?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

ПОСЛѢДНІЕ ЗАВѢТЫ О. ІОАННА КРОНШТАДТСКАГО

        Поученія о. Іоанна спокойны, просты. Раскрываетъ силу и красоту Православія пастырь предъ пасомыми. Въ свѣтѣ Христовомъ обнажается мракъ пороковъ отдѣльныхъ людей и всего общества: не жалѣетъ о. Іоаннъ красокъ, и для изображенія сіяющей Истины, и для обличенія тьмы грѣха. Видитъ онъ, какъ далеко зашло духовное одичаніе ведущихъ слоевъ общества — громитъ о. Іоаннъ его. Но основой его сознанія остается спокойная увѣренность въ твердости нашего стоянія въ Истинѣ, какъ національнаго и государственнаго Цѣлаго, возглавляемаго Православнымъ Царемъ. Радостное умиленіе, благодарныя слезы — вотъ исходный фонъ умоначертанія всероссійскаго батюшки: есть ли кто на свѣтѣ счастливѣе насъ, дѣтей Православной Руси, избранныхъ чадъ Божественнаго Промысла! Только бы намъ достойными остаться этого удѣла. Весь мракъ невѣрія, разстилающійся кругомъ, не способенъ еще поколебать этой радости. Это лишь преходящія тѣни, ло­жащіяся на предметъ, остающійся средоточіемъ свѣта Христова ...
           Мѣняется радикально тонъ проповѣдей о. Іоанна послѣ т. н. первой Революціи. Взволнованность, граничащая съ ужасомъ передъ разверзающейся пропастью, грозящей поглотить историческое бытіе Россіи вотъ, чѣмъ дышатъ эти проповѣди. Свѣтъ Христовъ остается въ своей сіяющей силѣ, но ему противуетоитъ тьма, уже застилающая русскіе историческіе горизонты. Слова о. Іоанна звучатъ послѣднимъ призывомъ — безъ увѣренности въ успѣхѣ. Потому гремятъ эти призывы пророчествомъ грядущихъ бѣдъ — не временныхъ и преходящихъ, а граничащихъ съ концомъ Свѣта ...
            Въ Недѣлю Православія въ 1906 г. говоритъ онъ. Тысячу лѣтъ спасается русскій народъ — обладатель сокровища Православія. Но вотъ дикая трава невѣрія стала покрывать русское поле, и отсюда всѣ страданія наши. “Ибо откуда эта анархія, эта революція, эта нелѣпая коммуна, эти забастовки, разбои, убійства, хищенія, эта общественная безнравственность, этотъ царящій развратъ, это огульное пьянство? — Отъ невѣрія, отъ безбожія... Какъ хитеръ и лукавъ сатана! Чтобы погубить Россію, онъ раздулъ въ ней невѣріе и развратъ черезъ злонамѣренныхъ писателей и учителей, чрезъ русскія среднія и высшія школы и чрезъ т. н. интеллигенцію. На почвѣ безвѣрія, слабодушія, малодушія, безнравственности соверша­ется распаденіе государства. Везъ насажденія вѣры и страха Божія въ населеніи Россіи оно не можетъ устоять. Скорѣе съ - покаяніемъ къ Богу! Скорѣе къ твердому и непоколебимому пристанищу вѣры въ Церкви. Аминь”.
          Еще рѣшительнѣе говоритъ о. Іоаннъ въ Недѣлю Крестопоклонную. Наше образованное общество не хочетъ чтить Креста, обрекая себя на ужасы тартара. Видитъ о. Іоаннъ уже не въ дали вѣковъ, а какъ непосредственный отвѣтъ на духов­ное состояніе русскаго міра, грозное мздовоздаяніе. “По ви­димому скоро наступитъ день втораго пришествія Христова, — ибо наступило предсказанное въ писаніи отступленіе отъ вѣры, хотя еще не “открылся человѣкъ грѣха, сынъ погибели (антихристъ), противящійся и превозносящійся выше всего,— называемаго Богомъ или святынею... Тайна беззаконія уже въ дѣйствіи (еще во времена апостольскія), только не совер­шится до тѣхъ поръ, пока не будетъ взятъ отъ среды удержива­ющій теперь (Самодержецъ, удаленія котораго домогается из­вѣстная публика) — и тогда откроется беззаконникъ, котораго Господь Іисусъ убьетъ духомъ устъ Своихъ и истребитъ явле­ніемъ пришествія Своего...”
