ПРАВОСЛАВІЕ И КАТОЛИЧЕСТВО - Б. Молчановъ

«Истина сдѣлаетъ васъ свободными» (Іоан. 8, 32).

[…]Характеръ нашего народа сформировался, въ основномъ, подъ вліяніемъ четырехъ факторовъ: природы, славянской души, историческаго прошлаго и Православія. Опредѣляющимъ компо­нентомъ было, конечно, Христіанство восточнаго обряда. На эту тему написаны монографіи и создаются цѣлые фоліанты. Возь­мемъ, на угадъ, нѣкоторые труды: драгоцѣнные — «Въ чемъ же, наконецъ, сущность русской поэзіи» Н.В. Гоголь, «Россія и Евро­па» Н. Данилевскій, «Исторія русской жизни» И. Забѣлинъ, «Дневникъ писателя» Ѳ.М. Достоевскій, «Очерки и рѣчи» В.О. Ключевскій и мертворожденные — «Философскія письма» Чаадаевъ, «Очерки по исторіи русской культуры» Милюковъ.

Намъ досталось богатое наслѣдство. Можно поступить, какъ блудный сынъ — разбазарить его или, какъ лѣнивый рабъ, зако­пать въ землю свой «талантъ». Совсѣмъ недостаточно при вся­комъ удобномъ случаѣ мелодекламировать о своей любви и пре­данности Россіи. Какъ извѣстно: «Вѣра безъ дѣлъ мертва» (Іак. 2, 20). Нужны не экзальтированное восхищеніе прошлымъ, а ма­лыя и большія дѣла сегодня. Не маниловщина, а реальная дѣятельность и жертва.

Тьма темъ недруговъ у Россіи... Трудности и препятствія на каждомъ шагу. За любымъ угломъ подстерегаетъ опасность. Какъ не вспомнить слова боевой пѣсни: «Только вѣра двигаетъ горами, только смѣлость города беретъ!» Для успѣха дѣла, прежде всего, необходимо хорошо знать врага и умѣло и расчетливо ис­пользовать свои силы и открывающіяся возможности. Однимъ словомъ, быть Во всеоружіи.

Отнюдь не претендуя на всезнайство, хотѣлось бы предосте­речь православную общественность отъ смертельной опасности со стороны протестантовъ разныхъ мастей и въ особенности проис­ковъ Рима. Намъ, изгоямъ, вдали отъ родины сущимъ, невоору­женнымъ глазомъ видны интриги Католичества. Просто поража­ютъ неимовѣрныя средства, бросаемыя Ватиканомъ на подрывъ вѣры нашихъ предковъ. Упорная и безпощадная война, въ прош­ломъ «горячая», а въ наши дни «холодная», ведется за душу рус­скаго человѣка.

Попытаемся, въ силу нашихъ ограниченныхъ знаній, основы­ваясь на собственномъ житейскомъ опытѣ, разобраться въ этой угрозѣ.

Среди этой вражеской нечести первую скрипку играетъ воин­ствующій католицизмъ.

Католики безапелляціонно утверждаютъ, что вся полнота хри­стіанскаго вѣроученія заключается исключительно въ Католиче­ской Церкви, а ключи отъ Царства Небеснаго держитъ въ своихъ рукахъ самозванный «намѣстникъ Христа» на землѣ — римскій Папа. Всѣмъ схизмамъ и въ первую очередь Русской Православ­ной Церкви, не избѣжать заслуженной Божіей кары.

Шли вѣка. Рождались и умирали имперіи. Ушла отъ Рима въ протестантскій расколъ почти половина Европы. Наконецъ, измѣ­нился характеръ самихъ народовъ, а Римъ упорно продолжаетъ любыми средствами добиваться безраздѣльнаго господства надъ человѣческими душами, а если позволяетъ обстановка, то и рас­поряжаться ихъ жизнью. Что вызываетъ такую настойчивость, фанатизмъ и неразборчивость въ средствахъ? Это сложный и тем­ный вопросъ. Страшно даже вымолвить, но происходитъ это не только благодаря испорченности человѣческой воли. Въ глуби­нахъ, гдѣ-то въ подсознаніи, вѣроятно, отходъ отъ Христіанства... Вспомнимъ «Легенду о великомъ Инквизиторѣ» въ романѣ «Бра­тья Карамазовы» Ѳ.М. Достоевскаго.

