?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

СЛОВО О ПАСТЫРСКОМЪ СЛУЖЕНІИ – Митрополита Антонія (Храповицкаго)[1].


«Братіе! Слово крестное погибающимъ
убо юродство есть, а спасаемымъ
намъ сила Божія есть»
(1 Кор. I, 18).

Между различными предметами благоговѣйнаго чество­ванія св. Церкви св. Крестъ особенно много говоритъ нашему сердцу, — мы въ немъ видимъ не только напоминаніе о давно прошедшемъ, но и указаніе для личной жизни каждаго изъ насъ. Поклоняясь Животворящему Древу, воспѣвая страсти Распятаго на немъ, мы должны помнить, что и намъ не чуждъ крестный подвигъ, что каждый христіанинъ, уповающій на спасеніе, долженъ «сраспинаться Христу, сообразуяся смерти Его».

Кто не желаетъ погрязнуть въ мутной тинѣ низкихъ страстей, кого разумъ влечетъ на иной, высшій путь жизни, кто не можетъ относиться къ дѣлу искупленія и освященія человѣчества, какъ холодный посторонній зритель, лишь по­кивающій главою своею предъ голгоѳской картиной, кто хо­четъ идти во слѣдъ Христу: тотъ да отвержется себе и возметъ крестъ свой и послѣдуетъ Ему.

Да, братіе, для христіанина земная жизнь не есть путь къ удовлетворенію своихъ мелочныхъ прихотей, она не есть, какъ у язычниковъ, постоянный самообманъ съ забвеніемъ смерти, — нѣтъ, она есть подвигъ; радости ея не въ прелестяхъ міра сего, но въ томъ, чтобы идти за возлюбленнымъ Госпо­домъ Іисусомъ. «Аще кто Мя любитъ, Мнѣ да послѣд­ствуетъ и идѣже есмъ Азъ, ту и слуга мой да будетъ». Пути слѣдованія Христу различны по своимъ внѣшнимъ опре­дѣленіямъ, но всѣ они сводятся къ одному — къ повиновенію по чистой совѣсти Божественному закону при постоянномъ препобѣжденіи себялюбивыхъ, своекорыстныхъ желаній. За­конъ этотъ, согласно ученію Св. Писанія, самъ по себѣ не чуждъ существу человѣческому, онъ написанъ на скрижа­ляхъ его сердца. Поэтому каждому важнѣйшему правилу хри­стіанской жизни отчасти соотвѣтствуетъ то или другое есте­ственное стремленіе души, хотя-бы оно само по себѣ, внѣ вѣры и благодати, неспособно было осуществить своей вели­кой задачи. Такъ и указанному главнѣйшему долгу христіа­нина, долгу полнѣйшаго самоотверженія и повиновенія во всемъ просвѣщенной Евангеліемъ совѣсти можно найти въ сердцѣ человѣческомъ нѣчто соотвѣтствующее, а именно въ сердцѣ молодомъ, не испорченномъ еще житейскими мелочами и борьбой изъ за куска хлѣба. Я хочу указать на тотъ юно­шескій идеализмъ и энтузіазмъ, который при всемъ различіи его въ различныхъ характерахъ, заключается обыкновенно въ заоблачныхъ мечтаніяхъ о великихъ подвигахъ, въ стремленіи