?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

О Баламандской уніи православных с католиками - 1993г. - Часть I

Обращеніе Аѳона

17-24 іюня 1993 г. въ Баламандѣ, Ливанъ, состоялась VII сессія Совместной комиссіи по діалогу между католи­ками и православной Цер­ковью. Темой собранія было обсужденіе уніи, какъ «метода единства прошлаго, и совре­менное исканіе полнаго литургическаго общенія». Былъ выработанъ документъ, согласно которому представители 5 православныхъ Церквей признаютъ католическую конфессію «сестрой-церковью».

Священный Кинотъ св. Горы Аѳонъ Его Божественнѣйшему Всесвятѣйшеству Вселенскому Патріарху, нашему отцу и Владыкѣ Кѵръ Кѵръ Вареоломею

         Всесвятѣйшій отецъ и Владыко,
         Единство Церквей и, въ особенности, соединеніе инославныхъ съ Единой, Свя­той, Соборной, Апостольской Церковью, для насъ вожделѣнно въ исполненіе молит­вы Господа, (Іоан. 17, 21), что мы принимаемъ и понимаемъ согласно Православному толкованію его. Какъ проф. о. Іоаннъ Романидисъ напоминаетъ, «...Христосъ молится здѣсь, чтобы Его ученики и ученики Его учениковъ были едины въ видѣніи славы Его уже здѣсь, на землѣ, какъ члены Его Тѣла, то есть, Церкви».
         Поэтому, когда инославные христіане насъ посѣщаютъ и мы оказываемъ имъ лю­бовь во Христѣ и гостепріимство, мы съ болью доводимъ до ихъ сознанія, что мы раздѣлены въ вѣрѣ и что мы не можемъ по­этому имѣть церковнаго общенія съ ними.
Расколъ, раздѣленіе между Православными и антихалкидонами (т.е. монофизитами, не признающими IV Вселенскаго собора въ Халкидонѣ) и, позднѣе, между Православ­ными и Западомъ, является настоящей трагедіей, къ которой мы не должны относить­ся равнодушно и о которой мы не должны переставать заботиться.
        Въ связи съ этимъ мы знаемъ усилія, старанія, сдѣланныя со страхомъ Божіимъ и согласно Православному Преданію, которыя были направлены къ единству, котораго невозможно достичь путемъ умалчиванія или ограниченія Православныхъ догматовъ или путемъ терпимости къ заблужденіямъ инославныхъ, потому что такое единство не будетъ единствомъ въ Истинѣ, и посему не будетъ принято въ конечномъ итогѣ Цер­ковью, и не будетъ благословлено Богомъ, поскольку, по святоотеческому изреченію, «хорошее - не хорошо, если не сдѣлано хорошо».
         Напротивъ, такое ложное единство вызоветъ новые расколы, новыя раздѣленія и смуты въ уже соединенномъ тѣлѣ Православія. Объ этомъ мы бы сказали, что вви­ду большихъ перемѣнъ въ странахъ съ Православнымъ населеніемъ и ввиду волную­щей, разнообразной неустойчивости во всемірномъ маштабѣ, Единая, Святая, Собор­ная и Апостольская, то есть Православная, Церковь должна была бы, съ одной сторо­ны, усиливать соединеніе помѣстныхъ Цер­квей, чтобы внимательно заниматься по­страдавшими членами и ихъ духовнымъ возстановленіемъ, а съ другой стороны, осознать самую себя, чтобы провозглашать и обнародовать для всего человѣчества свою уникальную освободительную силу и благодать.
        Въ этомъ духѣ мы слѣдимъ, насколько наше монашеское житіе позволяетъ намъ это, за развитіемъ т.н. экуменическаго движенія и діалоговъ, и мы были свидѣтелями того, какъ иногда право правится слово Истины, а иногда допускаются компромис­сы и уступки въ основныхъ вопросахъ вѣры.