Съ самаго начала Западная Церковь пошла по пути различно­му отъ Восточной. Не малую роль въ этомъ сыграли психологія народовъ Западной Европы, а также богатое римское наслѣдіе. Укрѣпился соблазнъ — понять человѣческимъ ограниченнымъ разумомъ непостижимое. Придать постулатамъ вѣры стройность Римскаго языческаго права. Это убивало духъ самой живой вѣры. Помѣняло вѣчную Божію правду относительной человѣческой законностью. Такимъ образомъ, Католическая Церковь встала на зыбкій путь раціонализма, то-есть фактически редукціи. Тщетная попытка выразить христіанскую истину обязательно современ­нымъ языкомъ или предать ея канонамъ отточенность и ясность свода законнаго уложенія.

Въ 12-мъ и 13-мъ вѣкахъ это философско-богословское на­правленіе получило названіе схоластики. Основоположникомъ его считается Ѳома Аквинатъ. Корни схоластики уходятъ къ Аристо­телю и Маймониду. Въ средніе вѣка она сковала философскую и богословскую мысль Западной Европы. Выхолащивала всякое творческое проявленіе и сводило его къ абсурду. Другого резуль­тата нельзя было и ожидать. Развѣ возможно Божественную вѣчную сущность, воспринимаемую только живой, непосредственной вѣрой, понять и изслѣдовать куцымъ и тлѣннымъ человѣческимъ умомъ?

Ѳома Аквинатъ представлялъ себѣ вѣру въ видѣ безконечнаго пути, который можетъ изслѣдовать только человѣческій разумъ. Вѣра не должна препятствовать доводамъ разума, — былъ его постулатъ. Другими словами религія не является противницей нау­ки. На самомъ дѣлѣ открытія современной науки подтверждаютъ мудрость, величіе и непостижимость Творца. Можно назвать нема­ло именъ ученыхъ съ міровымъ значеніемъ, которые были глубоко вѣрующими людьми. Отводя въ своей системѣ такую большую роль разумному подходу въ вопросахъ вѣры, онъ увѣренъ, что всякая новая деталь, открывающаяся сознанію, только укрѣпляетъ нашу любовь къ Создателю. Съ того времени и вплоть до Второго Ватиканскаго собора, это являлось оффиціальнымъ богослов­скимъ языкомъ Римо-Католической Церкви.

Въ наши дни мы являемся свидѣтелями, какъ цитадель като­личества сотрясается ересью — такъ называемой «религіей осво­божденія». Стремленіе идти, во чтобы то ни стало, въ ногу со временемъ, толкаетъ католичество на скользкій путь протестан­тизма со всѣми вытекающими отсюда послѣдствіями. Оно нашло магическую формулу, которая удобно оправдываетъ ихъ искаже­нія христіанскаго вѣроученія въ прошломъ и причудливые пируэ­ты въ послѣдніе годы: — за прошедшіе вѣка Церковь полнѣе восприняла и поняла догматы Христіанства, — говорятъ католики. Вотъ почему, де, апостольскія откровенія, постановленія Вселен­скихъ соборовъ и даже Папъ первыхъ вѣковъ Христіанства без­надежно устарѣли. Не моргнувъ глазомъ, «святые отцы» Католи­ческой Церкви громогласно заявляютъ, что всѣ ихъ еретическія измышленія — не искаженіе и отходъ отъ истиннаго христіанскаго вѣроученія, а, на самомъ дѣлѣ, дальнѣйшее углубленіе и раскры­тіе его догмъ. Одинъ изъ католическихъ богослововъ, съ юмор­омъ, полушутя, сказалъ: «Мы не знаемъ куда идемъ, но увѣрены, что будемъ тамъ скоро».

Вотъ гдѣ проходитъ водораздѣлъ въ подходѣ къ Божествен­ной истинѣ между Православной и Католической Церквами. Съ вѣками измышленія и мудрствованія отъ лукаваго у католиковъ все накоплялись и естественно пропасть между Церквами увеличивалась и углублялась.

Посмотримъ въ чемъ же заключаются расхожденія между Православіемъ и Католичествомъ? Они относятся къ разнымъ сторонамъ церковной жизни. Остановимся на наиболѣе важныхъ и бросающихся въ глаза. Обратимъ вниманіе, прежде всего, на дог­матическія противорѣчія. Ихъ нѣсколько:

1. Въ католическій Символъ Вѣры произвольно и дерзостно внесено, что Духъ Святой исходитъ не только отъ Отца, но и Сына. Въ христіанской апологетикѣ этотъ вымыселъ именуется «филіокве». Эта несуразность въ католическомъ богословіи утвер­дилась вопреки постановленіямъ 2-го Вселенскаго собора въ Константинополѣ (381 г.) и 3-го въ Ефессѣ (431 г.). Вопросъ «филі­окве» — краеугольный камень христіанской теологіи. Онъ имѣетъ не только теоретическое, но и практическое значеніе. Попытаемся дать схематическое его объясненіе и пониманіе Православной Церковью.

