?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА - ПОЛОЖЕНИЕ ЦЕРКВИ НА УКРАИНЕ в начале 90-х годов.

Отрывки из интервью митрополита Владимира (Сабодана)
Газете «Независимость» - 1992 г.

Ваше Блаженство, какова, на ваш взгляд, нынешняя ситуация в Украине, складывающаяся вокруг УПЦ! Известна ли вам позиция нашего Пре­зидента?

            Факты красноречивы. Настоящая бойня прои­зошла в Ивано-Франковской епархии. Нападавшие все крушили, избивали священников... Когда обра­тились за помощью к представителю Президента, тот ответил: «Размышляйте, что вам мешает жить...»
3 июля — нападение молодчиков на Почаевскую лавру совместно с представителями Руха. Местная власть запретила бить в набат, подавать сигналы бедствия.
           В Ривно депутат Червоний возглавил митинг, после чего было совершено нападение на кафед­ральный собор и епархиальное управление. Но народ их отстоял.
           В Херсоне 3 июля автокефалисты с местными молодчиками напали на кафедральный собор. Люди пока тоже отбили храм.
           В Виннице — захват епархиального управления...
          Люди, епископат, духовенство и монашествующие несколько дней стояли у Верховного Совета, при­влекая внимание к нашим проблемам и просили только одного: чтобы меня принял Президент Кравчук.
           Такая встреча состоялась 3 июля в 12 часов дня...

О чем умолчали средства массовой информа­ции...

          ...Мы говорили с Президентом Кравчуком око­ло 35 минут — о нашем нелегком положении, о ситуации, создавшейся в Украинской православной церкви. Обсуждались отношения между конфессия­ми и, в частности, вопросы о многочисленных на­падениях на наши епархиальные центры. При мне Президент Кравчук немедленно поручил связаться со всеми своими представителями в областях. И дал указание впредь пресекать провокации. (До сих пор ведь они принимали в этом деле активное участие). Президент сказал, что этот вопрос бу­дет снят. Но, кроме Херсона, напряжение нигде не уменьшилось....

           Владыко, вы часто говорите об автокефалии и о возможном референдуме по этому допросу. Какие шаги намечены в этом направлении?

           И Харьковский, и Московский соборы, и наш недавний поместный собор подтвердили то, что мы стоим на пути к автокефалии — полной независи­мости Церкви. Но при этом должны быть соблю­дены три условия. Во-первых — все должно быть основано на законном (имеются в виду церковные каноны) основании и традициях православия. Сле­дует учитывать, что каждая из четырнадцати существующих ныне поместных автокефальных Церк­вей шла к самостоятельности нелегким путем. Во вторых, — полное волеизъявление всего народа а не только епископата, в-третьих, — полное взаи­мопонимание со всеми Поместными православны­ми церквями. Все это требует времени. Необхо­димо разъяснять людям сущность автокефалии. Когда я работал в Московской патриархии, то по­лучал с Украины письма, протоколы, постановле­ния, прошения о принятии украинских приходов непосредственно под Патриарший омофор. Од­нако Патриарх Алексий не пошел на это. Скоропалительное стремление получить автокефалию во что бы то ни стало тоже завело бы в тупик.
            Народ сейчас накален, это необходимо учиты­вать. Ведь церковная война старшнее, чем межна­циональная. И происшествия в Почаеве с еписко­пом Яковом, которого люди вынесли за пределы монастыря, и в Одессе, где архиерея выгнали из монастыря и дома, следует помнить. Все это недо­пустимо, это насилие. Поэтому священники должны разъяснять людям, что получение автокефалии естественный, но длительный процесс. Но конкрет­ный механизм этого обретения существует. Состо­ятся симпозиумы, епархиальные собрания, на кото­рых епископы, представители от духовенства, монашества, мирян выскажут свое мнение. Будут разъяснения, исторические справки: необходимо доказать людям, что автокефалия — не прихоть Президента Леонида Кравчука или кого-то там еще, а естественный процесс.
            Кстати, я понимаю позицию Президента, кото­рый выступает за единство. Но я спросил его: мож­но ли сейчас объединить депутатов, и он согла­сился, что нельзя. Во время встречи я представил Президенту итоговые документы нашего помест­ного собора. Президент убедился в полном един­стве всего епископата УПЦ. Он сказал, что защи­щал и будет защищать права каждой церкви.
[…]

