?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

СВѢТЛОЙ ПАМЯТИ В. К. ЕЛИЗАВЕТЫ ѲЕОДОРОВНЫ - Архіепископъ Анастасій – Іерусалимъ 1925 – ЧАСТЬ ІІІ



Съ наступленіемъ войны она съ полнымъ са­моотверженіемъ отдалась служенію больнымъ и раненымъ воинамъ, которыхъ посѣщала лично не только въ лазаретахъ и санаторіяхъ Москвы, но и на фронтѣ. Клевета не пощадила однако ее, какъ и покойную Императрицу, обвиняя ихъ въ излишнемъ сочувствіи къ плѣннымъ раненымъ германцамъ. Великая Княгиня перенесла эту горькую незаслуженную обиду съ обычнымъ ей великодушіемъ.

Когда разразилась потомъ революціонная буря она встрѣтила ее съ замѣчательнымъ самообладаніемъ и спокойствіемъ. Казалось, что она стояла на высокой непоколебимой скалѣ и оттуда безъ страха смотрѣла на бушующія вокругъ нея волны, устремивъ свой духовный взоръ въ вѣчныя дали.

У нея не было и тѣни озлобленія противъ неистовствъ возбужденной толпы: «народъ дитя, онъ не повиненъ въ происходящемъ кротко гово­рила она: онъ введенъ въ заблужденіе врагами Россіи». Не приводили ее въ уныніе и великія страданія и униженія, выпавшія на долю столь близкой ей Царской семьи. «Это послужитъ къ ихъ нравственному очищенію и приблизитъ ихъ къ Богу», съ какою-то просвѣтленною мягкостію за­метила она однажды. Она глубоко страдала за эту вдвойнѣ родственную ей семью только тогда, когда вокругъ послѣдней сплетались тернія оскорбитель­ной клеветы особенно во время войны; что бы не подавать повода къ новому злорѣчію, Великая Кня­гиня старалась избѣгать разговоровъ объ этомъ предметѣ. Если же не скромное любопытство праздныхъ людей позволяло себѣ слишкомъ опреде­ленно ставить столь деликатный вопросъ предъ нею, она сейчасъ же пресѣкала его своимъ выразительнымъ молчаніемъ. Только разъ по возвращеніи изъ Царскаго села она, какъ-бы обмолвив­шись сказала: «Этотъ ужасный человѣкъ (т.е. Распутинъ) хочетъ разлучить меня съ ними, но слава Богу, это ему не удается». Обаяніе всего ея облика было такъ велико, что невольно покорило даже революціонеровъ, когда они пришли впервые осматривать Марѳо-Маріинскую обитель. Одинъ изъ нихъ (повидимому студентъ) даже похвалилъ жизнь сестеръ, сказавъ, что у нихъ не замѣтно никакой роскоши, а наблюдается только повсюду порядокъ и чистота, въ чемъ нѣтъ ничего предосудительнаго. Видя его искренность, Великая Кня­гиня вступила съ нимъ въ бесѣду объ отличительныхъ особенностяхъ соціалистическаго и христіанскаго идеала. «Кто знаетъ, замѣтилъ въ заключеніе ея невѣдомый собесѣдникъ, какъ бы побѣжденный ея доводами, быть можетъ мы идемъ къ одной цѣли только разными путями», и съ этими словами покинулъ обитель. «Очевидно, мы недостой­ны еще мученическаго вѣнца», отвѣтила Настоя­тельница сестрамъ, поздравлявшимъ ее съ столь благополучнымъ исходомъ перваго знакомства съ большевиками. Но этотъ вѣнецъ уже недалекъ былъ отъ нея. Въ теченіи послѣднихъ мѣсяцевъ 1917 года и въ началѣ 1918-го совѣтская власть, къ общему удивленію, предоставила Марѳо-Маріинской обители и ея начальницѣ полную свободу жить, какъ онѣ хотѣли, и даже оказывала имъ под­держку въ смыслѣ обезпечечія населенія обители жизненными продуктами. Тѣмъ тяжелѣе и неожиданнѣе для послѣдней былъ ударъ, постигшій ее на Пасхѣ, когда Великая Княгиня внезапно была арестована и отправлена въ Екатеринбургъ. Святѣйшій ІІатріархъ Тихонъ пытался при помощи перковныхъ огранизацій, съ которыми на первыхъ порахъ считалась большевисткая власть, принять мѣры къ ея освобожденію, но безуспѣшно. Пребываніе Великой Княгини въ ссылкѣ обставлено было сначала даже нѣкоторыми удобствами: она была помѣщена въ женскомъ монастырѣ, гдѣ всѣ сестры въ ней принимали самое искреннее участіе; особеннымъ утѣшеніемъ для нея было то, что ей безпрепятственно разрѣшено было посѣщать церковныя службы; гораздо стѣснительнѣе ея положеніе стало послѣ перевода въ Алопаевскъ, гдѣ она вмѣстѣ съ своей вѣрной до конца спутницей сестрой Варва­рой и другими Великими Князьями, разделивши­ми съ нею туже участь, была заключена въ одной изъ городскихъ школъ. Тѣмъ не менѣе она не те­ряла присущей ей твердости духа и по временамъ посылала слова ободренія и утѣшенія глубоко скорбѣвшимъ объ ней сестрамъ ея обители. Такъ продолжалось до роковой ночи 5/18 Іюля. Въ эту ночь она внезапно была вывезена вмѣстѣ съ прочими царственными узниками, жившими съ нею въ Алопаевскѣ, и съ историческимъ отнынѣ лицомъ своею доблестною сподвижницей Варварой въ автомобилѣ на городъ, и повидимому заживо была погребена вмѣстѣ съ ними въ одной изъ окрестныхъ шахтъ[1]. Результаты произведенныхъ потомъ здѣсь раскопокъ показали, что она до послѣдней минуты старалась служить тяжело раненымъ при паденіи Великимъ Князьямъ, а мѣстные крестьяне издали наблюдавшіе за казнью невѣдомыхъ имъ людей долго слыша­ли таинственное пѣніе несущееся изъ подъ земли. Это она, великая страстотерпица, пѣла себѣ и другимъ надгробныя пѣсни, пока «не порвалась серебряная цѣпочка и не разломалась золотая лампада» (Еккл. 12, 6) и для нея не зазвучали уже райскіе напѣвы. Такъ вожделѣнный для нея мученическій вѣнецъ увѣнчалъ ея главу и пріобщилъ ее къ сонму тѣхъ, о которыхъ повѣствуетъ Тайнозритель Іоаннъ: «Послѣ сего взглянулъ я, и вотъ великое множество людей, котораго никто не могъ перечесть изъ всѣхъ племенъ и колѣнъ, и народовъ, и языковъ, стояло предъ престоломъ и предъ Агнцемъ въ бѣлыхъ одеждахъ и съ паль­мовыми вѣтвями въ рукахъ своихъ Это тѣ, ко­торые пришли отъ великой скорби: они омы­ли одежды свои и убѣлили одежды свои кровію Агнца» (Апок. VII, 9,14).

