?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

О СОБОРЕ ОСКОЛКОВ 13.01.2017 г. в США.[1]

       Нас бы не всколыхнуло это мероприятие, не был бы адресован нам восторженный отзыв о состоявшемся на нем докладе об «экклесиологии осколков».
       При ознакомлении с докладом создалось первое впечатление, что перед нами коллективный труд по исследованию разных форм церковной организации с целью обосновать положение т. н. осколков. 
       Экскурс в первые века христианства послужил поводом представить первоначальную организацию Церкви как основоположную, состоящую из множества автокефальных митрополичьих округов, численностью около ста, совпадающих с римскими провинциями. В ходе истории эти округа соединились в большие организмы. Но нынешнее бедственное положение Церкви заставляет вернуться вглубь истории и принять первохристианский образ церковной организации. К тому же, лежащий в основе Русской Православной Церкви Заграницей Указ Патриарха Тихона от 7/20 ноября 1920 года за № 362 предусматривает возможность устройства подобных округов. Только он не был исполнен Зарубежной Церковью, разве только в попытке урегулирования в 1935 г. расколов в Западной Европе (митроп. Евлогия) и в Америке (митроп. Феофила).
       К тому же, предложенное урегулирование положения «осколков» предусматривает евхаристическое общение между ними, наподобие первохристианской практики, при наличии у них правильного посвящения, т.е. апостольского преемства. Вот вкратце тема доклада.

       Однако, несмотря на привлекательность, на первый взгляд, такой схемы, возникает ряд жизненных вопросов. Например, кто и как будет определять наличие апостольского преемства. Смогут ли эти округа, как и в первохристианские времена, собираться в формате Вселенских Соборов? Кто такие Соборы будет созывать? - Прежде инициатива принадлежала императорам и патриархам. Также встает вопрос: кто будет на них председательствовать? Такие вопросы апеллируют к более широкому понятию о церковной власти, а таковая в докладе не предвидена и не желательна.
        Возникает также вопрос относительно упомянутых канонических запрещениях отдельных церковных формирований. В докладе предложено следующее решение: если церковная власть, наложившая прещение, перестала существовать, такое прещение теряет силу. Не решенным остается вопрос, когда дело переходит в снятие сана за невыполнение прещения в положенный срок. Или подразумевается, что все будет так, как в случае запрещений. И как, в том же порядке, рассматривать наложенную анафему? Также ставится вопрос о том, кто будет принимать решения в этой области и кто и как будет судить о реальной (нравственной) виновности осужденного в том случае, если наказание не касается только приведенных случаев непокорности церковной власти? Как и кому оценивать виновность осужденного? И вновь ставится принципиальный вопрос о церковной власти. 
         Упомянуто в тексте некое неудобство в предложенной церковной организации в связи с тем, что существующие осколки или округа географически пересекаются, чего не было в первохристианской церковной организации. Однако, считается положительным тот факт, что осколки как элементы такой структуры уже существуют… И смело утверждается, что предложенное структурирование осколков в своем «дроблении имеет позитивные стороны, и оно вполне канонично».
          Встает еще один вопрос: если все осколки произошли, как сказано, от «крушения» РПЦЗ, и новая их организация будет наподобие первохристианской Церкви, как тогда расценивать остальные Православные Церкви, т. н. официальные? Нужно ли всех считать отпавшими от Православия, как это высказано относительно МП? В таком случае, какие греческие старостильные церкви следует признавать православными?
         Однажды мы спросили одного нашего священнослужителя, сторонника старостильного греческого митрополита Киприана: Разве он не понимает, что, помимо его запрещения новостильной Церковью, он был запрещен и старостильной иерархией? Ответ был: Да, он это сознает, но считает, что в последние времена важным будет вероисповедание, а не каноны. Этот разговор состоялся 30 лет назад. Видимо нелегко определить наступление последних времен и руководствоваться этим соображением в современной церковной жизни.
          В насыщенном докладе в одном месте упоминается, что разделение «препятствует великому служению Церкви, ради которого стоит мир – свидетельство об истине». Однако вся трактовка в сущности обходит вопрос об истине исповедания веры, о евангельском идеале и нравственности вероисповедания, а сосредоточена на организации Церкви на земле.  
          В этой связи возникает немало вопросов. Их можно подробнее рассмотреть в ходе доклада.