           Возвращается къ этой темѣ о. Іоаннъ на Благовѣщеніе. Онъ скорбитъ о томъ, что тайна воплощенія уже не доступна образованному русскому обществу, впавшему въ невѣріе, въ кощунство. Онъ рисуетъ отталкивающую картину душевнаго состоянія нашего общества, отъ мала до велика... “Враги Россіи готовятъ разложеніе государства. Правды нигдѣ не стало и отечество на краю погибели. Чего ожидать впереди, если будетъ продолжаться такое безвѣріе, такая испорченность нравовъ, такое безначаліе? Снова ли приходить на землю Христу? Снова ли распинать и умирать за насъ? Нѣтъ: — полно глумиться надъ Богомъ, полно попирать Его святые законы. Онъ скоро придетъ, но придетъ судить міръ и воздать каждому по дѣламъ. — Теперь мы еще празднуемъ Благовѣще­ніе Архангела, а можетъ быть скоро услышимъ грозную вѣсть: “се Женихъ грядетъ въ полунощи, и блаженъ рабъ, его же обрящетъ бдяща”.
           «Умъ цѣпѣнѣетъ и сердце содрогается при видѣ особенно нынѣшняго огульнаго невѣрія, коимъ заражена современная интеллигенція, современное учащееся юношество, бредящее гордымъ невѣріемъ и богохульствомъ, заимствованнымъ отъ одного свѣтскаго писателя, боготворимаго нѣкоторыми за по­праніе имъ вѣры Христовой...». Такъ возглашаетъ о. Іоаннъ въ день Вознесенія Христова. Безплодна жертва Христова для такихъ людей — погибнутъ всѣ, если не обратятся.
            “Нынѣ страшное время безвѣрія и отступленія отъ Бога, время потрясающихъ душу беззаконній всякаго рода; многіе люди обратились нравственно въ дикихъ звѣрей — или злыхъ геніевъ или духовъ. Нѣтъ для нихъ ничего святого, нѣтъ души безсмертной, по ихъ мечтаніямъ: нѣтъ Бога, нѣтъ воскресе­нія и нѣтъ воздаянія по дѣламъ, нѣтъ суда нелицепріятнаго, точнаго, строгого за каждое слово и дѣло ... Что же изъ всего этого выйдетъ? Если твердая власть не положитъ предѣла этому злу, если она не будетъ бодрствовать и дѣйствовать зако­номѣрно, то зло возьметъ такую силу, что не спасся бы, по слову писанія, ни одинъ человѣкъ; но только ради избранныхъ Божіихъ это стремленіе зла будетъ прекращено Богомъ...”
            Такъ говорилъ о. Іоаннъ на Успеніе, а черезъ двѣ недѣли, въ праздникъ благ. кн. Александра Невскаго, прославлялъ благочестіе нашихъ предковъ-побѣдителей. “Чья была свя­тая икона Нерукотвореннаго Спаса, которая чтится такъ усердно петербургскими жителями въ бывшемъ домикѣ Петра Великаго? — Не была ли эта икона постоянно съ нимъ въ походахъ воен­ныхъ? Не передъ нею ли онъ проливалъ свои царскія тайныя слезы? Не за то ли Господь помогъ ему въ браняхъ и далъ ему воздвигнуть трофеи побѣды? А нынѣ, въ прошлую войну мы ожидали побѣдъ, надѣялись только на свое оружіе и силу, мечтали встрѣчать побѣдоносное воинство, возобновляли всюду старыя тріумфальныя ворота — и не встрѣтили побѣдителей: почему? Потому что безъ Бога думали одержать побѣду...” И снова взываетъ о. Іоаннъ къ покаянію, къ возврату къ своей святой вѣрѣ, къ борьбѣ со зломъ.
           О злѣ въ мірѣ говоритъ о. Іоаннъ въ словѣ на Рождество Богородицы. Оно родилось въ мірѣ ангельскомъ. Нынѣ же въ ужасающемъ количествѣ растетъ число развращенныхъ людей въ нашемъ отечествѣ — и уже такъ мало избранныхъ, что “людской міръ видимо стремится къ своему концу вмѣстѣ съ населяемой имъ землею”. И кому радоваться въ этотъ великій праздникъ? Злымъ свойственна только сатанинская радость, которой смѣется всепосмѣянный адъ — тамъ они и будутъ, если не покаются. “Обратись же къ Богу, Россія, согрѣшив­шая предъ Нимъ больше, тягчае всѣхъ народовъ земныхъ, — обратись въ плачѣ и слезахъ, въ вѣрѣ и добродѣтели. Больше всѣхъ ты согрѣшила, ибо имѣла и имѣешь у себя неоцѣненное, жизненное сокровище — вѣру православную съ церковью спаса­ющею, и попрала, оплевала ее въ лицѣ твоихъ гордыхъ и лукавыхъ сыновъ и дщерей, мнящихъ себя образованными, но истинное образованіе, то есть по образу Божію, безъ церкви быть не можетъ”.
