?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

September 2018

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

ПУТЬ К ХРИСТИАНСКОЙ КУЛЬТУРЕ – проф. И. А. Ильин

            Как возможна христиан­ская культура, когда об­разованные слои челове­чества уходят от христианства и пытаются увлечь за собою необразованные и полуобразованные мас­сы? Как возможна христианская культура, когда христианство не нашло доселе верного творчес­кого примирения и соче­тания с великими свет­скими силами, увлекающи­ми людей: с наукой, ис­кусством, хозяйством, политикой? Казалось бы, что человечеству открыты сейчас только два пути: или создавать нехристи­анскую культуру, или же совсем отвергнуть культуру из христианских по­буждений.
          Но народы, бывшие хри­стианскими, могут делать только напрасные попыт­ки создать культуру вне веры в Бога. Из них ни­чего не выйдет потому, что культура творится не сознанием, не рассудком и не произволом, а це­лостным длительным и вдохновенным напряжением всего человеческого су­щества, отыскивающего прекрасную форму для глубокого содержания. Народы, впадающие в без­верие и безбожие, отре­каются от своей старой, драгоценной культуры и не создают никакой но­вой. Они сходят в исто­рии на "нет", в сниже­нии, разложении и развра­те, принимая свои боль­ные и дурные создания за некое "новое слово" "новой культуры".
          Что же остается христи­анину? Отвергнуть культу­ру? Решить, что Христос пришел не спасти челове­ка, но предоставить ему гибнуть в слепоте, пош­лости и разложении?
           Христианин призван не бежать от мира и челове­ка, но вносить свет Хри­стова учения в земную жизнь и творчески рас­крывать дары Святого Ду­ха в ее ткани. А это и значит создавать христи­анскую культуру на земле.
           Христианская культура - великое и претрудное, обязывающее и ответст­венное дело. Сущность его в том, чтобы в меру своих сил усвоить Дух Христа и творить из него земную культуру челове­чества. Творить с дер­зновением, принимая на себя ответственность за свое разумение, и всегда взывая к Тому, Кто "мо­жет сделать несравненно больше всего, чего мы просим или о чем помы­шляем”.
           Культура есть, явление внутреннее и органичес­кое. Она отличается от цивилизации, которая мо­жет усваиваться внешне и поверхностно. Поэтому на­род может иметь утончен­ную духовную культуру, но в вопросах внешней цивилизации являть кар­тину отсталости. И об­ратно; стоять на послед­ней высоте техники и цивилизации, а в вопросах духовной культуры - нрав­ственность, наука, ис­кусство, политика и хо­зяйство - переживать эпоху упадка.
           Дух христианства есть дух любви. Христос ука­зал в любви последний и безусловный источник вся­кого творчества, а следовательно и всякой куль­туры. В любви любящий духовно срастается с лю­бимым предметом, он от­дает себя ему и принимает его в себя. Возникает новое. Вот почему хри­стианин не верит в культуру без любви.
          Дух христианства есть дух совершенствования. Христианин имеет перед своим духовным взором Божие совершенство, ко­торым он измеряет все жизненные обстояния. Он учится отливать «нравящееся» от того, что на самом деле хорошо, что объективно совершенно. Вот откуда в христиан­стве этот дух ответст­венности, добросовестно­сти, самообуздания, под­вига.
           В первые века нередко думали, что надо принять Христа и отвергнуть мир. Цивилизованное челове­чество наших дней принимает мир и отвергает Хри­ста. Верный же исход в том, чтобы принять мир вследствие приятия Хри­ста и на этом построить христианскую культуру; чтобы благословить, ос­мыслить и творчески пре­образить мир. Это и есть идея православного хри­стианства.
           Основное искание Право­славия в этой сфере - освятить каждый миг зем­ного труда и страдания: от крещения и молитвы роженице до отходной мо­литвы, отпевания и соро­коуста; и в молитве пе­ред началом учения; и в призыве: "даждь дождь земле алчущей, Спасе!»; и в освящении пшеницы, вина и елея; и особенно во всех таинствах; и в чине освящения знамен, благословения воинских оружий или корабля "на сопротивныя" отпускаемо­го. Православие было искони мироприемлюще: и в отшельнике, примиряю­щем князей, и в епископе, наставляющем своего государя, и в хозяйству­ющем монастыре; и в мо­настырском осадном сиде­нии; и в православных патриархах, и в право­славных старцах, и в исповедничестве православ­ного духовенства, ныне замучиваемого от комму­нистов; и в этой дивной молитве сеятеля: "Боже, устрой и умножь, и воз­расти на долю всякого человека, трудящегося и гладного, мимоидущаго и посягающаго...»; и в на­шем искусстве от Диони­сия до Нестерова, от сладкогласия киевских ра­спевов до "Жизни за ца­ря” Глинки, от древнего малого храма в крепости Ивангород до Храма Хри­ста Спасителя в Москве. И когда митрополит Фила­рет вступает в поэтическую переписку с Пушки­ным; и когда поколение за поколением читало на старейшем русском уни­верситете призыв и обе­тование "Свет Христов просвещает всех"; и ког­да православный старец посылает своего послуш­ника Борисова на Новую Землю писать "чудеса природы Божией"; и когда мы отдаём себе отчет в том, что дали русскому просвещению и русской интеллигенции Троицкая лавра и Оптина пустынь - то православное мироприятие предстает перед на­ми во всей своей верно­сти и глубине.
            Православие не мыслит мира внехристианским или "светским". Ему "есть дело до всего". Оно име­ет в этом мире великую и свяченную миссию. Царст­во Христово "не от мира сего". Но "Мир сей" - величайшее поле для по­сева и возрастания Цар­ства Божия. Евангелие не­сет миру не проклятие, а обетование; а человеку - не умирание, а спасе­ние и радость. Оно учит не бегству из мира, а христианизации его.
          Христианское мироотвержение - условно-временная душеочистительная установка монаха, "от­вергающего", чтобы "приобрести вновь", ищущего сосредоточения, чтобы по новому воспринять Бога, человека и мир. Христиа­нин "отвергает" не Божий мир, как объективный предмет, а свои страсти, и, очистившись и прозрев, убеждается, что "нет ничего в себе самом нечистого".
          Наука, искусство, госу­дарство и хозяйство суть как бы духовные руки, которыми человечество бе­рет мир. Задача христиа­нина не в том, чтобы изу­верски отсечь эти руки, а в том, чтобы пронизать их труд изнутри живым духом, воспринятым от Христа.            Христианство име­ет в мире свое великое волевое задание. Это за­дание может быть обозначено, как создание хри­стианской культуры.
          Ныне, когда страшная сила религиозно-бессмыс­ленного государства, когда внутренняя обречен­ность безидейного хозяйствования, когда растле­вающая пошлость безду­ховного искусства напол­няют Божью землю распля­савшимися харями, христиане не могут ни отвер­нуться от этого зрелища, провозглашая "нейтрали­тет", ни укрыться за сло­весное "мироотвержение" и "непротивление". Напро­тив, они должны найти в себе веру и волю для творческого христианско­го мироприятия и для борьбы за свое поле и за свой посев. Тогда нач­нется исцеление.

Из книги "Основы хри­стианской культуры", Же­нева, 1937 г.

*

Comments