?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Почему в России не воспринимают правильно мученический подвиг Царя

В очередной передаче «Церковь и мир» (примерно в середине ноября 2015 г.) митрополит Илларион (Алфеев) объяснил позицию Русской Православной Церкви в отношении личности Царя-мученика в связи с его прославлением на архиерейском соборе 2000 г. Как тонкий политик он предложил ряд объяснений, делающих вопрос приемлемым для большинства россиян.

Царь личность многосторонняя, читаем в наших записях, он был хороший семьянин, но внешняя его жизнь, можно сказать, была как у князя Мышкина, неудачника… Но была внутренняя жизнь, он был глубоко верующий… И было много споров по поводу причисления Его и Царской семьи к лику святых… Но Церковь Его прославила, как страстотерпца… Вот у нас были причислены к лику святых князья Борис и Глеб, но как страстотерпцы, т.е. не как мученики, их не мучили… 

Различием страстотерпца от мученика вводится превратное понятие. Не может ученый митрополит не знать, что страстотерпцами называлась категория мучеников, не в отличие от них:
   - «Страстотерпец – мученик» (Словарь Даля, 1882 г.),
   - «Страстотерпцы – название всех христианских мучеников, особенно тех, которые потерпели за Христа по клевете и коварству своих единоверцев» («Полный Православный Богословский Энциклопедический словарь», СПБ, 1913 г.),
   - «Именем «страстотерпцев» в православной церкви называются вообще все христианские мученики, - но в частности это имя прилагается к тем из них, которые претерпели страдания во имя Господа по коварству и клевете ближних своих единоверцев» («Полный церковно-славянский словарь», 1899 г.).
   - «Страстотерпец – претерпевающий или претерпевший страдания; мученик, пострадавший за Христа» (Словарь церковно-славянского и русского языка», СПБ, 1867 г.)

По-видимому, различные понятия в этом вопросе вводятся Патриархией для того, чтобы не признать святость жизни Царя и Царской Семьи в угоду распространенному мнению.

Тогда как Русская Зарубежная Церковь, прославившая Царскую Семью со всеми Новомучениками Российскими в 1981 г. поминает в диптихе совсем естественно: «Страстотерпца Царя-Мученика Николая…».

Что касается препятствий, лежавших на пути к прославлению в 2000 г. Московской Патриархией Царской Семьи свидетельствует следующий обзор:


Московская Патриархия прославила Царственных Мучеников

      Июль 2000 г. Прогремело сообщение по всем станциям мира: Русская Православная Церковь канонизирует Царя Николая II.
      Как не радоваться тому, что русский народ теперь открыто будет молиться Царственным Мученикам. Русская Зарубежная Церковь уже в 1981 г. их прославила в сонме Новомучеников и Исповедников Российских. Их почитание заграницей перешло в Россию и широко распространилось среди народа. На многих иконах, изданных за рубежом, появились свидетельства благодати Божией: благоухание, мироточение, исцеления. Под действием духовного ополчения верующих Московская Патриархия наконец прославила почитаемых всенародно святых.
       Иностранные обозреватели старались разгадать значение этого акта. Одни отмечали, что канонизация членов Царской семьи не дала христианской оценке их жизненного пути, принимая во внимание лишь их предсмертный период жизни. Другие брезгливо заявляли: «На этой неделе кровавый Николай стал святым... Им воспользовался Путин для восстановления «национальной идеи»; образ его также стал полезен Патриарху Алексею II для мобилизации своих верующих. Какая ирония: Президент - бывший КГБист, и религиозный глава, обвиняемый в сотрудничестве с тогдашним политбюро» (Парижский журнал Лэ Пуэн).
        В России, до последнего момента обозреватели считали, что успех в деле прославления Царской семьи не гарантирован.
       «Синодальной комиссии по канонизации было поручено весной 1992 г исследование соответствующих материалов. В то время уже создались монархические группировки разных ориентаций, но почти все увязывали прославление Царя с идеями «всемирного жидомасонского заговора», и в таких условиях давать ход делу о канонизации было опасно... В то же время ссориться с национал-патриотами, которые по сути составляли костяк верующих, иерархам тоже не особенно хотелось. А потому дело в лучших традициях советской эпохи было просто положено под сукно...
       Прославление Царя-Мученика откладывается: Несмотря на все старания православной общественности, либерально-экуменической группировке русского епископата удалось приостановить процесс общецерковной канонизации Николая II.» («Русь Православная», март-апрель 2000).
      По мере приближения к Собору, сопротивление канонизации росло. Парижская «Русская Мысль» считала её столь значительной и непреходящей, что даже предсказывала в будущем неизбежную «деканонизацию».
      Настроение приближенных к церковной власти МП было определенно отрицательным: «Под непрекращающемся давлением противников прославления было принято негласное решение «сделать все возможное для того, чтобы изъять вопрос о канонизации Николая II из повестки для юбилейного Архиерейского Собора». «Недавние высказывания некоторых членов Священного Синода. В частности митрополитов Владимира (Котлярова) и Сергия (Фомина), которые в беседах с представителями духовенства настоятельно подчеркивали, что «жизнь Николая II не дает основания для его прославления», что «окончательного решения по канонизации не существует» и «вполне возможно появление новых данных, которые вообще снимут эту проблему»... «Митроп. Нижегородский Николай (Кутепов) утверждал, что «Николай II повинен в гибели 60 миллионов русских людей», а проф. МДА Осипов заявлял, что в случае канонизации Государя «наши святцы превратятся в помойку» (Русь Православная, март-апрель 2000 г.).
       Неудивительно, что при такой оппозиции прославление Царских Мучеников не могло произойти иначе, как с компромиссом, столь обычным для Патриархии.
      Действительно, обнародованным еще на Соборе 1997 года огромным докладом, в котором детально рассматривались все стороны жизни и деятельности Николая II и обстоятельства гибели царской семьи, был вынесен вывод, что ни в государственной, ни в церковной деятельности последнего царя оснований для канонизации не имеется, однако он и его семья могут быть причислены к лику святых как страстотерпцы, то есть люди, пострадавшие и безропотно принявшие мученическую смерть. Именно по этой формуле и принял, в конце концов, решение канонизировать Царскую семью Юбилейный Архиерейский Собор Московской Патриархии в 2000 г.
       Удобный компромисс, без которого не состоялось бы вообще прославления Царя.
       Так вспоминается евангельское повествование о том, как приступили ко Христу первосвященники и книжники со старейшинами и спросили Его какою властью Он творит. Он им ответил: «спрошу и Я вас об одном, и скажите Мне крещение Иоанново с небес было, или от человеков? Они же рассуждая между собою, говорили : если скажем : «с небес», то скажет : «почему же вы не поверили ему»? А если скажем : «от человеков», то весь народ побьет нас камнями, ибо он уверен, что Иоанн есть пророк. И отвечали незнаем откуда...»
       Однако, в православном народе, вопрос о святости жизни Царя и его семьи давно уже не представлял загадки.
      Уже в 1905 году прав. Иоанн Кронштадский писал : Царь у нас праведной и благочестивой жизни, Богом послан ему тяжелый крест страданий, как своему избраннику и любимому чаду.