           Скорбью кончаетъ о. Іоаннъ свое слово въ день преставле­нія св. Апост. и Еванг. Іоанна Богослова. Святость — цѣль нашей жизни, а ея и помину нѣтъ въ теперешней жизни, боже­ствомъ для себя взявшей лжеименный разумъ. Извращена жизнь до послѣдняго предѣла. Кто думаетъ о покаяніи, о возвращеніи къ истинной вѣрѣ, къ Евангелію, къ Церкви?”.
           Въ день Покрова о. Іоаннъ рисуетъ величественную картину Божественнаго союза Церкви небесной и земной. Чтобы блага­ми этого союза пользоваться, надо чистымъ сердцемъ пріобщить­ся къ нему. Поводъ то даетъ о. Іоанну остановиться на тѣхъ “союзахъ”, которыми покрывалась Россія — союзахъ чисто земныхъ, все чаще злонамѣренныхъ. Забыли о святомъ союзѣ, являемомъ Церковью. Надо дѣятельно къ церкви принадле­жать — и не должно быть общенія съ тѣми, кто Церковь ху­лятъ: “Они — враги Божіи и враги всякаго человѣка и обще­ніе съ ними есть тяжкій грѣхъ, даже и привѣтствіе имъ вмѣ­няется въ грѣхъ, ибо “говорящій имъ привѣтъ есть общникъ злыхъ дѣлъ ихъ”, по слову Апостола Іоанна Богослова”. Почему не получили мы помощи въ войнѣ съ Японіей и не получаемъ ея въ междуусобной брани? “Не стало союза съ Богомъ — не стало и помощи отъ Него”. Много есть вредныхъ союзовъ — противъ вѣры, царя и отечества, а союзовъ честныхъ, благо­намѣренныхъ людей, ведущихъ къ правдѣ Божіей — “Не хотимъ мы знать Бога” — “и Богъ не знаетъ насъ”.
            Въ день тезоименитства Наслѣдника (5 окт.) о. Іоаннъ ставитъ въ связь обязанность повиновенія Царю небесному и Его Наслѣднику-Сыну съ такой же обязанностью повиновать­ся поставленному Богомъ земному Царю и Его Наслѣднику: иначе — мракъ непроглядный и гибель ... Возвращается къ этой темѣ о. Іоаннъ въ день восшествія Государя на престолъ, 21-го октября. Онъ мечетъ громы противъ тѣхъ, кто возстаютъ на Царя, желая сами стать державными. Онъ рисуетъ картину ужаса, связаннаго съ ихъ побѣдой. “О, да будетъ вѣчно на престолѣ царь православный, да будетъ въ Россіи вѣра право­славная до скончанія вѣка, — эта наша краса, слава наша, сила наша, эта вѣчно чудотворная и спасительная вѣра наша, чистая, непорочная... Русскій народъ! Твердо держись царя православнаго и вѣры своей. Познавай болѣе и болѣе, глубже и глубже, сколь она животворна, спасительна, сколь она угодна небесамъ, и сколь многихъ она спасла, усердно подвизавшихся въ ней”.
             Въ широчайшія рамки домостроительства Господня вставля­етъ о. Іоаннъ современность въ словѣ въ день памяти св. Ап. Андрея Первозваннаго. Величайшимъ чудомъ является воз­созданіе павшаго человѣка: “Міръ и человѣка Господь создалъ однимъ словомъ... а для возсозданія всероднаго Адама потре­бовалась правдою Божіей чрезвычайная, безмѣрная великая жертва — воплощеніе Самого Творца и уничиженіе Его до рабія образа. Нужно было, такъ сказать — изъ невозможнаго сдѣлать возможное, погибшее созданіе оживить, отторгшееся соединить, растлѣвшее обновить, возсмердѣвшее облагоухать, враждебное примирить, до ада поползшееся возвысить до третьяго неба, осатанившееся — обоготворить, разслабѣвшее всякими грѣхами — сдѣлать какъ адамантъ крѣпкимъ въ терпѣ­ніи и всякой добродѣтели”. Надо это понимать, чтобы уяснить все величіе апостольской проповѣди, имѣвшей задачей измѣ­нить всю жизнь человѣчества, “если кто во Христѣ, тотъ новая тварь”. Надо съ этой высоты смотрѣть на современность.