Какъ чудное видѣніе, прошла она по землѣ, оставивъ послѣ себя сіяющій слѣдъ. Вмѣстѣ со всѣми другими страдальцами за рус­скую землю она явилась одновременно и искупленіемъ прежней Россіи и основаніемъ грядущей, которая воздвигнется на костяхъ новыхъ мучениковъ. Такіе образы имѣютъ непреходящее значеніе: ихъ удѣдъ вѣчная память и на землѣ и на небѣ. Не напрасно народный голосъ еще при жизни нарекъ ее святой[2]. Какъ бы въ награду за ея земной подвигъ и особенно за ея любовь къ Святой Землѣ ея мученическимъ останкамъ (найденнымъ въ шахтѣ, по сдовамъ очевидцевъ совершенно не­тронутыми тдѣніемъ) суждено почивать у самаго мѣста страданій и воскресенія Спасителя. Извле­ченныя по распоряженію адмирала Колчака изъ земли, послѣднія вмѣстѣ съ тѣлами другихъ умерщвленныхъ одновременно съ Великой Княгиней членовъ Царскаго дома (Великаго Князя Сергія Михаиловича, Князей Іоанна, Игоря и Костантина Костантиновичей и сына В. К. Павла Александровича князя Палѣй) и сестры Варвары были пере­везены сначала въ Иркутскъ, а затѣмъ въ Пекинъ гдѣ довольно долго оставались въ кладбищенскомъ храмѣ нашей духовной Миссіи. Отсюда уже забо­тами сестры почившей Маркизы Мидьфордъ-Хавенъ Принцессы Викторіи, съ которой онѣ были связаны при жизни особенно тѣсными узами, ея гробъ вмѣстѣ съ гробомъ сестры Варвары былъ доставленъ чрезъ Шанхай и Суецъ въ Палестину. 15 Января 1920 г тѣла обѣихъ неразлучныхъ до конца страдалицъ были торжественно встрѣчены въ Іерусалимѣ англійскими властями, греческимъ и русскимъ духовенствомъ, многочисленною русскою колоніею и мѣстными жителями. Черезъ день состоялось ихъ погребеніе, совершенное маститымъ главою Сіонской Церкви Блаженнѣйшимъ Патріархомъ Даміаномъ въ сослуженіи большаго сонма духовенства.