Христосъ посылаетъ Святого Духа, но Онъ исходитъ только отъ Отца: такъ учитъ Библія и въ это вѣритъ наша Церковь. Вѣчное исхожденіе Святого Духа только отъ Отца и Сына поуча­етъ Католическая Церковь. Вѣчное исхожденіе Святого Духа только отъ Отца и временная Его миссія, порученная Ему Сыномъ: это взглядъ, котораго придерживался св. Фотій въ дис­куссіи съ Западомъ. Григорій Кипрскій — Патріархъ Константи­нопольскій (1283-1289) и св. Григорій Палама (13-14 вв.) согласны съ нимъ, что Святой Духъ обнаруживается Сыномъ, но исходитъ отъ Отца. Богъ Отецъ — единственный Источникъ происхожденія и причина Божества Св. Духа. Православное вѣроученіе считаетъ «филіокве» опасной еретической идеей. Она смѣшиваетъ Ипостаси (Личности Божества), нарушая балансъ между единствомъ и раз­нообразіемъ въ Лицахъ Св. Троицы. Единство этой ересью под­черкивается въ ущербъ троичности. Католики не столько теоре­тически, сколько фактически считаютъ, что Св. Духъ подчиненъ Сыну. Они не удѣляютъ достаточно вниманія вліянію Св. Духа въ Церкви, а также въ повседневной жизни каждаго изъ насъ. Два момента въ католическомъ догматѣ «филіокве»: подчиненность Св. Духа и подчеркиваніе единства Божества привело къ извраще­нію Церкви на Западѣ. У католиковъ понятіе Божественной сущ­ности болѣе абстрактно, чѣмъ у православныхъ и поэтому проис­ходитъ въ ихъ воспріятіи нѣкоторое стираніе личныхъ особенно­стей Лицъ Св. Троицы. Результатомъ того, что католическіе бого­словы значеніе и роль Св. Духа не дооцѣнивали, на Западѣ утвер­дился взглядъ на Церковь, какъ на мірское установленіе, управ­ляемое земной властью и законами. Это привело къ излишней централизаціи и подчеркиванію папской власти. Слѣдуетъ также указать на то обстоятельство, что католики особенно подчеркива­ютъ человѣческую натуру Христа и Его страданія. Постановленія же Вселенскихъ соборовъ совершенно ясно гласятъ, что нужно поклоняться всей личности Христа, а не одной изъ Его натуръ (человѣческой или Божественной), а также Его Тѣлу въ цѣломъ, а не какой-нибудь изъ его частей. Необходимо отмѣтить, что и въ средѣ самихъ католическихъ богослововъ нѣтъ полнаго единомыс­лія о «филіокве».

2. Не менѣе страшнымъ кощунствомъ является провозглаше­ніе римскаго Папы «намѣстникомъ Божіимъ на землѣ». Эта идея исподволь, а когда позволяли обстоятельства, то и явно развива­лась въ теченіе среднихъ вѣковъ. Только въ 1870 году Папа Пій ІХ-й нашелъ возможнымъ, послѣ Ватиканскаго собора, провоз­гласить этотъ «догматъ». Для всякаго здравомыслящаго христіани­на онъ звучитъ странно и кощунственно. Вѣдь, Самъ Іисусъ Христосъ является Главой Церкви (Ефес. 5, 23) и будетъ пребывать съ ней до скончанія вѣка (Матѳ. 28, 20). Такъ повѣствуетъ намъ Евангеліе. О какомъ же другомъ главѣ Христіанства можетъ быть рѣчь? Никто изъ смертныхъ даже не смѣетъ и помыслить стать главой «Тѣла Христова», то есть Церкви, долженствующей пре­бывать «всѣ роды, отъ вѣка до вѣка» (Ефес. 3, 21). А развѣ можетъ быть непогрѣшимымъ кто-либо изъ людей, кромѣ Самого Господа Бога? Полнымъ абсурдомъ звучитъ утвержденіе, что Самъ Христосъ наградилъ верховной властью ап. Петра, сдѣлавъ его безгрѣшнымъ и вручилъ ему «ключи райскаго блаженства». Дико предположить, что послѣ смерти апостола Петра, наслѣдо­вавшій ему епископъ сталъ бы автоматически главой всей Церкви. Въ это время, вѣдь, были въ живыхъ еще нѣкоторые изъ апосто­ловъ. Среди нихъ любимѣйшій ученикъ Христовъ Іоаннъ Бого­словъ, который послѣ смерти апостола Петра прожилъ еще цѣ­лыхъ 35 лѣтъ.