Доклад начинается с того, что: «В 2007 г. корабль РПЦЗ потерпел крушение».
          Такое заявление абсолютно неверно. Первое существенное сотрясение РПЦЗ произошло на Соборе ноября 2000 года, о чем были публичные суждения и последовавшие за ними отзывы подписей некоторых участников этого Собора[2]. Сотрясение возросло на заседании Синода 10-13 июля 2001 г., а окончательное крушение традиционной РПЦЗ завершилось на Соборе в октябре 2001 г. с избранием нового главы РПЦЗ, архиепископа Лавра.[3]
          После упомянутых июльских событий Митрополит Виталий не посчитал себя однако в стороне от ответственности за судьбу Русской Зарубежной Церкви. 5/18 октября 2001 г., за пять дней до намеченного открытия Архиерейского Собора, он заявил:
         «Сознавая глубину греховного падения некоторых членов Архиерейского Собора нашей Церкви в их интенсивном, но еще не высказанном полностью желании соединиться с Московской патриархией, я, с полной ответственностью перед Богом, русским православным народом и перед своей совестью, считаю своим долгом заявить, что предстоящий Архиерейский Собор, имеющий открыться 23 октября 2001 года, нельзя назвать иначе, как собранием безответственых.
Несомненно, этот Собор намеревается обсуждать вопросы о возможном соединении со лжецерковью Московского патриархата.
          Не видя иного выхода из создавшегося положения и не желая нести ответственности за окончательную гибель вверенной моему попечению Русской Православной Церкви Заграницей, я заявляю:
          Я себя считаю законным наследником всех предыдущих митрополитов нашей Святой Зарубежной Церкви: первого, Митрополита Антония, потом, Митрополита Анастасия и, наконец, Митрополита Филарета. Я являюсь четвертым Митрополитом нашей Русской Православной Зарубежной Церкви и до последнего времени, с Божьей помощью, я продолжал вести сей святой корабль прямым путем по грозным волнам житейского моря, избегая подводных скал, внезапных мелей и глубоких ям, всасывающих корабли на дно морское <…>
         Я призываю всех православных Архипастырей, пастырей, монашествующих и верных чад Русской Православной Зарубежной Церкви сплотиться во едину рать против всех беззаконных деяний и нынешнего Собора, и Московской патриархии».
         27 октября 2001 г. Митрополит распространил из Мансонвилля чрезвычайное заявление, в котором осудил деяние епископов:
         - «разбойничий собор» октября 2000 г., принявший новый курс церковной жизни, направленный на соединение с лжецерковью, Московской патриархией;
        - захват власти со стороны епископов, потерявших православное сознание;
        - заключение его в собственной квартире с приставлением к нему надзирателя и т.д.
        Далее митрополит заявил:
        «… видя нежелание со стороны большинства архиереев умирить и успокоить небывалое смущение среди наших священнослужителей и паствы, а также учитывая просьбы некоторых преосвященных и многочисленных чад Зарубежной Церкви, я со всей ответственностью заявляю, что снимаю, в согласии с Пар. 3-м Положения о РПЦЗ, свою подпись о моем добровольном уходе на покой и передаче моих полномочий Архиепископу Лавру. Имя мое должно по-прежнему возноситься на богослужениях во всех храмах Русской Православной Зарубежной Церкви».
       Далее произошли действия, поражающие своей бесчеловеч­ностью:
        - Вечером 1-го ноября 2001 г. группа лиц, руководимая Епи­скопом Михаилом в сопровождении полицейских (среди них женщина), вторглась в алтарь Мансонвилльского храма во время вечернего богослужения. Богослужение было прервано, Митрополита насильственно отправили в психиатрическую боль­ницу для освидетельствования, в ожидании которого он провел в палате всю ночь. Врач, выдавая заключение о полном здравии Митрополита, пожелал, чтобы все в его возрасте обладали таким же физическим и психическим здоровьем.
        - 22 ноября 2001 г., во время трапезы, в Мансонвилльский скит вторгся Епископ Михаил в сопровождении частной милиции, адвокатов и священника Ивашевича (которому Епископ Гавриил выдал бумагу как якобы опекуну Митрополита). Их целью было похищение Митрополита. При непосредственном участии четы­режды анафематствованного Первоиерархом Епископа Михаила и священника Ивашевича, прибегая к физическому насилию, Митрополита заставили одеваться. Чтобы не сопротивлялся, его по­валили на пол, придавив подушкой. Митрополит задыхался. Его вытащили в коридор и поволокли к лимузину. Он упал, его под­няли и стали заталкивать в машину, опять прижимая голову. По­хищение сорвалось благодаря прибытию полиции, вызванной свидетелями и появившейся в последнюю минуту.

