?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2018

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

ВОСТОЧНЫЯ ЦЕРКВИ, РОССІЯ И СССР – 1952 г.


          ВОСТОЧНАЯ православная церковь дѣлится, как извѣстно, на четыре патріархата равных между собой в каноническом и юридическом отношениях и признающих друг за другом лишь старшинство в порядкѣ церковной исторіи.
          В 413 г. по Р. X. на Вселенском Соборѣ в Халкедоніи были установлены раз и навсегда, как старшинст­во церквей, так и титулы и приви­легіи, коими пользуются и до насто­ящаго времени восточные патріархи. Первым из равных при этом был признан глава Римской Церкви, а за ним, в порядкѣ старшинства, пат­ріархи Константинополя, Александ­ріи, Антіохіи и Іерусалима.
           В результатѣ церковнаго раскола в XI вѣкѣ, первым патріархом Пра­вославной Церкви стал Константино­польскій, как духовный глава сто­лицы Византійской Имперіи, в со­став которой входили Египет, Сирія и Палестина. По постановленію то­го-же собора, он принял титул “Архіепископа новаго Рима и святѣйшаго Патріарха Вселенскаго”.
           В XV вѣкѣ с покореніем Визан­тіи турками, патріарх Царьграда, кромѣ того получил от султана Ма­гомета II, дальновиднаго политика и умнаго государя, особыя привилегіи, которыми не обладал никто из дру­гих патріархов, что еще болѣе под­няло его престиж. Онѣ заключались в том, что патріарх Константинопо­ля назначен был “еднархом”, т. е. духовным, гражданским и юридиче­ским главой всѣх оттоманских под­данных, исповѣдующих православіе, без различія того, были ли они гре­ки, сербы, болгары или албанцы. Как знак власти, патріарху были пожалованы золотой скипетр, по­четная одежда и бѣлый конь для выѣздов. Кромѣ того Патріарх Царь­града стал с этого времени посредни­ком между другими восточными патріархами и Портой, с которой эти послѣдніе могли сноситься только через него.
           Каждый вновь избираемый Все­ленскій Патріарх утверждался с это­го времени в своей должности осо­бым актом Порты — “бератом”, за подписью султана, в котором вновь подтверждались всѣ дарованныя ему и Православной Церкви права и привилегіи. Со своей стороны каж­дый новоизбранный патріарх обя­зан был принести присягу султану и оттоманским законам.
          В ПЕРВЫЕ годы прошлаго вѣка, в связи с греческим возстаніем, отношенія между Портой и царьградской церковью стали весьма натянутыми, ибо “Фанар”, как именуется в Стамбулѣ патріархія, негласно, морально и матеріально поддерживал возставших.  Особенно обострились эти отнощенія въ двад­цатых годах, когда патріарх Гри­горій V тайно стал во главѣ “эгеріи”, которой офиціально руководил Александр Ипсиланти.
            Узнав, что драгоман патріархіи князь Мурузи, за котораго патріарх лично поручился перед султаном, бѣжал к повстанцам, Порта рѣшила покончить с Григоріем. 22 апрѣля 1821 г. патріарх был арестован янычарами во время пасхальной за­утрени и вмѣстѣ с пятью епископами повѣшен на воротах Фанара, что по­служило сигналом для избіенія христіан в столицѣ.
            Труп Григорія У был брошен в Босфор, откуда ночью его выловили греки и перевезли в Одессу, гдѣ останки мученика были торжествен­но преданы землѣ. Впослѣдствіи, тѣло патріарха Григорія было пере­везено в Афины, гдѣ Синод причи­слил его к лику святых.
              Начиная с этого времени Порта то отнимала у вселенских патріархов их привилегіи, то возвращала снова, пока в 1908 году младо-ту­рецкое правительство, провозгласив новую конституцію Турціи, не ли­шило окончательно Фанар его исто­рических прав.
             Таким образом Вселенскій патрі­аршій престол потерял свое приви­легированное положеніе во главѣ православія.
             Нынѣшній патріарх Царьграда — Афинагор дѣлает все от него зависящее дабы вернуть былой блеск все­ленским патріархам и даже учредил орден св. Андрея Первозваннаго, ко­торым жалует лиц, трудящихся в этом направленіи и оказавших серь­езныя услуги Вселенскому престолу.