къ полному самоотверженію во имя великой идеи. — Конечно, этотъ идеализмъ, эти мечтанія весьма неопредѣленны и не­тверды, а потому тѣ изъ пожилыхъ людей, которые, навсегда покинувъ ихъ, затѣмъ насмѣхаются надъ юношами-мечтате­лями, всегда будутъ имѣть къ тому основанія. Конечно, при­бавимъ, мало кто изъ юношей и во время своего увлеченія идеей дѣйствительно проводитъ ее въ жизнь, еще меньше найдете такихъ, которые оставались-бы ей вѣрны по выходѣ изъ школы на службу: но все-же это идеальное настроеніе заслуживаетъ большаго вниманія, чѣмъ ему обыкновенно удѣляется. Обратимся-ли къ исторіи: большинство міровыхъ вели­кихъ подвиговъ явились не какъ логическіе выводы изъ ка­кихъ-либо отвлеченныхъ соображеній, но были завѣтной меч­той своихъ виновниковъ отъ лѣтъ ихъ юности. Почти всѣ, напримѣръ, завоеватели, политики, художники, поэты, фило­софы, наконецъ, даже праведники, аскеты отъ юныхъ годовъ со всею свойственною возрасту пылкостью предавались тому, чѣмъ прославились впослѣдствіи. Возьмемъ-ли бытъ обыкно­венныхъ смертныхъ: что служитъ предметомъ постоянныхъ, согрѣвающихъ сердце, воспоминаній для стариковъ, какъ не школьные годы? какія отношенія самыя дружественныя, какъ не отношенія бывшихъ товарищей, единомышленниковъ? Да и чѣмъ-бы красилась жизнь обычныхъ, скромныхъ тружени­ковъ, какъ не тѣми нѣсколькими годами, которые прожиты были въ школѣ на высшихъ вопросахъ? — Стало быть, этотъ юно­шескій идеализмъ, это безотчетное стремленіе къ чему-то выс­шему, не есть ошибка возраста, а естественное проявленіе богосозданной природы человѣческой, естественное указаніе на ея высшее назначеніе, чѣмъ ежедневныя будничныя потребности. И вотъ, горячему воображенію юноши представ­ляется множество путей жизни. Вотъ его манитъ прежде всего сила: онъ любуется на сильныхъ знаніемъ и наукой, на силь­ныхъ богатствомъ или славой, на сильныхъ красотой или остроуміемъ. Привлекаетъ его къ себѣ и высшее стремленіе чести, — самоотверженныхъ гражданскихъ подвиговъ: онъ пред­ставляетъ себя политическимъ благодѣтелемъ человѣчества, врачемъ, учителемъ, правителемъ. Картина за картиной раз­стилаются предъ его сознаніемъ — онъ колеблется въ выборѣ между различными, одинаково высокими и одинаково лест­ными представленіями — какъ вдругъ взоръ его палъ на крестъ и висящаго на немъ въ предсмертныхъ мукахъ Богочеловѣка. «Отвергнись самого себя, — слышитъ онъ — и иди вслѣдъ Меня». Слышите-ли сей голосъ въ своей совѣсти, слышите-ли вы, искупленные этою великою жертвою отъ вѣчной смерти, отъ вѣчной слѣпоты духовной.

