?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

«ДЕНЬ НЕПРИМИРИМОСТИ» БЕЖЕНЦЕВЪ ВЪ ЛАГЕРѢ ШЛЯСГЕЙМЪ БЛИЗЪ МЮНХЕНА – 1947 г.

ИЗВЛЕЧЕНІЯ ИЗЪ РѢЧИ Н. А. ЦУРИКОВА

Мы собрались сегодня, прежде всего для того, чтобы громко и открыто заявить о нашей неизмѣнной, непоколебимой и абсолют­ной непримиримости ко злу, воцарившемуся на нашей несчастной Родинѣ; чтобы возобновить тѣмъ самымъ нашу прекрасную, за­рубежную традицію, прерванную лишь войной, — устройства — «Дней Непримиримости», которые являлись нашимъ демонстратив­нымъ отвѣтомъ на оккупацію Россіи красной властью, произшедшую 30 лѣтъ тому назадъ; чтобы наконецъ, утвердить на этомъ несокрушимомъ, незыблемомъ, безспорномъ и даже единственно возможномъ фундаментѣ наше священное право убѣжища, — ибо право убѣжища не можетъ быть обосновано иначе, какъ неприми­римостью. И пусть всѣ знаютъ, что мы не потому здѣсь, что бавар­скіе пейзажи стали намъ милѣе родныхъ лѣсовъ и полей, не потому, что горькій хлѣбъ чужбины намъ слаще родимаго, и не потому, наконецъ, что мы забыли нашу многострадальную Родину и нашъ великій народъ-страстотерпецъ. Нѣтъ. Мы не забыли ихъ и ни­когда не забудемъ. Мы потому здѣсь, что мы непримиримы и мы для того здѣсь, чтобы неустанно свидѣтельствовать передъ всѣмъ міромъ о нашей правдѣ и тѣмъ самымъ обличить зло. Мы называемъ себя эмигрантами, этимъ и отвѣтственнымъ и обя­зывающимъ званіемъ. Обязывающимъ потому, что эмиграція — это или миссія или дезертирство. (Оторваться отъ врага еще не значитъ выйти изъ борьбы!). Но чаще насъ называютъ то изгнанниками, то бѣженцами. Не будемъ спорить о словахъ, но скажемъ: вы хотите на вашемъ офиціальномъ языкѣ называть насъ бѣженцами? Хоро­шо. Мы согласны на это названіе, но съ тѣмъ, чтобы вы добавили къ этому имени два слова — бѣженцы отъ зла. Вы называете насъ изгнанниками? Мы согласны — изгнанники правды ради. Будемъ же именно ими всегда и при всѣхъ условіяхъ...

Но, господа, мы должны сегодня пусть и кратко, но ясно сказать и показать, почему мы непримиримы. Не бойтесь, я не могу и не буду бередить вашихъ и старыхъ (уже зарубцовавшихся) и новыхъ открытыхъ и кровоточащихъ душевныхъ ранъ. Я не буду разсказывать вамъ о томъ, какъ пластъ за пластомъ, слой за слоемъ, начали они срѣзать и уничтожать историческую Россію. Какъ пер­вымъ мученически погибъ со всей семьей и многими родственниками послѣдній Императоръ, какъ за нимъ послѣдовали его мини­стры, представители церкви, арміи, люди состоятельныхъ классовъ, интеллигенція и какъ, наконецъ, красная власть, которая сперва революцію разгоняла, а потомъ разогнавъ догнала, осѣдлала и взнуздала, въѣхавъ на ней изъ «царства необходимости въ царство свободы» для себя и тягчайшаго рабства для народа — добралась до главной жертвы — крестьянъ и рабочихъ. «Рабоче-крестьян­ское правительство»... Какое мерзкое издѣвательство. Не пото­му ли оно такъ назвалось, что главными его жертвами являются рабочіе и крестьяне, что все оно съ головы до ногъ залито кровью рабочихъ и крестьянъ? Какая подлая насмѣшка взять себѣ имя по объекту своихъ злодѣяній. Такъ, конечно, бывало и раньше. Но до сихъ поръ только классификація звѣрей происходила по призна­ку ихъ питанія... Молотъ и серпъ — государственный гербъ СССР. Достойный гербъ для «рабоче-крестьянскаго правительства», но еще болѣе правдивый символъ орудій убійства: мо­лотъ, чтобы пробить голову рабочему, и серпъ, чтобы отрѣзать го­лову крестьянину. Нѣтъ, не буду я говорить вамъ о всѣхъ вашихъ личныхъ физическихъ и моральныхъ страданіяхъ, не буду говорить о погибшихъ нашихъ родныхъ и близкихъ. И развѣ есть вообще слова которыми можно все это передать?...

