?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

РОССІЙСКІЙ ГЕРБ И ФЛАГ – Вл. Абданк-Коссовскій – 1956 г. – ЧАСТЬ І

Вопрос о россійском гербѣ и флагѣ не является вопросом одного лишь празднаго любопытства. Он тѣсно связан с рус­ским прошлым и устроеніем грядущаго Государства Россій­скаго послѣ ликвидаціи совѣтской власти. Неумирающая Рос­сія не может не вернуться к старым традиціям и вѣками усвоен­ным геральдическим мотивам, ибо даже при новых обстоятель­ствах они должны сохранить свою историческую и самобытную своеобразность. В противном случаѣ самая эмблема теряет сим­волическое свое значеніе и становится не болѣе, как офиціаль­ным, казенным штемпелем. Это случилось у большевиковъ, гдѣ наспѣх состряпанныя ими эмблемы, к тому же безвкусныя и пропитаныя русскою кровью, представляют собою шелуху без сердцевины.

Уже на зарѣ историческаго существованія народов, когда они начинали сознавать свое единство и политическую обособ­ленность, родилась мысль выразить то и другое внѣшним, на­глядным символом. Для этой цѣли служили стяги, хоругви, флаги, а также различныя, наиболѣе замѣтныя принадлежно­сти одежды и вооруженія. Отсюда и первоначальная мысль о так называемых государственных, національных или народных цвѣтах, которые по своим геральдическим особенностям могут служить первоклассным отличіем. Цвѣта эти образовались у народов или путем историческим или произвольно, но всего чаще заимствуются из государственнаго герба.

Здѣсь будет умѣстно коснуться нѣкоторых общих правил геральдики и привести спеціальные ея термины. Цвѣта в ге­ральдикѣ ограничены четырьмя основными, именуемыми “фи­нифтями”, и двумя металлами. Финифти эти: червлень, т. е. красный цвѣт, — символ крови, энергіи, силы, аллегорія вой­ны и пр.; лазурь — символ неба и воды, благородства, чи­стоты — в болѣе спеціальном значеніи, символ королевской власти; зелень — аллегорія природы, и чернь — символ земли. Всѣ эти цвѣта или финифти не имѣют никаких оттѣнков или видоизмѣненій. Графически они изображаются: червленый — вертикальными, лазуревый — горизонтальными и зеленый — діагональными штрихами, а черный — сѣткой, получающейся из сочетанія вертикальных и горизонтальных штрихов.

Есть еще натуральный цвѣт, которым изображаются геральдическія фигуры, т. е. настоящій цвѣт изображенных предметов, напр., натуральный человѣк, т. е. человѣческая фигура тѣлеснаго цвѣта и т. д. Желтаго (со всѣми его измѣне­ніями — оранжевым, золотистым и др.) и бѣлаго цвѣтов в ге­ральдикѣ вовсе нѣт, а они изображают металлы: золото и се­ребро. Золото графически изображается точками, серебро — пустым (бѣлым) пространством.

Усвоив однажды собственный цвѣт, народ придает ему значеніе отечественнаго, а потому дорогого его сердцу симво­ла. На Западѣ твердо знают и помнят цвѣта и эмблемы своих флагов, в чем помогает, главным образом, знаніе своей исто­ріи, а нерѣдко и геральдики. Здѣсь обращено серьезное вни­маніе на то, чтобы дѣти уже со школьной скамьи заучили эти отличія и умѣли бы быстро отличать свой герб и національные цвѣта от эмблем и цвѣтов других народов.

К сожалѣнію, значеніе, приписываемое почти всѣми наро­дами их національным отличіям, у нас, в Россіи, не получило должнаго развитія, хотя с давних пор мы и употребляли их бессознательно. Обратить вниманіе, напримѣр, на предмет, ка­кіе цвѣта в Россіи могут быть названы національными, — значило полвѣка тому назад возбудить вопрос для многих странный, для других вовсе непонятный и лишь для меньшин­ства — доступный по своему значенію. Еще в началѣ текущаго столѣтія едва ли нашелся бы у нас средній интеллигентный человѣк, — не говоря уже о простом народѣ,—который безоши­бочно сумѣл бы описать свой національный флаг и не начал бы его с синяго или краснаго цвѣта вмѣсто бѣлаго. Рѣдкій сказал бы при этом, что русскіе цвѣта — это бѣлый, синій и крас­ный, а не наоборот или не в ином порядкѣ.

Однако, надо быть справедливым и открыто признаться, что виноват был в этом не только рядовой русскій обыватель. До послѣдних дней своего существованія наше правительство не было в состояніи дать авторитетнаго указанія, какіе же цвѣ­та являются подлинно національными: черно-желто-бѣлый или бѣло-сине-красный?

