?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2018

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

ПОСТЪ

 
какъ божественное установленіе и духовно-врачебное средство

Постъ въ церковныхъ пѣснопѣніяхъ и въ писаніяхъ Св. Отцевъ называется духовною врачебницею.

Итакъ, что такое постъ? Согласно Толковому словарю Даля: «воз- держаніе отъ скоромной пищи и отъ суетныхъ наслажденій». По ученію же Церкви Христовой, постъ — это религіозно-нравственное бодрствованіе и спаси­тельный подвигъ благочестія. Истинно христіанскій постъ состоитъ не только въ воздержаніи тѣла отъ извѣстнаго рода пищи, но и въ воздержаніи души отъ всего порочнаго. Это послѣднее воздержаніе должно соединяться съ подвигами усиленной покаянной молитвы, нравственной чистоты, благочестія и добродѣланія. «Постящеся, братіе, тѣлеснѣ, постимся и духовнѣ» — этими сло­вами Церковь побуждаетъ насъ усилен­но слѣдить какъ за своимъ тѣломъ, такъ и за своей душой.

Исторія происхожденія поста, какъ религіозно-нравственнаго подвига послушанія человѣка Богу въ отношеніи воздержанія въ пищѣ, восходитъ къ заповѣди, данной Богомъ еще въ раю наше­му прародителю Адаму: «И заповѣдалъ Господь Богъ человѣку, говоря: отъ всякаго дерева въ саду ты будешь ѣсть; а отъ дерева познанія добра и зла, не ѣшь отъ него» (Быт. 2, 16-17). Такимъ образомъ, постъ такъ же древенъ, какъ и самъ человѣкъ.

Однако, какъ читаемъ въ книгѣ Бытія, праотецъ Адамъ нарушилъ эту заповѣдь Божію о воздержаніи грѣхомъ непослушанія, который и называется первороднымъ грѣхомъ. Чрезъ первород­ный грѣхъ первый человѣкъ внесъ въ свою божественную природу порчу, выразившуюся въ склонности болѣе къ грѣху, чѣмъ къ добру.

Объ испорченности человѣческой природы чрезъ Адамово непослушаніе, приведшее къ грѣхопаденію, о безпрерывной борьбѣ въ человѣкѣ плоти и духа, о психологической раздвоенности нашей богоподобной души, подъ вліяніемъ добра и зла, мы находимъ свидѣтельства въ св. Писаніи, изображающія эту тяжелую борьбу добра и зла въ человѣческой природѣ. Борьба эта непо­сильна для испорченной природы безъ благодатной помощи Божіей. А помощь эту человѣкъ получалъ и можетъ полу­чать только чрезъ подвиги вѣры и благочестія, гдѣ постъ и молитва занимаютъ первое мѣсто. По образному выраженію св. отцовъ постъ и молитва суть крылья человѣческаго духа, возносящія душу въ небесную даль, отъ житейскихъ попеченій и суеты, отъ грѣховъ и беззаконій.

Въ Ветхомъ Завѣтѣ постились по 40 дней св. пророки Божіи Моисей и Илія, удостоившіеся потомъ бесѣдовать со Христомъ на горѣ Ѳаворѣ (Исх. 34, 28; Мѳ. 17, 3). Не принималъ пищи 3 недѣли пророкъ Даніилъ (Дан. 10, 2-3) и 7 дней Ездра (Езд. 8, 21-23). Молился и постился царь Давидъ и получилъ чрезъ пророка Наѳана прощеніе своего грѣха отъ Бога (2 Цар. 12, 16-20). Постилась благочести­вая іудеянка Іудифь, «во всѣ дни вдов­ства своего», кромѣ предсубботнихъ дней и субботъ, дней передъ новомѣсячіемъ и праздниковъ (Іудиф. 8, 6).

Ниневитяне молитвою и постомъ «отъ большо­го до малаго» отвратили отъ себя гроз­ную кару Божію за ихъ великіе грѣхи (Іон. 3, 5-10). Постились израильтяне по повелѣнію Божію, во время страшнаго опустошенія ихъ земли гусеницею и са­ранчою (Іоил. 1, 14; 2, 12-15). Имѣли израильтяне для угожденія Богу и постоян­ные посты 4-го, 5-го, 7-го и 10-го мѣсяцевъ, что видно изъ книги пророка Захаріи (Зах. 8, 19).


