?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

September 2018

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

СОПРОТИВЛЕНИЯ СОЕДИНЕНИЮ С МП В ЗАП.-ЕВРОПЕЙСКОЙ ЕПАРХИИ – ЧАСТЬ II


1 - Архиепископ СЕРАФИМ (Дулгов) (+ 24 ноября 2003 г.)

Выдержки из статьи Н. Казанцева «Наша Страна», 27 декабря 2003 г.

Мягкий и доброжелатель­ный пастырь, Владыка тем не менее был неумолимо суров в оценках лиц, кото­рые поволокли Зарубежную Церковь на унию с Москов­ской Патриархией. В своем последнем письме он вспо­минал повесть Вл. Солоухи­на «Смех за левым плечом», о том как Лукавый злорадст­вует, когда он «нашептал те­бе сделать дурно, а ты, дурачёк, и послушался. Вот ему и радостно, что ты в его руках. Вот он хихикает и потирает руки». И Владыка кон­статировал: «те, кто возбу­дил всю эту заваруху, у них, без сомнения, за их плечом слева, смеется некто...».

Их он пытался вразумить. В докладной записке ми­трополиту Лавру от 20 сент. /3 окт. 2003 г. он увещевал первоиерарха “нанести Мо­скве афронт" — отказаться от сближения: “С кем, Вы, Вла­дыко будете разговаривать, если поедете? С 4-м патри­архом после Святейшего Тихона, или же с первым после него? Заседать-то будете в зале, осененном портретами предшествен­ников теперешнего, начиная с основоположника “сергианства". Ведь вот тепе­решний патриарх имеет ти­тул Второго. Выходит, что для Вас и Алексий Первый сделался законным и поч­тенным. А другие до него и после него — тоже! Если Вы признаете предшествен­ников, мне лично придется поставить Зарубежной Церк­ви упрек: зачем Она меня 70 лет обманывала? Держала меня на неправом пути?"

Владыка Серафим счи­тал, что переговоры можно начать только когда уйдут со сцены совки, и призывал Лавра мыслить по библей­ски: «Еврейский народ шатался по пустыне 40 лет — срок необходимый, чтобы в Землю Обетованную смогли бы войти только из нового поколения, родивше­гося уже по уходу из египет­ского плена. Так и мы ныне: давайте терпеливо ждать, когда нашей Зарубежной Церкви будет допустимо разговаривать с тамошними людьми, но уже новыми...».

По мнению Вл. Серафима объединяться можно будет не раньше, чем через лет 35 «когда все выросшие в атмо­сфере и духе КГБ перемрут, когда появятся там новые лю­ди, уже рукопожатные».

Подозревая, что Лавр за­жат чьими-то тисками, Вла­дыка Серафим пытался его убедить и примером из Древ­ней Греции: «Вы, Владыко можете свидание отло­жить: мол «мы еще не гото­вы». А если и поедете, то и вернитесь ничего не сде­лав. И будете и дальше употреблять метод Пене­лопы. Муж уплыл, от него нет известий, а у Пенелопы появились поклонники. Интересно (обратим вни­мание!), что она с ними разговаривать не отказы­вается. Вместе с тем, — ничего и не обещает. Даже придумала сроки на об­думывание — вот когда кон­чит ткать эту материю... А по ночам умудрялась распу­скать сотканное...».

Аж и современную исто­рию Владыка взял на воору­жение, дабы пробиться хотя бы к инстинкту самосохране­ния Лавра: «Вы поедете в Москву для переговоров. В Вашей комнате будут готовы микрофоны. А к еде или чаю Вам присыпят порошок: вся­кая бдительность будет сни­жена. Исторический пример: в конце войны в Ялте Ста­лин имел главного оппо­нента Рузвельта, но в кресле инвалида. Мысль его, к ужа­су Черчилля, уже правильно не работала — и вероятно безо всяких порошков. Ну, а в результате, в Ялте Сталин получил абсолютно все, что хотел. Союзники отдали ему даже ту Польшу, ради сво­боды которой началась-то война...».

«Я вычеркнул себя из этих архиереев»
В случае если уния будет-таки Зарубежной Церкви навязана, проживавший на покое при Лесненском мона­стыре во Франции архипас­тырь видел свою судьбу в такой перспективе: «Буду сразу же просить Ваш Си­нод вычеркнуть меня из списков Ваших архиереев, даже на покое пребываю­щем. Буду просить дать указание Лесненскому мо­настырю более меня за бого­служениями не поминать. Будет грустно, но придется прекратить мое богослужебное участие в обители. Все же, неизбежно, мое такое отчуждение незаметным не пройдет. Меня могут посе­тить, узнать, спросить. Тогда я буду кратко и просто отве­чать, как я мыслю».

Здесь надо сказать, что Владыка Серафим и не дожидался формального подписания предательских договоров. Он убедился, что решение ряда иерархов отдаться Москве уже беспо­воротно. А посему, в день его кончины, 24 ноября, когда игуменья Лесненского монастыря мать Макрина открыла конверт с его последней во­лей, то узнала, что Вла­дыка уже «вычеркнул самого себя из числа архиереев» митрополита Лавра и заве­щал его похоронить не в епископском облачении, а в одеяниях простого иеромо­наха. Что и было исполнено.

Увы, враги независимой Зарубежной Церкви и в пос­ледний путь не дали ему от­правиться спокойно. Незванным-нежеланным явился его отпевать Марк Берлинский.  