Но напрасно было бы думать, что нашъ «счетъ» — это счетъ только личныхъ обидъ, только личныхъ моральныхъ и физи­ческихъ страданій. У насъ есть другой общій и высшій счетъ, счетъ идейный. Ибо кромѣ убійства тѣла они покусились отнять не только жизнь, но и душу человѣческую. Ихъ вызовъ мѣтитъ выше. Они хотятъ создать такой порядокъ, когда по евангельскому слову «солнце померкнетъ и луна не дастъ свѣта».

Противъ чего борятся коммунисты и чѣмъ они объединяютъ противъ себя весь христіанскій и просто весь зрячій міръ, не потерявшій инстинкта самосохраненія, не желающій погрузиться въ безпросвѣтную ночь рабства и превратиться въ покорное стадо барановъ подъ номерами, стричь и рѣзать которыхъ будетъ такъ легко и вырваться изъ котораго будетъ невозможно?

Прежде всего и это самое главное, основное, изъ чего все и проистекаетъ:

Противъ Бога. И происходитъ это не только въ силу ихъ, такъ называемаго, «научнаго» (псевдо-научнаго) міро­воззрѣнія, отрицающаго все потустороннее, но и по соображеніямъ практическимъ, можетъ быть, даже для нихъ и главнѣйшимъ и жизненно необходимѣйшимъ... Ибо до тѣхъ поръ, пока человѣкъ будетъ вѣрить въ Бога, въ міръ иной, загробный, въ жизнь будущую, въ рай небесный, его никогда не удастся до конца привязать къ «землѣ», къ идеѣ рая земнаго и сдѣлать его «крѣпостнымъ» этой земли. Христіанство, и даже каждая подлинная религія, стоятъ на пути коммунизма, какъ главное и основное, непреодолимое препятствіе къ построенію коммунизма.

Противъ Человѣка, въ его подлинномъ человѣ­ческомъ достоинствѣ, противъ свободной неповторимой человѣчес­кой личности и какъ созданной по образу и подобію Божію и какъ основной и исходной «единицы индивидуализма» (Индивидъ — означаетъ недѣлимый). Коммунизмъ какъ коллективизмъ съ индивидуализмомъ несочетаемъ.

Противъ подлинной семьи. Не раціональ­наго скотнаго двора-питомника для наиболѣе успѣшнаго и проду­ктивнаго размноженія рабовъ, необходимыхъ каждому фараону для постройки его пирамидъ, а семьи какъ цитадели индивидуализма, не немѣшающей ей быть и основной, натуральной ячейкой всякаго нормальнаго общества. Уничтоженіе семьи, когда остался бы только неустранимый моментъ наслѣдственности, но отпало бы все интим­ное — семейныя традиціи и обычаи данной семьи, естественное подражаніе дѣтей родителямъ, духовная связь между ними — все, что дѣлаетъ ее отличной отъ другой семьи, — конечно, облегчило бы для коммунистовъ задачу и одну изъ главныхъ ихъ цѣлей — созда­ніе «коллективнаго человѣка».

Противъ Свободы, какъ начала жизни, какъ необходимой атмосферы, какъ солнца и воздуха для каждаго подлин­наго человѣна, для каждой подлинной личности.

Противъ Собственности, какъ сферы свобод­наго творчества, какъ основного двигателя всей нормальной хозяй­ственной жизни, какъ бытовой базы семьи. Противъ собственности, отмѣны которой требуютъ всѣ соціалисты.

Наша борьба за все то, противъ чего они:

За Бога.

За человѣческую личность.

За свободу.

За семью.

За собственность

Но главная ихъ борьба, повторяю, противъ Бога, какъ-бы ни пытались они замаскировать это своей обманной теперешней церковной политикой. И мы, русскіе, и подъ самыми густыми «румянами» всегда распознаемъ мерзкую образину, — страшную дьяволь­скую рожу...

Всѣ 27 лѣтъ, прошедшіе съ того момента, когда медленно уплывали у меня изъ глазъ берега «послѣдняго клочка русской земли», я призывалъ Русское Зарубежье къ созданію патріоти­ческаго тыла, того патріотическаго тыла, который какъ всякое сгущенное пространство выталкиваетъ впередъ на борьбу, а не втя­гиваетъ, какъ пространство разрѣженное — назадъ. И десятки разъ меня называли съ насмѣшкой маньякомъ. Будемъ-же все маньяками любви къ Правдѣ и Родинѣ. Ибо воистину тамъ за­сѣли «Твои, Господи, враги и враги Россіи». И дадимъ клятву непримиримости, клятву вѣрности всему тому, за что страдали и погибли лучшіе изъ сыновъ Россіи . . .

«Православная Русь», № 5, 1957 г.



Comments