      Итакъ, глубочайшую печаль у насъ вызвали неслыханныя доселѣ дѣйствія и заявленія представителей Православныхъ Церквей, совершенно противоположныя нашей святой вѣрѣ.
      Во-первыхъ, мы указываемъ на примѣръ Блаженнѣйшаго Патріарха Александрійскаго, который въ двухъ случаяхъ, по крайней мѣрѣ, заявилъ, что христіане дол­жны признать Магомета какъ пророка, и никто до сего дня не возразилъ противъ этого страшнаго заблужденія Патріарха, ко­торый продолжаетъ возглавлять Александрійскую Церковь, какъ будто ничего не случилось. Иными словами, мы уже пришли черезъ общехристіанскій синкретизмъ въ межрелигіозный,
       Во-вторыхъ, мы указываемъ на примѣръ Антіохійскаго Патріархата, который безъ всеправославнаго соглашенія вошелъ въ общеніе въ таинствахъ съ антихалкидонами въ Антіохіи, безъ разрѣшенія важнѣйшаго вопроса объ ихъ отказѣ признать всѣ вселенскіе соборы послѣ III-го, и, въ осо­бенности, ІѴ-й Вселенскій соборъ въ Халкидонѣ, который является неизмѣннымъ основаніемъ Православія.
        Къ сожалѣнію, и въ этомъ случаѣ мы не видимъ никакого протеста со стороны другихъ Православныхъ Церквей.
       Самый острый вопросъ, однако, былъ возбужденъ непріемлемымъ измѣненіемъ позиціи православныхъ, которое выясни­лось изъ содержанія общаго соглашенія въ Баламандѣ на іюньскомъ совѣщаніи смѣшанной комиссіи діалога православныхъ и римокатоликовъ, которое усвояетъ антиправославныя положенія и на которое мы обращаемъ главное вниманіе Вашего Всесвятѣйшества.
        Прежде всего, мы должны признать, что заявленія, сдѣланныя нѣкогда Вашимъ Всесвятѣйшествомъ касательно уніи, какъ о неопреодолимомъ препятствіи къ продол­женію діалога между православными и римокатоликами, насъ успокоили.
        Вышеуказанный документъ, однако, создаетъ впечатлѣніе, что Ваши заявленія отложены и что унія получила амнистію и приглашается къ участію въ богословскомъ діалогѣ. А это явно противоречить поста­новленію ІІІ-го Всеправославнаго совѣщанія на Родосѣ, которое гласитъ, чтобы «всѣ уніатскіе агенты и пропагандисты Ватикана были выведены изъ Православныхъ земель до начала діалога и чтобы такъ называемыя уніатскія церкви были усвоены и по­глощены Римской церковью», потому что «унія и діалогъ - вещи несовмѣстимыя».
        Наше безпокойство оправдано и дока­зывается, кромѣ всего прочаго, статьей Высокопреосвященнѣйшаго Митрополита Димитріадскаго Христодула въ журналѣ Πειραικη Εκκλησια, выдержки изъ которой мы прилагаемъ».
        Самый великій соблазнъ, Всесвятѣйшій отецъ и Владыко, вызываютъ екклезіологическія положенія этого документа. Здѣсь мы остановимся только на главныхъ отклоненіяхъ (абзацъ 10):
        «Какъ отвѣтъ (на миссіонерскую дѣятельность въ ущербъ православнымъ со стороны Католической церкви, которая представляла себя какъ единственная владѣтельница сокровища спасенія), Право­славная Церковь въ свою очередь усвоила тотъ же взглядъ, что спасеніе содержится исключительно въ нѣдрахъ ея. Чтобы спа­сти "отдѣленныхъ братьевъ", дошли до того, что стали перекрещивать христіанъ и забывать право свободы совѣсти и личнаго выбора религіи людьми; тотъ вѣкъ мало сочувствовалъ такимъ перспективамъ».
