?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

О Баламандской уніи православных с католиками - 1993 г. - Часть 2

См. Часть 1:
http://pisma08.livejournal.com/363308.html

Обращеніе Аѳона

17-24 іюня 1993 г. въ Баламандѣ, Ливанъ, состоялась VII сессія Совместной комиссіи по діалогу между католи­ками и православной Цер­ковью. Темой собранія было обсужденіе уніи, какъ «метода единства прошлаго, и совре­менное исканіе полнаго литургическаго общенія». Былъ выработанъ документъ, согласно которому представители 5 православныхъ Церквей признаютъ католическую конфессію «сестрой-церковью».

Священный Кинотъ св. Горы Аѳонъ Его Божественнѣйшему Всесвятѣйшеству Вселенскому Патріарху, нашему отцу и Владыкѣ Кѵръ Кѵръ Вареоломею

(См. Часть 1)
..........

      Мы могли бы приложить здѣсь и свиде­тельства широко извѣстныхъ и общепризнанныхъ православныхъ богослововъ. Ограничимся однимъ изъ нихъ, покойнымъ о. Димитріемъ Станилоае, богословомъ извѣстнымъ не только своей мудростью, но и своимъ широкимъ и православно понятымъ экуменическимъ взглядомъ.
          Во многихъ мѣстахъ въ его замѣчательной книгѣ «Къ православному экуменизму» (Гιοε να Ορθοδοξο Οικουμενισμο, Пиреа 1976), онъ касается темы «общихъ заявле­ній», и даетъ православное свидѣтельство. Итакъ, несогласіе вышеуказанныхъ положеній съ нашей православной вѣрой стано­вится очевиднымъ.
           «Безъ единства вѣры и безъ общенія въ томъ же Тѣлѣ и въ той же Крови воплощеннаго Слова не могла бы существовать одна такая Церковь, или Церковь въ полномъ смыслѣ этого слова».
           «Иными словами, икономія заключает­ся въ томъ, что человѣкъ получаетъ благо­дать таинства, совершеннаго въ Церкви, когда онъ входитъ въ полное общеніе вѣры съ членами Православной Церкви и стано­вится членомъ ея».
           «Согласно римокатолическому понятію, Церковь - не духовный организмъ, возглавляемый Христомъ, а скорѣе закон­ная организація, которая, въ лучшемъ случаѣ, живетъ не въ божественномъ, а въ сверхъестественномъ планѣ «сотворенной благодати».
           «Въ сохраненіи единства, необходимую роль играетъ единство вѣры, потому что это связываетъ членовъ съ Христомъ и ме­жду собою въ одно цѣлое».
           «Тѣ, кто не исповѣдуютъ всего Христа, а только нѣкоторыя части Его, не могутъ достичь полнаго общенія ни съ Церковью, ни между собою».
           «Какъ могли бы католики объединить­ся въ общей евхаристіи съ православными, когда они думаютъ больше о единствѣ съ папой, чѣмъ о единствѣ въ Божественной евхаристіи? Можетъ ли папа служить источникомъ любви для всего міра? той любви, которая происходитъ отъ Христа черезъ Божественную евхаристію?»18
           «Начинаютъ признавать фактъ, что Православіе, какъ цѣлостное тѣло Христо­во, притягиваетъ, чтобы принимать въ себя, конкретнымъ образомъ, отдѣлившіяся ча­сти».
           Само собою разумѣется, что у Христа не можетъ быть двухъ тѣлъ.
            Всесвятѣйшій, вызываетъ недоумѣніе тотъ фактъ, что православные идутъ на такія уступки именно въ то время, когда римокатолики не только отстаиваютъ, но еще и усиливаютъ свое ученіе о центральной власти папы въ Церкви.
            Извѣстно, что ІІ-ой Ватиканскій соборъ не только не ограничилъ ученіе о первенствѣ и непогрѣшимости папы, а развилъ его дальше. По словамъ покойнаго проф. Іоанна Кармириса: «Несмотря на красивую ви­димость соборности кардиналовъ на ІІ-омъ Ватиканскомъ соборѣ, общеизвѣстныя латинскія утвержденія объ абсолютной мо­нархической власти папы не только не ослабѣли, а напротивъ, теперь еще больше укрѣпились подъ этимъ украшеніемъ, и папа не стѣсняется пользоваться этой властью постоянно, благовременно и без­временно, съ особой силой».
            Кромѣ того, текстъ папскаго посланія 28-го мая 1992 г. «Къ епископамъ Католи­ческой церкви» признаетъ только римскую церковь «каѳолической» и единственнымъ «каѳолическимъ» епископомъ - ея папу. Римская церковь и ея епископъ составляютъ «сущность» (ουσια) любой другой церк­ви. Каждая другая, помѣстная, церковь и ея епископъ - просто выраженіе непосредственнаго «присутствія» и «власти» римскаго епископа и его церкви, которая опредѣляетъ «изнутри самую церковность лю­бой другой помѣстной церкви».