Увы, немногіе слышатъ его, немногіе изъ немногихъ повинуются сему гласу. Знать евангельскую исторію не зна­читъ еще сознавать ее; вѣдь знали ее и видѣли глазами своими и тѣ, которые равнодушно покивали главами предъ Голгоѳой, и проходили мимо, точно такъ-же не удѣливъ ей вниманія, какъ, къ сожалѣнію, многіе нынѣшніе путники жизни. Но что естественно для тѣхъ изъ нихъ, которыхъ воспитаніе шло лишь около церковной жизни, т. е. для людей свѣтскихъ, то невозможно для васъ, слушатели духовной школы. Куда на­правлены ваши пути жизни? гдѣ находится лелѣемый каждымъ изъ васъ идеалъ? Пусть размыслитъ объ этомъ каждый. Вотъ ты стоишь предъ крестомъ Богочеловѣка, вотъ Онъ зоветъ тебя взять крестъ свой... пройти Его невниманіемъ ты не можешь, ты можешь или взять его, облегчить эту тяжкую ношу, какъ Симонъ Киринейскій, или... или поругаться Ра­спятому, какъ Анна и Каіафа!

Да, други, это не преувеличеніе, не риторическій пріемъ, но самое существо дѣла. Воспитываемые на Божественномъ ученіи Спасителя, имѣя всегда предъ духовными очами Его искупительную жертву, вы не должны отдѣлять своего идеала отъ Его Лица. Мы сказали, что крестъ Христовъ состоитъ въ неуклонномъ слѣдованіи Его волѣ, а по внѣшнимъ спосо­бамъ осуществленія оно различно: какой же путь служенія Господу предложить вамъ, братіе? Чтобы уже ничто не удержало насъ отъ него, разсмотримъ этотъ вопросъ чрезъ изслѣдованіе свойственнаго юнымъ сердцамъ естественнаго стремленія самоотверженно служить ближнимъ, посвятить себя на благо человѣчества. Въ чемъ, спросимъ, это благо? Мы до­вольно знаемъ случаевъ самоубійствъ людей богатыхъ и уче­ныхъ, славныхъ и знатныхъ: стало быть благо не въ наукѣ, не въ богатствѣ, не въ славѣ, а во внутреннемъ довольствѣ, въ богатствѣ духовномъ. Да, братіе, не хлѣба и не обстановки требуютъ отъ насъ люди, они требуютъ хлѣба духовнаго, или христіанскаго просвѣщенія, столь чуждаго даже образованному русскому обществу, а тѣмъ болѣе далекаго отъ простого на­рода. Утвердите-же мысль на томъ, что только вы, имѣющіе получить знаніе Божественнаго закона, только вы явитесь обладателями того всеисцѣляющаго лѣкарства, которое одно можетъ бороться съ разъѣдающею міръ болѣзнію нравствен­наго зла, лежащаго въ основаніи золъ физическихъ. Вотъ вашъ жребій, вашъ крестъ, слушатели! Быть благовѣстителями Христовой любви въ мірѣ, въ частности въ этомъ краѣ, гдѣ истинно православныя понятія только начинаютъ при­виваться къ народной жизни, послѣ тяжкаго рабства прошлыхъ вѣковъ. Вотъ куда должна быть направлена цѣль вашей жизни, идеалъ вашей юности. Не слава, не богатство, не чувствен­ность, не искусство, нѣтъ, — а несеніе креста Господня, несеніе Его подвига есть ваша задача. Представляя вамъ познаніе Своего закона, Господь тѣмъ самымъ уже призываетъ васъ быть Его проповѣдниками для всѣхъ сихъ нищихъ духомъ, — Онъ тѣмъ самымъ, говорю, уже «помазалъ васъ благовѣствовать нищимъ и послалъ васъ исцѣлять сокрушенныхъ сердцемъ, проповѣдывать плѣннымъ освобожденіе и слѣпымъ прозрѣніе, отпустить измученныхъ на свободу и проповѣдывать лѣто Господне благопріятно». Примете-ли вы сей крестъ пастырства и учительства, крестъ Христовъ? Или отречетесь отъ Него, какъ Іуда? или останетесь равнодушными зрителями Его распинанія вновь чрезъ мірскія беззаконія? Помните однако, что кто, имѣя въ рукахъ хлѣбъ, допускаетъ брата своего умирать съ голоду предъ собою, тотъ есть убійца, а кто, имѣя «слово жизни», нерадитъ объ умирающихъ духовно, тотъ есть убійца духовный, тотъ не жди милосердія; онъ есть лжецъ, если го­воритъ о долгѣ и чести, объ идеалахъ и высшихъ задачахъ жизни! — Да, изученіе Божественнаго Откровенія полагаетъ неизбѣжное обязательство благовѣстить, обязательство па­стырства и учительства, или вообще такого или иного слу­женія Богу. «Горе мнѣ, аще не благовѣствую", долженъ думать каждый изъ васъ. — Иначе, если отречешься отъ служенія Богу, если будешь жить ради собственной корысти, то ты повиненъ будешь во всемъ міровомъ злѣ «отъ крове Авеля, до крове Захаріи», отъ невинной крови Господа Іисуса до нынѣ про­ливаемой крови людей, живущихъ безъ вѣдѣнія Божествен­наго закона, до всякой напрасной обиды, всякой слезы вдовы и сироты, до всего того, съ чѣмъ слѣдуетъ бороться воину Христову. Подумайте о семъ, братья! Подумайте здѣсь предъ Крестомъ Господнимъ — вѣдь это не слова, а сущность жизни! Если прежде оно не приходило на мысль всегда, то знайте, что обычный разсѣянный человѣкъ живетъ въ постоянномъ самообманѣ, ибо онъ менѣе всего думаетъ о томъ, что всего несомнѣннѣе, т. е. о смерти.

