?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

ХРИСТИАНСТВО ИЛИ ЦЕРКОВЬ – Архиеп. ИЛАРИОН (Троицкий)

Жизнь Христа Спасителя представляет для читающего святое Евангелие много великих моментов. Но может быть то именно была величайшая минута в жизни всего человечест­ва, когда Господь Иисус Христос во мраке южной ночи в Своей первосвященнической молитве воз­гласил: "Отче Святый! Соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты дал Мне, чтобы они были едино, как и Мы”.

Христианство не есть отвлеченное учение, кото­рое принимается умом и содержится каждым по­рознь. Нет, христианство есть жизнь, в которой отдельные личности на­столько объединяются между собой, что их еди­нение можно уподобить единству Лиц святой Тро­ицы.

Христос молился о вос­создании на земле при­родного единства челове­чества. Человечество создано единым. "У лю­дей, - пишет святой Ва­силий Великий, - не было бы ни разделения, ни раздоров, ни войны, если бы грех не рассек ес­тества”. И "главное в Спасителевом домостроении во плоти - привесть человеческое естество в единение с самим собою и со Спасителем и, истре­бив лукавое сечение, восстановить первобытное единство”.

Вот такое-то единение человеческих личностей и образует Церковь. На Земле нет единства, с которым можно было бы сравнить единство цер­ковное. Такое единство нашлось только на небе. Несравненная любовь От­ца, Сына и Духа Святого соединяет три Лица во едино Существо, так что уже не три Лица, но Еди­ный Бог. Люди, вступив­шие в Церковь и возлю­бившие ее, подобны трем Лицам Пресвятой Троицы. Церковь есть как бы еди­носущно многих лиц, создаваемое нравственным ка­налом любви.

Земное дело Христа дол­жно рассматриваться не как одно только учение. Христос приходил не для того только, чтобы сооб­щить людям несколько новых теоретических положений. Он приходил, чтобы создать новую жизнь, то есть Церковь.

Владимир Соловьев так определял право: "Право есть принудительное тре­бование реализации опре­деленного минимального добра или порядка, не допускающего известных проявлений зла". Если принять даже и это опре­деление права, оно, оче­видно, все же никогда не совпадет с христианской нравственностью. Право касается внешности и проходит мимо существа. Общество, созданное на правовых началах, никог­да не может слить людей воедино. Право не уни­чтожает эгоизма, напро­тив, только утверждает его.

Правовому, чисто земно­му обществу и противополагается общество христи­анское - Церковь. В ос­нову церковного единения положена любовь, - нача­ло, противоположное эго­изму. Это начало и соз­дает не механическое объединение внутренне разделенных личностей, а единение органическое. Христос уподоблял цер­ковное единство единству дерева и ветвей. Апостол Павел называет Церковь " телом".

Грех и есть самоутвер­ждение и себялюбие, ко­торые охраняются граж­данским правом. Для че­ловека, пока он будет охранять свое греховное состояние, совершенное единение будет пустой мечтой. Но здесь все и разрешается идеей Церк­ви. Если бы христианство ограничивалось только теоретическим учением о любви, оно было бы бес­полезно, потому что в человеческой природе, искаженной грехом, нет сил для осуществления этого учения.

Но челове­честву даны новые силы. Дано новое начало, новый источник жизни - Дух Святой.


Церковь не только "еди­но тело", но и "един дух". И здесь разумеется не единомыслие или един­ство религиозных убежде­ний, но единый Дух Бо­жий, проникающий все тело Церкви, как и свидетельствуют святые отцы и учители Церкви.

Вся церковная жизнь - проявление святого Духа Божия; всякое проявление любви, всякая доброде­тель есть действие дарования Духа. Любовь - плод Духа. Любовь Божия излита в сердца наши Ду­хом Святым. Живущий в Церкви Дух Святой дает каждому члену Церкви си­лы быть новой тварью. В Церкви живущий Дух Божий даёт силы для осуществления христианского уче­ния в жизни. Вне Церкви и без Церкви невозможна христианская жизнь. Без Церкви остается одно уче­ние, то есть пустой звук.