           “Что же современный міръ спитъ и дремлетъ, забывъ исторію христіанства и подвиги апостоловъ и святыхъ Божіихъ? Его обуяло невѣріе, безбожіе — онъ впалъ въ слѣпоту, покорился звѣрскимъ страстямъ плоти, люди возмнили о себѣ, какъ о богахъ и отвергли Бога — погрузились въ тьму и мерзость вся­кихъ беззаконній и погибаютъ снова безобразной смертью. Нуженъ снова Искупитель, но Онъ придетъ уже не спасать, а судить изолгавшійся и обезумѣвшій отъ невѣрія міръ и — стра­шенъ будетъ судъ Его хулителямъ Его. Аминь.”
             6 декабря возвращается о. Іоаннъ къ вопросу о Царской власти — Онъ зоветъ къ почитанію Помазанника, Онъ опять въ тѣснѣйшую связь ставитъ подчиненіе Богу и подчиненіе Ца­рю. Онъ не отдѣляетъ перваго отъ втораго, въ подтвержденіе нашего вѣрноподданническаго сознанія приводя слова Апостола: “преклоняю колѣна мои предъ Отцемъ Господа нашего Іису­са Христа, отъ Котораго именуется всякое отечество на небе­сахъ и на землѣ”. А русское общество помѣшалось на всякихъ свободахъ и “гоняется за новомоднымъ образомъ правленія, къ которому оно совершенно неспособно по своей разнородно­сти и взаимной враждебности. “Всепагубно правленіе мно­гихъ: единъ да будетъ царь”, говоритъ древній мудрецъ”.
              Слово на Рождество Христово всецѣло охвачено атмосферой современности: это — голосъ утѣшенія, обращенный къ “вѣр­нымъ”, изнемогающимъ отъ тяготы умножающагося и смѣлѣю­щаго невѣрія.  Пусть крамольники на минуту утѣшаются своими адскими успѣхами: судъ имъ отъ Бога “не коснить, погибель ихъ не дремлетъ”. Десница Господня найдетъ всѣхъ ненавидящихъ насъ и отмститъ за насъ праведно. “У меня отмщеніе, Я воздамъ”, говоритъ Господь”.
              Высокимъ чувствомъ церковно просвѣтленной гражданственности проникнуты слова, связанныя съ выборами въ Государственную Думу. Вѣченъ порядокъ вселенной — твер­дъ долженъ быть порядокъ и въ поколебавшейся было Рос­сіи. Онъ покоится на чемъ? Вѣра святая, Церковь, основанная Христомъ, Самодержавіе, любовь къ отечеству. Безъ этихъ усто­евъ русское государство можетъ погибнуть, исчезнуть съ лица земли... Съ перелетными птицами сравниваетъ о. Іоаннъ со­бравшихся членовъ Думы — и призываетъ Господа въ эту среду: доброжелательство пусть будетъ ко всѣмъ, но господство при­надлежитъ Церкви, и не демократія въ Россіи, а единодержа­віе...
           Въ 1907 г. не мѣняется тональность словъ о. Іоанна. Креще­ніе Господне привлекаетъ его мысль къ грѣховности человѣка, омываемой водой крещенія: забылъ современный человѣкъ о своей грѣховной порчѣ, а потому спокойно и отдается господ­ству страстей. “Боже мой! до чего извратились понятія людей, еще именующихъ себя христіанами! Господи! гдѣ Твое Еван­геліе ? Оно удалено отъ всѣхъ жилищъ и читается ежеднев­но только въ церкви ... Слово человѣческое суетное, блазненное читается ежедневно и въ домахъ и на улицахъ съ жадностью и величайшимъ интересомъ, а къ сладчайшему и спасительному слову Божію пропалъ въ людяхъ всякій интересъ... “Дѣла ваши осудятъ васъ”, слово Евангелія, которое вамъ проповѣ­дано, “оно будетъ судить васъ въ послѣдній день”.