            АЛЕКСАНДРІЙСКАЯ Церковь, слѣдующая по старшинству за Вселенской, была основана евангели­стом Марком в 40-х годах по Р. X. Он же был и ея первым епископом. Теперешній глава ея, стовосемнадцатый по счету патріарх, носит ти­тул: “Блаженнѣйшаго и достойнѣй­шаго отца, господина и владыки, па­пы и патріарха великаго града Алек­сандріи, Ливіи, Пентаполя, Эфіопіи и всея земли Египетской, отца отцов, пастыря пастырей, архіерея архіереев, тринадцатаго апостола и судіи вселенной”.
             Среди руководителей и отцов Александрійской Церкви в церковной исторіи замѣчательны, как ученые теологи и богословы: Мелетій Пегас, Кирилл Лукарис и Митрофан Критополис.
             В 1662 г. для суда над патріархом Никоном, среди других восточных патріархов был вызван в Россію и Александрійскій — Паисій, который послѣ Собора, осудившаго Никона, еще долго оставался в Москвѣ и присутствовал на похоронах царе­вича Симеона.
             В 1683 г. патріархом Мелетіем Первым был учрежден орден Св. Марка, двух степеней с мощами внутри голубого креста, увѣнчанна­го папской короной.

            За Александрійской Церковью слѣдует Церковь Антіохійская, в которой по свидѣтельству книги Дѣ­яній Апостолов, послѣдователи Хри­ста впервые стали называть себя христіанами.
            Первым епископом Антіохіи был апостол Петр; отсюда же родом про­исходил и св. евангелист Лука. В IV вѣкѣ антіохійскую паству поучал и утѣшал во время жестоких гоненій на нее Іоанн Златоуст.
           В послѣдующіе вѣка Антіохія представляла собой один из важней­ших центров христіанскаго просвѣ­щенія, в котором создалась своя бо­гословская школа, отличавшаяся чертами ясности, простоты и реа­лизма, в противоположность мисти­ко-аллегорическому уклону школы Александрійской.
            Отсюда вышел цѣлый ряд ревни­телей православія на Вселенских Соборах, как нанримѣр, Мелетій Ан­тіохійскій, занявшій благодаря своей учености и краснорѣчію первен­ствующее положеніе на Втором Все­ленском Соборѣ.
            Антіохія, служившая центром христіанской учености, и мѣстом за­сѣданій многих Соборов подвергалась на протяженіи вѣков многократно потоку и разграбленію. Так в 538 г. она была совершенно разрушена Хозроем, в 1098 крестоносцами, латинизировавшими страну, в 1268 году арабами, послѣ чего патріаршая резиденція была перенесена в Дамаск.
           Принимала Антіохія самое живое участіе и в жизни своей младшей сестры, молодой русской Церкви, при чем особенно частыя сношенія имела с Русью в теченіе всего ХУІІ-го вѣка.
          В эту эпоху надо особенно отмѣ­тить двукратный пріѣзд в Москву патріарха Макарія и участіе его в церковных соборах 1656 и 1666 годов. Во время этих посѣщеній Рос­сіи Макарій много сдѣлал, чтобы ук­рѣпить церковную реформу патрі­арха Никона и содѣйствовал успоко­енію волненій в русском духовенст­вѣ, вызванных расколом. Путевыя замѣтки его спутника архидіакона Павла из Алеппе, гдѣ подробно опи­сываются московское царство, быт и церковные обычаи русских того времени, представляют собой доку­мент большой исторической цѣнно­сти.
           Начиная с XIX вѣка связь между Россіей и Антіохіей поддерживалась в особенности тѣм, что молодые лю­ди из Сиріи получали образованіе в русских семинаріях и духовных академіях и, возвратившись на ро­дину, становились духовными руко­водителями своих народностей, привлекая их симпатіи к единовѣр­ческой Россіи. Глава Антіохійской Церкви носит историческій титул: “Блаженнѣйшаго патріарха велика­го града Антіохіи и всего Востока”.