«Промываніе мозговъ» христіанскаго Запада о «правѣ» рим­скаго первосвященника возглавлять Вселенскую Церковь проводи­лось постепенно и съ завидной настойчивостью. Не будемъ описы­вать этотъ длинный и претящій христіанскому сознанію процессъ. Отмѣтимъ только три «документа», якобы, подтверждающіе при­матъ власти римскаго Папы:

а. Даръ Короля Франковъ Пипина Короткаго Папѣ Стефану II Равенскаго экзархата и др. областей въ 756 году. Это послужило началомъ свѣтской власти Папъ;  

б. Даръ Константина (Вено Константина) — миѳическая жалованная граммата Папѣ, пожалованная Константиномъ Великимъ въ знакъ благодарности за исцѣленіе отъ слѣпоты. Въ ней римскій епис­копъ, безъ обиняковъ, признается главой всей Христовой Церкви и, наконецъ 

в. «Исидоровы («лже-Исидоровы») декреталіи» — сборникъ, выплывшій въ 836 году. Это соотвѣт­ствующія постановленія Папъ отъ 1-го до 7-го вѣковъ. Они обязательны для Католической Церк­ви. Въ 15-мъ вѣкѣ была доказана подложность «Декреталій» и вмѣстѣ съ ними «Вена». Это, одна­ко, ничуть не смущаетъ римскую курію.

Всѣ эти разрозненныя попытки представить чаемое за суще­ствовавшее съ исконъ вѣковъ собралъ во едино уже упоминаемый нами Ѳома Аквинатъ (1227-1274), пламенный католикъ и ученый монахъ доминиканскаго ордена. Католическая Церковь считаетъ его своимъ величайшимъ философомъ и богословомъ. Онъ систе­матизировалъ общеизвѣстные матеріалы, толкуя ихъ вкривь и вкось. Такъ подъ голословныя притязанія папъ на возглавленіе всей земной Церковью былъ подведенъ «эфимерный фундаментъ». Въ концѣ 19-го вѣка это станетъ догматомъ Католической Церк­ви. Папскій престолъ не остался въ долгу: Папа Іоаннъ ХХІІ-й въ 1323 году на скорую руку его «канонизировалъ», недожидаясь чудесъ отъ его тѣла. Онъ заявилъ, что каждое его сочиненіе, видите-ли, само по себѣ уже есть чудо. Приходится только разве­сти руками. Папа Левъ XIII-й посмертно даровалъ ему титулъ «доктора Церкви». Свое «ученіе» о приматѣ папской власти онъ построилъ на мошенническихъ документахъ: Лже-Исидоровыхъ Декреталіяхъ и гадательномъ сборникѣ Вселенскихъ соборовъ и отцовъ Церкви. Въ кратцѣ его «система» состоитъ вотъ въ чемъ:

1) Іисусъ Христосъ передалъ апостолу Петру и его преемникамъ всю полноту своей власти, а потому не повиноваться Папѣ тоже самое, что не подчиняться Іисусу Христу, Самому Богу. 2) Не Папа заимствуетъ свой авторитетъ отъ собора, а, наоборотъ, соборъ отъ Папы. 3) Папа вправѣ установить новое исповѣданіе вѣры и 4) Тотъ еретикъ, кто не подчиняется авторитету Папы. Какъ видимъ для папъ это былъ, дѣйствительно, «золотой чело­вѣкъ».

Блаженный Августинъ, столь чтимый на Западѣ, придержива­ется иного мнѣнія по этому вопросу. Онъ утверждаетъ, что «Іисусъ Христосъ далъ всѣмъ безъ различія апостоламъ одинако­вую власть. Сами же апостолы никогда не признавали Петра намѣстникомъ Христа и непогрѣшимымъ учителемъ Церкви. Никогда и самъ Петръ не смотрѣлъ на себя такими глазами». Съ мнѣніемъ блаж. Августина вполнѣ были согласны также свѣточи Христіанства, какъ то: Св. Кириллъ Александрійскій, Оригенъ, Св. Василій Великій, блаж. Ѳеодоритъ и др.

Съ ересью о приматѣ папской власти неразрывно связано дру­гое кощунство: его непогрѣшимость въ дѣлахъ вѣры. Этотъ «дог­матъ» былъ принятъ только въ 1870 году. Онъ оспаривается не только Православной Церковью, но ставится подъ сомнѣніе нѣко­торыми здравомыслящими католиками. Дѣйствительно, невозмож­но допустить, чтобы Духъ Святой говорилъ устами одного Папы то, что потомъ или до этого отвергалъ устами другого. И, нако­нецъ, чтобы лица явно преступныя или поступавшія противъ уче­нія Церкви, были бы выразителями Божественной воли.

