СОПРОТИВЛЕНИЯ СОЕДИНЕНИЮ С МП В ЗАП.-ЕВРОПЕЙСКОЙ ЕПАРХИИ – ЧАСТЬ I

1 - О намечавшихся разговорах с МП - 1994 г

         Чрезвычайно важная тема обсуждений, затронувших архипастырей, пастырей и мирян нашего зарубежья, предстанет на решение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей на второй его сессии в Леснинском монастыре 22 ноября с.г. Поставлен вопрос: не является ли целесообразным начать разговоры с Московской Патриархией ввиду сближения с ней нашей Церкви. Обсуждения этой темы уже велись на предыдущем Соборе и разделили во мнениях наш епископат.
        У сторонников сближения с МП преобладают три аргумента:
        1. Заметное вырождение русскости в приходах Русской Церкви Заграницей приведет в ближайшие годы к пересмотру ее основного положения.
        2. Условия создания и существования Русской Церкви Заграницей по Указу св. Патриарха Тихона (№ 362 от 20 ноября 1920 г.) упразднились, так как возможно свободное общение с "Высшим Церковным Управлением" Церкви в стране.
        3. Сознание паствы, считающей, что, когда наше отечество находится в крайней нужде, не помочь Церкви в России равносильно предательству русского народа.
        Действительно, некоторые условия жизни сильно изменились и меняются в зарубежье. Никто не посмеет отрицать указанные явления, хоть и можно оспаривать их значение и удельный вес.
        Но, поскольку собеседником нашим в этих условиях должна быть Московская Патриархия, естественно рассмотреть также и перемены, которые произошли в ней, с ее начала и до сего дня.
        Прежде всего нам нужно согласиться на определении ее начала и принять тот факт, что МП ведет свое начало не от Патриаршей Русской Церкви, последним представителем которой был св. Патриарх Тихон, а вследствие откола в Русской Православной Церкви одной части архиереев, действовавшей без согласия остальных, получившей поддержку от безбожных гонителей, завершившей с ними союз (см. Декларацию 1927 г.) и организовавшей свое Высшее Церковное Управление. Иными словами, Московская Патриархия ведет свое начало от раскольничьей группы русских епископов.
        Какие же изменения произошли в МП с того времени? — Несмотря на относительную свободу, появившуюся в стране несколько лет назад, МП ни в чем основном не изменилась и от своего прошлого не отказывается. Не является ли это доказательством того, что она чем-то злополучным скована и до сего дня?
        Ее представители — мы не говорим о верующем народе, ни о добрых священнослужителях, — ее высшая иерархия, ответственная за участь верующего народа, не раскаялись по сей день в своем грехе. Некоторые каялись в личном порядке, и часто только на устах, что на деле ничего не меняет, ибо они привыкли действовать по установленному образу жизни еще в эпоху самого страшного гонения на Церковь, когда церковный аппарат, созданный воинствующими безбожниками, помогал этим безбожникам уничтожать Церковь. И в этом не покаялся еще никто.
        Мы не смеем в тех несчастных бросать камень; мы понимаем, что трудно устоять перед пытками. Но утверждать, как они это делали тогда и продолжают по сей день, что они "спасали Церковь", этого мы допустить не можем: оправдать их в этом – значит изменить Самому Христу, главе Церкви, Который не нуждался в Своем спасении человеческими руками. Церковь не земным обеспечением оберегается, а кровью мучеников, свидетелей Истины, ибо Истина есть жизнь Церкви.
        Перед нами икона всех Русских Святых с сонмом Новомучеников и Исповедников Российских. Как относится к ним МП? Почтила она мучеников митроп. Владимира, Вениамина, вел. кн. Елизавету, а где все остальные, где десятки тысяч почитаемых по именам и подвигам их и миллионы безыменных? Неужели они не достойны почитания в лице МП? Эта икона с нами, по эту сторону пропасти, которая нас разделяет с МП. На той стороне Российских мучеников и исповедников не почитают, или только в случае какой-то надобности.
        МП жила и живет компромиссами. Компромиссами с богоборцами, компромиссами с католиками, с монофизитами и так далее.
        Она, наподобие политической партии, стремится укрепить свое влияние, ведя переговоры с мировыми организациями и заключая соглашения. В свою очередь, западные политики и религиозные деятели, общественные объединения пытаются поддержать МП, чтобы и чрез такой способ внедриться в Россию. Ибо они знают, что МП – единственный структурированный, незыблемый организм, оставшийся в силе от прежних монолитных структур страны.
        Как же мы будем не озадачены этим положением МП, а будем только смотреть на изменения условий у нас?
        Что все же можно ответить на аргументы, выставленные частью нашей паствы, желающей сближения с МП?