             МЛАДШАЯ из восточных церквей — Іерусалимская, хронологически является первой христіанской Церковью на свѣтѣ и матерью всѣх остальных. Своей первоначальной организаціей она обязана апостолу Іакову — “брату Христа”, который был ея первым епископом. Первый христіанскій мученик за вѣру, — архидьякон Стефан, также вышел из этой Церкви.
              В 70-х годах по Р. X. христіан­скій Іерусалим пережил свое первое разрушеніе Титом, а затѣм в 135 г. подвергся новым гоненіям от другого римскаго императора — Адрі­ана.
            Лишь начиная с ІУ вѣка прекра­тились гоненія, началось внѣшнее и церковное возвышеніе іерусалимской Церкви и за ея главой было призна­но званіе патріарха, равнаго с дру­гими.
           Многіе вѣка затѣм Церковь Свя­той Земли терпѣла всевозможные ужасы и гоненія от иноземных заво­евателей и неоднократно ея святыни подвергались разграбленію и свя­тотатству.
             Наиболѣе памятным событіем это­го порядка было разрушеніе Храма Господняго 28 сентября 1009 года, по приказу безумнаго египетскаго халифа Хакима. Это событіе возмутило и потрясло весь христіанскій мір и вызвало крестовый поход против Ислама.
            Нелегко было положеніе Святой Земли и под властью оттоманов, сменивших арабов, которым Православная Церковь принуждена была платить дань и без разрешенія которых в храмѣ Гроба Господня не происходило не одной службы.
            Нынѣ Іерусалимская Церковь, как и сама Палестина, разделена на двѣ части, так как часть ея епархіи находится на территоріи республики Израиль, а другая часть на землѣ королевства Заіорданскаго. Резиден­ція Патріарха Іерусалимскаго, но­сящаго титул: «Блаженнѣйшаго и святѣйшаго отца и патріарха свя­того града Іерусалима и всея Пале­стины» находится в старой части города, принадлежащей арабам. У патріарха Святой Земли, как и у его собратьев, есть собственный Ор­ден, именуемый Крестом Гроба Господняго, представляющаго прямо­угольный, прямой золотой крест на красной лентѣ, заключающій в се­бѣ частицу Гроба; орден этот пяти степеней.

            Кромѣ указанных четырех патріархов, независимых от них самоуправленіем пользуются также, входя­щія в Восточную Церковь, Церкви о. Кипра и полуострова Синая в Египтѣ.
            Кипрская Церковь основана апо­столом Варнавой и ея глава именуется “Архіепископом новаго Юстіанополя и всего Кипра”. В V вѣкѣ по Р. X. главѣ этой Церкви Визан­тійским Императором был пожало­ван жезл с державой на нем и пра­во подписи красными чернилами, что являлось в то время император­скими привилегіями.
            Особым автономным самоуправленіем пользуются также архіепископ­ство синайское, глава котораго име­нуется: “Архіепископом Синая, Фа­ны и Раиота” и имѣет резиденцію в древнем монастырѣ св. Екатери­ны, построенном в эпоху императора Юліана Отступница,