На границѣ Ветхаго и Новаго Завѣтовъ мы видимъ примѣръ великаго по­движничества въ постѣ въ лицѣ Іоанна Крестителя (Марк. 1, 6) и 84-лѣтней про­рочицы Анны: «Тутъ была также Анна пророчица, дочь Фануилова, отъ колѣна Ясирова, достигшая глубокой старости, проживши съ мужемъ отъ дѣвства свое­го семь лѣтъ, вдова лѣтъ восьмидесяти четырехъ, которая не отходила отъ хра­ма, постомъ и молитвою служа Богу день и ночь» (Лук. 2, 36-37)

Въ Новомъ Завѣтѣ постъ установленъ и освященъ самимъ Главой Церкви христіанской, Господомъ Іисусомъ Христомъ, какъ Его личнымъ примѣромъ пощенія, такъ и Его ученіемъ и заповѣдью о постѣ.

Послѣ крещенія, передъ Своимъ выступленіемъ на общественное служеніе Іисусъ Христосъ провелъ 40 дней и но­чей въ пустынѣ въ строгомъ постѣ. Затѣмъ въ Нагорной бесѣдѣ Христосъ далъ заповѣдь, какъ христіанинъ долженъ поститься: «Также, когда пости­тесь, не будьте унылы, какъ лицемѣры, ибо они принимаютъ на себя мрачныя лица, чтобы показаться людямъ постя­щимися. Истинно говорю вамъ, что они уже получаютъ награду свою... А ты, когда постишься, помажь главу твою и умой лице твое, чтобы явиться постя­щимся не предъ людьми, но передъ Отцемъ твоимъ, Который втайнѣ; и Отецъ твой, видящій тайное, воздастъ тебя явно» (Матѳ. 6, 16-18).

Посту, какъ орудію въ борьбѣ съ искушеніями діавола, Христосъ придавалъ одинаковое значеніе съ молитвою, говоря: «сей же родъ изгоняется только молитвою и постомъ» (Матѳ. 17, 21).

Слѣдуя примѣру Спасителя, освятили постъ своей жизнью и ученіемъ св. апо­столы и другіе новозавѣтные праведники въ вѣрѣ.

Св. апостолъ Павелъ писалъ о своихъ трудахъ, что онъ постоянно «...въ изнуреніи, часто въ бдѣніи, въ голодѣ и жаждѣ, часто въ постѣ, на стужѣ и въ наготѣ» (2 Кор. 11, 27) и, побуждая другихъ къ соблюденію постовъ, говорилъ о себѣ: «подъ ударами, въ темницахъ, въ изгнаніи, въ трудахъ, въ бдѣніяхъ и постахъ» (2 Кор. 6, 5). О пророкахъ и учителяхъ Антіохійской Церкви читаемъ въ Дѣяніяхъ: «Въ Антіохіи, въ тамошней церкви были некоторые пророки и учи­тели: Варнава, и Симеонъ, называемый Нигеръ, и Луцій Киринеянинъ, и Манаилъ, совоспитанникъ Ирода четвертовластника, и Савлъ. Когда они служили Господу и постились, Духъ Святой сказалъ: отде­лите Мнѣ Варнаву и Савла на дѣло, къ которому Я призвалъ ихъ. Тогда они, совершивъ постъ и молитву и возложивъ на нихъ руки, отпустили ихъ» (Дѣян. 13, 1-3).

Церковь заповѣдуетъ постящимся вкушать въ посты пищу растительную изъ продуктовъ земли и запрещаетъ употребление мяса и другихъ продук­товъ, получаемыхъ изъ царства животнаго.

Такимъ образомъ, Св. Церковь на время постовъ возвращаетъ постящихся къ первобытной, нормальной, райской пищѣ, которая была заповѣдана Богомъ первому человѣку. Это была пища отъ плодовъ растеній и травъ. Мясная пища Богомъ разрѣшена людямъ только послѣ потопа, въ силу ослабленія организма человѣческаго и малоплодородія земли. Мясная пища имѣетъ свойство утучнять человѣка и порождать тяжесть, сонли­вость, изнѣженность и грѣховность.