        В этот момент все чада Русской Зарубежной Церкви были поставлены судьбой перед нравственным испытанием. Но многих успокаивала незыблемость церковной организации под председательством нового митрополита Лавра и сохранность условий церковной жизни. Ему доверились, пока не ударила громом дата соединения с Московской Патриархией в Храме Христа Спасителя 17 мая 2007 года.
       21 октября/ 3 ноября 2001 г. Митрополит Виталий с помощью Епископа Варнавы хиротонисал во епископы архимандрита Сергия (Киндьякова), положив этим начало верному епископату Русской Православной Церкви Заграницей под его предстоятельством.
       Так с какого момента следует считать крушение РПЦЗ? - Когда митрополит Лавр подписал унию с МП в 2007 году или когда он, в результате «дворцового переворота», занял в октябре 2001 года место кормчего РПЦЗ и изменил курс плавания церковного корабля?
        Далее в докладе читаем: «Прошло почти 10 лет с того времени, и мы пришли к полному кризису». Можно подумать, что некий негативный процесс, развивавшийся на протяжении десятилетнего срока, привел к такому бедственному положению. Но это не совсем так!
Вот как развивались события. В 2007 году несогласные с унией священнослужители во главе с еп. Агафангелом покинули митрополита Лавра, которому прежде доверяли, и создали новую церковную организацию, которую назвали РПЦЗ. При участии греческой старостильной церкви митрополита Киприана был ими создан новый епископат. Это новое церковное образование привлекло многих верующих в России и стало успешным церковным организмом, и все его члены уверовали в «возрождение» Зарубежной Церкви. Кризис в этом церковном организме произошел в 2014 году в связи с конфликтом на Украине, когда митрополит Агафангел поддержал новую Киевскую власть и её политику насильственной украинизации русскоязычного населения Юго-Востока Украины. При этом он поставил под сомнение целесообразность слова «Русская» в РПЦЗ как не актуальное. Вот в результате этого сотрясения в 2014 году началось крушение РПЦЗ(А).

         В докладе задается вопрос: «Какая причина такого положения?» - и предлагается объяснение: «Наша главная проблема – это отсутствие ясного понимания: кто мы и каково наше церковно-каноническое положение».
         Если честно, то «ясное понимание» отсутствовало уже в конце 2000 года у всех тех, кто доверился сначала митрополиту Лавру, а впоследствии епископу Агафангелу. Отсутствовало оно, когда раздалось воззвание законного главы РПЦЗ Митрополита Виталия в октябре 2001 года. Его не услышали и последовали за митрополитом Лавром, а еп. Агафангел успокаивал свою совесть, уверяя, что насилие над Митрополитом Виталием было лишь последней попыткой нормализировать положение Церкви.
        Обо всем этом писалось и в эпоху интернета широко распространялось, только кого это беспокоило?! Кто стал на защиту правды?! Издевались над законным главой Церкви, душили его подушкой и так его волокли к машине, поджидавшей жертвы всеобщего безразличия. Люди не кричали: «Распни его!», их это просто не интересовало. Такое уже случалось, когда почти все приближенные покинули Царя. Потом все стали искать причины падения империи. Якобы неизбежно было крушение империи при слабом Царе, как и Церкви с несговорчивым Митрополитом. Пророчески вновь прозвучали слова псалмопевца: «Поношение сокрушило сердце мое, и я изнемог, ждал сострадания, но нет его, - утешителей, но не нахожу» (Пс. 68, 21).
         Все же нашлись чада Русской Зарубежной Церкви, понимавшие положение: бывшие в ведении еп. Агафангела Молдовское и Крымское благочиния подали прошение о воссоединении с Митрополитом Виталием. Так, Молдовское, во главе с иеромонахом (нынешним архиепископом Кишиневским и Молдовским) Антонием (Рудей), и Крымское, во главе с иеромонахом Николаем (Иванцовым) были приняты в ведение Митрополита Виталия 7/20 ноября 2001 г.