Вернемся к Харьковскому собору. Митрополит Филарет все время говорит о том, что на Московском соборе все обвинения с него были сняты и даже была объявлена благодарность за многолетнюю службу на благо Церкви. Не означала ли эта благодарность попытку пойти на уступки! Чем объ­яснить дальнейшую смену акцентов в отношении личности Филарета!

            Архиерейский собор в Москве был создам специально по «украинскому вопросу» в связи с обращением украинского епископата и тогдашнего Предстоятеля, бывшего митрополита Филарета. Бы­ли продолжительные дискуссии в отношении лич­ности самого митрополита Филарета. Ему был задан целый ряд вопросов. Подчеркиваю — безотно­сительно самой автокефалии, потому что здесь все было ясно. Некоторые украинские епископы гово­рили, что документ об автокефалии хотя и был ими подписан, но не без давления, так как верую­щие многих епархий выступали против автокефа­лии. На Соборе в Москве было пожелание не на­чинать такие сложные процессы, как обретение ав­токефалии, за спиной людей, ведь это приведет к новому расколу. Вопрос перенесли на следующий Собор, поместный. Это высшая инстанция в Церкви, на Поместном соборе присутствуют не только епископат, священники, монахи, представители учеб­ных заведений, но и представители от приходов.
            После продолжительных дискуссий митрополиту Филарету было предложено оставить пост главы УПЦ. Он согласился, но поставил условие — пре­доставить ему одну из епархий, так как «хотел служить и попасть в Царствие Божье». Сам Фила­рет дал слово архиерея, призвал имя Господне, что по приезде в Киев он соберет Архиерейский собор, снимет с себя полномочия и предоставит возможность епископату тайным голосованием (а избирался он, кстати, голосованием открытым) избрать нового Предстоятеля УПЦ. И заверил, что не будет никакого давления ни с его стороны, ни со стороны государства.
Вот так все, казалось, мирно завершилось. Тогда и было предложено вынести ему благодарность за многолетнюю службу в Украине. В заключительном документе оговаривалось, что если Филарет уйдет со своего поста, ему будет предоставлена одна из епархий, Но, вернувшись в Украину, он по­ступил по-другому и объяснил свои действия же­ланием сохранить самостоятельность УПЦ. Хотя эту самостоятельность никто и не забирал. Началось противостояние. По церковным канонам чело­век предупреждается трижды и, если он не под­чиняется, вопрос выносится на Церковный суд. Предупреждений было много больше, чем три. Но Филарет остался непреклонен. На первой своей пресс-конференции он преподнес все как борьбу за автокефалию. Конечно, времена меняются, меняются и убеждения. Но разыгрывать героя и му­ченика, борца за автокефалию с его стороны — несправедливо. Его судили за конкретные дела, по­ступки, за то, что он нарушил свое обещание.
[…]

Какое участие принимает сегодня в связи со складывающейся обстановкой в украинском право­славии Патриарх Московский и Всея Руси Алек­сий II?

           Участия никакого нет. Мы по-прежнему не сни­маем с повестки дня вопрос о полной самостоя­тельности. У нас есть духовное общение с Патри­архом Московским и его имя поминаем при бого­служении, но когда мы придем к полной незави­симости при обязательном условии волеизъявлении всех наших верующих, будем поминать всех глав Поместных православных церквей, коих ныне че­тырнадцать. Но уже сегодня никакого вмешатель­ства в наши дела с чьей бы то ни было стороны нет.
[…]

«Независимость», Народная газета Украины, №69, 11 июля 1992 г.
 *

Comments