?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

ИДЕЯ ЕВРОПЕЙСКИХ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ И ВСЕМІРНАГО ПРАВИТЕЛЬСТВА – Еп. НАФАНАИЛ 1948 г.

В извѣстном произведеніи великаго русскаго философа Владиміра Соловьева ‘‘Три разговора”, в повѣсти об Антихри­стѣ, как на один из признаков наступленія его времени, ука­зывается на образованіе сначала Европейских Соединенных Штатов, а потом и Всемірнаго Правительства.

Обстоятельство это чрезвычайно интересное, потому что полвѣка тому назад, когда были написаны «Три разговора», вопрос этот не ставился на очередь. Поэтому в наше время, когда он так выпукло вырисовывается в рѣчах многих вліятельных политиков, это пророчество В. Соловьева, как и мно­гія иныя пророчества его замѣчательной повѣсти, производит особенно сильное впечатлѣніе.

По этой и по многим другим причинам, в широких кругах вѣрующих сложилось убѣжденіе, что идея Всемірнаго Прави­тельства, и как часть его, идея Европейских Соединенных Шта­тов — идеи антихристіанскія, неизбѣжно ведущія к царству Антихриста, и что христіанин должен защищать привычный строй национальных государств с крѣпкими барьерами между ними, что именно этот порядок Богом установлен, благосло­вен и наилучше соотвѣтствует христіанскому идеалу.

Между тѣм, исторія національных государств с их крова­выми войнами между собою, с попраніем Божеских и человѣческих законов во имя своих эгоистических интересов, очень ярко этому противорѣчит. И если мы оторвемся от специфи­ческих особенностей нашего времени и перенесемся в сколько нибудь отдаленный період церковной исторіи, то мы увидим, что тогда христіанское сознаніе понимало этот вопрос как раз противоположно.

Разсмотрим самые истоки религіозной исторіи національ­ностей и государства.        
Откуда появилась національность?

Священное Писаниіе ясно указывает нам на Вавилонское столпотвореніе, как на момент, когда появилось раздѣленіе дотолѣ единаго человѣчества по языкам – первый основной признак національнаго дѣленія.

Вавилонское столпотвореніе было грѣховным актом человѣчества и національное дѣленіе явилось, таким образом, послѣдствіем грѣха. Но значит ли это, что національцое раздѣленіе и, слѣдовательно, вся гамма истогических послѣдствій этого являются грѣховными по существу?

Нѣкоторые мыслители приходили к таким заключеніям. Но вся исторія христіанских народов, в частности и в особен­ности нашего русскаго народа с сонмом святых, служивших національным задачам, опровергает этот вывод.

Да, національное дѣленіе — послѣдствіе Вавилонскаго столпотворенія, но послѣдствіе не как плод, а как лѣкарство против него. Это Богом введенныя перегородки для того, что­бы зло не могло разливаться по всему человѣчеству безпрепятственно, и как все, истекающее от Бога, Богом даваемое, оно не могло бытъ грѣховным по существу. Оно столь же праведно, как, напримѣр, и труд, тоже Богом данное лѣкарство послѣ грѣхопаденія.

В человѣчествѣ, раздѣленном національностями по клѣточкам, среди этих клѣточек равно заразившихся новым ядом — язычества, многобожія, забвеніем Истиннаго Бога, но благодаря дѣленію по національностям, заразившихся по разному и, вслѣдствіе этого не установивших единой языческой религіи злой силы, в этом, отошедшем от Бога, человѣчествѣ, Господь выдвинул одну національную клѣточку, единственную Бога истиннаго не забывшую — Авраама и его потомство и создал из него національность — народ, главной задачей котораго яв­лялось именно храненіе памяти об истинном Богѣ и приготов­леніе возможности появленія Мессіи— Христа.

Исторія этого народа, религіозно нам наиболѣе извѣстная, является и самой интересной для уразумѣнія нашей пробле­мы, т. к., если, конечно, ни одного народа не оставил Господь без Своего водительства, то именно этот народ, надѣленный наи­большей миссіей, Он вел в наиболѣе полной мѣрѣ.