Предъ величіемъ Срѣтенія Господня опять обращается о. Іоаннъ отъ спасаемыхъ милосердіемъ Господнимъ къ тѣмъ, кто отвергаетъ это спасеніе. “Но вѣдь дѣло, совершенное Господомъ для твоего спасенія — неизмѣнно, и твое невѣріе не упразднитъ его”. Церковь возродила человѣчество, освятивъ его. Если человѣчество не принимаетъ этого, оно — жертва вѣчнаго проклятія. “Горе тебѣ, лукавый, непокорный, неблагодарный человѣкъ! Всѣ бѣдствія нынѣшнія, постигшія Рос­сію, постигли ее изъ за тебя. Но, смотри, скоро настанетъ и день твоего праведнаго, страшнаго воздаянія вѣчнаго. Тря­сись, трепещи, человѣкъ, недостойный своего великаго имени (человѣкъ — отъ слова “словѣкъ”, “словесный”, разумный) и скоро жди праведнаго суда Божія. “Богъ поругаемъ не бы­ваетъ”. Аминь”.
             Слово въ недѣлю о блудномъ сынѣ обращается въ вдохно­венное обличеніе страстей человѣческихъ, получившихъ теперь господство надъ человѣкомъ въ силу его невѣрія. Изъ за этихъ страстей — все то страшное, чѣмъ сейчасъ заполнена жизнь: и революція, и войны и неурожаи, бури, ураганы, землетря­сенія. “Ты принудишь (обращается о. Іоаннъ къ человѣку, став­шему воплощеніемъ своихъ страстей) всеблагого и всеправед­наго Творца и Судію произнести на тебя въ концѣ концовъ страшное проклятіе и осужденіе тебя на вѣчныя муки...” “Настало время, что люди стали стыдиться не грѣха и беззаконія, а — правды, и Того, кто вѣчно царствуетъ правдою, Хри­ста Искупителя, Законодателя и Судію праведнаго”.
             Отправляясь отъ картины суда земного о. Іоаннъ воспро­изводитъ картину Страшнаго Суда въ недѣлю о немъ. “Какъ же себя почувствуютъ грѣшники нераскаянные и еврейское невѣ­рующее множество, пронзившее Его и доселѣ гонящее Его въ лицѣ вѣрныхъ христіанъ! Тайнозритель Іоаннъ отвѣчаетъ: “се грядетъ съ облаками, и узритъ Его всякое око и тѣ, которые пронзили Его; и возрыдаютъ предъ Нимъ всѣ племена земныя. Ей, аминь” “Обратите вниманіе на эти заключительныя слова: “ей” и “аминь”, т. е. вѣрно, непреложно это совершится”.
            Благовѣщеніе даетъ поводъ о. Іоанну сопоставить то, какъ Дѣва Марія приняла благую вѣсть, съ тѣмъ, какъ Адамъ и Ева приняли лукавое слово змія. Оно и сейчасъ нашептывается — и кѣмъ? Школа раститъ это лукавое слово, отравляя молодежь, оно господствуетъ и въ учащемъ мірѣ, въ интеллигенціи. Время одуматься. “Послушаемъ сердечнымъ слухомъ архангельскаго благовѣстія, смиримся, вникнемъ въ него глубоко, глубоко и послѣдуемъ за нимъ, а лукавыя, злыя вѣщанія сатаны отри­немъ. Довольно онъ посмѣялся надъ Россіей за ея невѣріе, вре­мя намъ посмѣяться надъ нимъ. Прочь отъ насъ сатана.  Аминь”.
            Слово въ день рожденія Государя всецѣло — грозное про­рочество. “… Царство русское колеблется, шатается, близко къ паденію”. Отчего это? “Оно сошло съ твердой, непоколеби­мой основы истинной вѣры”. “Міръ ... дряхлѣетъ и колеблется; такъ что къ концу міра онъ совсѣмъ сдѣлается трупомъ или дымящейся головней...” “... Несомнѣнно, что всѣ отпавшіе отъ вѣры и Церкви русскіе разобьются, какъ глиняные горшки (сосуды скудельные), если не обратятся и не покаются, а Церковь останется непоколебимою до скончанія вѣка и Мо­нархъ Россіи, если пребудетъ вѣренъ Церкви православной, утвердится на престолѣ до скончанія вѣка”.
             “Держись же Россія твердо вѣры своей и Церкви и Царя Православнаго, если хочешь быть непоколебимой людьми не­вѣрія и безначалія и не хочешь лишиться Царства и Царя православнаго. А если отпадешь отъ своей вѣры, какъ уже от­пали отъ нея многіе интеллигенты — то не будешь уже Рос­сіей или Русью святой, а сбродомъ всякихъ иновѣрцевъ, стре­мящихся истребить другъ друга. Помните слова Христа невѣр­нымъ іудеямъ: “отымется отъ васъ царство Божіе и дастся языку (народу), творящему плоды его”. Аминь”.

Архим. Константин.
«Православная Русь», №1, 1957 г.

*

Comments