Христианство имеет в виду не интересы рассуд­ка; оно учит только о спасении человека. В христианстве нет чисто теоретических положений. Истины догматические име­ют нравственное значение, и христианская мораль основана на догматах.

Идея Церкви есть тот пункт, в котором вероу­чение переходит в нраво­учение, христианская дог­матика переходит в эти­ку. Церковь дает жизнь и осуществление христиан­скому учению. Без Церкви нет христианства.

По суждению святого Киприана Карфагенского, быть христианином значит принадлежать к видимой Церкви и подчиняться по­ставленной в ней от Бога иерархии: ”Тот не может уже иметь отцом Бога, кто не имеет матерью Церковь”. Святой Киприан отказывает всем стоящим вне Церкви в названии “христиан”. Мысль Киприана о недействительности всякого крещения вне Церкви и необходимости снова крестить всех обращающихся к Церкви была подтверждена поместным собором Карфагенской Цер­кви в 256 году.

Блаженный Августин при­знает, что учение хри­стианское, понимаемое теоретически, может быть сохранено и вне Церкви.

Истина остается истиной, хотя бы ее высказывал и злой человек. Но отде­лившиеся от Церкви не имеют любви. Самое отде­ление от Церкви есть величайший грех, который и показывает, что у раскольников нет любви. Возрожденный в крещении, но не соединившийся с Церковью, не имеет от крещения никакой пользы, потому что любви не име­ет. Спасительным начина­ет быть для него креще­ние только тогда, когда он соединится с Цер­ковью. По учению блажен­ного Августина, Церковь - понятие более узкое, нежели христианство, по­нимаемое в смысле одних только теоретических положений. Оставаясь вне Церкви, можно быть в со­гласии с этими теорети­ческими положениями; для единения же с Церковью необходимо, кроме того, согласие воли.

Знать систему христиан­ской догматики, согла­шаться с догматами - не­ужели значит это быть истинным христианином? "Христианство не в мол­чаливом убеждении, но в величии дела", говорит святой Игнатий Богоно­сец.

Христос не есть только великий учитель. Он - Спаситель мира, обновив­ший человечество. Не учение только имеем мы от Христа Спасителя на­шего, а жизнь. Если же понять христианство как новую жизнь по Христу, то христианство необхо­димо совершенно совпадет с Церковью. Быть христи­анином - значит принадлежать к Церкви. Христианство есть Церковь. Вне Церкви христианской жиз­ни и нет, и быть не мо­жет.

Христианская жизнь есть жизнь церковная. Только в жизни Церкви может жить и развиваться отдельная личность.

Цель бытия Церкви в нравственном совершенст­вовании человеческой лич­ности. Духовные дарова­ния и все служения существуют в Церкви, по мысли апостола Павла, для совершения святых, то есть для нравственно­го возрождения христиан. Апостол изображает и тот процесс, которым возрож­денное человечество достигает в меру полного возраста Христова. Тело Церкви более и более гармонически объединяется посредством восприя­тия даров Святого Духа, действующих в каждом особым образом. Так тело Церкви достигает совершенства во всех своих членах. Все возрастание церковного организма об­условливается причастием отдельных членов закону любви, потому что только при любви и при союзе с Церковью возможно самое восприятие даров Духа.

Совершенствование лично­сти обусловлено ее при­надлежностью к Церкви, как живому, возрастающему при воздействий Свя­того Духа организму.

Жизнь духовная может быть только при органической связи со вселенской Церковью. Порвется эта связь, - иссякнет и жизнь христианская.

Архиепископ Иларион /Троицкий/ был профессором Московской духовной академии. Один из ближайших со­трудников святейшего патриарха Тихона. Рукоположен в сан епископа в 1920 году. В декабре 1923 года до­ставлен в Соловки. После окончания срока отправлен на поселение в Казахстан, но на этапе заболел и 15 декабря 1929 года в ленинградской тюрьме на 45-ом году жизни скончался.

*

Comments