           Православныя Церкви, согласно этому папскому опредѣленію, поскольку онѣ не соглашаются подчиняться папѣ, ни въ коемъ случаѣ не носятъ свойство Церкви; онѣ просто считаются другими церквами (Verdienen den Titel Teilkirchen).
           То же самое понятіе о Церкви выражаетъ экуменическое руководство («Руковод­ство для примѣненія экуменическихъ принциповъ и порядка») Римокатолической цер­кви, какъ кардиналъ Кассиди заявилъ на синодѣ кардиналовъ (10-15 мая 1993 г.) въ присутствіи представителей некатолическихъ общинъ, включая и православныхъ.
           Въ этомъ руководствѣ подчеркивается, что римокатолики «сохраняютъ твердое убѣжденіе, что единственной Церковью Христовой является Католическая церковь, которая управляется преемникомъ Петра и епископами, которые находятся въ общеніи съ нимъ (§17), поскольку "коллегія епископовъ" имѣетъ своей главой римскаго епи­скопа какъ преемника Петра (§14)».
           Въ томъ же документѣ многократно и краснорѣчиво говорится о необходимости развитія экуменическихъ діалоговъ, экуменическаго просвѣщенія, явно, чтобы «му­тить воду» и увлекать простодушныхъ пра­вославныхъ въ тотъ планъ осуществленія «уніи», который Ватиканъ разработалъ и успѣшно преслѣдуетъ, - именно: подчиненіе Риму.
           Согласно этому руководству, этотъ планъ слѣдующій:
           «Какъ критеріи для экуменическаго сотрудничества положены, съ одной сторо­ны, взаимное признаніе крещенія и затѣмъ общихъ символовъ вѣры въ литургическомъ употребленіи, а съ другой стороны сотрудничество для экуменическаго просвѣщенія, совмѣстная молитва и пастыр­ское сотрудничество, чтобы переходить отъ столкновенія къ сосуществованію, отъ сосуществованія къ сотрудничеству, отъ со­трудничества къ соучастію и отъ соучастія къ общенію».
           Между тѣмъ, православные оцѣниваютъ эти документы, исполненные лицемѣрія, въ цѣломъ, какъ положительные.24
           Скорбно было для насъ, когда мы убѣдились, что на основаніи римокатолической логики этого документа построено общее соглашеніе въ Баламандѣ.
            Поэтому мы спрашиваемъ: можетъ быть, эти послѣднія событія оправдаютъ тѣхъ, которые утверждаютъ, что въ такихъ условіяхъ разнообразные діалоги идутъ въ ущербъ Православію?
            Всесвятѣйшій Отецъ и Владыко, по-человѣчески, благодаря этому документу, римокатолики достигли признанія нѣкоторыми православными своей Церкви какъ законнаго продолженія «Единой Святой Церкви», съ полнотою истины, благодати, священства, таинствъ и апостольскаго пре­емства.
            Но ихъ достижение пойдетъ имъ въ ущербъ, потому что это лишаетъ ихъ воз­можности въ покаяніи познать свои тягчайшія заблужденія въ догматахъ и въ понятіи о Церкви.
           Посему, уступки, сдѣланныя тѣми пра­вославными, нечеловѣколюбны по суще­ству. Онѣ не на пользу ни римокатоликамъ, ни православнымъ.
           Они отводятъ отъ (Кол. 1, 23) единаго Богочеловѣка Христа и ведутъ къ идолу человѣческаго божка западнаго гуманизма - папѣ.
           Мы обязаны, и ради римокатоликовъ и для всего міра, для котораго неподдѣльное Православіе является послѣдней наде­ждой, никогда не принимать ни уніи, ни опредѣленія Римокатолической церкви какъ «сестры Церкви», ни папы какъ каноническаго епископа Рима, ни римской «Церкви», якобы владѣющей каноническимъ апостольскимъ преемствомъ, священствомъ и таинствами, безъ ихъ рѣшительнаго отказа отъ филіокве, папской непогрѣшимости и первенства, ученія о сотво­ренной благодати и всѣхъ другихъ заблужденій, которыя мы никогда не сможемъ считать незначительными разногласіями или спорными богословскими вопросами, ибо они неисправимо искажаютъ богочеловѣческое свойство Церкви и являются богохульствомъ.
           Вотъ нѣкоторыя характерныя опредѣленія ІІ-го Ватиканскаго собора:
           — «Римскій первосвященникъ, какъ преемникъ Петра, является постояннымъ и видимымъ источникомъ и основаніемъ единства епископовъ и всѣхъ вѣрующихъ».
