?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

БЕСѢДА ВЪ ДЕНЬ СРѢТЕНІЯ ГОСПОДНЯ.

Четыредесять дней протекло уже съ тѣхъ поръ, какъ мы торжествовали пришествіе на землю Сына Божія. Кто былъ не празднымъ зрителемъ празднествъ, совершаемыхъ Церковію, тотъ могъ въ это время научиться многому; кто слѣдовалъ за Спасителемъ своимъ бодрственною и чистою мыслію, тотъ знаетъ уже, куда ведетъ путь Христовъ, — на Голгоѳу, а потомъ на небо! Нынѣ Іисусъ во храмѣ, не какъ Господь храма — ибо Онъ пришелъ послужить и дать душу свою во избавленіе за всѣхъ, — а какъ жертва Богу Израилеву, какъ Первенецъ Матери, или паче всего рода человѣческаго. То же глубокое смиреніе и въ храмѣ, какое видимо было въ Виѳлеемѣ, но и та же Божественная слава. Какъ въ Виѳлеемѣ нашлись люди, кои достойнымъ образомъ привѣтствовали Божественное Отроча, такъ и здѣсь родъ человѣческій успѣлъ выслать на срѣтеніе Его двухъ Ангеловъ во плоти: Симеона и Анну, престарѣлыхъ лѣтами, но юныхъ духомъ, — образецъ жизни, праведной въ служеніи Господу!

Но не укоснимъ, братіе, перенестись мыслію въ самый храмъ Іерусалимскій, дабы видѣть, какъ все это происходило на самомъ дѣлѣ.

И егда исполнишася дніе очищенія ею, по закону Моисееву, вознесоста Его во Іерусалимъ, поставити Его предъ Господемъ, якоже есть писано въ законѣ Господни: яко всякъ младенецъ мужеска полу, разверзая ложесна, святъ Господеви наречется (Лук. 2, 22-28).

Итакъ, причина, почему четыредесятодневное Отроча принесено во храмъ, заключалось въ законѣ Моисеевомъ о первенцахъ. Посему настоящій праздникъ, равно какъ и праздникъ обрѣзанія, можно назвать праздникомъ исполненія закона.
Законъ повелѣвалъ ставить предъ Господомъ первенцевъ спустя сорокъ дней по рожденіи, въ память чудеснаго изшествія израильтянъ изъ Египта коему, какъ извѣстно, предшествовало избіеніе первенцевъ египетскихъ (Исх. 18,1-8). Чтобы увѣковѣчить въ народѣ еврейскомъ память сего благодѣянія, Господь повелѣлъ являться предъ лице Свое каждому первенцу израильскому. — Такая причина и цѣль закона о первенцахъ явно нисколько не касалась великаго Первенца Маріи. Какъ Сынъ Божій, Онъ былъ свободенъ отъ закона сыновъ человѣческихъ. И однако же исполнилъ его со всею точностію! Для чего? Дабы дать всѣмъ намъ примѣръ повиновенія существующимъ законамъ. Такъ поступалъ Онъ и во всю жизнь Свою, — исполнялъ предписанія закона не только нравственнаго, который былъ необходимымъ и для Него, но и обрядоваго, хотя послѣдній, какъ пришедшій къ своему концу, долженствовалъ быть Имъ уничтоженъ. Господь и отмѣнилъ его потомъ — чрезъ Своихъ Апостоловъ, а Самъ — исполнялъ! — Примѣръ для всѣхъ, кои призваны быть законодателями и вождями другихъ! Они должны нерѣдко исполнять болѣе, нежели сколько требуютъ отъ другихъ, дабы другихъ заставить исполнять не менѣе того, сколько требуется.

При исполненіи закона о первенцахъ, надлежало приносить и жертвы. И еже дати жертву по реченному въ законѣ Господни, два горличища, или два птенца голубина (Лук. 2,24). Жертва въ семъ случаѣ должна была состоять въ агнцѣ и горлицахъ. Только бѣдные, у коихъ не было агнцевъ, могли приносить однихъ горлицъ, или птенцовъ голубиныхъ. Евангелистъ, имѣя, вѣроятно, въ виду бѣдность Матери Іисусовой, умолчалъ объ агнцѣ.

Въ такомъ состояніи, братіе, былъ Господь и Спаситель нашъ, что Онъ не могъ, по причинѣ бѣдности, выполнить даже закона, какъ его выполняли другіе — богатые ! — Не утѣшеніе ли это вамъ, кои находитесь въ подобныхъ обстоятельствахъ, желали бы жертвовать Богу, чѣмъ жертвуютъ другіе, но не можете сдѣлать сего? — Святое намѣреніе ваше, братіе, есть уже пріятная жертва Господу, который благихъ нашихъ не требуетъ, и взираетъ не на дары, а на сердце наше.