         В конце своего доклада автор вскользь упоминает Синод Митрополита Виталия, но во всей аргументации его как будто не существовало.
         Так кто же не понял бедственного положения Церкви?
          Как от ложных постулатов вытекают и ложные заключения, так и здесь: поведение людей такое «как будто корабль не разбился… причем плывущие на каждой из лодочек претендуют на то, что именно их лодка является кораблем прошлого. Как ни абсурдна такая точка зрения, но такова официальная экклесиология большинства осколков».
         Эти замечания не могут, естественно, относиться к спасенной Митрополитом Виталием Зарубежной Церкви. Можно определенно сказать, что услышавшие воззвание Митрополита Виталия и последовавшие за ним не относятся к разряду осколков, появившихся, как явствует из доклада, в результате крушения РПЦЗ митрополита Лавра в 2007 году.
         Большое внимание уделяется в докладе организации Русской Православной Церкви Заграницей и руководящему в этой области Указу № 362 от 7/20 ноября 1920 г.
         Напомним, что образование Высшего Церковного Управления Заграницей естественно вытекало из Высшего Церковного Управления на Юге России, сформированного и действовавшего с одобрения патриарха еще во время гражданской войны.[4]
         В последнее время Указ № 362 часто применялся возникающими независимыми церковными образованиями. В разрыве с РПЦЗ применяли его Суздальцы, Лазаревцы и прочие отколовшиеся церковные единицы. Многие ставили акцент на указанное в нем условие о соединении всех, находящихся в одинаковых условиях, которое якобы невозможно было во многих случаях исполнить. Эта причина для отделения чаще всего прикрывала иные побуждения, так как в свое время дальневосточные архиереи тесно участвовали в жизни Зарубежной Церкви, центр которой находился в Сербии[5]. А расколы по отношению Зарубежной Церкви митрополитов Евлогия в Западной Европе и Платона в Северной Америке имели совсем другие причины, чем различие в бытовых условиях.
         В данном докладе обнаруживается новое обоснование для независимости церковных подразделений в соответствии с Указом № 362: в виде автокефальных «митрополичьих округов». В этом направлении ведется тщательное исследование Указа № 362.
         Однако, если скрупулёзно проследить за ходом аргументации в докладе, то очевидно стремление достичь, во что бы то ни стало, желаемого вывода, что единственно правильная организационная структура Церкви заключается в автокефальных митрополичьих округах.
         Например, пункт 2 данного указа. Среди разных вариантов «организации высшей инстанции церковной власти для нескольких епархий, находящихся в одинаковых условиях (в виде ли Временного Высшего Церковного Правительства или митрополичьего округа, или еще иначе)», предпочтение в докладе отдаётся митрополичьему округу.
         Автор подчеркивает недостаток в организации Зарубежной Церкви именно отсутствием митрополичьих округов, которые были введены в Русской Церкви лишь на Соборе 1917/18 гг. и были предложены в Зарубежной Церкви лишь в попытке урегулирования несогласий с митрополитами Евлогием и Феофилом (преемником м. Платона).
         Организация РПЦЗ уточнялась с ходом времени в совершенно новом и неизвестном положении эмиграции миллионов русских людей и с ответственностью за духовные интересы Русской Церкви. Всему православному миру был известен митрополит Антоний, которого Патриарх Варнава называл современным Афанасием и который от имени Русской Церкви обратился с ходатайством о гонимом Патриархе Тихоне ко всем религиозным и политическим инстанциям мира, за чем последовало освобождение Патриарха. Глава Русской Зарубежной Церкви своими Посланиями призывал русских людей к исповеданию истинной веры, предотвращая их от хитросплетенного действия католиков, от влияния сектантов, теософов и масонов. Кто бы мог действовать столь эффективно без духовной власти и ответственности перед своим народом?!
         В меру обстоятельств за границей использовались не раз понятия округов. Так, например, в преддверии первого заседания Высшего Церковного Управления в Ср. Карловцах, состоявшегося 9/22 июля 1921 г., было выработано «Положение о созыве Заграничного Собрания Российских Церквей… которое первоначально предусматривало, что в Собрании примут участие представители всех заграничных автономных церквей, епархий, округов и миссий, пребывающих в подчинении Святейшему Патриарху Всероссийскому. Предусматривалось, что выборы представителей на Собрание будут произведены в 15 округах, где имеются русские епископы, и в 16 районах, где имеются русские приходы, но не имеется епископов».[6]
         В докладе производится глубокий экскурс в историю первых времен христианства.