Изыскивая историческое начало своих государственных или національных цвѣтов, русскіе спеціалисты обращались к тому же коренному источнику, который и другим народам слу­жит указаніем происхожденія этих цвѣтов, т. е. к государ­ственному гербу. Бывали, конечно, исключенія, но только в тѣх случаях, когда отечественные цвѣта почему-либо издревле усвоены иным путем, без послѣдующих измѣненій. Так, родо­вой цвѣт Бургонскаго королевскаго дома и королевства Фран­ціи был бѣлый (серебро), несмотря на то, что гербовою эм­блемою этого дома и Франціи были “золотыя лиліи в лазуре­вом щитѣ”, т. е. казалось бы, — желтый и голубой.

Тѣм не менѣе, из расцвѣтки національных флагов у боль­шинства народов видно, что на Западѣ принято включать в эти флаги цвѣта государственнаго герба. Не подлежит сомнѣнію, что государственный герб созданный в каждом государствѣ исторически и усвоенный вѣками, составляет самое цѣнное и авторитетное отличіе для каждаго народа.
С этой точки зрѣнія, может претендовать у нас на вполнѣ законное существованіе и черно-желто-бѣлый флаг и флаг бѣло-сине-красный. Первые цвѣта тождественны с финифтью дву­главаго орла (черный), металлом щита (золото) и главным металлом московскаго герба, помѣщеннаго на груди орла: св. великомученик и побѣдоносец Георгій в бѣлом вооруженіи на бѣлом конѣ (серебро).

Однако, московскій герб, как составная часть Россійскаго государственнаго герба, кромѣ серебра, имѣет еще двѣ фи­нифти: лазурь (лазуревая проволока или мантія святого) и червленъ (красный щит, на котором помѣщено изображеніе всадника). Подобное сочетаніе цвѣтов и дает право сторонни­кам бѣло-сине-краснаго флага настаивать на законности своих выводов.

Отсюда неизбѣжная двойственность расцвѣтки нашего флага, и до самаго послѣдняго времени наше правительство безсильно было указать, какое же сочетаніе цвѣтов больше обосновано исторически и геральдически. Но обратимся к пер­воисточнику всѣх домыслов — Россійскому двуглавому орлу.

Орел в гербѣ всегда означал власть, господство, велико­душіе и прозорливость. Во всѣ времена орел изображался ле­тящим грудью вперед, а крылья его приподнятыми вверх или парящими. У римлян орел служил воинским знаком легіона. Двуглавый орел, как символ императорской власти, появился со времени раздѣленія имперіи на Западную и Восточную. Обѣ имперіи пользовались правом на орла с одной головой, но ко­гда онѣ соединились под одним скипетром византійских импе­раторов, оба орла составили одно тѣло, но с двумя головами, обращенными на Восток и Запад. Послѣ паденія Византіи эту почетную эмблему принимали в герб государства, считавшіе себя преемниками Восточной имперіи: Московская Русь, Сер­бія, Албанія, Эпир, Черногорія, Валахія, причем, обычно, к изображенію двуглаваго орла добавляли свои собственныя эмблемы. Двуглавый орел сохранился также в гербах фамилій, ведущих свое происхожденіе от византійских императоров: Комненов, Палеологов, Кантакузенов. Слѣды этой эмблемы видны и в гербах некоторых фамилій, происшедших из Сер­біи, которая также усвоила византійскій орел. Так, в гербѣ графов Подгоричани и Подгоричани-Петрович изображены два черных двуглавых орла.

Вопреки установившемуся мнѣнію, двуглавый орел в Ви­зантіи долгое время не имѣл значенія государственной эмбле­мы. Это был мотив для орнамента, украшеніе парчевых тканей придворных. Только при послѣдних Комненах двуглавый орел пріобрѣтает исключительное значеніе, но это еще далеко не государственный герб — гербов в современном значеніи этого слова тогда еще не было. И только Андронник II, Палеолог, пользуется изображеніем двуглаваго орла, как государственной эмблемой. Об этом свидетельствует золотая булла 1293 года, гдѣ на портретѣ этого императора помѣщено изображеніе орла.       

С этого времени двуглавый орел в большом спросѣ в Византіи. Он изображается на шатрах, сѣдлах, обуви деспотов. На одной древней иконѣ изображен деспот Іоанн Кантакузен в мантіи с вышитыми на ней тремя двуглавыми орлами. Такой же орел фигурирует на печати деспота Палеолога в концѣ XIV вѣка. Наконец, по преданію, труп послѣдняго византій­скаго императора, Константина XII Палеолога, опознан был среди груды убитых защитников Константинополя в 1453 году по обуви с золотыми двуглавыми орлами.