         Какъ православные, мы не можемъ принять мнѣніе, что, якобы какъ реакція на унію, наша Святая Православная Церковь начала вѣровать, что спасеніе исключи­тельно у нея. Расколъ начался по догматическимъ причинамъ, еще задолго до существованія уніи. Православная Церковь не дожидалась возникновенія уніи, чтобы осознать, что папизмъ - ересь. Если она не пользовалась всегда опредѣленіемъ ереси, то это только потому, что, какъ гово­ритъ свят. Маркъ Ефесскій, «Латиняне не только раскольники, но и еретики. Наша Церковь молчала объ этомъ потому, что ихъ племя гораздо больше и сильнѣе наше­го» и наши «не хотѣли обличать латинянъ какъ еретиковъ, ожидая ихъ возвращенія и предлагая имъ дружбу».
         Однако, когда уніаты и римскіе миссіонеры вторгались на нашъ Востокъ для про­зелитизма, главнымъ образомъ, среди страдающихъ православныхъ, какъ они дѣлаютъ и сегодня, Православіе должно было провозглашать эту истину ради огражденія своей паствы - а не съ цѣлью прозелитиз­ма, какъ это дѣлалъ Римъ.
Свят. Фотій неоднократно опредѣлялъ, что филіокве - ересь и что вѣрующіе въ это — злочестивы.
         Свят. Григорій Палама говоритъ про Варлаама, пришедшаго съ Запада, что, пе­рейдя въ Православіе, онъ не принялъ «со­вершенно никакого освященія отъ нашей Церкви,... чтобы смыть съ себя пятна, которыя онъ принесъ оттуда». Ясно, что свят. Григорій считаетъ Варлаама еретикомъ, ну­ждающимся въ освящающей благодати для своего присоединенія къ Православной Церкви.
         Выраженія въ вышеприведенномъ текстѣ несправедливо обвиняютъ Православ­ную Церковь для того, чтобы смягчить виновность папистовъ. Когда же православ­ные перекрещивали римокатоликовъ и уніатовъ противъ ихъ желанія, попирая свобо­ду совѣсти? Даже если были какіе-то ис­ключительные случаи, православные, подписавшіе этотъ документъ, забываютъ, что перекрещены противъ своего желанія бы­ли, напримѣръ, потомки насильно захваченныхъ въ унію православныхъ въ Польшѣ, на Украинѣ и въ Молдавіи (см. и абзацъ 11).
        Въ абзацѣ 13 мы читаемъ:
        «На самомъ дѣлѣ, особенно послѣ на­чала Всеправославныхъ совѣщаній и ІІ-го Ватиканскаго собора, новыя открытія и оцѣнка Церкви какъ общества, какъ со сто­роны православныхъ, такъ и католиковъ, измѣнили кореннымъ образомъ ихъ понятія и даже ихъ основныя позиціи. Итакъ, обеи­ми сторонами признается, что то, что Христосъ заповѣдалъ Своей Церкви - исповѣданіе апостольской вѣры, участіе въ тѣхъ же таинствахъ и, особенно, въ единомъ священствѣ, которое совершаетъ единую жертву Христову, апостольское преемство епископовъ - не можетъ считаться достояніемъ только одной изъ нашихъ Церквей. Изъ этого слѣдуетъ, что любой видъ перекрещиванія запрещается».