Церковь Христова назначила для подвиговъ поста и покаянной молитвы осо­бое время въ году, и всѣ вѣрующіе по долгу послушанія Матери-Церкви, обяза­ны соблюдать посты, придерживаясь устава церковнаго относительно пищи и питія, посвящая себя покаянной молитвѣ, подвигамъ милосердія и пріобщаясь Св. Таинъ.

И вотъ, несмотря на всѣ вышеприведенныя указанія о постѣ и его благотворномъ дѣйствіи на душу вѣрующаго человѣка, ни одно другое ученіе и установленіе Церкви Христовой не подвергается такимъ нападкамъ и извращеніямъ, какъ именно заповѣдь о соблюденіи по­стовъ.

Существуютъ цѣлыя исповѣданія, какъ протестантство и происшедшія отъ него разныя сектантскія и еретическія общины, которыя отвергаютъ посты, Церковью вселенской установленные. На- примѣръ. Католическая церковь, призна­вая посты, не считаетъ несоблюденіе ихъ грѣхомъ и со свободной совѣстью ихъ нарушаетъ. И тѣ и другіе отрицате­ли и нарушители постовъ пытаются для успокоенія своей совѣсти найти въ Св. Писаніи оправданіе своему грѣху противленія заповѣди Бога и Его Св. Церкви. Они обычно защищаютъ свое неправое ученіе ссылкою на слова св. апостола Павла: «Пища не приближаетъ насъ къ Богу, ибо ѣдимъ ли мы, ничего не пріобрѣтаемъ, не ѣдимъ ли, ничего не теряемъ» (1 Кор. 8, 8).

Но въ этихъ словахъ апостола гово­рится не о постѣ, а о пищѣ. Во времена апостола были споры о чистой и нечи­стой пищѣ. И св. апостолъ Павелъ разъ­ясняетъ что все сотворенное Богомъ само по себѣ чисто. «Я знаю и увѣренъ въ Господѣ Іисусѣ, что нѣтъ ничего въ себѣ самомъ нечистаго, только почитаю­щему что-либо нечистымъ, тому нечи­сто» (Рим. 14, 14). «Все мнѣ позволитель­но, но не все на пользу, все мнѣ позво­лительно, но не все должно обладать мною» (1 Кор. 6, 12). «Ради пищи не раз­рушай дѣла Божія. Все чисто, но худо человѣку, который ѣстъ на соблазнъ» (Рим. 14, 20). «Ибо иной увѣренъ, что можно ѣсть все, а немощный ѣстъ ово­щи» (Рим. 14, 2). «Ибо Царство Божіе не пища и питіе, но праведность, миръ и ра­дость о Святомъ Духѣ» (Рим. 14, 17).

Такимъ образомъ, указанные тексты св. апостола Павла о пищѣ учатъ, что пища сама по себѣ не служитъ ни условіемъ, ни препятствіемъ къ достиженію Царствія Божія, что сама по себѣ пища постная (овощи) или скоромная (мясная) — не добро и не зло, не она путь къ Царству Небесному, не въ пищи и питіи — праведность, миръ и радость о Св. Духѣ, а въ человѣческомъ сердцѣ, въ человѣческомъ христіанскомъ поведеніи. Все зависитъ отъ того, какъ человѣкъ употребляетъ пищу и питіе — во славу Божію, на здравіе и спасеніе души и тѣла, или на грѣхъ себѣ, на соблазнъ другимъ. Грѣховны пища и питіе тогда, когда человѣкъ ими злоупотребляетъ въ смыслѣ невоздержности, пресыщенія, или преслушанія заповѣди Божіей и Церкви.