Но если столь многое должно отвращать насъ отъ иску­шенія покинуть Христовъ подвигъ, то еще болѣе основаній мы имѣемъ, чтобы дерзновенно слѣдовать за Христомъ. Здѣсь прежде всего, и только здѣсь, найдетъ свое жизненное осуще­ствленіе высокій идеалъ юности — идеалъ служенія добру. Не туманныя мысли объ общечеловѣческомъ благѣ, не фантазіи различныхъ политиковъ будутъ лежать въ основѣ вашей дѣя­тельности, какъ это бываетъ у всѣхъ прочихъ народниковъ, строющихъ зданіе не о Христѣ, нѣтъ —вы твердо будете знать, что вы должны дѣлать, для чего именно, и что имѣете до­стигнуть. При всѣхъ неудачахъ, при всякой бѣдѣ отъ міра и діавола, вы не впадете въ уныніе — вы будете знать, что «се не воздремлетъ храняй тя Господь», что «власъ главы вашей не погибнетъ» безъ Его воли. Вы будете имѣть ободряющее начало въ мысли о церковномъ союзѣ, о томъ, что не стихіи міра сего управляютъ судьбами того дѣла, которому вы слу­жите, но Самъ Св. Духъ проникаетъ и освящаетъ силою Своей благодати все, что дѣлается вами по указанію закона Господня. А что всего важнѣе, вы всегда будете имѣть источ­никъ нравственныхъ силъ для осуществленія желаемаго, имѣть, стало быть, то, чего лишены всѣ прочіе, исходящіе на путь жизни идеалисты, почему и падаютъ они такъ скоро подъ тяжестью искушеній. Если вы останетесь вѣрны Христову ученію, то ваши идеалы служенія меньшей братіи окажутся не фантазіей молодыхъ лѣтъ, надъ которыми смѣются опыт­ные люди, нѣтъ, они будутъ всегда съ вами не въ умѣ только, но и въ самомъ дѣлѣ. Тогда вамъ нечего будетъ вспоминать дни школы, какъ единственной свѣтлой полоски въ сѣренькой жизни, тогда сами вы будете «свѣтомъ міру и солью земли». Разъ вы возьмете со смиреніемъ и молитвой крестъ Христовъ, разъ будете побѣждать имъ свое себялюбіе, и вамъ сторицей будетъ воздано не только въ будущемъ вѣкѣ, но и въ на­стоящей жизни, не въ смыслѣ, конечно, внѣшняго благополучія, но въ смыслѣ духовныхъ утѣшеній, превышающихъ всякое внѣшнее счастье. Нѣтъ радости выше той, чтобы давать дру­гимъ жизнь духовную. Эта-то радость дѣлаетъ тяжкій крестъ «игомъ благимъ и бременемъ легкимъ». Тогда, при такомъ преуспѣяніи въ пастырствѣ, онъ будетъ не тяжелою ношею, но знаменемъ побѣды, вѣнцемъ великаго подвига.

Имѣйте, однако, въ виду, братья, что подобное духовное удовлетвореніе дается не сразу, а по мѣрѣ воспитанія въ себѣ любви къ людямъ, по мѣрѣ того, какъ вы потеряете жалость о понесенныхъ лишеніяхъ и скорбяхъ. Поэтому, братіе, одно разумѣніе Божественнаго закона еще недостаточно, чтобы съ успѣхомъ исполнять служеніе любви Христовой. Приготовляясь къ нему чрезъ изученіе Откровенія, мы должны съ юныхъ, съ отроческихъ лѣтъ, заботиться о томъ, чтобы самихъ себя сдѣлать достойными носителями этихъ знаній, иначе, — про­повѣдуя ихъ міру, ты самъ останешься холоднымъ кимваломъ и проповѣдь твоя, не вовгрѣваемая любовью, не будетъ ложиьтся на сердце слушателей.

Какъ-же готовиться къ этому? А посредствомъ проведе­нія въ свою школьную жизнь изучаемыхъ заповѣдей Христо­выхъ. Пусть иные ученики свѣтскіе думаютъ объ однѣхъ за­бавахъ, пусть тѣ юноши предаются «влеченію сердецъ своихъ и видѣнію очей своихъ» — вы-же не тако, вы должны всегда имѣть предъ собою мысль о томъ, что за каждый проведен­ный день и часъ вы отвѣтственны не только предъ Богомъ и совѣстью, но и предъ тѣми, кому суждено быть вашею паствою, вашими учениками.

Каждая злая мысль, каждое по­хотливое мечтаніе, пренебреженное дѣло, все это отражается въ жизни ослабленіемъ воли, притупленіемъ чувства, все это нанесетъ ущербъ характеру будущаго пастыря, а слѣдовательно и духовному преспѣянію паствы. Можетъ быть, если иной пастырь, напримѣръ, не проникается состраданіемъ къ осиро­тѣвшему ребенку настолько, чтобы найти ему слово утѣшенія, то потому, что когда-то въ юности онъ самъ не любилъ оста­навливать мысль на человѣческихъ страданіяхъ, а вѣчно искалъ веселыхъ развлеченій. Теперь онъ-бы и сознавалъ, что по­ступалъ тогда неразумно, но что дѣлать? —прошлаго не во­ротишь, сердце очерствѣло и приходится лишь сокрушаться о томъ, «что было такъ близко — возможно и утрачено такъ безвозвратно». — Чтобы избѣжать подобнаго состоянія, мы должны всегда имѣть въ умѣ и въ совѣсти мысль о нрав­ственномъ совершенствѣ и молитву о помощи Божіей.