Это новое открытіе о Церкви какъ объ обществѣ, конечно, имѣетъ какое-то значеніе для римокатоликовъ, которые постави­ли себя въ безвыходное положеніе своимъ деспотическимъ ученіемъ о Церкви. Они вынуждены были сдѣлать діалектическій поворотъ въ сторону понятія о Церкви какъ обществѣ. Итакъ, наряду съ крайностью деспотизма, они впадаютъ въ противопо­ложную крайность демократіи, поскольку они всегда дѣйствуютъ только по-челове­чески. А Православная Церковь всегда со­знавала и сознаетъ, что она не простое об­щество, а Богочеловѣческое общество. Свят. Григорій Палама четко выразилъ это въ своемъ доказательномъ словѣ объ исхожденіи Святого Духа (Αογος Αποδεικτικος, 2, 78): Православная Церковь - «Общество обожествленія (кοιѵωνια Ѳεωσεως)». Римо- католическое богословіе, которое отказы­вается признать несотворенныя Божественныя дѣйствія (ενεργειαι), которыми это общество создано, не только не вмѣщаетъ въ себя этого ученія объ обществѣ обожествленія, но даже понятія не имѣетъ о немъ.
       Въ виду этого, съ глубочайшей скорбью мы удостоверились, что въ этомъ абзацѣ наша Святая Православная Церковь при­равнивается къ Католической церкви, ко­торая находится въ заблужденіи.
       Важнѣйшія богословскія расхожденія (filioque, первенство и непогрѣшимость па­пы, сотворенная благодать и т.п.) забыва­ются, и куется единство безъ догматическаго согласія.
       Такимъ образомъ, оправдываются подозрѣнія, что создается унія безъ устраненія догматическихъ расхожденій, по плану, намѣченному Ватиканомъ. Въ эту унію, во­лей или неволей, «впутываются», по выраженію свят. Марка Ефесскаго, православ­ные, которые сегодня, какъ и въ его время, находятся въ самыхъ неблагопріятныхъ національныхъ и политическихъ условіяхъ и подъ игомъ иновѣрныхъ властей. Согласно этому плану, унія осуществится, несмотря на различія, путемъ взаимныхъ признаній таинствъ и апостольскаго преемства ка­ждой Церкви и введенія intercommunion (общенія въ таинствахъ), сначала ограниченнаго, затѣмъ болѣе широкаго. Послѣ этого будутъ обсуждаться всѣ догматическія раз­ноглася, какъ Θεολεγουμενα (спорныя богословскія мнѣнія).
       Но когда унія уже достигнута, какой смыслъ истолковывать богословскія разногласія? Римъ знаетъ, что православные никогда не примутъ его ложныя ученія. Это доказано всѣми усиліями, которыя были приложены въ пользу уніи до сихъ поръ. Итакъ, задумали унію, несмотря на разногласія, въ надеждѣ, что со временемъ Римъ, какъ сильнѣйшая часть (по-человѣчески; его взгляды всегда основаны на человѣческомъ), проглотитъ болѣе слабую часть, то есть, Православіе.
       Вышеуказанное предвидѣлъ въ 1966 г. о. Іоаннъ Романидисъ въ журналѣ "The Orthodox Witness" (февр. 1966) въ статьѣ "The Uniate Movement and the Popular Ecumenism".
       Мы хотѣли бы спросить тѣхъ право­славныхъ, которые подписали этотъ доку­ментъ:
       Развѣ филіокве, первенство и непогрѣшимость папы, непорочное зачатіе, сотво­ренная благодать - являются апостольскимъ исповѣданіемъ? Развѣ православ­ные при всемъ этомъ могутъ признавать римокатолическое исповѣданіе и ихъ вѣру «апостольской»?
        Являются ли римскія отклоненія ересью или нѣтъ?
        Если они ересь, какъ ихъ опредѣлили Православные соборы и отцы, не становят­ся ли недѣйствительными «таинства» и «апостольское преемство» этихъ инославныхъ и злочестивыхъ людей?
         Можетъ ли полнота благодати пребы­вать тамъ, гдѣ нѣтъ полноты Истины?
Можемъ ли мы отдѣлять Христа Исти­ны отъ Христа Таинствъ и апостольскаго преемства?
Съ самого начала Церковь считала апостольское преемство историческимъ утвержденіемъ постояннаго сохраненія истины. Когда же сама эта истина искажа­ется, какое значеніе можетъ имѣть формальное сохраненіе апостольскаго преем­ства? Развѣ у великихъ ересіарховъ не было такого формальнаго преемства, въ большинствѣ случаевъ? А какъ они могутъ считаться носителями благодати?
