣжавъ на Царскосельскій про­водъ, я вызвалъ Императорскій Дворецъ; къ моему счастью, дежурный флигель-адъ­ютантъ оказался полковникъ К. А. Нарыш­кинъ, котораго я зналъ. Онъ мнѣ отвѣтилъ, что Государь очень измученъ, работалъ до поздняго часа и только-что легъ спать, (было около 1 часу ночи). Я попросилъ К. А. Нарышкина сначала принять телеграм­му и из нея онъ самъ увидитъ, что ждать нельзя. Телеграмма передана... “Иду доло­жить Его Величеству”, появилось на лентѣ телеграфа: “Ждите....”.

Я ждалъ, какъ мнѣ казалось, долго, на самомъ дѣлѣ около 15 минутъ.

“Ставка. Срочно. Внѣ очереди...” за­стучалъ телеграфъ — “Высочайшая теле­грамма... Намѣстнику Его Величества на Кавказѣ, копія Верховному Главнокоман­дующему:

“Во имя Христовой любви, всѣхъ ар­мянскихъ бѣженцевъ принять, обласкать и устроить. Для ихъ пропуска — открыть фронтъ; по проходѣ армянскихъ бѣжен­цевъ, — фронтъ закрыть и противника отбить. НИКОЛАЙ.”

Телеграмма была немедленно переда­на на Кавказъ. Больше мы въ Ставкѣ объ этихъ армянахъ не слыхали, кромѣ развѣ того, что ихъ было не “нѣсколько тысячъ”, а много больше. Штабъ Намѣстника побо­ялся сразу указать цифру, да можетъ быть въ этотъ моментъ и не зналъ ее. Что каса­ется 9 и 11 турецкихъ корпусовъ, состав­лявшихъ 3-ю турецкую армію, то они были разгромлены нашей Кавказской Арміей, отброшены къ Эрзеруму, гдѣ слѣдующей зимой были разбиты окончательно, а Эрзерумъ, эта неприступная твердыня, была взята нашей арміей, штурмомъ.

Повторяю, я пишу по памяти, можетъ быть не все точно въ моихъ воспоминані­яхъ, но фактъ остается фактомъ и предать его забвенію нельзя.

Санъ-Франциско. 9 октябя 1949 г.
Капитанъ ІІ ранга Борисъ Петровичъ АПРѢЛЬЕВЪ

ДЕНЬ РУССКАГО РЕБЕНКА, Выпускъ 22-й, стр. 112, Сан-Франциско, апрель 1955 г.


Comments