        1) Вопрос о деруссификации нашей паствы за границей. Это положение должно было бы привести нас неизбежно через несколько лет, пять или десять, к определению нового положения нашей Церкви за границей. Тут следует учесть, что эта аргументация может быть выставлена, только если рассматривать Русскую Церковь Заграницей как установившуюся окончательно за границей, как бы с одной заграничной целью. Здесь, наглядно, измена понятий! Поскольку Русская Церковь Заграницей ведет свое начало от законно поставленного русского епископата и является единственным законным русским церковным организмом, имея таким образом преемство от 1000-летней Русской Православной Церкви, постольку ее целью является сохранение и использование этого преемства для всего русского народа.
        Передача РПЦЗ своей законности всей России может осуществиться даже и при сравнительно слабой пропорции истинно русских ревнителей среди нашей паствы. Это дело не множества, а легитимности.
        Сторонники переговоров с МП выражают желание МП отнять у нас эту легитимность. Для достижения этой цели МП пожертвует всем, примет любой вариант сотрудничества с нами, любую степень нашей независимости от нее.
        Передача легитимности Русской Православной Церкви, от Зарубежной Русской Церкви, которая ее имеет, Московской Патриархии, которая ее не имеет, — это единственная цель, преследуемая нынешними сторонниками переговоров. МП нуждается в Истине, и как светлый хитон, полученный от нас, она ее наденет на себя, не покаявшись в своих богоборческих делах и в богоотступнической своей природе. И только мы можем ей это дать.
        2) Аргумент, что якобы Указ Патриарха Тихона за № 362, на котором канонически зиждется Русская Церковь Заграницей, утратил свою силу, потому что стали недействительными условия его применения, связанные с невозможностью соединения с Центральным Церковным Управлением, вследствие чего у Русской Церкви Заграницей нет больше основания на самостоятельное существование.
        Этот указ 1920 г. издан законной тогда Русской Православной Церковью, и упомянутые отношения зарубежных епископов касаются Высшего Церковного Управления того времени, а не укрепившейся своим отступничеством МП, еще неведомой в то время. Из следующих слов указа можно наоборот понять, что обозначенные в нем условия пребывают по сей день: "В случае если епархия, вследствие передвижения фронта, изменения государственных границ и т.п., окажется вне всякого общения с Высшим Церковным Управлением или само Высшее Церковное Управление во главе с Святейшим Патриархом прекратит свою деятельность...".
        3) Что касается третьего типа аргументации, относительно нашего предательства русского народа, если мы не пойдем навстречу МП, то можно утверждать как раз обратное: предательство русского народа произойдет именно тогда, когда ему не дадут иной возможности, как иметь над собой единственную церковную власть МП.
        Мнение паствы может иногда повлиять на пастырей и архипастырей, особенно когда оно настоятельно себя представляет как голос церковного народа. Но не всякий голос паствы есть голос Церкви. Если Сам Господь указал апостолу Петру, что не всякому духу нужно поддаваться, а проверять откуда он, то мы должны в таких существенных церковных вопросах и себя и других проверять, зная, что нецерковный голос верующих людей не может быть голосом церковного народа.
        В заключение напомним, что в истории русской эмиграции не раз появлялись соблазны, заставлявшие людей поверить в свободу отчизны и в благонамерение правителей ее. Многие помнят массовую иллюзию, охватившую эмигрантов в 1945 г. Многие поддавшиеся естественному чувству любви к своему народу очутились в застенках на своей родине и бились лбами о стены, плача от того, что были столь доверчивы.
        Соблазн встает и теперь. Он пытается сыграть не столь на нашей боли по родине — известно, что многие из нас уже родились за границей, — как вызвать мучительное чувство от неучастия в судьбе находящегося в беде русского народа.
        Жизнь нашей Церкви за границей была всегда трудной, путь ее был узкий, со всех сторон на нее рушились невзгоды, происходили расколы, поддерживались клевета и презрение. Но чем дальше мы будем идти в процессе апокалиптическом к грядущему антихристу, тем больше будем мы встречать невзгод, скорбей и испытаний.
        Если случится наше сближение с МП, мы лишимся хитона Святой Руси, хранимого нашей Церковью Заграницей на протяжении 75 лет. Если в таких условиях мы еще как-то сохраним себя, осознав наше горе, мы станем искать путей, чтобы исповедывать в чистоте и свободе истинную Православную веру. Не лучше ли сохранить очаг Русской Православной Церкви Заграницей, которая до сих пор пронесла свет Истины чрез испытания и гонения на чужбине?
Прот. В. Жуков. 4/17 ноября 1994 г.
 


2 - Обращение к Архиепископу Лавру – 1999 г.

