?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

РУССКІЙ НАРОДНЫЙ ГИМНЪ

Въ 1908 г., вѣроятно зимой (пишу “вѣроятно", такъ какъ сезонъ въ Императорскихъ театрахъ длился, приблизительно, отъ 30-го августа до 1-го мая) театральная дирекція отмѣтила параднымъ спектаклемъ, въ стѣнахъ Императорскаго Маріинскаго Театра въ С.-Петербургѣ, 75-лѣтіе созданія композиторомъ Алексѣемъ Ѳедоровичемъ ЛЬВОВЫМЪ русскаго народнаго гимна "Боже, Царя Храни".

Блистательная зала Маріинскаго театра, голубая съ золотомъ, удиви­тельно способствовала великолѣпію совершаемыхъ въ ней музыкальныхъ празд­нествъ.                    

Въ этотъ вечеръ (все же думаю, зимній), театръ былъ переполненъ отъ "райка" до "партера", включая ложи всѣхъ ярусовъ.

Чествованіе гимна и его сочинителя А. Ѳ. Львова (1799-1870), бывшаго въ свое время директоромъ Императорской Пѣвческой Капеллы (также какъ и его отецъ) и являвшагося авторомъ ряда духовныхъ и свѣтскихъ музыкаль­ныхъ пьесъ, началось оркестровымъ исполненіемъ одного изъ концертныхъ произведеній Львова, финалъ котораго заключалъ въ себѣ тему народнаго гимна.

Оркестръ Маріинскаго театра былъ, какъ всегда, безукоризненъ подъ управленіемъ своего долголѣтняго капельмейстера и учителя Э.Ф. Направника, носившаго на своемъ фракѣ, по случаю торжества, Станиславскую звѣзду.

Программа вечера достигла высшаго своего напряженія въ тотъ моментъ, когда оркестръ, проигравъ послѣдній тактъ передъ началомъ финала испол­нявшагося сочиненія Львова, не умолкая ни на секунду, но продолжая тя­нуть на струнныхъ инструментахъ послѣднюю ноту, въ то же время поднялся на ноги, сопровождаемый въ этомъ движеніи всѣмъ заломъ; одновременно взвился занавѣсъ, открывъ взорамъ присутствующихъ огромную сцену Маріин­скаго театра, на которой сгруппировались пѣвцы и хористы въ костюмахъ оперы "Жизнь за Царя", и безпрерывная оркестровая нота плавно смѣнилась (трудно передать словами весь эффектъ этой минуты; нужно было ее пере­жить) великолѣпными звуками нашего изумительнаго по мощи и красотѣ на­роднаго гимна. Вся зала присоединилась къ пѣвцамъ и три раза былъ испол­ненъ гимнъ, при троекратномъ "ура"! Послѣ того, что общее воодушевленіе и восторгъ нѣсколько успокоились началось исполненіе оперы "Жизнь за Царя" (Касторскій въ роли Сусанина, Збруева - Ватт, неподражаемый и незабываемый Гердтъ, характерно изображающій въ первой парѣ полонеза стараго польскаго пана.

По окончаніи спектакля, во время котораго фраза Сусанина-Каоторскаго: "Смерти не боюсь, страха не страшусь, лягу за Царя, за Русь!", такъ же какъ и заключительное "Славься", сопровождались взрывами аплодисментовъ (таковы были времена!), вновь, по требованію публики, былъ исполненъ гимнъ-юбиляръ.

Во время антрактовъ пубдика могла, въ аванзалѣ театра, разсматривать реликвіи композитора, выставленныя въ спеціальной витринѣ: его портреты, рукописи и кое-что изъ вещей, лично ему принадлежавшихъ. Тутъ же въ залѣ находились нѣкоторые прямые потомки А.Ѳ. Львова. Изъ услышаннаго разго­вора можно было понять, что это были его правнуки, среди которыхъ моло­дая дѣвушка сожалѣла, что многія изъ вещей "прадѣдушки" погибли во время пожара деревенскаго дома.

