О желаніи Митрополита Антонія удалиться на Афонъ – 1922 г.


Въ 1922 году, черезъ нѣсколько мѣсяцевъ послѣ избранія перваго состава Русской Архіерейской Церкви загра­ницей, Председатель его Митрополитъ Кіевскій и Галицкій Антоній рѣшилъ окончательно удалиться отъ церковныхъ дѣлъ и уйти «на покой» на Аѳонъ, гдѣ принять схи­му. Онъ держалъ свое рѣшеніе въ тайнѣ и оно стало известно паствѣ лишь, когда разрѣшеніе на въѣздъ на Аѳонъ было получено и Митрополитъ сталъ готовиться къ отъѣзду. Русская паства въ Вѣлградѣ заволновалась.

15 декабря (ст. ст.) нѣсколько человѣкъ во главѣ съ старшей сестрой Церковнаго Сестричества княгиней Маріей Александровной Святополкъ-Мирской отправились въ Бѣлградскую Патріаршую, гдѣ находился въ то время Митрополитъ Антоній, просить его отъ имени русскаго Бѣлгородскаго прихода не покидать ихъ. Съ собой они взяли чудотворную Курскую Икону Божіей Матери.

Прійдя въ Патріархію депутація прошла къ Патріарху Димитрію и просила его содѣйствія. «Я уже старался убе­дить Митрополита Антонія оставаться у насъ, отвѣтилъ Патріархъ, но напрасно. Онъ не хочетъ слушать о томъ и твердо рѣшилъ ѣхать.»

Когда пришедшіе вошли въ комнату, занимаемую Митрополитомъ Антоніемъ, онъ приложился къ Чудотворному Образу, но укорилъ принесшихъ его, что такую святыню подвигли безъ достаточныхъ основаній и такъ торжественно пришли къ нему. «Меня не нужно уговаривать, сказалъ онъ, я не ломаюсь, какъ Борисъ Годуновъ, а твердо рѣшилъ ѣхать на Аѳонъ и никакіе уговоры не измѣнятъ моего рѣшенія.» Долго пришедшіе умоляли Владыку не оставлять возглавленіе Церкви и паству, но Митрополитъ былъ непреклоненъ. Тогда княгиня М. А. Святополкъ-Мирская, показывая на Чудотворный Образъ сказала: «Если Вы, Владыко, насъ не слушаете, то вѣримъ, что Владычица Богородица Сама Васъ не пуститъ и Вы не уѣдете».

Подтвердивъ еще разъ неизмѣняемость своего рѣшенія Митрополитъ Антоній по уходѣ делегаціи продолжалъ свои приготовленія къ отъѣзду. Собираясь совершенно отойти отъ всякой общественной дѣятельности и какъ бы уходя изъ сего міра, онъ написалъ письма Великимъ Князьямъ Кириллу Владиміровичу и Николаю Николаевичу съ прось­бой собрать семейный совѣтъ и разрѣшить на немъ всѣ возникшія несогласія, каковыя письма немедленно были имъ отправлены на почту. Митрополиту Евлогію онъ на­писалъ, чтобы по отъѣздѣ его, тотъ, какъ старѣйшій послѣ него, вступилъ въ должность Председателя Архіерейскаго Сѵнода и замѣнилъ его. 

Черезъ день Митрополитъ Антоній вернулся въ Сремскіе Карловци, гдѣ проживалъ постоянно, съ тѣмъ чтобы закончить тамъ всѣ приготовленія и вновь пріѣхать въ Бѣлградъ передъ Рождествомъ. Онъ предполагалъ отслу­жить въ Русской церкви въ Бѣлградѣ первые два дня и на второй же день Рождества выѣхать на Аѳонъ. Дѣйствительно, закончивъ всѣ дѣла въ Сремскихъ Карловцахъ, простившись тамъ съ викарнымъ епископомъ Максимиліаномъ и учениками Карловацкой Богословіи, Митрополитъ Антоній выѣхалъ оттуда, чтобы никогда не возвращаться, и за два дня до Рождества Христова пріѣхалъ въ 7 час. утра въ Бѣлградъ. По прибытіи въ Патріаршію ему вручи­ли срочный пакетъ съ Аѳона. Архимандритъ Св. ІІантелеймоновскаго монастыря Мисаилъ извѣщалъ его, что ввиду нѣкоторыхъ мѣстныхъ протестовъ протатъ отмѣнилъ дан­ное разрѣшеніе на въѣздъ ему на Аѳонъ.

Митрополитъ былъ ошеломленъ извѣстіемъ. Но болѣе всего его поразило то, что новое рѣшеніе и увѣдомленіе о немъ последовали въ тотъ самый день, когда къ нему приносили Чудотворную Икону Богоматери и передъ ней просили его не оставлять своей паствы.

Сначала онъ не зналъ, какъ поступить ему, и не сказалъ никому о полученномъ извѣстіи. Зналъ о томъ лишь его келейникъ іеродіаконъ Ѳеодосій, потихоньку сообщив­шій кое кому изъ наиболее близкихъ къ Владыкѣ лицъ.

Потомъ смущенный онъ пошелъ къ ІІатріарху Димитрію и сообщилъ о полученномъ письмѣ. «Мы и не желали Вашего отъѣзда, отвѣтилъ Патріархъ, живите у насъ и дальше».

Лишь на Рождество, служа въ Русской, тогда еще Рождественско-Богородичной церкви, помещавшейся въ баракѣ-часовнѣ при сербской церкви Святого Евангелиста Марка, Митрополитъ Антоній въ концѣ своей проповѣди объявилъ, что его горячее желаніе уйти совершенно отъ міра не смогло состояться и онъ, видя въ томъ волю Божію и покоряясь ей, остается съ паствой.

Съ радостью и удовлетвореніемъ были встрѣчены тѣ слова.

Такъ не осуществилось и заграницей стремленіе Ми­трополита Антонія удалиться въ уединеніе и онъ, по Про­мыслу Божіему, до конца своей жизни продолжалъ свое архіерейское служеніе, окормляя русскую паству за рубежомъ Россіи и возглавляя ея Церковное управленіе.

А. I.

«Православная Русь», № 4, 1960 г.

Comments for this post were locked by the author