           — «Необходимо показать особымъ образомъ религіозное подчиненіе своей воли и ума авторитетной учительской власти Римскаго первосвященника даже и тогда, когда онъ не говоритъ ех саthedra».
           — «Римскій первосвященникъ, возглавитель союза епископовъ по сану, какъ па­стырь и высшій учитель всѣхъ вѣрующихъ, обладаетъ непогрѣшимостью, когда онъ заявляетъ опредѣленнымъ дѣйствіемъ какое-нибудь ученіе о вѣрѣ или нравственности, утверждая своихъ братій въ вѣрѣ (Лук. 22, 32). Посему правильно говорится, что рѣшенія папы являются неизмѣнными сами по себѣ, а не по согласію съ Церковью, по­скольку они провозглашены содѣйствіемъ Святого Духа...
            Слѣдовательно, рѣшенія папы не подлежатъ никакому авторитетно­му подтвержденію, никакому иному суду.
            Потому что римскій первосвященникъ не выражаетъ свое мнѣніе какъ отдѣльная личность; какъ на высшемъ учителѣ все­ленской Церкви, на немъ лично почиваетъ благодать непогрѣшимости самой этой Церкви, а онъ излагаетъ и защищаетъ уче- ніе каѳолической вѣры».
           — «Римскій первосвященникъ, силою его положенія намѣстника Христа и пасты­ря всей Церкви, внутри Церкви обладаетъ полною, наивысшею и вселенскою властью, которою онъ всегда можетъ дѣйствовать свободно... Не можетъ быть ника­кого вселенскаго собора безъ утвержденія его таковымъ или, по крайней мѣрѣ, безъ открытаго принятія его преемникомъ Пет­ра. Привилегіей римскаго первосвященника является созваніе соборовъ, предсѣдательство на нихъ и утвержденіе ихъ постанов­леній».
            Не звучитъ ли все это, Всесвятѣйшій, въ ушахъ православныхъ, какъ хула на Святого Духа и на Божественнаго Основа­теля Церкви, Господа Іисуса Христа, един­ственной вѣчной и безгрѣшной Главы Церк­ви? Только Онъ является источникомъ единства Церкви. Развѣ все это не отрицаетъ полностью евангельское, православное ученіе о Церкви, основанное Самимъ Богочеловѣкомъ и внушенное Святымъ Духомъ?
             Какъ можемъ мы согласиться или сосу­ществовать съ такимъ духомъ безъ потери нашей вѣры и спасенія?
             Поэтому мы остаемся вѣрными тому, что приняли отъ нашихъ Святыхъ Отцовъ, и никогда не примемъ римскую «Церковь», въ настоящемъ ея видѣ, какъ сопредставительницу съ нашей Единой Святой Собор­ной и Апостольской Церковью Христовой.
            Считаемъ необходимымъ отмѣтить сре­ди другихъ богословскихъ различій вопросъ различенія сущности (ουσια) отъ дѣйствія (ενεργεια) въ Богѣ и несотворенности божественныхъ дѣйствій (ενεργειαι), потому что если благодать сотворена, какъ утверждаютъ римокатолики, упраздняется спасеніе и обожествленіе (Θεωσις) человѣка, и Цер­ковь перестаетъ быть обществомъ обожествленія и становится легалистическимъ учрежденіемъ.
             Все вышеуказанное отягощаетъ нашу душу, и поэтому мы прибѣгаемъ къ Вамъ, нашему духовному отцу, и съ глубокимъ благоговѣніемъ просимъ и умоляемъ, чтобы съ Вашимъ пастырскимъ разсужденіемъ и деликатностью, принявъ во вниманіе всю важность этого вопроса, Вы отвергли бы указанный документъ и вообще все, что мо­жетъ вести къ другимъ печальнымъ послѣдствіямъ, которыя грозятъ всеправославному единству, если онъ будетъ при­нятъ хотя бы некоторыми Церквами.
            Испрашиваемъ и Вашихъ святыхъ и Богу угодныхъ молитвъ, чтобы намъ, смиреннымъ обитателямъ и монашествующимъ на Святоименной Горѣ, въ этомъ вѣкѣ духовнаго смущенія, отступленія, обмірщенія и отступленія отъ православнаго догматическаго пониманія, оставаться вѣрными до смерти тому, что передано намъ нашими св. отцами (Рим. 6, 17), чего бы это намъ ни стоило.
           При всемъ этомъ, цѣлуемъ святую Вашу десницу съ глубокимъ почтеніемъ.
Всѣ на общемъ собраніи представите­ли и предстоятели двадцати священныхъ монастырей Святой Горы Аѳонъ.
           Это письмо посылается и ко всѣмъ участникамъ богословскаго діалога Церк­вей, какъ непосредственно заинтересованнымъ, такъ и къ другимъ для свѣдѣнія. Въ Кареяхъ, 8 дек. 1993 г. (перев. съ греческаго; англ. переводъ помѣщенъ въ №4 «Ортодоксъ лайфъ», 1994 г.).

Конец Второй части и Обращенiя

«Православная Русь», № 23, 1994.

Comments