              С ПАДЕНІЕМ Византіи в ХV вѣкѣ, восточныя церкви, подпавшія под иго Ислама, пришли в упадок и обнищаніе, в то время как Русская Церковь возвысилась параллельно с ростом и значеніем Московскаго Го­сударства. В русских церковных кругах утвердилась с этого времени теорія о том, что: “был первый Рим и не стал, был второй Рим — Царьград и он не стал, нынѣ третій Рим — Москва, а четвертому Риму не бывать во-вѣки”.
              Постепенно, в виду такого поло­женія вещей, установился обычай пріѣзда в Москву восточных патріархов на поклон к русским государям для полученія денежной помо­щи, — обычай, — который сохра­нился до послѣдних дней русской монархіи, под названіем “милости­вой дачи”. Русское правительство, кромѣ того, являлось защитником и ходатаем перед Портой за правосла­вное населеніе Востока и щедрым жертвователем на построенія и ук­рашенія его храмов.
              Революція 1917 г, и приход к власти Совѣтов, болѣе чѣм на четверть вѣка прекратили всякую связь восточных Церквей с Россіей, кото­рая возобновилась лишь нѣсколько лѣт тому назад.
              В 1943 г. испуганное нѣмецким нашествіем Политбюро учло истори­ческую роль Церкви в дѣлѣ возбуж­денія народнаго патріотизма и, об­манув народ надеждой на возстано­вленіе религіи в СССР, сдѣлало из совѣтской Церкви один из проводников своей политики.
              Успѣв в этом предпріятіи внутри страны, совѣтское правительство рѣ­шило поймать на ту же удочку и Восточныя Церкви, для чего в 1944 году, за счет совѣтскаго правитель­ства, была издана на нѣскольких языках книга, “Правда о религіи в Россіи”, в которой было все, кромѣ правды. За подписями нѣскольких продажных, духовных перьев в ней было сказано, что Совѣты никогда не преслѣдовали и не преслѣдуют религіи в СССР, и что таковая была и остается совершенно свободной.
             При этом авторы книги не упомя­нули ни о преслѣдованіях религіи большевиками в теченіе 25 лѣт, ни о казнях и ссылках духовенства, ни о конфискаціи церковнаго имущества, ни о превращеніи храмов в ан­тирелигіозные музеи. Зато десятки фотографій иллюстрировали в ней разрушеніе нѣмцами православных монастырей, не упоминая ни одним словом о том, что всѣ эти церкви и храмы во время их разрушенія яв­лялись не Божьими домами, а анти­религіозными музеями или военны­ми складами. Тысячи экземпляров этого произведенія были посланы для распространенія на Восток, и, одновременно, с тѣм совѣтскіе дипломаты в Турціи, Сиріи, Палести­нѣ и Египтѣ посѣтили восточных патріархов и завѣрили их в том, что в СССР не только возстановлена ре­лигія, но и что он возвращается к политикѣ царскаго правительства: по­кровительству и защитѣ правосла­вія на Востокѣ.
              Вмѣстѣ с тѣм Москва извѣщала, что она собирает Церковный Собор для выбора “Патріарха Московскаго и всея Руси” и приглашает восточ­ных іерархов своим присутствіем узаконить эти выборы.
              В отвѣт на это восточныя Церкви выразили по поводу новой политики Москвы свое полное удовлетвореніе и удовольствіе и делегировали на Со­бор представителей, при чем Але­ксандрійскій патріарх Христофор II и Антіохійскій — Александр III, лично отправились на выборы.
              Спеціальный совѣтскій аэроплан доставил обоих іерархов через Тур­цію и Кавказ на казенный счет в Москву, гдѣ они оба присутствовали при инсценировкѣ выборов на пат­ріаршій престол митрополита Ленин­градскаго Алексія, ставленника Ста­лина.
             В дѣйствительности, конечно, ни­каких выборов не было, а просто всѣ присутствовавшіе на этой комедіи русскіе архіереи открытым голосованіем принуждены были подать голос за кандидата Кремля.
            На другой день послѣ этого оба восточные іерарха и их свита полу­чили богатые дары в видѣ пѣнных шуб, икон и предметов церковнаго служенія, взятых на этот случай из “антирелигіознаго музея” Успенска­го Собора. Была соблюдена и тради­ція “милостивой дачи”, в видѣ че­ков, врученных патріархам от име­ни Сталина.
            Лѣтом 1945 г. совѣтскій патріарх Алексій посѣтил “с отвѣтным визитом” Сирію, Палестину и Еги­пет, гдѣ был торжественно встрѣ­чен, как духовенством, так и пра­вославным населеніем этих стран.