Доселѣ смиреніе Божественнаго Отрочати; теперь узримъ Его славу. Духъ Святый давно образовалъ громкихъ провозвѣстниковъ Его явленія, кои ждутъ токмо мановенія свыше, чтобы изыти во срѣтеніе Утѣхи израилевы.

Грядите, людіе Божіи, и станите предъ Нимъ съ вашими добродѣтелями!

И се бѣ человѣкъ во Іерусалимѣ, ему же имя Симеонъ.

Кто и что былъ Симеонъ во плоти, Евангелистъ не сказываетъ; за то образъ души его изображенъ имъ со всею подробностію. Въ Симеонѣ былъ весь соборъ добродѣтелей: бѣ человѣкъ сей праведенъ — вотъ любовь къ ближнимъ, благочестивъ — вотъ любовь къ Богу, чая Утѣхи Израилевы — вотъ вѣра въ обѣтованнаго Искупителя! Большихъ совершенствъ отъ члена Церкви ветхозавѣтной нельзя было и требовать. Но въ Симеонѣ было — болѣе! — Духъ бѣ Святъ въ немъ!

Такому-то человѣку — у Бога нѣтъ лицепріятія! — обѣщано бѣ Духомъ не видѣти смерти, прежде даже не видитъ Христа Господня. Для чего обѣщано? —

Надлежало во первыхъ, чтобы Господь храма, пришелъ въ храмъ, не остался безъ достойнаго срѣтенія. Увы, руки священниковъ іудейскихъ уже не способны были благословить Благословеннаго! Съ другой стороны, для святаго старца это было величайшею наградою, предвкушеніемъ на землѣ радостей небесныхъ. Мы привыкли за ничто считать зрѣніе благодатныхъ тайнъ Божіихъ, а ветхозавѣтные праведники съ радостію готовы были жертвовать жизнію, дабы видѣть то, что всегда видятъ наши недостойныя очи.

Можно судить, братіе, чѣмъ, послѣ такого обѣтованія, сдѣлалась для Симеона вся его жизнь! — Безъ сомнѣнія, съ каждымъ восходомъ солнца старецъ ожидалъ Востока свыше, съ каждымъ западомъ воспоминалъ о своемъ западѣ. Обѣтованіе, какъ бы съ намѣреніемъ, было неопредѣленно. Обѣщано видѣть; но какъ, когда и гдѣ? — сего не сказано, дабы вѣра и упованіе съ каждымъ днемъ находили для себя новую пищу.

И вотъ, въ одинъ день, Духъ говоритъ Симеону, чтобы онъ шелъ въ церковь: дѣло привычное, но непривычное воззваніе! Можно было уже предчувствовать, что въ храмѣ есть теперь нѣчто болѣе храма. Приходитъ, и видитъ — самое обыкновенное — Матерь съ Младенцемъ, — но, Боже Израилевъ Кто Сей Младенецъ! — Мессія, Христосъ Господень! —Глубокая простота и бѣдность окружаютъ Его, — но для Симеона Онъ тѣмъ святѣе и драгоцѣннѣе. Воскриленный восторгомъ, старецъ пріемлетъ Отроча въ свои объятія, взираетъ на Него и не смѣетъ взирать, благословляетъ и проситъ благословенія, молится о Немъ и Его молитъ о себѣ. Наконецъ отъ полноты сердца разверзаются уста, и языкъ вѣщаетъ слово благо.

Нынѣ отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему, съ миромъ: яко видѣста очи мои спасеніе Твое, еже еси уготовалъ предъ лицемъ всѣхъ людей: свѣтъ во откровеніе языковъ и въ славу людей Твоихъ Израиля.

То есть, какъ бы такъ говоритъ святый старецъ: мнѣ нечего теперь дѣлать на землѣ; ибо я видѣлъ все, самое Спасеніе!

Отъ себя и Израиля обращаетъ потомъ Симеонъ взоръ на хранителей и служителей Утѣхи Израиля: привѣтствуетъ ихъ съ необыкновеннымъ жребіемъ, и благословляетъ на великій подвигъ. И благослови я Симеонъ. Но вмѣстѣ съ тѣмъ духовному взору его предстаетъ будущее: — онъ видитъ, какъ Свѣтомъ языковъ не просвѣщаются, а омрачаются очи Израиля; какъ синагога не узнаетъ великаго дня посѣщенія (Лук. 19, 44) своего, какъ краеугольный Камень, не смотря на Свою многоцѣнность, отвергается зиждущими (Мат. 21,42); какъ о Него претыкаются и сокрушаются многіе, — какъ и въ новомъ Израилѣ, между самыми христіанами, являются враги креста Христова (Фил. 3,18), имя Іисуса служитъ то знаменіемъ вражды и гоненій, то покровомъ лицемѣрія, то возглавіемъ духовной праздности, — видитъ, и въ сокрушеніи духа восклицаетъ: се лежитъ Сей на паденіе и на востаніе многимъ во Израили, и въ знаменіе пререкаемо, яко да открыются отъ многихъ сердецъ помышленія! — И Тебѣ же Самой, продолжаетъ старецъ, обратясь къ Матери Мессіи и не имѣя возможности удержать дѣйствій дара пророчественнаго, — и Тебѣ Самой душу пройдетъ оружіе: до того, то есть, Ты будешь подлежать напастямъ и скорбямъ!