Усыпальницей для Великой Книгини избрана какъ бы нарочито для этого приспособленная крипта подъ нижними сводами русской Церкви Св. Маріи Магдалины. Сама эта церковь, построенная въ память Государыни Маріи Александровны ея Августѣйшими дѣтьми, не чужда почившей: послѣдняя присуствовала вмѣстѣ съ В. К. Сергіемъ Алаксандровичемъ на ея освященіи въ 1888 г. Это самый стильный и изящный храмъ изъ всѣхъ, какіе мы имѣемъ въ Палестинѣ. Онъ расположенъ на живописномъ склонѣ Елеона и своими красочны­ми чисто русскими формами издали манитъ взоръ заставляя переноситься мыслью въ далекую и близ­кую для Св. Земли Россію. Сама почившая мучени­ца не могла бы избрать лучшаго мѣста для сво­его упокоенія, если бы она предвидѣла, что ей придется временно почивать внѣ своей обители, гдѣ ею уже заранѣе приготовлена была для себя могила.

Здѣсь все отвѣчаетъ ея духу: и золотыя главы храма, играющія на солнцѣ среди зелени маслинъ и кипарисовъ, и его художественное внутреннее убранство, запечатлѣнное вдохновеніемъ Верещаги­на, и самый характеръ св. изображеній, какъ бы насквозь проникнутыхъ лучами Воскресенія Христова. Еще ближе, еще дороже ея сердцу тотъ ароматъ святыни, какой со всѣхъ сторонъ обвеваетъ ея усыпальницу: внизу предъ последней разстилается единственная въ своемъ родѣ картина Св. Града съ возвышающимся надъ нимъ величественнымъ куполомъ Живоносного Гроба, у самаго ея подножія геѳсиманскій садъ, гдѣ тужилъ и молился даже до кровавого пота Божественный Страдалецъ и далѣе Геѳсиманія — мѣсто погребенія Богоматери; налѣво можно различать полузакрытую складками горъ Виѳанію, эту истинную обитель Марѳы и Маріи, сестеръ Лазаря, которого Господь воззвалъ здѣсь изъ гроба, а сверху Церковь Св. Маріи Маг­далины вѣнчаетъ радостный Елеонъ, откуда Воскресшій Спаситель вознесся во славѣ на небо, что­бы вѣщать оттуда всѣмъ, кто въ искушеніи остал­ся вѣренъ Ему до смерти: «Побѣждающій обле­чется въ бѣлыя одѣжды и не изглажу его име­ни изъ книги жизни. Побеждающему дамъ сѣсть со Мною на престолѣ Моемъ какъ и Я побѣдилъ и сѣлъ съ Отцемъ Моимъ на престолѣ Его» (Апок. III, 5, 21).

Іерусалимъ, 1925 г. 5/18 іюля.









[1] Только В. К. Сергій Михайловичъ былъ убитъ выстрѣломъ изъ револьвера еще въ пути.
[2] Замѣчательно, что вскорѣ послѣ рожденія Великой Княгини ея мать Принцесса Алиса, жен­щина высокаго и кроткаго духа по поводу даннаго ею своей дочери имени писала Королевѣ Викторіи: «We liked Elisabeth on account of St. Elisabeth being the ancestress of the Hessian, as well as of the Saxon House». Почившая Великая Княгиня сохранила это имя и послѣ принятія православія, избравъ своею небесною покровительницею Св. и прав. Елисавету 5 Сентября.

Comments