Утверждается, что в начале четвертого века было 1800 епископов.[7] Таковы якобы сведения из Википедии.
«Церковь представляла собой семью автокефальных Церквей, числом около ста… а когда Империя стала христианской… начался процесс объединения автокефальных митрополий в патриархаты. Однако это объединение создавалось не канонами, а самой жизнью. Каноны скорее тормозили этот процесс административного объединения. Каноническое законодательство не только не упраздняло митрополичьих округов, а наоборот, требовало их дальнейшего существования».
         Однако всем ясно, что каноны определялись со временем для разрешения возникающих недоразумений в вероисповедании и уточнения правил христианской жизни.
         Не покидая мысли об организации округов, которые обозначаются или митрополичьими или церковными округами, автор настаивает на их независимости: «Нужно подчеркнуть существенное различие между митрополичьими округами древней Церкви и митрополичьими округами, введенными Поместным Собором. Оно состояло в том, что последние не были автокефальными, а подчинялись общей высшей церковной власти». Вопрос: А почему бы не упразднить патриаршество?
         В главе: «Указ № 362 и Зарубежная Церковь» автор пытается доказать, что Зарубежная Церковь не исполнила в полноте предписания Указа. Получается, что в одном случае он признает естественным, что сама жизнь направляла и определяла церковную организацию, а когда нужно обосновать автокефальность округов, то Зарубежная Церковь якобы не исполнила Указ № 362.
        Получается следующая погрешность в аргументации.
        С одной стороны, утверждение: «Действительно Указ № 362… предписывает епархиям, находящимся в одинаковых условиях, организоваться на соборных началах, как митрополичий округ, но ничего не говорит о возможности создания какого-либо общего высшего церковного управления над несколькими такими округами. Т.е. Указ не предвидит создания общего церковного центра для всего зарубежья, подобного тому, который был образован в Сремских Карловцах».
        С другой стороны, автор приводит дословно пункт 2 Указа № 362: «В случае если епархия вследствие передвижения фронта, изменения государственной границы и т. п. окажется вне всякого общения с Высшим Церковным Управлением или само Высшее Церковное Управление во главе со Святейшим Патриархом прекратит свою деятельность, епархиальный архиерей немедленно входит в сношение с архиереями соседних епархий на предмет организации высшей инстанции церковной власти для нескольких епархий, находящихся в одинаковых условиях (в виде ли Временного Высшего Церковного Правительства или митрополичьего округа, или еще иначе.  
          Причем 3-й пункт Указа гласит: «Попечение об организации Высшей Церковной Власти для целой группы оказавшихся в положении, указанном в п. 2 епархий составляет непременный долг старейшего в означенной группе по сану архиерея».
          Зачем все эти колебания в никуда? Как это напоминает логику, выставляемую митрополитом Евлогием!
          Напомним еще, что с самого начала все заграничные епархии могли свободно решать влиться им или нет в общую структуру, и все составили свободно архиерейский собор, только впоследствии Балтия и Польша отделились по местным политическим мотивам. Напомним также, насколько придерживались выработанной структуры Русской Зарубежной Церкви дальневосточные архиереи, в частности Владыка Иоанн, и такие столпы Церкви, как архиепископы Виталий, Тихон и многие другие.
Якобы Зарубежная Церковь превысила свои полномочия. Действительно, что-то напоминает митрополита Евлогия!
          По мнению Новомучеников и Исповедников Российских, таких как митрополиты Кирилл, Иосиф и пр., каноны не могли всего предвидеть (в частности тех сотрясений, которые в лихие годы постигли Православную Русь); тем паче не мог Указ № 362, и без того пророческий, предвидеть в 1920 г. положение 1927 года или пятьдесят лет спустя. Указ № 362 не Священное Писание!