И вот в теченіе долгих веков ранней его исторіи мы ви­дим этот народ существующим без государства. И это в тѣ времена, когда мір уже знал мощныя, широко развитыя госу­дарства Египта, Мессопотаміи, Китая, отдѣльныя государствен­ныя образованія Индіи, всѣ, конечно, образовавшіяся не без Божіей воли. Народ этот провел четыреста лѣт в толщѣ сама­го передового из тогдашних государств — Египта, и тѣм не менѣе, выйдя оттуда, получив возможность самостоятельнаго существованія, не стал государством в теченіе очень долгаго времени.                                                             

В это как раз время народ этот, как указывает нам Библія, особенной полнотой был руководим Богом.

Значит ли это, что Божія воля не одобряет образованія государств?

Событія и слова пророка Самуила, связанныя с появленіем государственнаго строя у евреев при их переходѣ к го­сударственной жизни, как будто бы доказывают, что это имен­но так, что Господь не одобрял государственнаго оформле­нія избраннаго народа.

Но это не совсѣм так.

Разгадка обличеній Божіих еврейскаго народа, желав­шаго установить у себя государственный порядок в том, что они — избранный народ, до тѣх пор предводимый непосред­ственно Богом, хотѣли учредить у себя царскую власть и го­сударственный порядок, “как у прочих народов” (I Цар. VШ, 5) «и мы будем как прочіе народы” (I Цар. VIII, 20).

Но если бы это было по существу грѣховным, то с этим никак не мог бы согласиться исполнитель и провозвѣстник Божіей воли святой пророк и судія — Самуил. Тѣм болѣе не могло бы быть дано на грѣх благословеніе Божіе, а оно было дано.
Но оно было дано не безусловно, а строго обусловлено. И здѣсь ключ ко всему пониманію государственной проблемы с истинно религіозной точки зрѣнія.

Соглашаясь поставить царя Израильскому народу и име­нем Божіим благословляя это, св. Самуил говорит крат­кую пророческую рѣчь (I Цар XII, 20-25), смысл которой таков: “Вы сдѣлали грѣх, потому что просили царя, как у прочих народов, но если вы не отступите от Бога, будете слу­жить Ему и исполнять заповѣди Его и не поклонитесь чужим богам, и вы и царь ваш, то будет вам благословеніе Божіе, и при новых условіях Господь вас не оставит. Если же вы будете дѣлать зло, то и вы и царь ваш погибнете”.

Эти слова пророка Самуила находятся в полном согласіи с болѣе ранним высказываніем по этому же вопросу еще Бо­говидца Моисея, указавшаго во Второзаконіи: “Когда ты пріидешь в землю, которую Господь Бог твой дает тебѣ, и овладѣ­ешь ею и поселишься на ней и скажешь: — поставлю я над собой царя, подобно прочим народам, которые вокруг меня, — то поставь над собой царя, котораго изберет Господь Бог твой, из среды братьев твоих поставь над собой царя. Не можешь поставить над собою царем иноплеменника, который не брат тебѣ... И когда он сядет на престол царства своего, должен списать для себя список закона сего с книги, находящейся у священников. И пусть он будет у него, и пусть он читает его во всѣ дни жизни своей, дабы научался бояться Господа Бо­га своего, и старался исполнять всѣ слова закона сего и по­становленія сіи. Чтобы не надмевалось сердце его пред брать­ями его, и чтобы не уклонялся он от закона ни направо, ни налѣво...” (Втор. XVII, 14-20).

Итак, когда Богом избранный и Богом руководимый на­род хочет установить у себя государственный порядок, Господь соглашается и благословляет на это, и даже заповѣдует: “По­ставь над собой царя, котораго изберет Господь Бог твой”, но ставит непремѣнным условіем, чтобы эта высшая государственная власть в народѣ признавала бы не себя самодовлѣющим источником всѣх законов, но признала бы высшей над собой цѣнностью, Богом установленныя, нравственныя нормы.
Это ключевой принцип на всѣ времена.

ІІ
Раздѣленіе по національностям было необходимо в Божі­их планах для того, чтобы воспрепятствовать злу неограничен­но разливаться в человѣчествѣ. Но это раздѣленіе препятство­вало бы и распространенію истины.