Какъ же было создано это замѣчательное музыкальное произведеніе?
До 1833 г. Россія не имѣла опредѣленнаго народнаго гимна и въ соот­вѣтствующихъ случаяхъ исполнялись то "Коль Славенъ", то «Спаси Господи», или «Громъ победы раздавайся» и, наконец, «God, save the King ».  

Но лучше всего предоставить слово самому Львову, который въ своихъ замѣткахъ «Русскій Архивъ» І884 г., т. ІУ, стр. 243-244) живо описалъ возникновеніе знаменитой мелодіи.

".... Въ 1833 году я (повѣствуетъ Львовъ) сопутствовалъ Государю въ Австрію и Пруссію. По возвращеніи въ Россію графъ Бенкендорфъ сказалъ мнѣ, что Государь, сожалѣя, что мы не имѣемъ своего народнаго гимна и скучая слышать музыку Англійскую, столько лѣтъ употребляемую, поручаетъ мнѣ попробовать написать гимнъ Русскій. Задача эта показалась мнѣ весьма трудною, когда я вспомнилъ о величественномъ гимнѣ Англійскомъ: «God, save the King », оригинальномъ гимнѣ Французовъ и умилительномъ гимнѣ Австрійскомъ. Нѣсколько времени мысль эта бродила у меня въ головѣ. Я чувствовалъ надобность создать гимнъ величественный, сильный, чувстви­тельный, для всякаго понятный, имѣющій отпечатокъ національности, годный для-церкви, годный для войска, годный для народа отъ ученаго до невѣжды. Всѣ эти условія меня пугали, и я ничего написать не могъ. Бъ одинъ ве­черъ, возвратясь домой поздно, я сѣлъ къ столу, и въ нѣсколько минутъ гимнъ былъ написанъ.

"Написавъ эту мелодію, я пошелъ къ Жуковскому, который сочинилъ слова... Положивъ гармонію простую, но твердую, я просилъ графа Бенкен­дорфа гимнъ послушать. Онъ сказалъ Государю, который вмѣстѣ съ Импера­трицей и Великимъ Княземъ Михаиломъ пріѣхали слушать гимнъ въ пѣвческій корпусъ, гдѣ я приготовилъ весь хоръ и два оркестра военной музыки. Го­сударь, прослушавъ нѣсколько разъ, сказалъ мнѣ: «С'est superbe»! (По другой версіи: "Спасибо, прелестно, ты совершенно, понялъ меня"), и 25-го декабря, въ день изгнанія враговъ изъ Россіи, приказалъ мой гимнъ играть во всѣхъ залахъ Зимняго Дворца. Ни интриги, ни зависть не могли опрокинуть это сочиненіе: мигомъ музыка гимна разнеслась по всѣмъ полкамъ, по всей Россіи и, наконецъ, по всей Европѣ.

«Такъ состоялось это важное для меня событіе, какъ музыканта. Впо­слѣдствіи Государь прислалъ мнѣ табакерку съ брилліантами, изъ которыхъ лучшій камень, по совѣту доброй вашей бабушки, помѣщенъ въ образъ Божіей Матери Всѣхъ Скорбящихъ».

Этими словами Львовъ закончилъ свой разсказъ о событіи, давшемъ из­вѣстность его имени.

Прошли года, смѣнилось четыре Царствованія, наступило великое рус­ское горе.

Нынѣ рѣдко приходится услышать чудный напѣвъ, удостовѣряющій о славѣ и силѣ подлинной Россіи. А когда услышишь то невольно дѣлаются влажными глаза при мысли о томъ, что утеряно, и чѣмъ стало Отечество.

Каждый вечеръ лондонская радіо-передача заканчивается исполненіемъ Англійскаго гимна "Боже, спаси Королеву", потому что Великобританія вѣрна своей традиціи; ею она сильна и ею она спасется.

Когда же и мы, русскіе, вернемся къ нашему священному обычаю?
Когда же русское радіо будетъ заключать свою передачу величавымъ пѣснопѣніемъ со словами молитвы:

Боже, Царя храни !               
Сильный, Державный,
Царствуй на славу намъ,
Царствуй на страхъ врагамъ,
Царь Православный!
Боже, Царя храни!

«Родные перезвоны», Брюссель, № 75, ноябрь 1958 г.

*

Comments