Ваше Преосвященство, Преосвященнейший Владыко,

Возложенное на Вас Синодом поручение исследовать положение в нашей   Западно - Европейской   епархии   и   настроение   нашего духовенства,  в связи с возможным уходом на покой глубокочтимого Владыки архиепископа Серафима, побудило нас, нижеподписавшихся священнослужителей этой епархии, изложить Вам свои опасения.

Многие из нас пришли к РПЦЗ уже в зрелом возрасте, по своему свободному выбору, разумея правильность пути на котором стоит наша Церковь со времени её основания, и который не может быть изменён пока в России владычествуют ложь и обман. Это путь Церкви мучеников. Он необходим не только для нашей души, но и для всех кто, в России и вне её, ищет исповедания истинного Православия и жаждет духовного укрепления.

Как пишет наш Первоиерарх, Высокопреосвященнейший Митрополит Виталий: данный момент главное искушение, которое стоит перед нами, это Московская Патриархия, и правильно, по православному, к ней относиться или нет, это значит правильно или не правильно относиться ко Христу, т.е. к Самой Истине... Русская Зарубежная Церковь, вот уже почти 80 лет идёт прямым путём, не уклоняясь ни в какое беззаконие. Мы с МП не имеем никакого общения, ни молитвенного, ни единения в таинствах".

Мудро писал и покойный прот. Лев Лебедев: "МП нуждается в признании со стороны РПЦЗ. Только такое признание может сделать МП полностью легитимной в глазах всего мира... Признания же этого можно добиться двумя путями - праведным и жульническим. Первый путь состоял бы в действительном покаянии МП с отказом от сергиянства, экуменизма и других отступлений. Второй путьэто каким нибудь способом добиться признания МП таковой, какова она есть, со всеми её отступлениями от правды Божьей, т.е. без покаяния и реального изменения жизни. МП. выбирает второй путь". Для этого она " искала слабое звено в цепи епископата РПЦЗ и нашла его в лице архиепископа Марка и единомышленников с ним. Они готовы признать, и уже признают, МП "законной", "полноценной" и "благодатной" частью единой Русской Церкви".

Инициативы предпринятые Вл. Марком встревожили многих членов Зарубежной Церкви и в частности в нашей епархии. Как стало известно из разъяснений самого Вл. Марка, он ничуть не считает свои поступки ошибочными, а только "преждевременными" и "недопонятыми", что не может, естественно, не продолжать нас тревожить, т.к. они являются опасным уклоном от исконного пути РПЦЗ, ведущим к её постепенному разложению на радость МП.

Особое положение создалось в нашей Западно-Европейской епархии в связи с тем, что Владыка Амвросий открыто выдаёт себя единомышленником вл. Марка, К тому-же, нам известно, что еп. Амвросий назвал "обращение к Собору 88-ми священнослужителей" масонским методом действий и приписывает нам сектантский дух, тогда как мы лишь ревнуем о Церкви с искренней болью в сердце. А ведь некоторые из нас имеют за собой, по меньшей мере, 20 лет пастырского служения.

В перспективе ухода Владыки Серафима, возникли толки о возможном назначении еп. Амвросия его приемником на Западно-Европейскую епархию. Мы не знаем насколько они проверены, но это вызвало у нас большое недоумение и опасение за дальнейшую судьбу нашей епархии. Хотя, лично, мы ничего против вл. Амвросия не имеем, однако, из всего вышесказанного, следует, что мы решительно не можем себе представить его нашим правящим архиереем.

В заключение, мы убедительно просим Ваше Преосвященство передать Владыке Митрополиту и членам Синода, наше настойчивое пожелание, в случае ухода Владыки Серафима, назначить правящим на Западно-Европейскую епархию, его старшего викария, Преосвященного епископа Варнаву, так как под его управлением наша епархия будет неизменно продолжать стоять на заветной позиции РПЦЗ, в канонической и исповеднической верности Русской Церкви.

Испрашиваем Вашего Архипастырского благословения и Вашего ходатайства перед соответствующими инстанциями.

Вильмуасон, 4/17 июля 1999. День Свв.Царственных Мучеников
Протоиерей Михаил де Кастельбажак, Протоиерей Павел Пуарье, Протоиерей Раду Апостолеску, Протоиерей Константин Фёдоров, Протоиерей Веньямин Жуков, Протоиерей Михаил Гудков, Иерей Христо Петков, Иерей Николай Семёнов, Иерей Квентин де Кастельбажак, Иерей Николай Апостолеску, Протодиакон Сергий Всеволожский, Протодиакон Герман Иванов Тринадцатый

(копия: Преосвященнейшему Архиепископу Серафиму)
***

Comments for this post were locked by the author