Поэтому наканунѣ появленія Христа, рука Божія медлен­ным постепенным и по существу, несмотря на многіе привхо­дящіе элементы, благим процессом, создает широчайшую прин­ципіально вселенскую платформу для безпрепятственнаго рас­пространенія истины — Римскую имперію.

Остановимся на ней внимательно. Это никогда, ни до, ни послѣ непревзойденная вершина государственности. В ея тер­минах, и понятіях до сих пор живут всѣ цивилизованныя го­сударства.          

В подданство Римской имперіи (не в гражданство ея, ибо римское гражданство было состояніем привелигированным), был вписан Христос Спаситель при рожденіи.

Проповѣдь христіанства оказалась возможной благодаря существованію Римской имперіи, благодаря осуществленному ею т. н. «Рах Romanus» — Римскому миру. В до-римском хаосѣ государств, племен и городов, такая универсальная про­повѣдь была бы просто физически невозможна.

Итак, Римская имперія максимально послужила христі­анству и в этом имѣла смысл своего существованія.

Между тѣм эта имперія никак не была національным государством, но по преимуществу всемірным. По мыслям луч­ших ея представителей и идеологов, в нее должны были входить всѣ народы міра. И если они не входили фактически, то толь­ко потому что они были варварами, недостаточно зрѣлыми для этого принципіально неизбѣжнаго для каждаго созрѣвша­го народа акта —вхожденія в состав всемірной Римской им­періи.

Эта всемірная имперія безсознательно служила христиан­ским цѣлям, но сама по себѣ была она христіански положи­тельным или отрицательным явленіем?

При первых же шагах своей исторіи, в самый ранній за­чаточный період, уже в первом вѣкѣ, Христіанская Церковь столкнулась в ожесточенной борьбѣ не на жизнь, а на смерть с Римской имперіей. 10 кровавѣйших гоненій общих и неис­числимое количество частных мелких воздвигал Рим против христіан.

До того абсолютна была их взаимная непримиримость, что казалось Церковь и Рим вмѣстѣ существовать не могут. Кто-нибудь из них должен уничтожить другого.

Но вот Константином, Феодосіем и Юстиніаном была най­дена возможность не только примирить их, но настолько спа­ять, что многим поколѣніям христіан их единеніе стало ка­заться нерасторжимым.

Послѣ того, как римскіе императоры стали христіански­ми благочестивѣйшими Государями (василевсами), и через это Римская имперія, имперіей христіанской, Церковь приня­ла, как свою, идею о том, что всѣ народы должны войти в со­став ставшей христіанской Римской имперіи. Она неодобри­тельно смотрѣла на появленіе національных государств, тѣм болѣе, что это явленіе с самого начала влекло за собой неиз­бѣжность кровавых войн, и это между христіанскими народа­ми, т. е. с точки зрѣнія церковной войн междуусобных.

В теченіе средних вѣков на западѣ Церковь поддерживала императора (хотя и сама старалась захватить непосредствен­ную государственную власть над признававшим ее императо­ром) и благодаря этим ея усиліям мы видим, что в теченіе Средних вѣков, несмотря на многочисленность національных государственных образованій, Западная Европа все-таки пред­ставляла собой единый организм, в котором даже был прин­ципіально единый государственный возглавитель — император, в то время, как возглавители національных государств носи­ли титулы только королей, т. е. властителей не полноцѣнных, не равных императору.

На востокѣ же Церковь весь свой авторитет предоставила императорской власти, безоговорочно поддерживая ее в государственной области и стараясь создать из этого тѣснѣйшаго своего сотрудничества с имперіей высшій вид церковно-государственнаго сожитія – симфонію.

Не общеизвестен, но непреложен факт, что по церковной православной мысли, все народы принимающіе православіе, тѣм самым становились поданными Византійскаго императо­ра. Именно зная это, князь Владимір захотѣл не просто при­нять, а завоевать новую вѣру, чтобы греческій император никак не мог претендовать на главенство.