          Автор ни на йоту не отступает от осуждения Зарубежной Церкви. Она даже дерзнула выдвинуть митрополита Антония в наместники Патриарха! «Однако, пишет автор, Патриарх Тихон не одобрил мысль о назначении патриаршего Наместника за границей». И следует впечатляющее заключение: «Таким образом, по мысли его устроителей, ВРЦУ было не возглавлением одного митрополичьего округа, а, как и следует из его названия, высшей церковной властью для заграничной части Русской Церкви, свободной от большевиков»! Вспомним, как такое положение Зарубежной Церкви не нравилось большевикам, ни февральским политическим деятелям, собравшимся вокруг митрополита Евлогия и спровоцировавшим раскол в 1926 г.
          Как фактически обстояло дело с проектом относительно патриаршего Наместника.[8]
Русским Заграничным Церковным Собором среди других постановлений было решено: «предоставить Председателю Высшаго Русскаго Церковнаго Управления Высокопреосвященнейшему Антонію, Митрополиту Кіевскаму и Галицкаму, звание Наместника Святейшаго Патриарха Всероссійскаго».
         Автор доклада часто настаивает на соборном значении Указа № 362. А не соборно ли было принято вышеприведенное постановление?
         Однако, само собой понятно, что владыка Антоний не мог воспользоваться этим решением Заграничного Церковного Собора без прямого одобрения патриарха Тихона, и Высшее Церковное управление заграницей  своим постановлением от 31 мая/13 июня 1922 г. решило: «вопрос о предоставлении Председателю Высшаго Русскаго Церковнаго Управления Высокопреосвященнейшему Антонию, Митрополиту Киевскому и Галицкому, звания Наместника Святейшаго Патриарха Всеросийскаго представить при первой же возможности на благоусмотрение  Его Святейшества». Проект этот не был осуществлен.
          Значит ли это, что Патриарх Тихон отказал удовлетворить ходатайство заграничного Собора, как утверждает автор? – Это менее всего вероятно. Здесь нужно окунуться точно в ход истории того времени.
          Вспомним тот факт, что в ноябре 1921 г. Всезарубежный Церковный Собор обратился с посланием к Международной конференции по экономическим и финансовым вопросам с просьбой не принимать Советский Союз в мировое сообщество. Неизвестно, было ли зачитано это послание на открывшейся 10 апреля 1922 г. в Генуе конференции, но приглашенная туда советская делегация отреагировала на него с сильнейшим негодованием.
          С этого момента, несомненно, Советы решили усилить свою борьбу с оказавшейся опасной для них на международном уровне русской эмиграцией, духовно руководимой Зарубежной Церковью. Ключевым звеном этой борьбы Советов стал указ № 348 от 22 апреля/5 мая 1922 г. Большевики категорически требовали от Патриарха полного осуждения Карловацкого Собора, принявшего «Послание Мировой конференции». Указ № 348, подписанный одним архиепископом Фаддеем, повелевал упразднить Высшее Церковное Управление, которое якобы не имело больше оснований на существование, после того как оно назначило митрополита Евлогия заведующим русскими православными церквами заграницей (!). Митрополит Евлогий сначала заявил, что этот Указ принят под давлением большевиков и не имеет никакой силы; но впоследствии он использовал его в свою пользу в учиненном им расколе в 1926 году.
          При таких обстоятельствах принятое соборное решение о патриаршем Наместнике от 31 мая/13 июня 1922 г. скорее всего не было препровождено Патриарху, бывшему в то время под домашним арестом, а если даже было ему доставлено, как обычно, через Финляндского Архиепископа Серафима, то оно встретило уже лишенного свободного волеизъявления Патриарха.
          Чувствуется в дальнейшем чтении доклада, как автор ищет повод, чтобы уличить еще и еще заграничный Собор в неправильных действиях и в претензии на власть. Как будто важнее всего за прошедшее столетие доказать, что структурированная со временем организация многомиллионной эмиграции и её духовное руководство известнейшим в православном мире митрополитом Антонием, возглавлявшим архиерейский Собор, - все это было незаконно! Взамен нужно было дробить на мелкие автокефалии! На радость Советам?
          От такой безжизненной и нецерковной трактовки зарождается новая экклесиология для последних времен - «экклесиология осколков». И от чего «экклесиология», когда дело касается не вероисповедания, а лишь организации?
          Исследование церковной истории с помощью системы тезиса-антитезиса продолжается с изучением двух противостоящих позиций в организации Русской Зарубежной Церкви:
         «Противники Карловацкого Синода: Митроп. Евлогий, проф. Троицкий и др. утверждали, что деятельность митроп. Антония и его сподвижников по укреплению центральной церковной власти за рубежом была не нужна и даже вредна для Церкви. Конечно, это совершенно ошибочный взгляд. Существование Синода было оправдано его высоким духовным авторитетом и авторитетом его первоиерарха».