             ДРУЖЕСКІЯ отношенія между православным Востоком и Мо­сквой продолжались, однако, недол­го. Вскорѣ выяснилось, что совѣт­ская Церковь преслѣдовала на Во­стокѣ чисто политическія цѣли, не имѣвшія ничего общаго с религіей, а ея представители здѣсь являлись политическими агентами Москвы, одѣтыми в рясы.
             Первый конфликт у Совѣтов с во­сточной Церковью, имѣл мѣсто с Вселенским патріархом Максимом по вопросу о юрисдикціи русских зару­бежных Церквей. 9 августа 1946 г., послѣ смерти митрополита Евлогія, московскій Синод вынес постановле­ніе: “считать юрисдикцію Вселен­скаго Престола над западно-европей­скими русскими приходами прекра­тившейся”, при чем, вопреки всѣм правилам приличія, в Стамбул было послано об этом не офиціальное извѣщеніе, а лишь копія постановле­нія. Что вышло из этого московска­го рѣшенія, нашим читателям слиш­ком хорошо извѣстно, чтобы об этом писать.
              Второе столкновеніе у Москвы с Константинополем произошло четы­ре года спустя из-за того, что Вселенскій патріарх назначил еписко­пом албанских православных прихо­дов в США (не признающих ни пра­вительства Ходжи, ни совѣтской Церкви в Албаніи), іеромонаха Марко Липу. Послѣ этого Москва окончательно порвала со Вселенским Престолом, объявив Патріарха Афинагора “ставленником Трумана”.
             С Александрійским патріархом Христифором добрыя отношенія Мо­сквы тоже долго не удержались. По­бывав в СССР, в 1944 г., патріарх многое понял и потому, когда в 1948 г., во второй раз был пригла­шен в Москву на Собор, имѣвшій задачу осудить англо-американскую политику от имени православія, сам не поѣхал и никого не послал, поручив представить Александрію ан­тіохійской делегаціи. Однако, когда эта послѣдняя подписала от его име­ни московскую резолюцію, Христо­фор заявил, что никогда не предо­ставлял ей права подписи и таковую не признает. На третье приглашеніе в Москву в августѣ 1951 г, Але­ксандрія отвѣтила, отказом и с тѣх пор ея отношенія с совѣтской Цер­ковью болѣе чѣм прохладны.
             Іерусалимская Церковь меньше всѣх имѣла сношенія с Москвой и патріарх Святой Земли Кир Тимо­фей, хотя и встрѣтился однажды с проѣзжавшим через Палестину гла­вой совѣтской Церкви, однако, ни сам в Москву не ѣздит, ни делега­цій туда не посылает.


             Зато вѣрным другом Кремля и не­измѣнным проводником совѣтской политики в Сиріи является уже несколько лет подряд Антіохійскій патріарх Александр. Несмотря на то, что он окончил в 1904 г. Кіевскую Духовную Академію, прекрасно зна­ет русскій язык и его литературу, этот престарѣлый іерарх до сих пор не понял, что совѣтское правитель­ство никоим образом Россіи не пред­ставляет. За послѣвоенные годы он три раза побывал в СССР в качествѣ “почетнаго гостя правительства” и каждый раз подолгу жил в Москвѣ, гдѣ Сталин подарил ему для антіо­хійскаго подворья один из древних храмов.
             Единственно объясненіе этому странному поведенію антіохійскаго патріарха то, что старику давно пе­ревалило за 80 и он вряд ли отда­ет отчет в своих поступках. Это тѣм болѣе вѣроятно, что его собст­венный антіохійскій патріаршій Си­нод недавно опубликовал заявленіе о том, что он с политикой патріарха Александра в отношеніи Москвы со­вершенно не согласен и никакой отвѣтственности за нее не несет.
             К сожалѣнію, подписи антіохій­скаго патріарха неизмѣнно появляются под всѣми глупѣйшими акта­ми, которые періодически выпуска­ются в Москвѣ, якобы, от имени Православной Церкви. Так на по­слѣдней из этих халтур, носящей заглавіе: “Обращеніе всемірнаго, со­вѣта о заключеніи пакта мира”, яв­ляющейся твореніем чекиста Карпо­ва, состоящаго политкомиссаром со­вѣтской Церкви, — первым подпи­сался Александр — патріарх Анті­охіи... Нечего, конечно, и говорить, что в этом “обращеніи” атеистов к вѣрующим Сталин изображен крот­ким агнцем, невинной жертвой сви­рѣпаго англо-американскаго волка, а совѣтскій застѣнок властью, исходящей миролюбіем.
              Совершенно отрицательно к со­вѣтской Церкви и большевикам от­носится и архіепископ Кипра, недав­но избранный на эту кафедру Мака­рій. Хотя он и стоит во главѣ движе­нія, имѣющаго своей цѣлью присо­единеніе острова к Греціи, архіепископ Макарій, в отличіе от своего предшественника, ни в какіе союзы с большевиками не входит, а требу­ет для себя в случаѣ присоединенія Кипра к Греціи права «еднарха» для управленія островом.
             Таким образом, подводя итоги со­вѣтским усиліям “по линіи религіи” на Востокѣ нужно признать, что Мо­сквѣ не удалось обмануть руководи­телей восточнаго православія, доро­ги с которым у нея окончательно разойдутся со смертью впавшаго в дѣтство Антіохійскаго патріарха.

ШАРКИ.
«Русская Мысль», № 455, 4 іюня 1952 г.

Comments