Этотъ такъ называемый «догматъ» былъ утвержденъ ничтож­нымъ меньшинствомъ «князьей католической Церкви». Страшное богохульство и грѣхъ на душѣ приложившихъ руку въ этомъ дѣлѣ. Несмываемое пятно легло на душу и тѣло Западной Церкви! Мосты были сожжены... Надежда на возвращеніе «блуднаго сына» окончательно потеряна. Всѣ человѣческія возможности для братскаго взаимопониманія были исчерпаны. Остается единственное и самое надежное — упованіе на Господа Бога. Разсматривая догма­тическія расхожденія между Католической и Православной Церк­вями слѣдуетъ остановиться также на ученіи о первородномъ грѣ­хѣ. Римо-католическая Церковь учитъ, что Богъ надѣлилъ физи­ческое тѣло человѣка безсмертной душой. По ихъ утвержденію, между этими двумя измѣреніями не избѣженъ былъ конфликтъ. И вотъ, чтобы избѣгнуть столкновенія между духовной и физической его природой, человѣкъ изначально надѣленъ такъ называемой «благодатной праведностью». Она то и поддерживала равновѣсіе между его духовной и физической натурой. Въ результатѣ же паденія человѣкъ утерялъ эту Богомъ дарованную ему правед­ность. На самой же его природѣ это никакъ не отразилось. Въ католическомъ подходѣ къ вопросамъ вѣры часто превалируетъ разумъ. Однако, въ данномъ столь существенномъ вопросѣ даже логика не безупречна. Православная Церковь поучаетъ, что Богъ создалъ человѣческое тѣло изъ земли и вдунулъ въ его безсмерт­ную душу. И не просто сотворилъ его подобно другимъ живымъ существамъ, но по Своему образу и подобію. Человѣкъ находился въ блаженномъ состояніи, такъ какъ пребывалъ все время въ общеніи съ Творцомъ и могъ Его лицезрѣть. Его природа была безгрѣшна и по замыслу Божьему человѣкъ предназначался для вѣчнаго блаженства. При этомъ всемъ человѣкъ былъ надѣленъ безцѣннымъ и страшнымъ даромъ — свободной волей. Единствен­но чего потребовалъ Творецъ отъ Своего творенія — слѣдовать Его Божественной волѣ и въ случаѣ ослушанія покаянія. Человѣкъ не смогъ обуздать свою свободную волю и ослушался. Ре­зультатъ оказался трагическимъ: человѣкъ лишился своего бла­женнаго состоянія, натура его была исковеркана. Болѣзни и поро­ки поразили его духъ и тѣло. Смерть вошла въ міръ...

Постепенно римскіе папы добивались своей антихристіанской, еретической цѣли: безраздѣльнаго господства надъ душами и тѣлами пасомыхъ. Мы видѣли къ какимъ недостойнымъ махинаці­ямъ прибѣгала римская курія. Особенно «подвизался» на этомъ пути въ 19-мъ вѣкѣ Папа Пій IX- й. Онъ не брезговалъ никакими средствами для достиженія своей цѣли. На его душѣ лежитъ тяже­лымъ камнемъ грѣхъ: провозглашеніе такъ называемой догмы о «непорочномъ зачатіи Дѣвы Маріи». Дѣло въ томъ, что почитаніе Богородицы среди католиковъ Испаніи, Италіи и Франціи было очень распространенно. Точно также, встарь, на Руси. Даже свою землю русскіе люди называли «домомъ Пресвятой Богородицы». Вотъ Папа и рѣшилъ подвести «идеологическое основаніе» подъ это почитаніе. Этимъ, видите-ли, будетъ еще больше поднятъ авторитетъ Богоматери, а самое главное — престижъ самого рим­скаго первосвященника. Онъ прибѣгаетъ къ всевозможнымъ ухищреніямъ, не брезгуя и мелкимъ политиканствомъ, чтобы выр­вать у своихъ строптивыхъ епископовъ согласіе на провозглашеніе еще одного новаго «догмата». На этотъ разъ о «непорочномъ зачатіи Дѣвы Маріи». Однако, всѣ его уловки оказались всуе. Тог­да онъ рѣшилъ пойти «вабанкъ»: не созывая соборъ епископовъ, самолично объявить эту догму. Бездумныя массы съ одобреніемъ восприняли этотъ незаконный и еретическій актъ. Мыслящіе ка­толики съ огорченіемъ понимали, что, на самомъ дѣлѣ, это было не возвеличиваніе Дѣвы Маріи, а приниженіе Ея подвига. Да развѣ мы, грѣшные, можемъ возвысить Богородицу хоть бы отдаленно такъ, какъ нашей небесной Заступницѣ оказалъ Свою неизречен­ную милость Самъ Господь? Она полностью посвятила Себя Богу. На Нее излилась Божія благодать и Она достигла высшаго нрав­ственнаго совершенства. Стала паче всякаго человѣческаго рода и даже силъ безплотныхъ — Ангеловъ. Вѣдь, если Пресвятая Дѣва родилась безъ первороднаго грѣха, то всѣ Ея усилія послужить Богу, въ дѣйствительности, были ненужны. Подоплека этой опе­раціи была заработать себѣ политическій капиталъ и окончательно сломить хребетъ непослушнымъ прелатамъ. Послѣдніе же потеряли почву подъ ногами и не нашли въ себѣ мужества проти­востоять этой новой ереси. Теперь Католическая Церковь оффи­ціально поучаетъ, что Пресвятая Дѣва Марія единственная изъ людей, была чрезвычайной Божіей милостью при зачатіи осво­бождена отъ первороднаго грѣха. Тѣмъ самымъ Она уподобилась нашей прародительницѣ до ея паденія. Благодаря этому обстоятельству Она могла стать Богоматерью.