          Общее впечатление, что вся аргументация, в постоянном колебании «за и против», имеет целью лишь высказать нечто отрицательное в адрес Зарубежной Церкви.
          «С формальной стороны, Синод не имел санкций от Высшей Церковной власти Русской Церкви. Напротив, ВРЦУ даже было упразднено Указом № 348 патр. Тихона от 5 мая 1922 г.». Об этом Указе мы уже дали выше объективное расследование.
          Спрашивается, зачем манипулировать набором исторических фактов вне контекста? Разве только чтобы подготовить для недостаточно сведущего читателя свои заключения?
И вновь неразбериха в аргументации методом «тезиса-антитезиса».
          «Единый церковный центр зарубежья был образован отнюдь не в результате беспочвенных претензий и властолюбия (!) каких-либо отдельных лиц, как утверждали его критики, а был произведен самой жизнью и поддерживался церковным сознанием иерархии, а не буквой указов». Так в чем же дело?!
           А вот в чем дело: «Указ № 362 не санкционирует единый церковный центр зарубежья, и нет никаких других канонических актов, которые бы санкционировали его существование». Казалось бы, теперь все сказано! Теперь смогут вполне возрадоваться все оппоненты РПЦЗ, историки Струве, Поспеловский… и большевики.
          А как же пункт 2 Указа, формально не исключающий никакой епархии, находящейся в разрыве с центром?! Сам же автор писал, что «объединение создавалось не канонами, а самой жизнью». Чего в этом плохого, если жизнь созидалась по Евангелию? Как сам автор, если бы был облечен в ответственность, устроил бы церковную жизнь за границей?                    
          Научная работа докладчика на этом не останавливается. Так: «Вообще, в споре сторонников единого заграничного церковного центра и его противников заметно, что первые не вполне понимают принцип митрополичьих округов. В этом смысле интересна полемика проф. С. Троицкого и Г. Граббе». И дальше все наподобие.
          Как в этих тезисах разберется недостаточно подкованный читатель? – Жизнь покажет.
          Так и автор предвещает о будущем церковных округов: «Их число и состав определится самой жизнью».

Пр. В. Ж.
 




[2] « Октябрьский Собор 2000 года принял решения, повернувшие историю Зарубежной Церкви вспять и противоречащие тому, что Ею утверждалось в течение десятилетий: ныне сталинская организация – Московская патриархия – признавалась подлиной Русской Православной Церковью; для подготовки соединения «двух частей» Русской Церкви – РПЦЗ и МП – учреждалась специальная комиссия. Обращение Синода от 18 февраля/ 2 марта 2000 г., предостерегающее от единения с МП, было забыто всего лишь полгода спустя. Влиятельные архиереи РПЦЗ стали послушными исполнителями желаний Московской патриархии, полностью и окончательно потерявшими свою внутреннюю духовную свободу и способность к исповедничеству». («Русская Православная Церковь на родине и за рубежом». Пр. В. Жуков. Париж, 2011 г.).
[3] Там же.
[4] Там же.
[5] Письмом от 15/28 января 125 года, еще до кончины Патриарха Тихона, архиепископ Иннокентий, Начальник Русской Православной Миссии в Китае, обратился к владыке митрополиту Антонию с убедительной просьбой, «возглавить временно Российскую Православную Церковь теперь же заграницей в качестве Патриаршего заместителя, так как Святейший Патриарх Тихон совершенно лишен всякой свободы действий и распоряжений и именем его всякий может злоупотреблять, а он не в силах этому воспрепятствовать. Между тем Российская Православная Церковь переживает крайне тяжелое положение и необходимо спасти ее путем установления свободного и твердого управления ею».
[6] Архиеп. Никонъ. Жизнеописаніе блаженнѣйшаго Антонія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго. Том VI- c.1.
[7] Это означает, что на Первом Вселенском Соборе в 325 г. при 318 епископах, каждый из них представлял примерно 6 епископов, о чем сведений не находится.
[8] Архиеп. Никонъ, Жизнеописаніе Блаженнѣйшаго митроп. Антонія, Т6, 1960
*

Comments