Быть можетъ, братья, такая жизнь покажется вамъ скучною, жестокою, тяжелымъ добровольнымъ заключеніемъ, но что великое достигается безъ труда? Если желаешь вѣрить своимъ высокимъ идеальнымъ стремленіямъ, если ты не со­гласенъ видѣть въ нихъ лишь игру молодой крови, если ты не намѣренъ посвятить себя на служеніе мамонѣ, но стре­мишься къ горнему: то отъ лѣтъ отроческихъ покинь сти­хійное безсознательное прозябаніе, не подчиняйся всякому слу­чайному впечатлѣнію извнѣ. — Вотъ вы живете вмѣстѣ — что вамъ препятствуетъ поддерживать другъ друга во всемъ доб­ромъ, созидать свою дружбу не въ мальчишескихъ шалостяхъ, не въ общемъ разгулѣ, не въ винѣ, не въ водкѣ, какъ это бываетъ въ кружкахъ свѣтской молодежи, но на началахъ идеальныхъ, на единствѣ общихъ стремленій, на взаимномъ одушевленіи великою идеей предстоящаго пастырскаго слу­женія? Тогда, поистинѣ вы будете собраны въ этихъ свя­щенныхъ стѣнахъ во имя Христово и Христосъ будетъ посредѣ васъ.

Да, други, вы призваны къ великому апостольскому дѣлу — «блюдите убо, како опасно ходите, не яко немудри, но якоже премудры, испытующе, что есть воля Божія». — Богъ и правда Божія не въ шумѣ, не въ вихрѣ, не въ огнѣ, но «во гласѣ хлада тонка» — поэтому и великое дѣло нрав­ственнаго воспитанія человѣчества совершается не кровавыми войнами, не культурными открытіями, нѣтъ, оно выносится на согбенныхъ плечахъ скромныхъ служителей слова Божія; въ частности твердыня нашей отечественной Церкви, историче­ская сила нашего народа, опирается не на крѣпости или университеты, но на алтари Божіи съ предстоящими имъ тружениками-пастырями. Каждый смиренный сельскій священникъ совершаетъ не малое дѣло: отъ него зависитъ созидать, или расшатывать основы церковной народной жизни. Поэтому тотъ семинаристъ, который когда-то мечталъ о міровыхъ подвигахъ, а попалъ на эту скромную дѣятельность въ глухую деревню, можетъ смѣло сказать, что онъ осуществляетъ свои мечты, если только ходитъ достойно своего званія. — А чтобы ходить достойно его, надо теперь, пока вы молоды и чисты душой, пока гнусное сладострастіе и корыстолюбіе еще не овладѣло вами, теперь, пока вы свободны отъ житейскихъ дрязгъ и нуждъ, возгрѣвать огонь св. ревности въ своемъ сердцѣ, усердно занимаясь науками и нравственною жизнью. Внимайте сему дѣлу, возлюбленные братія, внимайте, пока не поздно. «Хо­дите въ свѣтѣ, дондеже свѣтъ имате, да тьма васъ не имать и ходяй во тьмѣ не вѣсть, камо идетъ; дондеже свѣтъ имате, вѣруйте въ свѣтъ, да сынове свѣта будете». Не отлагайте дѣла нравственнаго самовоспитанія: изъ этого св. храма выходите съ животворящимъ крестомъ въ своихъ сердцахъ и побѣждайте имъ искушенія міра. «Побѣждаю­щаго — говоритъ Спаситель (Откр. III, 12) — сдѣлаю столпомъ въ храмѣ Бога Моего и онъ уже не выйдетъ вонъ». Аминь.




[1] Произнесено въ Церкви Холмской Духовной Семинаріи 14-го сентября 1886 г. Напечатано впервые въ Холмско-Варшавскомъ Епарх. Вѣстн. 1886 г., № 19.

Comments