Среди же своихъ, православныхъ лю­дей, которые называютъ себя вѣрующими, слышатся, напримѣръ, такія слова: «Для чего установленъ постъ, развѣ Богъ нуждается въ нашемъ тѣлесномъ постѣ?» Конечно, Богъ, действительно, въ этомъ не нуждается, какъ не нужда­ется Онъ ни въ чемъ, но нуждается въ постѣ наша собственная душа и наше тѣло. Время поста — время нашего самоиспытанія, время отчета, что сдѣлано нами неправильно, за что совѣсть насъ укоряетъ. Время поста — время душев­ной скорби о грѣхахъ. А кто скорбитъ по чисто житейскимъ дѣламъ или неудачамъ, развѣ не отказывается отъ пищи по цѣлымъ днямъ, развѣ не отказывает­ся отъ всякихъ удовольствій, развѣ не страдаетъ другой разъ и безсонницей, несмотря на то, что близкіе и родные увѣщеваютъ поберечь свое здоровье? Вотъ почему постъ былъ всегда и во всѣ времена у всѣхъ народовъ, начиная отъ евреевъ, ассиріянъ, индійцевъ, китайцевъ, египтянъ, древнихъ грековъ и римлянъ, и кончая христіанами. Если постомъ люди выражаютъ свою грусть при житейскихъ невзгодахъ, то почему же находятся такіе, которые не желаютъ послушаться голоса Церкви, призывающаго насъ выразить нашу скорбь о грѣхахъ постомъ?

Въ самомъ дѣлѣ, пойдетъ ли на умъ скоромная пища тому, кто озабоченъ по­каянными чувствами? Въ головѣ ли будутъ удовольствія и развлеченія у того, чьи мысли заняты тѣмъ, какъ бы заслу­жить милость отъ Бога чрезъ покаяніе? Найдется ли такой человѣкъ, который искренно внимая въ церкви покаяннымъ молитвамъ, выслушивая Евангеліе о страстяхъ Господнихъ или приложив­шись къ Плащаницѣ, можетъ по выходѣ изъ церкви направиться, скажемъ, на балъ или въ театръ, и въ то же время увѣрять другихъ, что онъ преисполненъ покаяннымъ чувствомъ? Нѣтъ, истинная душевная скорбь обнаруживается и на внѣшней нашей жизни.

Возражаютъ противники поста и та­кими доводами, что постъ, молъ, изнуряетъ тѣло, а Богъ не требуетъ, чтобы мы себя убивали. Къ сожалѣнію, возра­жающее забываютъ или не знаютъ, что Церковь освобождаетъ отъ поста больныхъ, на организмъ которыхъ вреднымъ образомъ вліяетъ постная пища. Апо­стольское 69-е правило гласитъ: «Аще кто, епископъ, или пресвитеръ, или діаконъ, или иподіаконъ, или чтецъ, или пѣвецъ, не постится во святую Четыредесятницу предъ Пасхою, или въ среду, или въ пятницу, кромѣ препятствія отъ немощи тѣлесныя: да будетъ изверженъ. Яще же мірянинъ: да будетъ отлученъ». 19 правило Гангрскаго собора гласитъ: «Яще кто изъ подвижниковъ безъ тѣлесныя нужды... разрѣшаетъ посты, преданныя къ общему соблюденію и храни­мые Церковью, пребывая при томъ въ полномъ разумѣ: да будетъ подъ клят­вою». Свят. Тимоѳей, Епископъ Александрійскій въ своемъ правилѣ 10-мъ, на во­просы аще кто боленъ и отъ сильныя болѣзни совершенно истощенъ, и приближается Святая Пасха, непремѣнно ли долженъ таковой поститься, или по причинѣ сильнаго изнеможенія его, священнослужитель разрѣшитъ употреблять, что можетъ, или елей и вино? отвѣчаетъ: «Должно разрѣшати больному пріимати пищу и питіе, смотря по тому, что можетъ онъ понести. Ибо совсѣмъ истощенному употребляти елей есть дѣло правое». Въ правилѣ 8-мъ того же свя­тителя ставится такой вопросъ: «Аще жена родитъ предъ Святою Пасхою, на Великой седмицѣ, должна ли поститься и не пити вина, или разрѣшается она отъ поста и отъ запрещенія пити вино ради того, яко родила?» Отвѣтъ на него таковъ «Постъ установленъ для усмиренія нашего тѣла. И такъ, когда тѣло на­ходится въ смиреніи и въ немощи, то должна она принимать пищу и питіе, какъ хощетъ и понести можетъ». А въ «Синтагмѣ» (сборникъ въ алфавитномъ порядкѣ всѣхъ предметовъ, содержащих­ся въ священныхъ канонахъ — прим. ред.) еще прибавлено: «Когда оно, т.е. тѣло, слабо, то нуждается не въ обуз­даніи, а въ помощи, чтобы оздоровѣть и собрать прежнюю силу».
Несмотря на свои весьма трудные подвиги, которые намъ не подъ силу, святые подвижники большею частью до­стигали глубокой старости. Значит
ъ, строгіе посты и изнуреніе постомъ и трудомъ плоти не сокращаютъ жизни человѣческой, и потому несоблюдение поста подъ предлогомъ сохраненія здоровья есть большею частью отговорка, прикры­вающая плотоугодіе и духовную лѣность.