Многіе видные католическіе богословы (Улларторнъ) сами признаютъ, что обосновать эту догму Св. Писаніемъ напрасный трудъ. Да и самъ творецъ этого досужаго измышленія, во избѣжа­ніе непріятныхъ и не устраивающихъ его нареканій, обнародовавъ этотъ догматъ, не удосужился обосновать его ссылками изъ Св. Писанія.

Со временемъ утвердились также обрядовыя различія между Западной и Восточной Церквами. Упомянемъ нѣкоторыя особен­но рѣзкія отличія:

1. У православныхъ причащеніе Тѣломъ и Кровью Христовой у всѣхъ безъ различія. У католиковъ это является привилегіей духовенства, а міряне получаютъ только облатки.

2. Въ холодныхъ и нерѣдко мрачныхъ католическихъ церк­вяхъ, стоятъ статуи и звучитъ органъ: это, до нѣкоторой степени, отражаетъ духъ Западной Церкви. Православный храмъ полный свѣта и радости. Излучающіе любовь и состраданіе лики святыхъ, ободряютъ молящихся и пробуждаютъ надежду. Незабываемый колокольный звонъ взбудораживаетъ душу и поднимаетъ ее ввысь.

3. Обязательный целибатъ католическихъ священниковъ отнюдь не укрѣпляетъ ихъ на трудномъ и безъ того пути, а, на оборотъ, налагаетъ часто непосильное бремя и ведетъ къ лишне­му искушенію и грѣху. Православная Церковь вполнѣ реально оцѣниваетъ человѣческую природу: отсюда и установленіе бѣлаго и чернаго духовенства.

4. Подходъ къ миссіонерской дѣятельности у обоихъ Церквей діаметрально противоположный. Слава Богу, что наша церковная исторія не знаетъ инквизиціи. Въ теченіе вѣковъ католическіе проповѣдники не столько живымъ словомъ и личнымъ примѣ­ромъ, а нерѣдко обманомъ и насиліемъ увеличивали ряды своей Церкви. Политическія амбиціи папъ отнють не поднимаютъ авто­ритетъ Церкви, а скорѣе снижаютъ ея духовный накалъ. Католи­цизмъ требуетъ отъ своихъ адептовъ прежде всего повиновенія и неуклоннаго соблюденія предписаній. Для православнаго христіа­нина всегда былъ и остается завѣтъ св. Григорія Богослова: «мы стремимся не побѣдить, а пріобрѣсти брата». Наша Церковь взы­ваетъ къ свободному человѣческому сердцу, стремясь пробудить въ немъ дѣйственную, жертвенную любовь. Не ржавѣющій мечъ православнаго «ловца душъ» - нелицепріятная братская любовь, выраженная въ живыхъ дѣлахъ и личномъ примѣрѣ.

Можно было бы указать и на другія несходства въ обрядахъ и церковной практикѣ, которыя не столь бросаются въ глаза. Они вызваны психологическими факторами и разными историческими судьбами народовъ. Это все углубляетъ ровъ между западнымъ и восточнымъ христіанствомъ.

По мѣрѣ обособленія Западной Церкви въ ней укрѣплялся духъ нетерпимости и угасала братская любовь къ Восточной Церкви. Въ частности, что касается Россіи, то римская курія ни­когда не питала къ ней особенно нѣжныхъ чувствъ, такъ какъ она неоднократно пресѣкала вѣковые происки воинствующей латин­ской вѣры. Интереснѣйшая и весьма цѣнная книга «Церковь, Русь и Римъ» Н.Н. Воейкова (изданная въ Св.-Троицкомъ монастырѣ, Джорданвиллъ, Н.І.) подробно разсказываетъ объ интригахъ Рима. Къ сожалѣнію, мы не имѣемъ возможности подробно оста­навливаться на этой макіавеліевской политикѣ. Однако, вовсе игнорировать «русскую политику» Рима мы также не можемъ.