Согласно новѣйшим данным, которыя мы находим в инте­ресном трудѣ проф. А. В. Соловьева (А. V. Soloviev: «Les emblèmes héraldiques de Byzance et les slaves». Prague, 1935) византійскій орел — восточнаго происхожденія. В Богаз-кіой (Каппадокія) открыт был колоссальный барельеф ре­лигіознаго происхожденія, на котором изображены двѣ боги­ни, стоящія на крыльях двуглаваго орла. В Вавилонѣ изобра­женіе этой сказочной птицы фигурирует на цилиндрических печатках. Одна из них восходит к серединѣ третьяго тыся­челѣтія до Р. X. На ней изображен двуглавый орел, поддер­живающій своими главами картуш с именем владѣльца печати. Заслуживает большого вниманія и авторитетное мнѣніе недав­но скончавшагося проф. Н. Т. Бѣляева, который доказывал, что прямым родоначальником геральдических орлов является эмблема царей Сумера и Аккада за много тысячелѣтій до на­шей эры. Это “имгиг” — геральдическій орел с львиной го­ловой, который изображен на огромном мѣдном горельефѣ из храма царя А-Анни-Падда в Телль-эль-Обеид (Месопо­тамія).

В послѣдующія тысячелѣтія мы не встрѣчаем слѣдов дву­главаго орла. Он вновь возрождается к жизни много позже, а именно — в мусульманском искусствѣ XI вѣка. С этого време­ни, подобно льву и грифу, орел начинает играть видную роль в орнаментикѣ. Позже, с развитіем у арабов геральдическаго искусства, двуглавый орел получил широкое распространеніе по всему мусульманскому міру и попадает в рыцарскіе гербы Западной Европы.

Подобнаго происхожденія гербы древних родов Куртенэ, Гесклен, Бусико, Пик де ла Мирандоль, Жебелан, Массерано и др. Дочери одного из Куртенэ заносят изображеніе этой фан­тастической птицы в Савою и Фландрію, а Балдуин, граф Фландрскій, основавшій на мѣстѣ захваченной им Византіи Латинскую имперію, заносит в 1204 году в Константинополь изображеніе двуглаваго орла на своем щитѣ. Это обстоятель­ство дало повод нѣкоторым изслѣдователям высказать смѣлое предположеніе, что византійскій двуглавый орел Палеологов — фландрскаго происхожденія.

Павшій в 1453 году на стѣнах своей столицы послѣдній император византійскій, Константин XII Палеолог, не имѣл по­томства, равно как и второй брат его, Димитрій. Третій же брат императора, Фома, покинув Византію, умер в Римѣ в 1465 году, оставив послѣ себя двух сыновей — Андрея и Эммануила, — и дочь Зою, а по русским лѣтописям Софію, которая пріѣхала в Москву и вышла замуж за царя и великаго князя всея Руси Іоанна III. Братья ея перешли в католичество и умерли также без потомства.

Так как православная супруга русскаго государя, Софья, оставалась единственно представительницей православнаго ро­да Палеологов, то супруг ея, великій князь Іоанн III, принял символ этого рода, — чернаго двуглаваго орла в золотом полѣ. На основаніи сохранившихся исторических документов этот герб впервые появился на изображеніи печати, привѣшанной к мѣновой грамотѣ великаго князя Іоанна III Васильевича с племянниками его, князьями Полоцкими. Писана грамота “на Москвѣ лѣта седьм тысящ пятаго”, т. е. в 1497 году от Р. X. На печати находится изображеніе двуглаваго орла со спущенными (распластан­ными) крыльями и с короной на каждой головѣ.

Со времён царя Алексѣя Михайловича офиціально на груди двуглаваго орла стали помѣщать щиток с гербом мо­сковским, с регаліями в лапах и тремя коронами, составляю­щими символ св. Троицы, а также эмблемы трех царств: Казанскаго, Астраханскаго и Сибирскаго.

Хотя многіе полагают, что московскій герб изображал тогда св. Великомученика и Побѣдоносца Георгія в видѣ воина на конѣ, поражающаго копьем змія (дракона), но на основаніи различных актов из­вѣстно, что всадник имено­вался “ѣздец”.

В описи Смоленска 1671 г. показано “5 мѣдных пищалей, на них изображеніе: вылит человѣк на конѣ, колет змія”. Сошлем­ся еще на один примѣр: издатели московской библіи в 1663 году изобразили царя на конѣ и в коронѣ на щитѣ герба. Даже в указѣ 11-го марта 1726 года всадник московскаго герба наз­ван “ѣздецом”.