          Какъ могутъ двѣ Церкви считаться «се­страми Церквами» не въ смыслѣ ихъ общаго происхожденія до раскола, а изъ-за общаго исповѣданія, освящающей благодати и священства, въ то время, когда между ними существуютъ огромныя разногласія въ догматахъ?
          Какой православный можетъ признать «непогрѣшимую» и «первѣйшую власть управляющаго всею Церковью» религіозно- политическаго возглавителя Ватикана, какъ подлиннаго преемника апостоловъ?
         Развѣ это не отпаденіе отъ апостоль­ской вѣры и Преданія?
         А, можетъ быть, православные подписавшіе этотъ документъ, не знаютъ, что се­годня многіе изъ римокатоликовъ стонутъ подъ гнетомъ папизма и его схоластическаго, человѣко-центричнаго ученія о Церкви и желаютъ принять Православіе?
        И развѣ допустимо, чтобы эти духовно измученные люди, желающіе св. крещенія, не были бы приняты въ Православіе, пото­му что та же благодать существуетъ якобы и здѣсь и тамъ? Въ этомъ случаѣ, не дол­жны ли мы уважать ихъ свободу совѣсти, какъ въ другомъ мѣстѣ и въ другомъ слу­чае требуетъ этотъ документъ, и сподобить ихъ православнаго крещенія?
              Какой отвѣтъ дадимъ Господу, если мы лишаемъ полно­ты благодати тѣхъ, которые, въ теченіе многолѣтней борьбы и личныхъ исканій пришли къ желанію принять св. крещеніе въ нашей Единой, Святой, Соборной и Апо­стольской Церкви?

         Заявленіе (абзацъ 14) ссылается на слова папы Іоанна-Павла П-го: «Экумениче­ское стремленіе сестеръ Церквей Востока и Запада, обоснованное на діалогѣ и мо­литве, ищетъ совершеннаго и полнаго общенія, которое не будетъ поглощеніемъ или сліяніемъ, а встрѣчей въ истинѣ и любви».
         Однако, возможно ли единство въ истинѣ, когда догматическія разногласія обходятся и двѣ Церкви называются се­страми при наличіи такихъ разногласій?
         Церковная Истина недѣлима, потому что она - самъ Христосъ. Когда существуютъ разницы въ догматахъ, не можетъ быть единства во Христѣ.
        Церковная Исторія насъ учитъ, что се­страми Церквами называются только Цер­кви, единогласныя въ Православіи. Право­славная Церковь никогда не называла себя сестрой какой-либо инославной церкви, независимо отъ того, въ какой степени инославія или злочестія та находилась.
        Возникаетъ важный вопросъ: можетъ быть, религіозный синкретизмъ и догмати­ческій минимализмъ - предвѣстники обмірщенія и человѣкоцентризма - оказали свое дѣйствіе на образъ мысли православ­ныхъ, подписавшихъ этотъ документъ?
        Ясно, что этотъ документъ, навѣрное, впервые для православныхъ, выражаетъ мнѣніе, что Православная Церковь и Римо- католическая якобы составляютъ Едину Святую Церковь, или же являются двумя законными выраженіями Ея.
         Къ сожалѣнію, это впервые, что право­славные офиціально принимаютъ теорію вѣтвей.
        Да будетъ намъ позволено выразить свою глубокую скорбь объ этомъ, посколь­ку эта теорія - вопіющее противорѣчіе всему Православному Преданію и самосознанію.
        Свидѣтелей Православнаго самосознанія, согласно которому наша Церковь составляетъ Единую Святую Церковь, у насъ много, и они признаны какъ всеправославные авторитеты.