Захватъ власти большевиками и паденіе Россійской имперіи Римъ встрѣтилъ съ нескрываемой радостью. Съ самого начала атеистическая диктатура начала походъ противъ Православной Церкви. Жестокимъ преслѣдованіямъ подвергаются вѣрующіе. Русская Церковь вступаетъ на мученическій путь. Она очищается и укрѣпляется кровью сонма новомучениковъ и исповѣдниковъ. Коммунистическіе заправилы кнутомъ и пряникомъ заставляютъ служить богоборческой идеѣ слабыхъ и колеблющихся. Появляет­ся «Живая церковь» и зарождается сергіянская ересь. Это все раз­рыхлило почву и приблизило, наконецъ, возможность окатоличеванія русскаго народа, по расчетамъ ватиканскихъ политикановъ отъ религіи.

Вотъ нѣкоторыя печальныя событія, но далеко не всѣ. Они предѣльно ясно показываютъ отношеніе католичества къ нашему народу и странѣ. О нихъ всегда слѣдуетъ помнить:

— Въ 1926 году, а затѣмъ въ 1928 году, ѣздилъ въ Москву прелатъ Католической Церкви Мишель д’ Эрбиньи, чтобы дого­вориться съ «обновленной церковью» объ уніи, а также заключить конкордатъ съ совѣтскимъ правительствомъ. Поставленной цѣли ему не удалось достигнуть, но «мостъ», по его выраженію, удалось возвести между папскимъ престоломъ и краснымъ Кремлемъ.

— Въ католической Польшѣ Ватикану нечего было церемо­ниться и онъ показалъ свое истинное лицо: жестокое преслѣдова­ніе православнаго населенія, беззаконный захватъ православныхъ храмовъ и даже разрушеніе ихъ — взрывъ православнаго собора въ Варшавѣ. Русскіе, украинцы и бѣлоруссы въ насильно отторг­нутыхъ своихъ исконныхъ земляхъ оказались паріями. Все это такъ напоминало мрачныя времена Речи Посполитой.

— Чего только стоитъ «молитва о спасеніи Россіи», то-есть обращеніи ея въ «истинную вѣру — католицизмъ». Ее ввелъ еще въ 1926 году Папа Бенедиктъ ХѴ-й. За ея ежедневное чтеніе «доб­рымъ католикамъ» отпускаются грѣхи, совершенные ими въ тече­ніе 300 дней. Выходитъ, что недоброй памяти индульгенціи, которыя въ свое время вызвали бунтъ Мартина Лютера и въ наши дни, въ тихомолку, продолжаютъ практиковаться.

— Идетъ алчная скупка цѣнной уникальной русской религіоз­ной литературы, рѣдкихъ иконъ и даже цѣлыхъ иконостасовъ съ единственной цѣлью использовать это духовное сокровище въ сво­ихъ «благочестивыхъ» цѣляхъ: борьбы съ «восточной схизмой».

— Небезызвѣстная «Академія Русика» продолжаетъ свою под­рывную работу: усиленно готовитъ пропагандистовъ «восточнаго обряда» для засылки ихъ при всякомъ удобномъ случаѣ на нашу родину.

Мы уже упоминали о мостѣ, воздвигнутомъ между римской куріей и совѣтской властью еще въ 20-е годы. Движеніе по нему съ тѣхъ поръ не прекращается, а во времена «перестройки» стало особенно оживленнымъ. Озабоченнаго читателя мы отсылаемъ къ набатной статьѣ епископа Григорія «Пора трубить тревогу» («Православная Русь», №4 1989 г.).

Опасность Православію усугубляется въ настоящее время еще тѣмъ, что цѣли антихристовой власти и «святого престола» согла­суются. За эти страшные годы Московская Патріархія преврати­лась окончательно въ удобный рупоръ совѣтской дезинформаціи. Она внимательно слѣдитъ за всѣми зигзагами партійной линіи. По указанію соотвѣтствующихъ органовъ Соборъ Русской Православ­ной Церкви заклеймилъ въ 1948 году «экуменическую ересь». Перемѣнилась погода и Московская Патріархія съ открытымъ сердцемъ входитъ во Всемірный Совѣтъ Церквей. Теперь она неистово молится на всѣхъ конференціяхъ вмѣстѣ съ католиками, протестантами, мусульманами, евреями и ...язычниками за міръ и разооруженіе. Призываетъ къ поддержкѣ національно-освободи­тельныхъ войнъ и остракизму Южной Африки и Чили.

Мы имѣли возможность привести только немногіе факты про­явленія «братской любви» со стороны христіанскаго Ватикана. Кто-нибудь можетъ подумать: да, вѣдь это было давнымъ-давно и быльемъ поросло. Однако, народная многовѣковая мудрость пре­достерегаетъ отъ излишняго оптимизма. Она вполнѣ опредѣленно говоритъ: «горбатаго исправитъ только могила».