Но приведенная Владиміром ко Христу Русь, продумав и осознав по церковному эту проблему, впослѣдствіи, не вынуж­даемая никакими политическим обстоятельствами, сама в представленіях лучшаго мыслящаго своего класса признала над собой принципіальную верховную власть Византійскаго импе­ратора. Всѣ церковныя и гражданскія постройки на Руси, всѣ книги и основныя событія ея жизни отмѣчались “в лѣта цар­ствованія благочестивѣйшаго царя Н., патріарха Н., князя Кіевскаго или иного Н. и митрополита Н.”.

Это принципіальное признаніе, потому особенно и важно, что никаких практических послѣдствій оно не имѣло и ника­кой силой не вынуждалось.

В свою очередь, когда послѣ паденія Византіи Москва вы­ставила свои претензіи на званіе Третьяго Рима, она совер­шенно не двусмысленно претендовала на всемірность, и пра­вославные народы так ее и понимали. Греки, сербы, болгары, православные арабы Палестины — всѣ православныя народ­ности стали именовать Московскаго царя своим государем и к нему обращать свои чаянія.

Слѣдовательно, мы имѣем, всѣ основанія считать, что Церковь не только не противилась идеѣ всемірнаго государст­ва, но к осуществленію этой идеи стремилась. Ея план можно вкратцѣ формулировать так: всѣ народы міра должны стать православными, а всѣ православные должны быть государст­венно соединены в одно государство, под одной общей властью.

ІІІ
В чем же разгадка противорѣчій? Почему теперешнее церковное сознаніе так отвращается от идеи cозданія всемір­наго государства, почему при своем появленіи на свѣт хри­стіанство тотчас же вступило в борьбу со всемірной имперіей, а в теченіе большей части христіанской исторіи Церковь так явно покровительствовала именно плану всемірной монархіи?

Не является ли это просто корыстной сдѣлкой, продажей церковной свободы за матеріально цѣнную государственную поддержку, которую за это стало оказывать Церкви такое претендующее на всемірность государство?

Были и есть “церковные” писатели, которые осмѣлива­лись заподазривать в этом Церковь. Но, конечно, они не имѣют на это никакого моральнаго права. Перемѣна в отношеніи Церкви к государству при Константинѣ произошла, когда цер­ковь, сверху до низу облитая мученической кровью, только что безстрашно вынесла кровавѣйшій натиск государственной вла­сти — Діоклетіаново гоненіе. Мѣняли свое отношеніе к царю, и Риму епископы, пресвитеры и міряне, только что вынесшіе тягчайшія испытанія и не сломившіеся под ними. И потом, в теченіе вѣков лучшіе представители Церкви, безстрашно обличавшіе тѣ или другіе грѣ­хи властителей и потому недоступные подозрѣнію в сервилиз­мѣ, как Василій Великій, Амвросій Медіоланскій, Максим Исповѣдник, Феодор Студит и многіе другіе, обличая частные грѣхи императоров, никогда не возражали принципіально про­тив всемѣрной поддержки Церковью христіанскаго государст­ва.

Неужели же здѣсь дѣло только в том, что император фор­мально принадлежит к христіанской Церкви?

Да. Но это надо оговорить и понять.

Государство всякое, а всемірное, как не ограниченное ничѣм в плоскости, особенно, если оно почитает себя цѣнно­стью единственной и высочайшей, неизбѣжно столкнется с Церковью, признающей Цѣнность, болѣе высокую, наивысшую, Коей она и служит.       

Если же император или другой носитель или носители государственной власти исповѣдуют хотя бы формально христіанство, они хотя бы формально, становятся на ту же точку зрѣнія, т. е., что государство не есть явленіе вседовлѣющее, что есть другая цѣнность — высшая. А раз они признают это,  хотя бы формально, то Церковь при нарушеніи в дѣйствительности послѣдствій этого формальнаго признанія, может предъявить к носителям государственной власти соотвѣтствующія требованія, и тѣм борьба переносится на другую плоскость, на ту, в которой с царями боролись свв. Іоанн Златоуст или Фи­липп Московскій, принципіально признававшіе их власть, но обличавшіе их за частныя беззаконія, за нарушенія того за­кона, который они согласились признавать наивысшим.

Это осуществленіе принципа провозглашеннаго при на­рожденіи государственной власти у Богоизбраннаго народа.