        Итакъ, соборы:
        Въ Константинополѣ въ 1722 г.; въ Константинополѣ въ 1727 г.; въ Константинополѣ въ 1838 г.; Посланіе четырехъ Восточныхъ Патріарховъ и ихъ Синодовъ въ 1848 г.; въ Константинополѣ въ 1895 г. постано­вили, что только наша Святая Православ­ная Церковь составляетъ Едину Святую Соборную и Апостольскую Церковь.
Соборъ въ Константинополѣ въ 1895 г. сжато выражаетъ вышесказанное:
       «Православная Восточная Церковь справедливо хвалится во Христѣ, что она - Церковь семи Вселенскихъ соборовъ и первыхъ ІХ-ти вѣковъ христіанства, слѣдовательно, она - Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь Христова, "столпъ и утвержденіе истины". Нынѣшняя же Рим­ская - церковь новшествъ, фальсификаціи писаній Отцовъ Церкви и ложнаго толкованія Священнаго Писанія и опредѣленій св. соборовъ. Посему разумно и праведно она была и есть отлучена, поскольку она оста­ется въ своемъ заблужденіи. "Ибо лучше справедливая борьба, - говоритъ боже­ственный Григорій Назіанзинъ, - чѣмъ миръ, отлучающій отъ Бога"».
        То же самое постановили представите­ли Православныхъ Церквей на Генераль­ной ассамблеѣ Всемірнаго Совѣта Церквей, въ которой приняли участіе такіе знамени­тые православные богословы, какъ прот. Георгій Флоровскій. Итакъ они заявили на Генеральной ассамблеѣ въ Лундѣ (1952 г.): «Мы пришли сюда, не для того, чтобы осуждать другія церкви, но чтобы помочь имъ видѣть истину, чтобы по-братски просвѣщать ихъ понятіе, сообщая имъ ученіе единой, святой, соборной и апостольской Церкви, то есть Греческой Православной Церкви, неизмѣнной отъ апостольскихъ временъ».10
         Въ Эванстонѣ они (1954 г.) заявили: «Въ заключеніе, слѣдуетъ намъ объя­вить свое глубокое убѣжденіе, что только св. Православная Церковь сохранила "вѣру, однажды переданную святымъ", во всей полнотѣ и чистотѣ. Это не изъ-за нашихъ человѣческихъ достоинствъ, но пото­му, что Богу угодно было сохранить «сокро­вище свое въ глиняныхъ сосудахъ, чтобы преумножена была бы сила Божія»."
        И въ Нью-Дели (1961 г.) они также за­явили:
        «Единство сорвано, и нужно его до­стичь снова. Православная Церковь не яв­ляется однимъ исповѣданіемъ, однимъ изъ многихъ или однимъ среди другихъ. Для православныхъ, Православная Церковь - сама Церковь. Православная Церковь понимаетъ и сознаетъ, что ея внутренній строй и ученіе совпадаютъ съ апостольскимъ проповѣданіемъ и преданіемъ древ­ней, нераздѣленной Церкви. Православная Церковь непрерывно и постоянно совершаетъ таинства (Sacramental Ministry) и живетъ сакраментальной жизнью и вѣрою. Апостольское преемство епископскаго до­стоинства и таинства священства - суще­ственны и необходимы для православныхъ, и посему являются необходимымъ знакомъ существованія полноты Церкви. Право­славная Церковь, согласно своему внутрен­нему убѣжденію и знанію вещей, является чѣмъ-то особеннымъ и занимаетъ особое положеніе въ раздѣленномъ христіанствѣ, именно какъ носительница и свидетельни­ца преданія древней, неразделенной Цер­кви, изъ которой происходятъ, путемъ умаленія (Reduction) и отдѣленія (Separation), всѣ христіанскія исповѣданія, которыя су­ществуют теперь».

Продолжение следует

См.: http://pisma08.livejournal.com/363771.html
«Православная Русь», № 23, 1994.

Comments