pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

Свидетель из Шанхая : Чѣмъ былъ владыка Іоаннъ для насъ?

Владыка былъ буквально душой всѣхъ нашихъ общественныхъ начинаній вь Шанхаѣ. Онъ былъ вдохновителемъ и возглавителемъ постройки храмовъ, госпиталя, пріюта, дома для престарѣлыхъ женщинъ, дома для престарѣлыхъ мужчинъ, коммерческаго училища, женской гимназіи, общественной столовой и т.д. Не было ни одного благотворительнаго или культурнаго начинанія, гдѣ бы онъ не принималъ участія. Не мыслилось просто возможнымъ, организовать что-либо безъ его участія и благословенія. Владыка жилъ нашей жизнью. Онъ часто посѣщалъ и принималъ прямое участіе въ жизни нашихъ эмигрантскихъ учрежденій. Онъ, несмотря на непого­ду, а зачастую и поздно вечеромъ, посѣщалъ боль­ныхъ и страждущихь, больницы, пріюты, старческіе дома, чтобы принести слово утѣшенія и убѣдиться все-ли хорошо. Мы часто могли видѣть его идущимъ въ дождь или пургу пѣшкомъ по улицамъ Шанхая, чтобы навѣстить какого-то больного, ютящагося въ темномъ углу чужой квартиры. Посѣщеніе тюремъ и дома умалишенныхъ было его регулярнымъ занятіемъ.

Пишу я это не со словъь кого-то, но потому что самъ встрѣчалъ его и въ поздній часъ, и въ ненаст­ную погоду, идущимъ пѣшкомъ, съ посохомъ въ рукахъ, въ развивающейся отъ вѣтра рясѣ, для принесенія Христовой Любви.

- Куда вы спѣшите, Владыка, въ такую погоду? Онъ отвѣчалъ: - Да здѣсь недалеко нужно навѣстить такого-то или такую-то. И когда я его подвозилъ, то это «недалеко» зачастую было 2-3 километра.

Послѣ окончанія Второй міровой войны, вь 1946 году совѣтскій консулъ въ Китаѣ направилъ свою энергію, чтобы перевести православные храмы и церковныя эмигрантскія начинанія въ лоно Московскаго патріархата. Владыка Іоаннъ сразу же сталъ на защи­ту ихъ и, несмотря на благопріятную политическую обстановку у противоположной стороны, своимъ авторитетомъ и личнымъ присутствіемъ отстоялъ многіе изъ нихъ. Такъ это было съ соборомъ, съ домовымъ храмомъ у престарѣлыхъ женщинъ, гдѣ, со­гласно съ его распоряженіями, все было подготовлено съ властями для возращенія храма-памятника въ подчиненіе Зарубежной Церкви. Послѣ захвата нашего храма большевицвующими русскими въ Циндао, Владыкѣ удалось добиться у китайскихъ властей права періодически совершать богослуженіе съ оставшимися нашей Церкви вѣрными священнослужителями.

Въ 1949 году, передъ отъѣздомъ изъ Шанхая, я рѣшилъ посвятить пасхальные праздники владыкѣ Іоанну и предложилъ, послѣ святой заутрени, себя и свою машину въ его распоряженіе. Здѣсь я воочію убѣдился, чѣмъ былъ Владыка для обездоленныхъ, больныхъ и для заключенныхъ въ тюрьмахъ. Сколь­ко радости и утѣшенія приносилось имъ этимъ не­счастнымъ людямъ! У Владыки не хватало только времени для посѣщенія богатыхъ домовъ и пышныхъ пиршествъ. Но всѣ знали, что у насъ есть ходатай и защитникъ во время горя и бѣдствій. Мы могли спо­койно придти къ Владыкѣ съ любымъ своимъ сомнѣніемъ, и по религіознымъ и по политическимъ вопро­самъ, и получали не заученный трафаретный отвѣтъ, а спокойное дружелюбное и убѣдительное поясненіе, которое давало намъ удовлетвореніе. Мы видѣли въ немъ только незлобивое, любящее сердце. Единствен­но, съ чѣмъ Владыка не могъ примириться и что иногда выводило его изъ равновѣсія, такъ это не­брежное, неуважительное отношеніе къ принятію Святыхъ Таинъ, когда съ накрашенными губами под­ходили къ принятію Тѣла и Крови Христовой или цѣловали крестъ, на которомъ изображены крестныя страданія Христа.

Передъь захватомъ Шанхая коммунистическими войсками, мы, священнослужители и группа эмигран­товъ, уговорили Владыку ѣхать въ США для принятія возможныхъ мѣръ для спасенія эмигрантовъ, не успѣвшихъ выѣхать изъ Китая. Были получены свѣдѣнія, что дальнѣйшій вывозъ ихъ пріостановленъ и бы­ли получены отчаянныя сообщенія о создавшемся без­выходномъ положеніи русскихъ, эвакуированныхъ на Филиппины.

Владыка, послѣ нѣкоторых
ъ колебаній, оставилъ Шанхай въ цѣляхъ исполненія своего пастырскаго долга.

По прибытіи на Манилу, онь испросилъ аудіенцію у министра внутреннихъ дѣлъ, гдѣ настойчиво просилъ у него содѣйствія для улучшенія положенія русскихъ бѣженцевъ, находившихся тамъ въ тяжелыхъ жилищныхъ условіяхъ на отведенномъ имъ островѣ, гдѣ они подвергались постояннымъ дѣйствіямъ разрушительныхъ тайфуновъ. Владыка Іоаннъ былъ завѣренъ имъ, въ моемъ присутствіи, что все возможное для этой цѣли властями на Филиппинахь будетъ предпринято, послѣ чего Владыка прослѣдовалъ въ лагерь къ своимъ пасомымъ, гдѣ на мѣстѣ и ознакомился съ положеніемъ вещей. Здѣсь Владыка убѣдился, что при создавшихся условіяхъ дальнѣйшее пребываніе русскихъ на островѣ можетъ оказаться послѣднимъ этапомъ въ ихъ существованіи и поэтому въ скоромъ времени отправился въ США для изысканія возможностей переселенія ихъ въ страну, гдѣ бы они могли получить нормальныя условія для мирной жизни.

Вотъ, что мы узнаемъ изъ открытаго письма, на­печатанномъ въ газетѣ «Русская жизнь»:
«Владыка Іоаннъ въ США добился доступа въ Бѣлый домъ и самъ лично настойчиво просилъ о по­мощи находившимся на Филиппинахъ, и добился того, что законодательная палата утвердила «билль» о дарованіи намъ правъ «Ди-Пи». И вотъ мы здѣсь въ Америкѣ стали на ноги, обзавелись домами, должнос­тями и американскимъ гражданствомъ».

В. Реитеръ
«Православная Русь», № 3, 1989 г.
***
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author