Говорятъ нѣкоторые и такое: «Пусть бы постъ состоялъ въ количествѣ, а не въ качествѣ, т.к. постная пища иногда вкуснѣе и питательнѣе мясной!» Конечно, можно постной пищей объѣдаться, къ примѣру, здѣсь, въ этой странѣ, гдѣ такъ много всякихъ постныхъ продуктовъ, и въ жизни нѣкоторыхъ «постниковъ» это часто и случается.

Такой постъ, конечно, Церковь осуждаетъ и называетъ его фарисействомъ, т.е. словами самого Спасителя. Несообраз­ность такого поста съ духомъ ученія Церкви очевидна.

Церковь раздѣлила пи­щу на постную и скоромную не для то­го, чтобы объѣдаться первой, не для то­го, чтобы постная пища служила продуктомъ для приготовленія изысканныхъ блюдъ, а для того, чтобы умѣренное употребленіе ея напоминало намъ, что теперь время размышленія болѣе о душѣ, чѣмъ о тѣлѣ.


Изъ всѣхъ существъ, живущихъ на землѣ, только человѣкъ одаренъ способ­ностью подвергать себя самоиспытанію и самоисправленію. Другія существа себя не провѣряютъ, т.к. иначе они не могутъ поступать. Одинъ только человѣкъ въ мірѣ и можетъ поститься, т.е. отказы­вать себѣ въ томъ или иномъ ради полезныхъ высшихъ цѣлей. И въ этомъ случаѣ постъ является весьма положительнымъ воспитателемъ воли человече­ской, которая является рулемъ въ нашей жизни, направляющимъ насъ на путь добра или грѣха.

Въ заключеніе приведу глубоко нази­дательное наставленіе и свидѣтельство о пользѣ для здоровья постническаго по­двига: «Удивительная вещь: сколько мы ни хлопочемъ о нашемъ здоровьи, какихъ самыхъ здоровыхъ и пріятныхъ кушаній не ѣдимъ, какихъ здоровыхъ напитковъ ни пьемъ, сколько ни отгулива­емся на свѣжемъ воздухѣ, а все въ концѣ концовъ выходитъ то, что подверга­емся болѣзнямъ и тлѣнію. Святые же, презиравшіе плоть, умерщвлявшіе себя безпрестаннымъ воздержаніемъ, постомъ, лежаніемъ на голой землѣ, бдѣніемъ, обезсмертили душу и плоть свою. Наши тѣла, многопитаемыя и сластопитаемыя, издаютъ смрадъ послѣ смерти, а иногда и при жизни, а ихъ тѣла благоухаютъ и цвѣтутъ, какъ при жизни, такъ и по смерти. Братія мои! Поймите задачу, цѣль своей жизни. Мы должны умер­щвлять многострастное тѣло чрезъ воздержаніе, трудъ, молитву, а не ожив­лять его чрезъ лакомство, прельщеніе и лѣность».

И такъ, будемъ помнить, что постная пища служитъ для насъ напоминаніемъ о времени нашего самоиспытанія, о вре­мени покаянія и о времени нашего самоисправленія.

«Постящеся, братіе, тѣлеснѣ, постим­ся и духовнѣ: разрѣшимъ всякъ союзъ неправды, расторгнемъ стропотная нуждныхъ измѣненій, всякое написаніе не­праведное раздеремъ, дадимъ алчущимъ хлѣбъ, и нищія безкровныя введемъ въ домы, да пріимемъ отъ Христа Бога велію милость. Аминь».

Прот. Николай Домбровскій (+1979 г.)
Православная Русь, № 4, 1994
***

Comments