На помпезное празднованіе 1000-лѣтія Крещенія Руси «поль­скій Папа» послалъ делегацію изъ цѣлыхъ десяти кардиналовъ, которые на іерархической лѣстницѣ занимаютъ далеко не послѣд­нія ступени. Передъ этимъ онъ, правда, ничтоже сумняшеся, по­здравилъ украинскихъ самостійниковъ-самосвятовъ съ 1000-лѣті­емъ «крещенія Украины».

Судя по всему можно предположить, что сіи князья Западной Церкви собирались однимъ выстрѣломъ убить сразу двухъ зай­цевъ, а именно, — сохранить и, если возможно, добиться легали­заціи своего «троянскаго коня» — уніатства въ западной Украинѣ, а также наладить присныя отношенія съ Патріаршей Церковью. Какъ будто бы обстановка складывалась какъ нельзя благопріят­нѣе: подшумокъ протаскиваются священнослужители новой формаціи на всѣ ступени церковной іерархіи. Другими словами, пред­принимаются шаги окончательно прибрать церковное возглавленіе къ своимъ рукамъ. Можемъ быть увѣрены, что и этотъ дьяволь­скій планъ окончится конфузомъ. Совѣты прекрасно сознаютъ, что въ своей борьбѣ противъ Русской Церкви у нихъ вѣрный союзникъ — Римъ. Какъ извѣстно у насъ на родинѣ ощущается острый недостатокъ духовной литературы. На призывъ о помощи охотно откликнулся Ватиканъ. Католики готовы, хоть завтра за­валить СССР Библіями, которыя были напечатаны еще въ 50-е годы, чтобы утолить «духовный голодъ» вѣрующихъ. Казалось бы — проявленіе истинной христіанской любви. Можно только радо­ваться и быть благодарными отъ всего сердца. Однако, дѣло обстоитъ совсѣмъ не такъ просто: каждая изъ этихъ Библій со­держитъ католическое толкованіе. Какъ видимъ, какая страшная угроза нависла надъ многостраждущей Русской Церковью: католи­ки получили картъ-бланшъ. Не откладывая дѣло въ долгій ящикъ, въ Ватиканѣ уже успѣли побывать архіепископъ Алек­сандръ — одинъ изъ ведущихъ педагоговъ Патріаршей Церкви, чтобы на мѣстѣ ознакомиться съ методами коверканья юныхъ душъ, а также митрополитъ Питиримъ, вѣдающій выпускомъ религіозной литературы, пріемлемой для власти. Ватиканъ на дѣлѣ показалъ «добрую волю» и готовность къ сотрудничеству для диверсіи на душу нашего народа.

При случаѣ, а то и просто такъ для краснаго словца, мы лю­бимъ повторять: «мы русскіе, съ нами Богъ». Народная же муд­рость предостерегаетъ: «На Бога надѣйся, а самъ не плошай». Необходимо всецѣло уповать на Божью милость, но въ тоже вре­мя не выпускать изъ рукъ духовный мечъ нашей вѣры. Пусть это будутъ не разсудочные постулаты заумной философіи, а живая вѣра, выраженная въ конкретныхъ дѣлахъ. Свидѣтельство всей нашей жизни.

БИБЛІОГРАФІЯ:

1. «Избранныя сочиненія» Алексѣй Хомяковъ, издательство имени Чехова, Нью-Іоркъ, 1955 г.

2. «Римская Церковь и единство Христовой вѣры» протопресв. д-ръ Г.Ѳ. Костельникъ, изданіе «Свободное слово Карпатской Руси», Нью-Іоркъ, 1968 г.

3. «Критическій разборъ римскаго ученія о папской власти» проф. В.С. Ветроградовъ, изданіе «Свободное слово Карпатской Руси», Нью-Іоркъ, 1968 г.

4. «О приматѣ римскаго первосвященника» Е. Шмурло, изданіе «Свободное слово Карпатской Руси», Нью-Іоркъ, 1968 г.

5. «Православіе, Римо-католичество, Протестантизмъ и Сектантство» протоіерей Митрофанъ Зноско-Боровскій, типографія преп. Іова Почаевскаго, Св.-Троиц­кій монастырь, Джорданвиллъ, Н.І. 1972 г.

6. «Церковь, Русь и Римъ» Николай Н. Воейковъ, Св.-Троицкій монастырь, Джорданвиллъ, Н.І. 1983.

Церковная Жизнь, №№ 3-4, май, іюнь, іюль, августъ 1989 г.

Comments for this post were locked by the author