Такое пророчество о Сынѣ и Его Матери не могло, братіе, радовать сердце Маріи. И его-то внушено произнести теперь святому старцу! Въ тотъ день, когда, невидимому, прилично было только радоваться, благословлять и славословить! — такъ тщательно Промыслъ берегъ смиреніе Маріи! — Будучи предназначена къ безпримѣрному величію, — быть Матерію Сына Божія, Она подобно Своему Сыну, не имѣла на землѣ гдѣ успокоить главу, увѣнчанную тернами, доколѣ не нашла успокоенія въ объятіяхъ Сына — на небѣ. Въ самомъ дѣлѣ, подумайте: во время плодоношенія быть предметомъ ужаснаго подозрѣнія для самаго хранителя Своего дѣвства, во время рожденія — не имѣть мѣста въ обители и положить Младенца въ яслѣхъ, въ храмѣ принять, вмѣстѣ съ благословеніемъ, оружіе въ сердце, потомъ бѣжать въ Египетъ, возвратясь оттуда жить въ бѣдности и нищетѣ въ Назаретѣ, потомъ быть свидѣтельницею клеветъ и гоненій на Сына, потомъ — стоять на Голгоѳѣ: не крестная ли это лѣствица, досягающая небесъ? — И удивительно ли, если, идя по ней вѣрно и непрестанно, Маріамъ прошла далѣе Херувимовъ и Серафимовъ? У нихъ — океанъ свѣта и пламени Божественнаго, но нѣтъ своего креста!

Марія умѣла идти сею лѣствицею. Когда Архангелъ поднесъ Ей вѣтвь райскую и привѣтствовалъ Ее Матерію Сына Божія, Она сказала: се раба Господня! Когда Симеонъ указалъ на оружіе въ сердцѣ, Она приняла и его: и слагаше глаголы сія въ томъ же сердцѣ! Кто предалъ себя истинно Богу, тотъ не разбираетъ даровъ Божіихъ, изъ чего ни состоятъ они; ибо знаетъ, что Отецъ Небесный не подаетъ вмѣсто хлѣба камней!

Торжественно - печальнымъ пророчествомъ Симеона удобно могло заключиться все священнодѣйствіе. Чего болѣе — старецъ разрѣшенъ отъ узъ жизни, Благословенный благословенъ, Свѣтъ языковъ возвѣщенъ, паденіе и возстаніе многихъ предсказано, указано оружіе Самой Матери: чего болѣе? — Но, Промыслу угодно было при семъ ввести въ дѣйствіе и показать всему міру еще одно лице, могущее служить примѣромъ для женъ, подобно какъ Симеонъ — примѣръ для мужей. — Это Анна пророчица, дщи Фануилева, отъ колѣна Асирова.

Смерть похитила у ней супруга на седьмомъ году брака. Но Анна умѣла найти новаго вѣчнаго Жениха для своего сердца, посвятивъ себя навсегда Богу Израилеву. Съ тѣхъ поръ жизнь ея сдѣлалась непрерывнымъ служеніемъ Господу. Не отхождаше, говоритъ Евангелистъ, отъ церкви, постомъ и молитвами служащи день и нощь. И такою святою жизнію прожито было слишкомъ шестьдесятъ лѣтъ! — Не трудно заключить послѣ сего какъ высоко стояла сія святая жена! Съ такой высоты нельзя было не увидѣть Солнца правды, — и святая старица узрѣла Его. И та приставши, исповѣдашеся Господеви, и глаголаше о Немъ всѣмъ чающимъ избавленія во Іерусалимѣ. Приставши, то есть какъ бы случайно и не нарочно; а между тѣмъ это случайное и не намѣренное событіе возвѣщено всему міру, и, безъ сомнѣнія, предопредѣлено Промысломъ со всею точностію. — Таковы въ жизни святыхъ Божіихъ человѣковъ самыя случайности! — Между тѣмъ, какъ Симеонъ пойдетъ свидѣтельствовать о Утѣхѣ Израиля, чающимъ избавленія отъ нея, въ другомъ мірѣ; Анна останется на землѣ, и повѣствованіе отъ нея, о томъ, что происходило нынѣ въ храмѣ, будетъ для недостойнаго Іерусалима вмѣсто гласа ангельскаго.