      В Царском дневнике (1905 г.) читаем : «Настроение такое, что молится очень хочется, само просится. В Церкви, в молитве - единственное, самое великое утешение   на   земле!»   По случаю торжеств прославления   преп.   Серафима  Саровского,   Государь   писал :   «Дивен   Бог  во   святых   Его.   Велика неизреченная милость Его дорогой России... На Тя Господи уповахом, да не постыдимся во веки. Аминь».
      Заставляют глубоко задуматься такие слова Царя: «Я имею непоколебимую веру в то, что судьба России, моя собственная судьба и судьба моей семьи - в руках Господа. Что бы ни случилось, я склоняюсь перед Его Волей». Каждый верующий человек, в меру собственного духовного опыта, может оценит, каково может быть состояние души человека, написавшего эти строки.
       Даже среди февральских революционеров нашлись лица, преклонившиеся перед святостью Царской семьи. Когда одного члена комиссии, назначенной Временным правительством для исследования действий Царской семьи, спросили, почему Вы не издаете корреспонденцию Царской четы, ответ был: «Потому, что если мы эти письма опубликуем, народ станет им кланяться как святым».
      Царские дети воспитывались по евангельскому образу жизни. Со слов Царицы: «Дети должны учиться самоотречению, учиться отказываться от собственных желаний ради других людей».
     Государь, как носитель Верховной власти Православного Самодержавного Царства, священно исполнял обязанности Вселенского покровителя и защитника Православия. Удерживающим он был не формально: он активно участвовал в Божественном Промысле, со всей его евангельской праведностью, в борьбе с развивающемся беззаконием, распутством, расшатыванием всех священных устоев страны, общества и семьи. Своими деяниями он уподобляется великим печальникам земли русской, святым митрополитам и патриархам.
      Некогда, праведный юноша, вопрошавший Христа о том, как ему обрести жизнь вечную, сильно огорчился тем, что ему нужно будет отказаться от своего земного достояния. А праведный Царь Николай сам пожелал отказаться от своего земного Царства, от всей власти и от всего богатства, ради Царствия Небесного, и принять иночество и Патриаршество. Такого Царя, вероятно никогда не было.
     А комиссия Московской Патриархии в течении 8 лет производила следствие и не нашла в жизни Царственных мучеников ни одного указания на их духовную высоту, и решила, что они себя проявили по христиански лишь незадолго до расстрела!
Однако, газета «Радонеж» восторженно сообщила, что на Соборе множество архиереев докладывали со слезами на глазах. Трудно нам сомневаться в подлинности таких свидетельств, но и непонятным для нас остается тот факт, что при вопиющем компромиссе можно было умиляться до слез.
       После всех этих приключений, спросим себя: какой в сущности интерес был у МП прославить Царственных Мучеников? Ответ на этот вопрос дал Митроп. Воронежский Мефодий незадолго до Собора («Справедливость», №3, 2000). В нем ярко выражена озабоченность об укреплении в народе авторитета Московской Патриархии и об обосновании национальной идеи Великой России:
       «Благотворные последствия такого прославления для церковной жизни вполне очевидны.
        Во первых, - это укрепление единства епископата, духовенства и мирян... В современной действительности нередки случаи, когда народ церковный, народ Божий живет своими проблемами, неведомыми духовному пастырю! В вопросе о прославлении Царственных Мучеников это особенно заметно. Официальное прославление Николая II и его семьи как раз и может стать зримым символом восстановления благодатного единодушия
Во вторых, - канонизация, столь давно ожидаемая большинством верующих, явится ясным знаком того, что важнейшие вопросы церковной жизни решаются не келейно, узким кругом высших церковных начальников, но всецерковно!
       Наконец такое прославление может стать шагом вперед на пути нашего воссоединения с Зарубежной Церковью»
       В заключении Митроп. Мефодий видит в прославлении : «Начало формирования новой, объединяющей национальной идеи 21 века - идеи Великой России с чистой и светлой душой Святой Руси».
       Как хочется всему поверить!..
      Но, могут ли произрасти плоды чистыми и светлыми от компромисса?
      Может ли быть все чисто и светло, когда ни одного слова признания и благодарности не проронено в адрес Зарубежной Церкви, содействием  которой, по Благодати Божией, был прославлен Царь-Мученик и бесчисленные Новомученики Российские - в адрес той Русской Церкви, которая проповедовала во все время своего изгнания истинное Православие, в надежде узреть «благая Иерусалима» и восстановление Святой Руси - в адрес Церкви, сохранившей русское благочестие, распространившей в России многочисленную религиозную литературу и иконы и духовно укрепляемой возрождением веры в русском народе.
        Не только Её святые труды игнорируются, но во всяком даянии русскому народу Московская Патриархия видит лишь собственные заслуги, приписывая Митроп. Сергию спасение Церкви и обозначая Зарубежную Церковь «так называемой», чтобы ничем Ей не быть обязанной.
       При таком искажении правды, как может Московская Патриархия оправдаться перед русским народом «с чистой и светлой душой Святой Руси».

Пр. Вениамин Жуков.
Сентябрь 2000 г.

*
 

Comments