Итак: при условіи признанія государством высшаго над собой авторитета — нравственнаго Божіяго закона, Церковь признает государство благом и всю силу своего авто­ритета отдает благословляемому Ею государству. Насколько полно идет на это Церковь, показывает примѣр православ­наго Русскаго государства, на службѣ котораго не считали для себя невозможным быть и святой митрополит Алексій и преподобный Сергій Радонежскій, по порученіям московских князей ѣздившій в Н.-Новгород и Рязань, а с ними и весь сонм русских святых.

И такому государству Церковь всецѣло сочувствует в естественном для каждаго развитого государства стремленіи к міровому владычеству. Как при нарожденіи Московскаго кня­жества, твердо и безусловно признавшаго Божій нравственный закон над собой, Церковь всею силой своей поддержала это княжество в дѣлѣ ликвидаціи удѣлов, хотя из удѣльных князей нѣкоторые были святыми и праведниками, а среди московских князей не было ни одного святого, потому что Церковь признавала душевредным наличіе княжеских междуусобій, совершенно так же и по тѣм же причинам Церковь поддержала бы и поддержит каждую государственную власть, признающую над собой, как авторитет высшій, Божескій нравственный закон, в дѣлѣ ликвидаціи душевреднаго явленія — войн.

Но если государство не признает над собой авторитета высшаго, не подчиняется Божіему нравственному закону, оно не будет пользоваться поддержкой Церкви, как таковой (хотя может быть, и даже навѣрное, заставит поддерживать себя отдѣльных и даже большинство церковных іерархов, которые будут в этом случаѣ дѣйствовать не как представители Церкви, а как частныя грѣховныя лица), и неизбѣжно вступит с нею в непримиримое столкновеніе при наступленіи частичнаго и тѣм болѣе полнаго своего торжества.

В государствѣ частном, подобном существующим нынѣ національным государствам, столкновеніе это умѣряется и ограничивается посторонними соображеніями: стыдом пред общественным мнѣніем других стран, на которое частное современное государство не может оказать непосредственнаго воздѣйствія, нежеланіем вызвать недовольство своих граждан, недовольство могущее стать опасным в случаях военнаго столкновенія с другими государствами, опасностью вліянія иных стран через недовольных борьбой с Церковью христіан и мн. др.

Но в государствѣ абсолютном, всемірном, не признающем ничего выше себя, всѣ эти постороннія ограниченія полновластія государства отпадут, и никѣм не ограниченная ни горизонтально, ни вертикально, государственная власть очутится лицом к лицу с Церковью, которая не может безоговорочно во всем подчиниться никакой власти.

Вот гдѣ сознаваемый или чаще подсознательный источник тревог и опасенія с какими христіанскія церковные круги присматриваются и прислушиваются к планам созданія Евре­йских Соединенных Штатов и Всемирнаго Правительства. Слишком основательны опасенія, что в теперешній вѣк упадка религіознаго уровня во многих странах и торжества открыто богоборческих сил в других, будущая федерація стран, создавая общее правительство, станет на путь непризнанія какого-либо высшего нравственнаго авторитета над собой и слѣдовательно вызова Ему.

Но если этого не случится, если из страшных кровавых уроков современности, прошедшія через апокалиптическій ужас народности вынесут смиренное сознаніе необходимости подчиненія высшему нравственному принципу, если правители этого мірового правительства будут научаться бояться Господа Бога своего и стараться исполнять всѣ слова Закона Его, чтобы не надмевалось сердце их пред братьями, и чтобы не уклоняться от Закона ни направо, ни налѣво (Втр. XVII, 1-20), тогда все сочувствіе Церкви Христовой, вся сила Ея авторитета будет с этим правительством, и вмѣстѣ со своими чадами будет тогда Церковь радоваться тому, что пропитавшаяся драгоцѣннѣйшей человѣческой кровью земля, сможет отдохнуть от кровавых ужасов, от душевредных военных замыслов и от братоубійственнаго бреда войны.

Епископ НАФАНАИЛ.
«ВЕСНА», Сборник церковно-общественной мысли, 1948 г.
(Ed. «The Russian Church House », London)


*

Comments