Лишь с 1729 года, когда граф Миних представил в Воен­ную коллегію высочайше утвержденные русскіе гербы, всад­ник московского герба стал окончательно изображать собою св. Георгія. Отмѣтим, что “ѣздец” в гербѣ Московскаго царства весьма древняго происхожденія и находился в связи с языческим божеством кривичей — Ярилой, олицетворявшим весеннее солнце. С другой стороны Ярило схож с литовским гербом Погонь (погоня), изображавшим скачущаго всадника и сохранившимся в гербах нѣкоторых Рюриковичей и Гедеминовичей, а также губерній Виленской и Витебской. Наша лѣтопись сохранила слѣдующее извѣстіе о появленіи “погони” на Литвѣ; “князь Витен нача княжити над Литвою (1273), из­мысли себѣ герб и всему княжеству литовскому печать: ры­царь збройный на конѣ з мечем, еже нынѣ наречут погоня”.

До половины шестидесятых годов прошлаго столѣтія св. Георгій был обращен “влѣво” (правой стороной считается в геральдикѣ сторона, приходящаяся против лѣваго нашего гла­за) щита, что составляло, однако, ошибку, почему с тѣх пор он был обращен “вправо” щита согласно требованиям гераль­дики. Наконец, послѣдній образец нашего государственнаго герба утвержден был 2-го ноября 1882 года, вмѣстѣ с особою сѣнью и варяжским шлемом св. Александра Невскаго.

Этот герб есть в золотом щитѣ черный двуглавый орел, коронованный двумя императорскими коронами, над которыми такая же, но в большем видѣ, корона, с двумя развѣвающимися концами ленты андреевскаго ордена. Орел держит золо­тые скипетр и державу. На груди орла герб московскій: в чер­вленом (красном) щитѣ св. великомученик и побѣдоносец Георгій в серебряном вооруженіи и на серебряном конѣ, в ла­зуревой приволокѣ (мантіи), поражающій дракона. Вокруг щита цѣпь ордена св. апостола Андрея.                                                                                                    

На крыльях — на правом: 1. Герб царства Казанскаго (в серебряном щитѣ черный коронованный дракон); 2. Царства Польскаго (в червленном щитѣ серебряный коронованный орел); 3. Царства Херсониса Таврическаго (в золотом щитѣ, черный византійскій, увѣнчанный двумя коронами орел. На груди в лазуревом щитѣ золотой осьмиконечный крест); 4. Соединенные гербы великих княжеств: Кіевскаго, Владимір­скаго и Новгородскаго (в щитѣ, раздѣленной вилообразно на три части): в первый лазуревой части герб кіевскій — св. архристратиг Михаил с пламенѣющим мечом и серебряным щи­том; во второй червленой части герб Владимірскій — золотой леопард, держащій в правой лапѣ длинный серебряный крест; в третьей серебряной части герб новгородскій — два черных медвѣдя, поддерживающіе золотыя кресла с червленною по­душкою, на коей поставлены крестообразно скипетр и крест; над креслами золотой трисвѣщник; в лазуревой окраинѣ — двѣ серебряныя рыбы.

На лѣвом крылѣ: 5. Герб царства Астраханскаго (золотая корона в лазуревом щитѣ, под нею серебряный восточный меч); 6. Гербъ царства Сибирскаго (в горностаевом щитѣ два черных соболя, стоящих на задних лапах и поддерживающих золотую корону, червленный лук и двѣ стрѣлы); 7. Герб цар­ства Грузинскаго (в среднем малом щитѣ герб Грузіи — в зо­лотом полѣ св. великомученик Георгій, сидящій на черном конѣ и поражающій зеленаго дракона; в первой части герб Иверіи — в серебряном щитѣ серебряный скачущій конь; во второй части герб Карталиніи — в золотом щитѣ огнедышащая гора пронзенная крестообразно двумя черными стрѣлами; в третьей части герб Кабардинских земель — в лазуревом щи­тѣ на двух крестообразно положенных стрѣлах малый золотой щит с червленным  полумѣсяцем; в четвертой части герб Ар­меніи в золотом щитѣ червленный коронованный лев; в зо­лотой оконечности герб Черкасских и Горских князей ска­чущій на черном конѣ черкес с черным копьем на правом пле­чѣ); 8. Герб великаго княжества Финляндскаго (в червленном щитѣ золотой коронованный лев, держащій в правой лапѣ меч прямой, а в лѣвой — меч выгнутый, на который опирается заднею правою лапою лев, сопровождаемый восемью серебря­ными розами.

В большой или полный россійскій государственный герб входят также гербы всѣх главнейших областей и земель, во­шедших в состав Имперіи, а также родовой герб Государя. Полный герб, таким образом, является эмблемой всей россійской территоріи. Давая исторически вѣрное и ясное представ­леніе о постоянном ростѣ государства, он тѣм самым служит наглядной иллюстраціей к полному титулу российских монар­хов, в котором территоріальныя пріобрѣтенія Россіи перечислены почти в том же порядкѣ, в каком размѣщены их гербы на груди, крыльях и по сторонам двуглаваго орла в большом или полном россійском государтвенном гербѣ.

Продолжение: ЧАСТЬ ІІ - http://pisma08.livejournal.com/400304.html

*
 

Comments