Владыка Серафим, хотя и относился к Марку без тени личной неприязни, прекрас­но сознавал, что тот являет­ся главным виновником всей затеи о капитуляции. Вот, что он мне писал: «Пока немец организует там у себя свои полочки, свои каранда­ши, свой домик и прочее — все замечательно. Мне гово­рили, что управление епар­хии у еп. Марка образцовое. В канцелярии “планнинг“ многочисленного духовен­ства, в его кармане элек­тронная записная книжечка и т. д. Но стоит немцу за­няться государственными делами, как он приводит к катастрофе и других и себя. Основное побуждение Мар­ка — сохранить для своей епархии множество храмов в Германии дореволюцион­ной постройки. Сейчас гер­манское государство их ему оставляет. Но Москва их требует и шантажирует. Лег­ко могут их у него отнять и отдать Москве. Вот он и хочет из себя сделать такого, что Москва не захочет его огор­чать».

После Марка, главным ви­новником Владыка считал редактора “Благовестника“. Он мне писал 13 ноября: «До­подлинно делается ясным, что особую прыть и усилие, чтобы закабалить Зарубеж­ную Церковь Путину прояв­ляет наш о. Перекрестов».

В своем самом последнем письме, в последней приписке на полях (он обычно де­лал их несколько), благо­стный архиерей вставил угрозу: «Имена всех тех, кто прямо или косвенно вверга­ют Зарубежную Церковь во власть Путина следует опу­бликовать и потом зафиксировать для будущего, как отъявленных вольных или невольных злодеев».

 ***

2 - Что случилось с нашими епископами?
Заявление «осужденных» Западно-Европейских клириков.

Мюнхенским документом о запрещении десяти клириков Западно-Европейской епархии подписавшиеся архиереи утвердились в неправде.


  1. - Суть вопроса не в каком-нибудь грубом и загадочном непослушании священноначалию, а в принятии или непринятии Московской Патриархии. Вопрос четко поставлен был на Соборе 2000 г., учредившем Комиссию по единству Русской Церкви и обратившемся к сербскому патриарху с прошением о посредничестве на пути к этому единству.

Архиереи намеренно игнорируют этот вопрос, прикрывая его мнимым нарушением церковной дисциплины.


  1. - Назначение правящим еп. Амвросия, сторонника сближения с Москвой, несмотря на все предупреждения, привело епархию в полное расстройство, не говоря уже о пошатнувшемся здоровье многих лиц. Возникла братоубийственная вражда среди верующих, запалилась страсть доказать свою правоту. Два очередных Синода, в феврале и в апреле, не желая исцелить этот недуг, укоренялись в этой ошибке, укрепляя авторитет оспариваемого епископа. Напоследок, мюнхенский документ о запрещении клириков Зап.-Европейской епархии, за подписью шести епископов, помог еп. Амвросию в укреплении его авторитета над Зап.- Европейской епархией.

Архиереи, отступив от подлинного пастырского попечения о своих овцах, забыли евангельские слова о добром пастыре: «Овцы за ним идут, потому что знают голос его. За чужим не идут, а бегут от него, потому что не знают чужого голоса» (Иоанн, X, 5). Более того, овец они осудили.


  1. - Назначение «виновным» клирикам встречи со священноначалием в другом государстве и в другой епархии, к тому же в ближайшие дни, когда не все из них были об этом извещены, нельзя рассматривать иначе как канцелярскую и этическую оплошность или как злонамеренный акт.


  1. - Свободное слово нашего Первоиерарха было у него изъято усилиями воспрепятствовать огласке его послесоборного Послания (Архиерейского Собора ноября 2001 г.), распространение которого в синодальном храме было запрещено архиеп. Лавром. Духовный авторитет Митрополита был с того момента использован для подписания документов чуждого ему нового «синодального» направления.

В таких условиях ссылка в мюнхенском документе на письмо Митрополита является заведомым нечестием.


  1. - Архиереи, признающие Московскую Патриархию за подлинную Русскую Церковь, сами себя осудили как раскольники, подпадая под осуждение Зарубежной Церкви Московской Патриархией. Последняя решила, при Патриархе Пимене в 1985 г., всеми силами покончить с «карловацким расколом» и приговорила к «смертной казни» Зарубежную Церковь после открытия ею на территории России своих приходов в 1990 г. Лишь для разыгрываемой ныне политики единства она стала признавать Зарубежную Церковь составной частью Русской Церкви. Если же теперешняя попытка соединения не удастся, то тон МП по отношению к Зарубежной Церкви сразу сменится на поношения «раскольников», как это бывало неоднократно.

Тот факт, что мы, духовенство и паства, исповедующие традиционную РПЦЗ, не признаем МП как подлинную Русскую Церковь, обороняет нас как от прещений, исходящих от незаконной МП, так и от тех, кто признает МП подлинной Русской Церковью, как ныне её признают многие наши архиереи. Последние уже никогда не смогут оградить себя от мероприятий МП, которые ими заранее приняты как правомочные. Признав с 1994 г. МП подлинной Русской Церковью и пробив таким образом брешь в канонической защите Зарубежной Церкви, наши архиереи обрекли себя на бесповоротное движение в сторону МП. Они будут вынуждены прибегать ко всяким неправдам, чтобы скрыть от паствы свою зависимость от нее?

В этом их главная вина, которую они по-видимому уже не способны осознать, которая привела их к закабалению, а Зарубежную Церковь к уничтожению. Вот почему ни один их акт уже не имеет подлинно церковного значения, а все их решения носят лишь чисто партийный характер.

6/19 мая 2001 г. – Священнослужители Зап.-Европейской Епархии.

***

Comments