И яко скончашася вся по закону Господню, — заключаетъ Евангелистъ описаніе свое, — возвратишася въ Галилею, во градъ свой Назаретъ (Лук. 2,39). То- есть, какъ бы такъ сказалъ Евангелистъ: все, что было теперь съ Іисусомъ во храмѣ, было данію отъ Него закону Моисееву. Посему-то мы и назвали настоящій праздникъ праздникомъ исполненія закона.

Взглянемъ еще разъ на все въ совокупности. Юная Матерь съ Предвѣчнымъ Младенцемъ, — о страну Ея старецъ Іосифъ, хранитель Ея дѣвства, — предъ ними еще два старца: Симеонъ и Анна, — и какой-либо священникъ іудейскій: вотъ весь соборъ храма іерусалимскаго, вся нынѣшняя свита Царя славы! Гдѣ же царь Израилевъ, который хотѣлъ поклониться Отрочати? — Онъ — подписываетъ смертный приговоръ младенцамъ виѳлеемскимъ! Куда дѣвались первосвященники и книжники? — Они — почиваютъ на законахъ и справляются въ книгахъ гдѣ Христосъ рождается (Мат. 2,4), и приходитъ ли пророкъ отъ Галилеи (Іоан. 7,52)? Почему нѣтъ здѣсь по крайней мѣрѣ чающихъ избавленія во Іерусалимѣ? — Одному, можетъ быть, не сказалъ Духъ, чтобы идти теперь въ храмъ, — другому, можетъ быть, и было сказано, но онъ не пошелъ, а иной, можетъ быть, и пошелъ, но возвратился вспять. Какъ бы то ни было, только Господь храма пришелъ нынѣ въ храмъ, принесъ за Себя жертву; а Іерусалимъ узнаетъ о томъ уже послѣ, изъ устъ 84-лѣтней старицы! — И когда узнаетъ о семъ, то Узнанный уже будетъ въ Египтѣ, тамъ откуда Онъ самый неблагодарный народъ вывелъ нѣкогда рукою высокою! — Такъ скоро, братіе, начинается паденіе многихъ, предсказанное Симеономъ! — Почему и отчего начинается? Отъ недостатка ли свѣта и откровеній? Но его будетъ достаточно къ просвѣщенію самыхъ язычниковъ. Отъ востокъ и западъ пріидутъ возлечь со Авраамомъ, Исаакомъ и Іаковомъ, — а Израиль не уразумѣетъ времени посѣщенія своего (Лук. І9,44) и послѣ, какъ не уразумѣлъ теперь! Не уразумѣетъ потому, что не восхотѣ разумѣти, потому что одебелѣ и умомъ и сердцемъ, смежилъ очи, чтобъ, видя, не видѣть, затворилъ слухъ, чтобы, слыша, не слышать (Ін. 12,40).

Будемъ, братіе, и мы блюстись сего духа нечувствія и ожесточенія, который погубилъ древняго Израиля. Мы не можемъ уже, подобно іудеямъ, не узнать Спасителя своего; ибо каждый изъ насъ, съ самаго младенчества, посвящается Ему во храмѣ такъ же, какъ Онъ Самъ посвященъ нынѣ Господу Богу Отцу: но можемъ, подобно іудеямъ, отвергать Его — нашимъ невѣріемъ, оскорблять нашею нечистотою, распинать нашими грѣхами. А это, братіе, и сестры, стократъ хуже того, что было съ іудеями; ибо если отверженіе Неузнаннаго есть великій грѣхъ, то что сказать объ отверженіи Познаннаго! Апостолъ видѣлъ нѣкогда въ духѣ участь тѣхъ, кои, познавъ Сына Божія, измѣряютъ Ему своею жизнію, — и въ ужасѣ воскликнулъ: страшно есть впасти въ руцѣ Бога Живаго (Евр. 10,31)! Будемъ же, говорю, подобно Симеону и Аннѣ, не дремля стоять на стражѣ спасенія своего, — принимать Господа, доколѣ Онъ приходитъ къ намъ въ благодатныхъ посѣщеніяхъ Своихъ, не устами льстивыми и велерѣчивыми, а душею чистою и сердцемъ сокрушеннымъ и смиреннымъ. Такимъ образомъ Онъ будетъ и для насъ въ славу и спасеніе. А безъ того — страшимся, — Онъ положенъ и доселѣ лежитъ, не на возстаніе только, но и на паденіе многихъ, многихъ! Аминь.

Архіепископъ Иннокентій Херсонскій.

Тропарь, гл. 1.
Радуйся, Благодатная Богородице Дѣво, изъ Тебе бо возсія Солнце правды Христосъ Богъ нашъ, просвѣщаяй сущія во тьмѣ: веселися и ты, старче праведный, пріемый во объятія Свободителя душъ нашихъ, дарующаго намъ воскресеніе.

*

Comments